А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 8)

   Глава 8

   Анна еле дождалась, пока необходимая сумма денег будет обналичена, и сразу решила ехать к Фариду. Юрий делал вид, что его не интересует, зачем ей деньги и куда она собирается их потратить.
   – Дорогой, – сказала она ему за завтраком. – Я ведь не контролирую твои финансы. Как ты их зарабатываешь и тратишь – твое дело.
   Салахов чуть не подавился рогаликом, обильно посыпанным сахарной пудрой. Он действительно думал о том, что у Анны странные причуды и характер далеко не тот, каким казался. А главное – годы совместной жизни ничего не прибавили Юрию в понимании жены. Он вообще не заметил, как они пролетели, эти десять лет. Будто он заснул после свадьбы и проснулся только сейчас, за этим круглым столом, накрытым кружевной скатертью. Перед ним сидит Анна, еще моложе, чем была, еще более таинственная и непостижимая, и улыбается. Ей все как с гуся вода! Когда Юрий женился, он думал, что будет ее покровителем, защитником, станет осыпать ее деньгами и подарками, возить на модные курорты, в Альпы, на Канары. Он думал, что сумеет дать Анне все, чего только ее душа пожелает, и сделает ее счастливой и беззаботной. Разве мог он предположить появление в их жизни казино, биржи, тайных исчезновений Анны и ее скрытой от мужа, второй жизни?
   – Ни второй, ни третьей жизни у человека быть не может, – усмехнулась жена, снова поймав его на крамольных мыслях. – Жизнь одна, как бесконечная дорога…
   Салахов пил вторую чашку кофе, машинально наливая и не замечая этого. Возможно, он выпил бы и третью, но за ним пришла машина. Разговора с Анной не получилось. Он просто не знал, что говорить. С таким трудом придуманные слова казались пустыми и глупыми, как только он открывал рот и встречался с насмешливым взглядом супруги.
   – Прости, Аннушка, мне пора, – сказал он, поспешно вскакивая со стула и целуя жену в щеку. – Опаздываю.
   Салахов не мог отделаться от мысли, что женился он на одной женщине, спит с другой, а разговаривает с третьей. Иногда эти женщины как бы сливалась в одну, ту самую Анну, в которую он влюбился стремительно и бесповоротно. Роковая страсть! Теперь он знал, что это такое. Но в постели, ночью… Анна была такая нежная, стыдливая… она казалась неопытной девочкой, и это возбуждало Юрия – он чувствовал себя мужественным и сильным, способным нести ответственность за них обоих. В любовной игре она отдавала ему ведущую роль. У нее были свои пристрастия и требования к любовнику, но она умела их завуалировать и незаметно добиваться желаемого. Ее вкусы в постели Юрий изучил лучше всего. А вот все остальное…
   Черт! Он дошел до того, что нанял сыщика.
   «Я поступил так из любви к Анне. Я боюсь ее потерять!» – твердил он себе.
   Иногда он вспоминал, что послужило причиной знакомства с Левитиной. Его тщательно скрываемый страх сойти с ума и желание разгадать тайну анонимных писем слились в одно – мучительную душевную боль. Он хотел избежать безумия, и вроде бы ему это удалось. Но разве не безумие – его любовь к Анне? Да, она помогла ему обрести равновесие и успокоила его, подсказав выход из положения. Одна проблема, наконец, разрешилась. Зато теперь в его жизни появилась новая тайна, еще более запутанная… Боже, как он устал!
   Салахов почувствовал, что у него начинается головная боль. Ну вот, теперь целый день придется заниматься делами с жуткой ломотой в висках…
   В офисе его встретила Люба с приветливой улыбкой, неизменно ровным настроением. Юрий после своего возвращения в Питер словно впервые ее увидел. Годы не прошли для нее бесследно, как и для него. Из тоненькой длинноногой девушки секретарша превратилась в прелестную молодую женщину, и морщинки, залегшие между бровей, под глазами и у губ, ничуть ее не портили. Элегантный костюм, белоснежная блузка, модная прическа и маникюр делали Любочку неприступно-официальной, но только не для Юрия. Он наконец заметил, как начинает светиться ее лицо, стоит ему переступить порог приемной.
   «Это простая, обыкновенная женщина, которая не будет ничего скрывать, окутывать туманом и пускаться в какие-то дикие, необъяснимые авантюры», – подумал он.
   – Давайте поужинаем сегодня вместе, по случаю моего приезда, – неожиданно вырвалось у него.
   Любочка вся засияла, как фианиты в ее колечках. «Свершилось! – ликовала она. – Юрий Арсеньевич устал от старой жены, как и должно быть. Наступает мое время, и уж на сей раз я своего не упущу!»
* * *
   Анна позвонила Фариду Гордееву сразу после ухода мужа. Тот подумал немного, быстренько отправил всех спортсменов восвояси и сбегал в магазин за хорошим вином. Такая женщина, как Анна Наумовна, встретилась ему впервые. В ней ощущалось что-то запредельное… Она напоминала Фариду гейшу, хотя в ней не было ровным счетом ничего восточного. И почему, собственно, гейшу? В Анне Наумовне скорее можно заметить черты повелительницы… Непонятная дама! Отчасти Кора права насчет денег. Сумма огромная, а ему не ставят никаких условий, не требуют процентов, вообще ничего! Разве это не странно? Заниматься восточными боевыми искусствами дама, конечно же, не собирается, это была шутка, которую Фарид принял за правду.
   – О чем задумались, господин Гордеев? – спросила Анна Наумовна, уже минуту наблюдая за тяжким мыслительным процессом, протекающим в его голове.
   – О вас, – ответил он, поднимая на гостью темные глаза.
   – Мне нравится, когда мужчины думают обо мне, – сказала она, присаживаясь на край стула. – И что вы обо мне думаете?
   Фарид неопределенно развел руками. Анна Наумовна любила, когда сильные мужчины, такие, как Гордеев, терялись и не знали, как себя вести. Это ее забавляло.
   – Вы смутили меня, – признался он. – Но я соберусь с мыслями и все-таки отвечу.
   – Я подожду. Только не долго. У меня бурный темперамент, – она засмеялась. – Ну, куда побрели ваши мысли? Зовите же их сюда! У вас есть волшебная дудочка?
   Гостья откровенно веселилась, но это не раздражало Фарида. Ему все больше нравилась Анна, ее манера говорить, шутить, хмурить брови. Казалось, глядя на нее, он узнавал что-то давно забытое…
   – Мне становится не по себе рядом с вами, – серьезно сказал он. – Не могу понять почему… Но я не привык сдаваться. Каждую загадку можно отгадать.
   – Похвальное качество, – улыбнулась Анна Наумовна. – И редкое. Только, позволю себе заметить, не всякая разгадка приносит желаемое удовлетворение. Некоторые сундучки лучше оставить закрытыми.
   – Хотите выпить? – спросил Фарид.
   Он чувствовал волнение и надеялся, что вино поможет с ним справиться.
   – Пожалуй…
   Она молча смотрела, как Гордеев наполнял бокалы вином.
   – За нашу встречу, – сказал он, легонько чокаясь. – Я не верю в случайности. А вы?
   – Знаете, в чем преимущество женщин? – задумчиво произнесла гостья. – Они могут не снимать головного убора, не скрывать своего страха и оставлять вопрос без ответа.
   – Тогда я рискну задать еще один. Почему вы даете мне деньги?
   – Ах, деньги? Они здесь. – Анна Наумовна показала рукой на небольшую спортивную сумку, которая стояла в уголке у двери. – Я хочу, чтобы вы продолжали заниматься тем, что вам по душе. Мужчина-воин… Это не часто встречается.
   – Вы понимаете, что я вряд ли смогу вернуть вам долг?
   – Долги! – усмехнулась она и повела плечами. – Может статься, это я их вам возвращаю… Все так запутано!
   Фарид испугался, что она сейчас встанет, улыбнется на прощание и уйдет…
   – Вы будете жить в этой квартире? – спросил он, чтобы задержать ее хоть на минуту.
   Но гостья, похоже, не торопилась.
   – Не знаю, – лениво ответила она, удобнее устраиваясь на стуле. – Я еще не решила. А теперь моя очередь задавать вопросы.
   Фарид кивнул.
   – Это справедливо. Я готов.
   – Расскажите мне о себе. Почему вы уехали из Петербурга? Не любите городскую жизнь?
   Он пожал плечами.
   – Если бы я знал! Так… потянуло вдруг на просторы. Здесь мне как будто не хватает чего-то… да и скучно! Мелководье…
   – Что?
   – Мелководье. – Фарид пояснил: – Настоящая океанская рыба уходит на глубину, в синюю бездну. Там ее стихия. Есть где разгуляться… А мелкая вода привлекает мелкую рыбешку.
   – Вы рыбак?
   – Немного. Плавал на «Хабаровске» – это такое большое рыболовное судно. Охотился, лес сплавлял, одно время на приисках работал. Наверное, искал себя. Да так и не нашел! Вернулся в родной город, тоскую по морю, по степным просторам… нигде не могу обрести покоя. Странник я… Или заблудился. Теперь вот ищу дорогу, а спросить некого.
   Анна молчала, ждала продолжения. Но Гордеев ушел в себя, замкнулся.
   – А почему вернулись? – спросила она.
   Гордеев махнул рукой. В раскрытое окно влетела оса и, жужжа, устремилась к фруктам в вазе.
   – Глупо получилось. Повел себя, как это насекомое! На сладкое потянуло… Только человек не оса, с него спрос другой.
   – Женщина? – догадалась Анна Наумовна. – Красивая?
   – Как утренний рассвет, – мечтательно произнес Фарид. – Только не любил я ее. Спали вместе – это было. Но… оказывается, секс и любовь – разные вещи! Грустная получилась история…
   – Мне пора, – гостья встала и подошла к Фариду, легко коснулась губами его щеки. – Я была рада вас увидеть. Надеюсь, что смогла быть полезной. Думаю, мы еще встретимся. Хотя…
   Гордеев опомнился, когда уже хлопнула входная дверь.
   «Я ее даже не проводил! – запоздало спохватился он. – Столбняк на меня нашел, что ли? Застыл, как истукан. Вот черт! Неудобно…»
   Его даже не радовали деньги, оставленные Анной Наумовной. То есть, это, конечно, хорошо, но… Фарид отчего-то расстроился. С горя выпил всю бутылку и сидел, следя глазами за летающей по комнате осой, пока в квартиру не ворвалась взволнованная Кора Танг.
   – По какому случаю пьянка? – возмутилась она. – Что с тобой?
   – Я оса… – сказал Гордеев, поднимая на нее мутные, больные глаза. – Ты понимаешь?
   – Понимаю! – она со злостью схватила со стола пустую бутылку и бросила ее в ведро. – Приходила твоя благодетельница?
   – Угу. – Фарид кивнул головой в сторону сумки. – Вон деньги.
   Кора открыла молнию и ахнула. Никогда в жизни ей не приходилось видеть такое количество американской валюты.
   – И это тебе за красивые глаза?
   Гордеев молчал. У него болело сердце, ныло, как перед неизвестной опасностью.
   – Чего молчишь? – разозлилась Кора. – Дар речи пропал от счастья?
   – Р-разве ты не рада?
   – Еще как рада! Особенно после того, что мне удалось узнать. Я-то, в отличие от тебя, не сидела на заднице и не тянула вино, а занималась делом.
   – Каким?
   Фарид начинал медленно приходить в себя, глядя на взбешенную Кору.
   – Ты знаешь, кто твоя мадам Щедрость? Это жена Юрия Салахова! Слыхал о таком?
   Фарид отрицательно покачал головой. Он действительно не знал никакого Салахова, но слова Коры о том, что Анна Наумовна чья-то жена, неожиданно отозвались в его душе тоскливым сожалением.
   – Что за Салахов? Кто он такой?
   – Денежный мешок – вот кто! Квартиру эту он ей купил! Где его жена деньги взяла, по-твоему? У мужа позаимствовала. Интересно, она удосужилась его согласия спросить? Как ты думаешь?
   С каждым словом Коры Фарид все больше трезвел. Ситуация выглядела не совсем благополучно. Более того, она могла обернуться крупными неприятностями.
   – Ты серьезно? – спросил он у Коры. – Не ошибаешься?
   – Боже мой! Конечно же нет! Я обратилась к профессионалу, он все выяснил. В этой квартире раньше жили мать с дочерью. Потом дочь попала под машину… Ходили слухи, что здесь обитает нечистая сила. Ерунда и сплетни, разумеется, а вот то, что квартира долго не продавалась – чистая правда. И тут появляется милейшая Анна Наумовна и сходу ее покупает. Странно, да?
   Фарид кивнул.
   – Ты что, наняла детектива?
   – Пришлось. Жаль, дорого берет парень. Буду дальше следить за ней сама.
   – Что ему еще удалось выяснить?
   – Только то, что театральный дом пользуется дурной славой. В той квартире, где живет профессор Рубен, женщину убили, бывшую хозяйку. Наверное, старик не знает об этом. А квартира, в которой ты спортзал устроил, вообще проклятая – так люди говорят. Недаром и жена Салахова в ней почти не жила. Около года наведывалась, а потом – сам знаешь, уехала, и с концами!
   – Глупости! Сколько мы тут с ребятами занимались, сколько раз они ночевать оставались – никогда никто не жаловался. Я тоже ничего такого не замечал. А ты?
   Кора подумала, накручивая на палец длинную прядь волос.
   – Нет, – вынуждена была признать она. – Я тоже никаких чертей здесь не видела. Квартира как квартира.
   – Ну вот! Мало ли, что люди болтают…
   – Допустим. А как эта «меценатка» выглядит? Ты ее как следует рассмотрел? Она, оказывается, на двенадцать лет старше своего муженька. Представляешь? И как такая баба его на себе женила! Отравы, что ли, какой в еду насыпала?
   Фарид неопределенно хмыкнул. Анна Наумовна показалась ему довольно молодой женщиной. Сколько ей можно было дать? Лет тридцать от силы. Выходит, ее супругу восемнадцать? Когда же он успел бизнес наладить, капитал заработать?
   – Сколько они женаты? – уточнил Гордеев.
   – Говорят, лет десять.
   – Не может быть! Анне Наумовне самое большее – тридцать пять, и то с натяжкой. Она что же, за ребенка замуж выходила?
   – Да-а, – вздохнула Кора. – Вижу, она и тебя охмурила. Каких тридцать пять? Опомнись, очарованный странник! Ей пятьдесят один год! Мне сыщик сказал. Ошибки быть не может.
   – Подожди, – опешил Фарид. – Я что-то не понимаю…
   – Что тут понимать?! – вспылила Кора. – У тебя из-за ее баксов соображение отшибло! В упор видеть перестал!
   – Может, она пластическую операцию делала за границей? Ей-богу, Кора, если бы ты ее видела…
   – Ладно, не заливай! – грубо перебила она. – Признайся, что ошалел от счастья, и пятидесятилетняя баба показалась тебе аленьким цветочком! Не каждый день такая халява прет. Так что можно тебя понять.
   Гордеев молчал, обдумывая услышанное, и вспоминал лицо Анны. Он, конечно, особо не присматривался, но…
   – Не может быть! – упрямо повторил он, чем окончательно вывел из себя Кору.
   – Ты что, влюбился? – ее голос срывался от злости, на щеках выступили красные пятна. – Или хочешь быть на содержании у старой карги? Думаешь, она будет решать все твои проблемы?
   – Зачем ей это нужно? – растерянно спросил Фарид то ли Кору, то ли самого себя.
   – А ты не догадываешься? Наивный… Да она хочет тебя! Увидела – и захотела. Чем ей еще заниматься? Денег куры не клюют, свободного времени – завались! Ты растаял, поверил, будто она интересуется боевыми искусствами! – Кора неестественно громко захохотала. – Ой, не могу! Держите меня! Глупенький маленький мальчик Фарид влюбился в тетеньку! Он будет целовать тетеньке пальчики, а тетенька купит ему за это мороженое!
   – Прекрати! – Фарид схватил Кору за плечи и резко ее встряхнул. – У тебя истерика. Неужели ты ревнуешь?
   – Почему ты ни разу не говорил, что любишь меня?
   Вопрос поставил Гордеева в тупик. И правда, почему? Любит ли он Кору? Он ни разу не задумывался о любви, так же, как в своих отношениях с Йоко. Ему нравилась близость с ней, только и всего.
   – Тебе плохо со мной? – спросил он в продолжение своих мыслей.
   Кора растерялась. То, что они любят друг друга, казалось само собой разумеющимся. Ей и в голову не приходило, что для него все по-другому.
   – Почему ты спрашиваешь? Это из-за нее?
   – При чем тут она? Ты можешь просто ответить, что тебя не устраивает?
   – До сих пор, пока не появилась эта… – Кора заплакала. Слезы градом катились по ее смуглому лицу. – Пока ты не увидел ее…
   Она зарыдала. Фарид рассеянно слушал ее бормотание вперемежку со всхлипываниями. Пожалуй, он не пытался узнать Кору поближе, не хотел. Его устраивало то, что было между ними, и ничего большего он не желал…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация