А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Военно-эротический роман и другие истории" (страница 18)

   – Ах.
   Музыка продолжалась, и долгое соитие происходил при раскачивании под эту музыку, как бы не прерывая мистического танца.
   Наконец, настал момент извержения, и они повалились на шкуру, Игорь рычал, как медведь, из Беллы тоже вырывались дикие звуки, а потом она опять сказала слабым голосом:
   – Ах.
   Игорь оставался в ней. Извержение семени почти не ослабило его. Он лежал на женщине, целовал ее большие груди, и чувствовал, как снова наполняется мужской силой. Губы Беллы шевелились. Он поцеловал их, потом приложил к ним ухо и услышал слабый шепот:
   – Хорошо, хорошо…
   Светало, когда они оторвались друг от друга. Она целовала его ласково, как ребенка, ворошила светлые, с золотым отливом, волосы.
   Игорь чуть не выпалил есенинскую строчку:
   – «Эти волосы взял я у ржи»…
   Но язык вовремя придержала трезвая мысль: «Не будь пошляком, Игорек»!
   – Что бы ты хотел? – Ласково спросила Белла.
   – Был обещан чай с брусничным вареньем! – Чай?
   Она широко улыбнулась, раскинула руки, потягиваясь. Куда-то делись монголоидные черты, перед ним стояла настоящая русская красавица.
   В этот момент Игорь понял что влюбился до потери ориентации во времени и в пространстве.
   За чаем Белла была в роскошном оренбургском платке, и то, как она плавными движениями разливала чай (а платок не сползал с плеч), и как, заглядывая в глаза, накладывала варенье (замечательное брусничное варенье), укрепляло в Игоре ощущение сладкого добровольного плена.
   И Игорь сказал серьезно и печально:
   – Я тебя люблю. Потому что я тебя полюбил.
   Глуповато получилось. Но глупость эта не была замечена. В ответ были опущены глаза и скромно прозвучало тихое «спасибо».
   Когда Белла ушла на работу, Игорь принялся изучать ее книжные полки. В первую очередь его интересовала, разумеется, поэзия. Вот тут-то он и наткнулся на Пастернака. И стихи узнал (Белла их читала, когда шли по улице), и портрет. На стене, оказывается, висел портрет Бориса Леонидовича Пастернака! Он вдруг осознал всю бездну своей необразованности. Что он может сообщить людям, если интереснейшие сообщения интереснейших людей прошли мимо него! Будем поступать, решил он, и будем поступать в литературный институт, если получится.
   Вечером он поделился этими мыслями с Беллой. И Белла поняла его и одобрила! С высоты своей эрудиции она спрыгнула легко, как со ступеньки и кинулась в объятия малообразованного любовника.
   Ах.
   И много раз ах.
   Боже, как он ее любил! Его совершенно сводили с ума ее перевоплощения. Она приходила с работы в строгом деловом костюме, невозмутимая и недоступная. Выходила из ванной комнаты, по пояс обнаженная, горячая, желанная и желающая. Из загадочной шаманки превращалась в простую и сердечную русскую женщину, из начитанной умницы – в страстную дикую азиатку.
   Вскоре она перестала ходить на работу. Как-то договорилась, какой-то отпуск неиспользованный – Игорь не вникал. Он был поглощен Беллой Цыденжаповной. Тем больше он ее имел, тем больше ему ее хотелось – в физическом смысле, и в смысле интеллектуального общения. Где-то когда-то он вычитал довольно пошлую фразу: Если женщина нравится тебе утром, значит, она действительно хороша. Белла нравилась ему и утром, и вечером, и днем, и ночью. И он решил навсегда остаться с ней.
   Однажды она ему сказала:
   – Я уйду сегодня, мне надо. Побудь один, поспи, как следует, а то спал совсем с лица.
   Сон, однако, не шел. Игорь встал, оделся, пошел на почту и дал телеграмму в Иркутск. Телеграмма была такая:
   «Света зпт я встретил женщину зпт которую полюбил на всю жизнь тчк пойми и прости если можешь тчк Игорь». Вернулся, лег в постель и уснул крепко-накрепко. И проспал до возвращения Беллы. Вечером она напоила его чаем с молоком. И когда он лег, села рядом и стала что-то тихонько напевать, Игорь прикрыл глаза, было хорошо и покойно, он словно бы качался в люльке. И уснул, и ночью его не будили.
   Наутро она сказала:
   – Ну что, Игорек, пора тебе домой собираться…
   – Как это домой? – он засмеялся, уверенный, что она пошутила. – Я решил, что здесь будет мой дом. Я же люблю тебя. А ты – меня. Разве не так?
   – Так-то так. Но – собирайся домой. Твой путь – не со мной.
   – Почему это?
   – Я старше, и я другая. Твой путь со Светланой твоей. Вместе будете двигаться, поддерживая друг дружку.
   – Да нет же, нет! Я и телеграмму ей дал вчера.
   – Какую телеграмму?
   – «Света, я встретил женщину, которую полюбил на всю жизнь. Пойми и прости, если можешь. Игорь». Она поймет. И простит.
   – О, боже, боже! – вздохнула Белла Цыденжаповна, – и печально покачала головой. Потом сказала:
   – Побудь тут часик, почитай Мандельштама вот, Я скоро.
   – Я с тобой!
   – Нет-нет, мне нужно одной.
   Стихи Мандельштама увлекли, время пролетело незаметно. Незаметно пролетели все три часа, что отсутствовала Белла Цыденжаповна.
   Она принесла автобусный билет: послезавтра в два часа дня. Приедешь под утро…
   Он опустил голову.
   Две последние ночи были на удивление спокойными. Они хорошо говорили, она много рассказывала ему, читала наизусть стихи. Иногда покрывала его лицо легкими поцелуями. Если Игорь возбуждался, не мучила его. Сама не отдавалась страсти, но его не мучила. Ласкала и целовала непокорное хозяйство, подставляла ладони, грудь, губы. Размагничивала. Но – без больших страстей.
   И он уехал.
   Путь был долгим, с ночным неудобством на автобусном сидении. Дорога постепенно вытеснила из головы загадочное лицо недавней любовницы, мысли стали возвращаться к дому, к квартирке в Академгородке, к верной и неприхотливой Светке. Что он ей скажет? И что его ждет? Гнев? Истерика? Что? И что делать? Придумать что-либо было невозможно. Игорь решил, что будет действовать по обстановке.
   С нелегким сердцем нажал он на кнопку дверного звонка.
   Какого же было его удивление, когда он увидел сияющее, смеющееся лицо счастливой молодой жены! Мало сказать – удивление! Он не верил своим глазам! «Почта сбарахлила, – догадался он. – Надо с утра, с раннего самого утра перехватить телеграмму»…
   – Слушай, – смеясь, сказала жена. – Ну и друзья у тебя! От их шуток можно инфаркт получить!
   Она положила перед ним две телеграммы. Одна была до боли знакома: «…пойми и прости если можешь. Игорь» Вторая… Текст второй телеграммы гласил:
   «Света зпт извини за неудачную шутку тчк телеграмму давали в сильном подпитии тчк друзья Игоря»
   Белла, Белла Цыденжаповна!
   Ах.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация