А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 7)

   Глава 7

   – Она обещала дать тебе денег?
   У Коры были узкие, как у японки, глаза, а то бы они давно вылезли из орбит.
   – Тебя это удивляет? – спросил Фарид.
   С Корой Танг он познакомился банально: та пришла к нему в зал заниматься боевыми искусствами. Девушка уже имела навыки в карате и дзюдо, но ей хотелось большего. Она была невысокая, очень крепкая, с отлично развитыми мышцами. Длинные блестящие волосы, собранные сзади в хвост, доходили до талии. В первый момент Фариду показалось, что это Йоко. Но девушка заговорила, и Гордеев понял свою ошибку. Голос Йоко звучал, как мелодичный колокольчик, а эта дама разговаривала резко и с хрипотцой. Все равно она ему понравилась…
   Фарид тряхнул головой, отгоняя непрошеные воспоминания. Кора уже несколько минут объясняла ему что-то.
   – Ты слушаешь?
   Он машинально кивнул, пытаясь уловить ее мысль. Кажется, Кора не понимает, какую цель преследует хозяйка квартиры, предлагая чужому человеку огромную сумму.
   – Ну? Что ты об этом думаешь?
   – Она необычная женщина… думаю, у нее нет корыстных мотивов.
   – Откуда тебе знать?
   – Я чувствую.
   – Ишь, какой чувствительный! – взвилась Кора. – Такими деньгами не бросаются! Она хочет, чтобы ты попал к ней в кабалу! Стал ее рабом!
   – Зачем? Она достаточно обеспеченная дама, может нанять себе охранника, если надо. Причем за гораздо меньшую цену.
   – А любовника?
   – Тем более. В этом мире покупается и продается почти все.
   – Почти?..
   Фарид кивнул.
   – Мой учитель говорил: нельзя купить талант, ибо он рождается вдохновением; нельзя купить чистую любовь, ибо она – дар Богов. Все остальное можно обменять на деньги.
   Кора Танг возмущенно фыркнула. Разговоры о высших материях раздражали ее.
   – Чем философствовать, лучше подумай, как будешь рассчитываться со своей благодетельницей.
   – Она сказала, что я ей ничего не должен.
   – Вот как? Еще интереснее, чем я предполагала. Даже захотелось посмотреть на нее. Что за чудо заморское? Как она выглядит? Кривая, рябая, хромая и горбатая?
   – Да нет… – улыбнулся Фарид. – Красивая, изящная женщина.
   – Сколько ей лет?
   – Ну… за тридцать, наверное… но выглядит молодо.
   – Муж у нее есть?
   – Не знаю… А что?
   – Только не надо строить из себя наивного мальчика! – взорвалась Кора. – Вдруг ее мужик ни сном, ни духом не ведает, что творит его полоумная женушка? А когда хватится, куда она его денежки пристроила, придет в неописуемый восторг! Узнай хотя бы, кто сия госпожа Щедрость и откуда у нее столько зелени. Может, это воровской общак какой-нибудь.
   – Не может быть, – опешил Фарид. – Ни на воровку, ни на интриганку она не похожа.
   – Понятно. – Кора Танг одарила его таким взглядом, что у него дернулась щека. – То есть ни имени, ни фамилии ее ты не спросил. Потрясающе! Браво, Гордеев! На конкурсе простофиль и лохов тебе не было бы равных.
   – Подожди. Она хозяйка этой квартиры, значит, в ЖЭКе должны быть какие-то данные. В конце концов, можно навести справки…
   – Придется мне этим заняться, – перебила Кора. – Дамочка тебе так мозги запудрила, что ты думать разучился! К счастью, меня не легко провести.
   Она развернулась и, кипя от досады, выскочила вон, хлопнув дверью. До сих пор Фарид ни разу не видел Кору в таком бешенстве. Что с ней?
   Кора Танг, в свою очередь, была вне себя от злости на Фарида. Как можно быть таким доверчивым? Она шла по улице, не чуя под собой ног; в голове роились беспокойные мысли. Неизвестная «меценатка» хочет отнять у нее мужчину?!
   Кора ненавидела меценатов и «денежные мешки», которые позволяют себе покупать то, что должно доставаться более способным. Когда-то давно, будучи гимнасткой, она лишилась заслуженной победы из-за такого вот «богатого дяденьки». Ему, видите ли, хотелось, чтобы на первой ступеньке пьедестала стояла его дочка! И он купил судей, организаторов соревнований – всех, кого надо. Кора осталась ни с чем. Изнурительные тренировки, пот, кровавые мозоли, слезы и боль – все было напрасно. Она выступила блестяще, а первое место отдали ленивой и неповоротливой девице…
   Кора Танг бросила гимнастику и большой спорт. Она поняла, что денег на «победы» у нее нет и в ближайшем будущем не будет. Ее отец-кореец рано умер, и Кору воспитывала мама, робкая и болезненная женщина. Она работала уборщицей в спортивном комплексе, и ей разрешали водить девочку в секцию гимнастики бесплатно.
   В школе Кору дразнили «китаезой», и она рано пришла к убеждению, что жизнь – это борьба, причем далеко не всегда честная, и начала отращивать «зубы» и «когти».
   После школы Кора Танг занялась торговлей. Зарабатывая деньги на то, чтобы жить более-менее прилично, заочно училась в институте физкультуры. Она увлеклась боевыми искусствами. Восточная философия привлекала ее «иллюзией умиротворения», как она говорила. Это увлечение привело ее в спортивный зал, где она познакомилась с Фаридом. Кора сразу влюбилась в него.
   До этого она просто не замечала мужчин. Ей приходилось выживать в одиночку, она отдавала все свои силы борьбе за существование.
   Постепенно жизнь наладилась. И Кора с удивлением обнаружила, что она не только спортсменка, но и женщина, которая хочет любви. Их отношения с Фаридом сложились легко и удачно. Кора оттаяла, почувствовала, что в жизни может быть радость. Встреча с Фаридом позволила ей открыть в себе нечто новое, неизведанное – горячий женский темперамент. Это потрясло ее. Она привязалась к Фариду, испытывая неутолимую жажду все новых и новых наслаждений. Оба были восточными людьми – необузданными, жаркими и безрассудными во всем, что касалось страсти и удовольствий.
   Вдруг в судьбу Коры Танг снова собираются вмешаться деньги! Откуда ни возьмись является некая дама и предлагает Фариду кучу баксов за то, чтобы он убрался из незаконно занятой им квартиры!
   Подобные вещи «просто так» не случаются! Это Кора усвоила очень хорошо. За деньгами всегда что-то стоит. И она должна выяснить, что…
* * *
   Артем вновь перечитывал записки убийцы. Он надеялся найти ответ на вопрос, который не давал ему покоя: что заставляет людей лишать жизни себе подобных? Ведь есть же причина! Ее нужно отыскать.
   Так прошел год… и я все сильнее любил и ненавидел женщин. Я понял, что их истинная сущность всегда спрятана за семью замками. Дешевая комедия, которую они ломают, больше меня не обманет. Не стоит на них злиться, ибо они не ведают, что творят. К Нине я больше не испытывал никаких чувств. Она потеряла для меня былую привлекательность, словно кукла, которую я рассмотрел как следует и убедился, что она сделана грубо и бездарно.
   Школьные годы пролетели быстро. На выпускной вечер я не пошел. Получив аттестат, я вернулся домой и впервые в жизни напился. На меня вдруг навалилась тоска. Родители, увидев меня пьяным, решили, что мне жаль расставаться с одноклассниками, учителями и беззаботной юностью. Как мало они меня понимали!
   Я заявил им, что не буду никуда поступать, а хочу годик поработать с отцом, подумать и выбрать себе профессию по душе. Мама растерянно молчала, отец же одобрительно похлопал меня по плечу и сказал, что со своей стороны сделает все возможное.
   Через месяц он устроил меня санитаром в морг. Отец возглавлял кафедру патанатомии и всю жизнь вскрывал трупы. Он говорил, что установить причину смерти очень важно и это двигает медицину вперед.
   Морг не явился для меня чем-то шокирующим – я и раньше бывал там. То приносил обед отцу, то помогал ему в работе, естественно, ничего серьезного он мне не доверял.
   Вид мертвых тел не вызывал у меня ни отвращения, ни суеверного страха. Так что ничего ужасного в своей работе я не находил.
   Однажды утром я увидел в коридоре морга труп, который привезли с места автомобильной аварии. Это была молодая женщина – из-под грязной простыни, которой ее накрыли, свисали длинные спутанные волосы. Они сразу показались мне знакомыми. Мое сердце дрогнуло. Не смея признаться себе, что погибшая девушка – та самая Нина, которая едва не свела меня с ума, я захотел остаться с ней наедине. Пусть никто не помешает нашему с ней интимному свиданию.
   Дождавшись, пока все разойдутся, я на ватных ногах подошел к ней, моей Единственной… Принцессе моих грез… и откинул простыню. Она была даже красивее, чем при жизни, бледная, покрытая синяками и ссадинами, но такая спокойная, неподвижная и покорная, что у меня захватило дух. Я долго любовался ею, не в силах отвести глаз от ее прекрасного тела, запрокинутого лица, полного невыразимого сожаления… Возможно, мне показалось, что она сейчас хочет быть моей, но сильное, мучительное желание потрясло меня. Не соображая, что происходит, я овладел ею… Она оказалась восхитительной любовницей – неприхотливой, милой и довольной всем, что я для нее делал. Разве живая женщина способна так отдаваться! Только теперь, мертвая, Нина полюбила меня и смогла, наконец, оценить меня по достоинству. У меня нет слов, чтобы выразить восторг, испытанный тогда нами обоими. Нет слов! Только вздохи и стоны сердца могут передать тот экстаз, то полное и безраздельное слияние наших тел, то чудное, непередаваемое ощущение моей полной власти над Ниной. Смерть сняла с нее притворную маску. Моя Принцесса превратилась из размалеванной и фальшивой куклы в настоящую женщину, которая была счастлива принимать мои ласки и дарить мне любовь.
   Я знал, что разлука неминуема, что наше свидание не может длиться вечно. И отпустил мою Принцессу в далекое путешествие… Иногда она приходит ко мне в снах – холодная и неподвижная, как Снежная Королева. У нее нет соперниц среди живых, потому что только смерть делает женщину подлинной! Мертвая – она всецело моя. Мне не придется делить ее с другим мужчиной. Только одни объятия примут ее после моего триумфа – объятия могилы!
   Это ли не роковая драма, которой нет равных? Это ли не любовь, достойная быть воспетой в стихах, написанных кровью сердца?

О, мой кумир! Отрада моих дней!
Я по тебе затосковал навеки…
Закрытые, твои не дрогнут веки,
Не пробежит слеза вновь по щеке твоей.
И никогда уж ты не засмеешься,
Не оттолкнешь, капризная, меня.
И не изменишь мне, не назовешься
Чужой избранницей, прелестная моя…

   Много длинных поэм и чувственных стихотворений написал я тогда, под впечатлением своей первой близости с женщиной. Это были стенания заблудшей души, разрывающейся между любовью и смертью. Никогда впоследствии я не мог испытать такого влечения к живой женщине и пережить с нею такой же экстаз!..
   Телефонный звонок заставил Артема отвлечься от сексуальных откровений «Принца».
   – Слушаю, – недовольно ответил бывший сыщик.
   Он не любил, когда его останавливали в самом интересном месте.
   – Господин Пономарев?
   – Он самый.
   – Мне дал ваш телефон Александр Мерцалов.
   – Саша?
   Артему захотелось трижды плюнуть через левое плечо. С Сашей Мерцаловым он не встречался уже года три. Тогда, десять лет назад, адвокат Мерцалов проходил сначала подозреваемым, а потом свидетелем по делу об убийстве Авроры Городецкой. Оказалось, что он ни при чем, но нервы ему здорово потрепали. Пономарев приложил немало усилий, чтобы помочь Мерцалову выпутаться. Тот оценил услугу.
   «Я у тебя в долгу, Тема! – с чувством сказал он, обнимая сыщика. – Ты можешь рассчитывать на меня в трудную минуту».
   Пономарев растрогался, вспомнил детство, потому что Темой его называла только бабушка, незабвенная и горячо любимая. С тех пор он относился к Мерцалову с теплотой и был рад его редким звонкам. Тот не навязывался с дружбой, но, когда Артем переживал трудные дни, посылал ему клиентов и давал необходимые советы. Потом, как водится, их отношения стали прохладнее, встречи все реже, и в последние три года прекратились. И вот… снова клиент от Мерцалова…
   – Чем могу быть полезен? – осведомился Артем, замирая от нехорошего предчувствия.
   – Прежде чем изложить суть дела, я бы хотел получить гарантии. Вы можете обещать полную конфиденциальность? У меня деликатная просьба…
   – Неразглашение – это основа моей работы. Итак?
   – Мне бы хотелось, чтобы вы… проследили за моей женой. Поверьте, я не ревнивец и не собираюсь затевать бракоразводный процесс. Но… меня кое-что настораживает в ее поведении. Вы женаты?
   – Да.
   – Тогда вам легче будет меня понять, господин Пономарев. Видите ли, я люблю жену и беспокоюсь о ее безопасности. Я не могу допустить, чтобы с ней случилась беда.
   – Простите… вы не представились…
   – Салахов, Юрий Арсеньевич. Вам знакомо мое имя?
   – Я знаю, что вы платежеспособны, так что продолжайте.
   Салахов усмехнулся.
   – Тогда я, с вашего позволения, объясню, что меня волнует. Моя жена купила квартиру. Это было давно. Время от времени она туда наведывалась, а потом мы уехали за границу. Оставили ключи соседям, чтобы присматривали. Это собственность жены, я не хотел вмешиваться и предоставил ей полную свободу. Недавно мы вернулись в Петербург, и оказалось, что во время нашего отсутствия некий молодой человек занял эту квартиру и устроил в ней спортзал. Что же собирается делать моя жена? Думаете, выгнать его? Ничего подобного. Она хочет выплатить ему кругленькую сумму, чтобы он соблаговолил купить себе другое помещение и съехать. Что вы об этом думаете?
   – Не могу не согласиться с вами, господин Салахов, выглядит это странно, – сказал Артем, уже догадываясь, о какой квартире идет речь. Воистину, наступило время сюрпризов…
   – Вот и я так считаю! – вздохнул Салахов. – Вы мне поможете выяснить, что происходит? Я хорошо заплачу. Только… ради бога, действуйте крайне осторожно. Если жена узнает, она мне не простит!
   – Может быть, не стоит рисковать? Раз ваша супруга…
   – Нет! – перебил его Юрий Арсеньевич. – Я должен знать! Я больше не могу оставаться в неведении!
   – Хорошо. Но предупреждаю вас, что у меня нет ни времени, ни людей для основательной слежки…
   – Что вы! Какие люди? Я рассчитываю только на вас, господин Пономарев. И настоятельно прошу больше никого не вмешивать. То, что знают двое, уже не тайна! Я все понимаю и не буду вас торопить. Если сможете немного пролить свет на то, что происходит вокруг моей жены, я буду вам благодарен. Не сможете… значит, я оплачу текущие расходы и потраченное вами время. Никаких претензий с моей стороны.
   – С вами приятно иметь дело, господин Салахов. Боюсь, вы меня уговорили. Я почти согласен.
   Юрий вздохнул с облегчением. По крайней мере теперь он не будет один на один со своим непониманием.
   – Я рад, что нам удалось договориться, – искренне сказал Салахов. – Есть ко мне еще вопросы?
   – Что в поведении вашей жены особенно вас напрягает?
   – Ну… ее стремление иметь свои деньги. Я человек обеспеченный, и жена ни в чем не нуждается. А ее то в казино тянет, то на биржу. Зачем?
   Артем вдруг вспомнил старика Альшванга. Тот тоже регулярно посещал казино. А потом его квартиру купила супруга господина Салахова, и снова на повестке дня казино! Совпадение?
   – И еще… – помешал его размышлениям Юрий Арсеньевич. – Она… куда-то ходит, тайком. Хотелось бы узнать куда. Это началось еще во время нашего свадебного путешествия. И с тех пор продолжается.
   – Назовите мне свой адрес, а также адрес квартиры, которую купила ваша жена. Как ее зовут, кстати?
   – Анна Наумовна… Левитина. Она не стала менять фамилию.
   «Так я и знал, – подумал Артем, записывая адреса. – Квартира та самая, и дама тоже!»
   – Между прочим, я живу в театральном доме, так что мы с вашей женой в некотором роде соседи.
   На том конце трубки повисло молчание.
   – Вы шутите? – растерянно спросил Салахов.
   – Ничуть. Но ее фотография мне все-таки понадобится.
   – Завтра она у вас будет…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация