А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не бойся глубины" (страница 19)

   Глава 20

   Нижний Новгород встретил Юрия легким морозцем, белыми стенами и золотыми куполами храмов, над которыми кружили вороны и голуби.
   Он остановился в гостинице на окраине города. Из окон номера была видна Волга, засыпанные снегом высокие берега. По словам отца, недалеко отсюда лежало старое кладбище, где покоилась бабушка Аграфена Семеновна.
   «Ты что, ни разу не был на ее могиле?» – удивлялся Юрий.
   «Кажется, в детстве когда-то… – растерянно отвечал отец. – А потом мы переехали в Ленинград. Ну и… больше на кладбище я не ездил».
   Юрию захотелось самому поехать в Нижний. Может быть, там найдется какой-нибудь свидетель, который сломает печать их семейной тайны? Здесь, в Петербурге, Юрий постоянно натыкался на невидимую преграду, стену, сложенную из его страха вперемешку с сомнениями и болью. Близкие не могли ничего толком рассказать о той давней драме. Просто не знали или не желали копаться в прошлом? Какая разница.
   Нанимать частного детектива Салахову не хотелось из тех же соображений, что и расспрашивать знакомых деда. Придется распутывать этот клубок самому. Он рассчитывал на помощь одного человека, но пока не обращался к нему.
   Юрий разложил в номере вещи, позавтракал в гостиничном кафе и теперь стоял у окна, глядя, как по бледному небу плыли за Волгу облака… Наконец он вызвал по телефону такси, надел теплую куртку и спустился в вестибюль. Машина уже ждала его.
   – На старое кладбище, – сказал он водителю.
   Тот удивленно обернулся, но ничего не сказал. Уже потом, когда они выехали на шоссе, таксист предупредил, что подъехать к самым воротам не удастся.
   – На том кладбище давно не хоронят. Дорогу не чистят, и кустарник разросся… Надо идти пешком.
   – Хорошо, я понял, – ответил Юрий. – А сторож там есть?
   – Не знаю. По-моему, там сохранилась небольшая часовня, может, в ней кого и найдете.
   Юрий поблагодарил и все время молчал, пока они ехали мимо заводских окраин, сменявшихся пустырями и частными домиками.
   – Приехали, – обернулся водитель. – Что вы решили? Пойдете?
   – Подождите меня здесь. – Юрий протянул водителю деньги и вышел из машины.
   – Сколько?
   Салахов вынул из портмоне стодолларовую купюру и дал ее таксисту.
   – Хорошо, я подожду, сколько потребуется, – улыбнулся тот.
   Юрий зашагал к утонувшему в кустарнике забору. Его охватила такая гнетущая печаль при виде покосившихся крестов, что он несколько раз глубоко вздохнул. Он понятия не имел, где искать могилу Аграфены Семеновны. Красивое, изысканное надгробие казалось чуждым этому заброшенному, богом забытому месту.
   Часовня, о которой говорил таксист, вынырнула из зарослей, когда Юрий уже потерял надежду отыскать ее. Темная от времени дверь была приоткрыта.
   Салахов заглянул внутрь. Темнота, прореженная жиденьким светом керосиновой лампы, дохнула в лицо сырой штукатуркой, горелым маслом и ладаном. Молодой человек в длинной темной одежде возился у стены.
   – Здравствуйте, – произнес Юрий, пытаясь привлечь внимание «монашка», как он окрестил про себя долговязого парня. – Бог в помощь!
   – Спаси Господь, – пробормотал «монашек», отрываясь от своей работы. – Сырость ужасная! Все поела… – пожаловался он.
   – Мне нужно кое-что узнать, – сказал Салахов.
   – Что вас интересует?
   – Вы давно здесь… служите?
   – Я-то? – «Монашек» поскреб грязными пальцами в бороде. – Давненько. Годков пять.
   – Могилу с белым крестом знаете? Мраморную?
   – Это что на обрыве? Кто ж ее не знает! Почитай, достопримечательность здешняя!
   – Знаете, кто там похоронен?
   – А как же! Купчиха одна там лежит… Красивая, говорят, была, как ангел небесный! Вот Бог ее к себе и забрал.
   – Купчиха?
   – Ну, я точно утверждать не могу… Говорят, был здесь, на Волге, знаменитый купеческий род, богатый и крепкий. Пароход вниз по реке ходил, «Иван Салахов» назывался. Фабрик у них было много, заводов, рудников всяких. Потом революция! Ну, вы сами знаете. Купцов не стало: кто за границу сбежал, кто тут погиб, а кто-то, наверное, выжил. Та женщина, что лежит под мраморным крестом, была их родня.
   – Отчего она умерла?
   – Говорят, утопилась…
   – Утопилась или утонула?
   «Монашек» пожал плечами, задумался.
   – Я слыхал, утопилась. А утопленники никак не могут успокоиться! Вот и эта… бродит, людей пугает.
   – Как это бродит? – удивился Юрий.
   – Очень даже просто, – терпеливо объяснял «монашек». – Является!
   – Как является? Куда?
   – На могилку приходит… Я сам видел! Летом было. Я вообще за эту могилку отвечаю, потому что деньги уплачены. Убираю, содержу в порядке… Помню, на небе луна полная… светло, как днем. На обрыве крест стоит, голубой в лунном сиянии, а рядом – фигура женская…
   «Монашек» поежился и торопливо перекрестился.
   – Наутро гляжу, а на могилке два цветочка и свечечка потухшая. Вечером-то их точно не было. Кому ставить-то? Цветы я сам покупаю на все церковные праздники. Иногда из Москвы мужчина приезжал пожилой, но он всегда белые розы приносил, и помногу…
   – Какой мужчина?
   – Он не назывался. Думаю, муж ее. Он и деньги на уход оставлял. А может, брат… Врать не буду, не знаю.
   – Кто раньше за могилой ухаживал, до вас?
   – Пафнутий, кладбищенский сторож. Он все об этой Аграфене рассказывал, какая она была…
   – А где я могу найти Пафнутия? – спросил Юрий.
   – Так… нигде. Умер он! Четыре года назад.
   – Еще кто-нибудь на могилу приходил?
   – Я больше никого не видел, – ответил «монашек».
   – Спасибо. Проводите меня к надгробию, пожалуйста…
   Они долго пробирались между крестов и памятников, по зарослям шиповника и акации, пока не вышли к высокому обрыву. Белый крест горел в солнечных лучах на фоне небесной синевы.
   – Глядите! – показал на него рукой «монашек». – Аж дух захватывает!
   – Вот вам деньги, – сказал Юрий, протягивая «монашку» несколько купюр. – Теперь я буду платить за вашу работу. Делайте все, как и раньше. А я буду привозить белые розы… не часто. Как получится…
* * *
   После разговора с сыщиком Динара долго не могла прийти в себя. Фотография Вероники повергла гадалку в шок. Конечно, она сразу узнала на снимке красивую, экстравагантную даму. Кажется, та сомневалась, выходить ей замуж или нет.
   Как только за Артемом закрылась дверь, Динара бросилась к секретеру, где хранились ее тетради с записью раскладов. Клиенты обычно не называли имен, и гадалка придумывала им свои, соответственно какой-либо запоминающейся примете. Красивую даму она назвала Виолеттой. Манеры этой молодой, прекрасной и нервной женщины, ее стиль одежды чем-то напомнили Динаре знаменитую куртизанку из оперы Верди «Травиата». Виолетта тоже умерла молодой, правда, по вполне понятным причинам – от чахотки. Подобное совпадение гадалке не понравилось. Когда она придумывала имя, обстоятельства жизни и смерти Виолетты как-то не пришли ей на ум. Теперь вся история приобретала несколько иную, зловещую окраску.
   Динара с ужасом вспомнила, что очарование молодой посетительницы вызвало у нее зависть, а слова той о предстоящем замужестве заставили ее вновь почувствовать сердечную боль. Тогда, почти не глядя на карты, она с радостной мстительностью предсказала клиентке скорую смерть. Но это была ее обычная уловка, выдумка, которой она хотела лишь досадить удачливой женщине, заставить ее страдать, как страдала когда-то сама Динара. Пусть попробует, каково это – когда обрушиваются мечты и впереди не остается ничего, кроме сожалений и слез…
   Бегло просматривая расклад, Динара вдруг заметила, что карты на самом деле показали смерть – не явно, а намеком. Угроза, которую можно было предотвратить. Чаще всего такой расклад не предвещал ничего непоправимого.
   «Что же случилось? – подумала Динара. – Дама призналась, что обратиться к гадалке ей порекомендовал Фаворин. Ну конечно! Как я могла забыть? Позвоню ему и расспрошу…»
   Дрожащей рукой она набрала номер господина Фаворина. Отчаянно громкие, фальшивые звуки тромбона за стеной говорили о том, что к музыканту пришел ученик.
   – Алло? – недовольно ответил Егор.
   Он не любил, когда его отрывали от занятий.
   – Извините, что помешала…
   – Ничего.
   С Динарой у тромбониста не было никаких конфликтов, поэтому он неплохо к ней относился и сразу смягчился, узнав ее голос.
   – Я хочу вас кое о чем спросить. Только пообещайте, что никому не расскажете!
   – Слово джентльмена, Диночка!
   – Помните, вы посылали ко мне клиентку? Красивую женщину, в шубке и шляпе с полями?
   – Вероника, – подтвердил Фаворин. – Наша солистка. А что?
   – Видите ли… Вы не в курсе, как у нее дела?
   – Дела? – удивился Егор. – Какие могут быть дела, если ее убили?
   Динара почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног. Значит, сыщик не просто пугал ее, надеясь что-то выведать о клиентах!
   – А… кто ее убил? Как это вообще произошло?
   – Неизвестно! – почти радостно сообщил Фаворин. Чужие неудачи проливали бальзам на его раны. – Следствие зашло в тупик. Темная история…
   – Вы не могли бы рассказать подробнее?
   – Да что рассказывать? Веронику нашли убитой в квартире, в собственной постели. Ходят слухи, что ее изнасиловали, уже мертвую…
   – Какой ужас…
   – Да! Кто-то зашел к ней, ткнул чем-то острым в висок, и все… Бандитов развелось столько, что милиция не справляется. Страшно спать ложиться!
   – С-спасибо, Егор. Извините…
   Динара без сил рухнула в кресло. Этого она никак не ожидала. Ей хотелось всего-навсего попугать довольных жизнью клиентов, влить пресловутую «ложку дегтя» в их бочку меда. Она не допускала мысли, что ее трагические предсказания могут исполниться. Что это? Совпадение или…
   Звонок телефона отвлек ее от раздумий.
   – Как дела, дорогая Динара? – вкрадчиво спросил бархатистый мужской баритон.
   Она без труда узнала его обладателя, Карла Вольфа.
   – Ах, это вы…
   – Слышу, слышу нотки разочарования в голосе прелестной Сивиллы[5], – усмехнулся Вольф. – Гораздо большее удовольствие вам доставил бы звонок мужчины, вокруг которого витают ваши мечты!
   Бородач выказал необычайную проницательность, уловив мимолетный интерес Динары к Артему Пономареву, интерес, еще не определенный самой женщиной.
   – Оставьте, – недовольно прервала его гадалка.
   Ей было не до симпатий к мужскому полу. Смерть клиентки выбила ее из колеи. А вдруг начинаются те самые ужасы, которые пророчил ей господин Вольф?
   Легкий смешок в трубке сказал ей о том, что бородач уловил и эту ее мысль.
   – Я же предупреждал вас, прекрасная цыганка, что вся вина за происходящее ляжет на вас! Вы уже чувствуете, как смерть дышит вам в затылок? Не ваша, чужая. Но тесно связанная с тем, что вы делаете. Все случится очень скоро…
   Динара больше не могла слушать такое и бросила трубку. Сначала визит сотрудника милиции, потом звонок Вольфа. Слишком много на сегодня!
   Вдруг ее внимание привлек странный плеск. На полу кухни разливалась лужа ржавой воды. Прорвало трубу парового отопления. Из дырки с шумом вырывалась горячая вода, грозя затопить только что отремонтированную квартиру.
   – Мой паркет! Мои ковры! – в панике завопила хозяйка и снова схватила телефонную трубку. – Владимир Петрович! – вне себя от счастья, что инженер Авдеев оказался дома, закричала она. – Помогите! У меня потоп! Трубу прорвало!
   – Аварийную службу вызвали? – деловито осведомился Авдеев.
   Он смотрел телевизор, и в его планы не входило ликвидировать последствия прохудившейся системы отопления.
   – Я же не знаю, как им звонить! Меня заливает, Владимир Петрович! Сделайте что-нибудь! Придите, умоляю!
   Квартира Авдеевых была напротив квартиры Чиляевой, и инженеру стало неловко. Соседка все-таки, придется выручать.
   – Что случилось? – спросила Людмила, видя, что муж вскочил и поспешно натягивает спортивный костюм.
   – Ты знаешь телефон аварийной службы?
   – Да…
   – Звони скорее! У Дины трубу прорвало. Пойду посмотрю, что можно сделать…
   – Кошмар! Она же только ремонт закончила!
   – Где мои ключи от подвала? – перебил ее Авдеев. – Надо перекрыть воду.
   – Посмотри в прихожей, на гвоздике…
   Пока инженер бегал в подвал и отключал воду, а его супруга звонила в аварийную службу, Динара пила валерьянку и хваталась за сердце. Всю кухню залило водой, в воздухе стоял пар, пахло ржавчиной.
   – Что ж это за день такой сегодня? – пожаловалась она пришедшему Авдееву. – Посмотрите, какой потоп на кухне!
   – Успокойтесь, Дина Лазаревна, воду я перекрыл, нужно ждать аварийку. Несите тряпку, я помогу вам собрать воду.
   Приехавшие сантехники починили трубу, все проверили, включили воду.
   – Ну, вот, кажется, все в порядке, – с облегчением констатировал Владимир Петрович, проводив аварийную бригаду. – Не волнуйтесь вы так! Ничего страшного не случилось. Лучше угостите меня чаем.
   – Ой, конечно! – спохватилась Динара. – Извините. У меня сегодня ужасный день! Просто напасть какая-то…
   – Не стоит так переживать… Все уладилось.
   Хозяйка поставила на стол пироги и чай, достала из шкафчика бутылку с коньяком.
   – Чтобы стресс снять? – улыбнулся инженер. – Это правильно.
   Они выпили по рюмочке и налили еще.
   – Вы вкусно печете, Дина Лазаревна! – хвалил пироги Авдеев. – А вот моя жена меня сладостями не балует. Не хочет возиться с тестом. Я ее понимаю. Мы оба устаем на работе…
   – Людмила замечательная женщина! – искренне сказала Динара.
   Счастливое разрешение проблемы с трубой расположило ее к людям, она подобрела. Ей хотелось похвалить жену инженера, чтобы доставить тому удовольствие. В конце концов, она у него в долгу.
   – Пожалуй, я пойду, – сказал Авдеев. – А то супруга будет беспокоиться.
   Время было позднее, и ему хотелось спать. Но говорить об этом прямо инженер считал дурным тоном.
   – Возьмите! – Динара протянула ему пакет с пирогами. – Угощайтесь на здоровье! Людмиле от меня привет.
   Эту ночь она провела в горячечном сне, в котором горячая вода заливала ее квартиру, Авдеев открывал окна, чтобы вода выливалась через них во двор, а господин Вольф от души потешался над его тщетными усилиями…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация