А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 4)

   Глава 4

   Только вчера перед ее глазами лежали величественные руины Рима, а сегодня уже моросил дождь над бледными в свете серого дня улицами Петербурга.
   Анне казалось, что вот-вот проглянет из-за туч яркое, лазурное итальянское небо. Она задернула тяжелую штору и отошла от окна. Кончилось их с Юрием свадебное путешествие, длиною почти в девять лет… Муж уехал в свой офис, а она осталась дома. Хотелось полежать, отдохнуть после утомительного перелета.
   Анна вспоминала свое скоропалительное замужество: платье из жемчужно-серого шелка, шампанское и огромные букеты белых лилий, которыми осыпал ее Юрий. Как давно это было! В совсем другом городе, под другим небом. Или это она изменилась с тех пор?
   Родители Юрия опоздали на бракосочетание единственного сына, но все же приехали. Будущая свекровь вытирала слезы, которые безостановочно лились из ее глаз. Она прикрывала букетом красное, опухшее от рыданий лицо. Не такую невестку она хотела, не о таком счастье для Юрочки мечтала! Да ничего не поделаешь… нынче дети со старшими не считаются, самовольничают. Будущий свекор был растерян, расстроен скандальным поведением супруги. Он понимал, что они портят праздник, и чувствовал себя неловко.
   – Будь счастлив, сынок! – скороговоркой выпалил он, стараясь побыстрее затеряться в толпе гостей.
   Под взглядом невестки он робел и терял дар речи. Анне было смешно.
   После свадьбы Юрий предложил поехать в швейцарские Альпы или на Лазурный берег, но Анна отказалась.
   – Я купила квартиру, – заявила она. – Ты мне сам ее подарил! Теперь я хочу пожить в ней.
   Салахов опешил.
   – Но… дорогая… там не мешало бы ремонт хороший сделать, мебель…
   – Ничего не надо, – отмахнулась она. – Пусть будет, как есть.
   – А… нам что, придется жить раздельно? Я у себя в квартире, а ты…
   – Нет, конечно! Не говори глупости, – засмеялась Анна. – Несколько дней поживем у тебя.
   – Несколько дней?..
   Юрий ничего не понимал, а она улыбалась. Ей было весело!
   – Я же говорила – со мной не соскучишься. Я тебя предупреждала?
   Он кивнул. Анна действительно предупреждала, и Юрий на все соглашался. На все! То, что придется выполнять обещание в первые же дни совместной жизни, во время медового месяца, просто не приходило ему в голову.
   Супружеская жизнь преподносила сюрприз за сюрпризом. Анна настояла на том, что будет три дня жить в новой квартире, а три дня с Юрием.
   – Почему мы не можем поселиться там вдвоем, раз уж тебе так хочется?
   – Не можем, – ответила Анна и больше ничего объяснять не стала.
   Так они прожили около года. Господин Салахов не выдержал и нанял охранников для жены. Они старались держаться в отдалении и только сообщали Юрию о том, что все в порядке. Анна почти никуда не выходила из подаренной квартиры.
   «Что она там делает?» – ломал голову Юрий, но спрашивать не решался.
   Несмотря на это, он сильнее и сильнее влюблялся в свою странную жену и был несказанно счастлив, когда она предложила съездить за границу.
   – Куда тебе хочется? – радостно спросил он.
   – В Англию! – не колеблясь, заявила Анна. – Будем отмечать годовщину свадьбы в Лондоне.
   Юрий опомнился. Оказывается, прошел целый год, как они поженились! Он и не заметил. С Анной жизнь текла как бы вспять, полная загадок и приятного волнения.
   Они уехали в Англию. Анна чуть ли не каждый день ходила на фондовую биржу, смотрела, как идет торговля ценными бумагами. «Хочет разобраться, чем я занимаюсь!» – думал Юрий, и ему было хорошо от этой мысли. У мужа и жены должны быть общие интересы.
   Через некоторое время Анне надоела биржа, и она попросилась в Грецию, к Эгейскому морю. Ни Альпийские курорты, ни Париж ее не привлекали. Юрий пытался объяснить, что он не может надолго оставить дела, но она как будто не понимала, о чем идет речь.
   – Ах, ну конечно, поезжай! – сказала Анна однажды утром, после того как Юрий полчаса говорил по телефону с управляющим и обсуждал бизнес в Петербурге. – Тебе нужно присматривать за твоими фирмами.
   – А ты? – поразился он. – Разве ты не едешь вместе со мной?
   – Отвези меня в Афины, – бросила она, как нечто само собой разумеющееся. – Я буду ждать тебя там.
   Их жизнь превратилась в сплошные разъезды. Юрий летал в Петербург, иногда Анна соглашалась сопровождать его, но больше, чем на неделю, оставаться не хотела. Квартира в театральном доме, которая была так важна для нее, стояла запертая, и Анна даже не вспоминала о ней.
   Так прошли годы. Господин Салахов возмужал, пополнел, на его висках появилась седина. Ему исполнилось тридцать девять. Анна же хорошела, не замечая времени, поглощенная своими думами. Она, казалось, решала внутри себя какую-то задачу, такую же странную и непонятную, как и она сама…
   Неожиданно Анна заявила, что хочет вернуться домой, и начала укладывать чемоданы. Юрий боялся верить счастью. Он ходил вокруг жены, как охотник, старающийся не спугнуть рябчика. Вдруг передумает? Скажет, что теперь ей хочется на Канары или в Таиланд? Но она не передумала.
   И вот они в Питере. Небо висит над самыми крышами домов, в каналах стоит свинцовая вода, моросит дождь…
   Анна мерила шагами комнату и решала, звонить Юрию или нет. Ей захотелось сходить в театральный дом, посмотреть, как там ее квартира. Она решила не откладывать и вызвала такси.
   Войдя в подъезд, Анна Наумовна чуть не попала в зубы двум здоровенным доберманам. Их хозяин застыл как вкопанный, раскрыв рот от удивления, когда псы заскулили и попятились, давая незнакомой даме дорогу.
   – Не бойтесь, мои хорошие! – небрежно бросила она, легко поднимаясь на второй этаж.
   Из дверей ее квартиры вышли два накачанных парня со спортивными сумками в руках, побежали вниз.
   Анна Наумовна тронула дверь, которая оказалась открытой. В прихожей на вешалке висели несколько летних курток, стояли кроссовки и мужские туфли. Из большой гостиной раздавались странные звуки. Госпожа Левитина медленно пошла по коридору и заглянула туда, откуда были слышны хлопки, отрывистые выкрики и удары.
   Гостиная оказалась спортивным залом, где тренировались несколько молодых парней. По стенам висели зеркала и шведская стенка; пол был устелен матами, в правом углу – канат и несколько снарядов для отработки ударов.
   – Вам кого? – спросил мужской баритон у самого ее плеча.
   – Хозяина, – ответила Анна, улыбаясь.
   – Это я! – представился крепкий, одетый в белое кимоно мужчина. Черные усы шли к его моложавому, гладко выбритому лицу. – Фарид Гордеев. – Он слегка поклонился.
   – Я бы хотела научиться кое-чему. Время неспокойное… могут на улице пристать. Что-нибудь дамское – изящное, незаметное, не требующее больших усилий, но с летальным исходом. Последнее условие обязательно.
   Посетительница смотрела на Фарида чистыми, сверкающими глазами цвета сливы и ждала ответа. Он молчал. Женщина была прелестна – с хорошей фигурой, одетая в дорогой светлый костюм, умело подкрашенная.
   – Д-да, пожалуйста… – ответил он, чувствуя в горле спазм, и неожиданно закашлялся.
   – Когда я могу прийти?
   – Понимаете… – он замялся. – У нас нет женской секции.
   – И не надо! Я предпочитаю индивидуальные занятия.
   – Хорошо. По утрам, с девяти до одиннадцати вас устроит?
   – Разумеется…
* * *
   Любочка, секретарша Юрия Салахова, за то время, что шеф с супругой ездили по заграницам, пыталась изменить свою жизнь. Она располнела, воспринимая очень болезненно каждый лишний килограмм, покрасила волосы в ореховый цвет, сменила стиль одежды с молодежного на классический и даже побывала замужем. На работе ее стали величать Любовь Тимофеевна, что ей не нравилось.
   Любочке исполнилось тридцать лет – то есть она подошла к тому роковому рубежу, когда надежды начинают таять, красота вянет, вес растет, а характер портится. Недоумение по поводу собственной невезучести не давало ей покоя ни днем, ни ночью. Ведь поначалу у нее все, абсолютно все было для счастья! Прекрасная внешность, ум, образование, удачное место работы, окружение состоятельных мужчин, среди которых самым перспективным ей казался президент компании Юрий Салахов – молодой, красивый, неженатый. И он уже начал обращать на нее внимание, как подвернулась эта… У Любочки не было подходящего слова для супруги шефа. Старая дева, сорокалетняя страшила, хищная акула, вырвавшая лакомый кусочек из-под самого носа Любочки! Чем она взяла? Что смогла предложить Юрию лучше, чем молодое, красивое тело, лицо без морщин, длинные стройные ноги, упругая грудь, плоский живот и раскованная, соблазнительная походка модели?
   Бесчисленные достоинства Любочки остались невостребованными. Она не просто старалась произвести впечатление на Юрия, чтобы женить его на себе – она в него влюбилась. Она мечтала о нем, хотела его, смотреть на него не могла без сладкого замирания в груди! Весть о предстоящей женитьбе шефа повергла ее в шок, от которого Любочка не скоро оправилась. Она заболела и даже лежала в неврологическом отделении, – у нее случился нервный срыв. После лечения она попросилась в отпуск, чтобы в тишине и покое обдумать свое поражение…
   В полном замешательстве и с горькой обидой на весь белый свет она вернулась на свое рабочее место, с облегчением услышав, что господин Салахов с супругой отбыли в Англию. Видеть каждый день Юрия, осознавая, что он для нее невозвратно потерян, – такой пытки Любочка бы не вынесла.
   Никто не ожидал, что путешествие господина Салахова затянется надолго. Это приводило в недоумение сотрудников и партнеров. Впрочем, Юрий руководил компанией на расстоянии, изредка приезжал, заключил немало выгодных сделок, сумев найти общий язык с английскими, итальянскими и греческими бизнесменами. Дела шли неплохо.
   Весть о том, что Салахов возвращается в Петербург, застала Любочку врасплох. Ее сердце так сильно и быстро забилось, что она едва не потеряла сознание. Первым делом она подбежала к зеркалу и со стоном убедилась, что ее шансы не столь велики, как раньше. Сияющая, свежая юность – основное преимущество перед ненавистной соперницей – осталась в прошлом.
   «Ничего! – успокоила себя секретарша. – Его жена тоже не помолодела. Сколько ей сейчас? Пятьдесят один!»
   Все эти годы Любочка не дремала. Она тщательно следила за собой, не жалея ни средств, ни времени. Каждую свободную минуту посвящала тренажерному залу, бассейну, косметическому салону, парикмахерской, сауне, утренним пробежкам и здоровой пище. Она бросила курить и свела к минимуму употребление алкоголя. Любочка перепробовала все новейшие заморские и отечественные «молодильные» средства. Но, несмотря на все ухищрения, тело предательски увядало…
   Утешительным призом для Любочки было осознание того, что ей все-таки еще только тридцать, а супруге Салахова – за пятьдесят. Этот козырь проклятой акуле бить нечем!
   Секретарша привела в порядок макияж, надушилась и занялась бумагами, ни на минуту не забывая о том, что со дня на день Юрий снова окажется с нею рядом.
   «Наверняка за десять лет его уже тошнит от этой старухи! – с глубоким удовлетворением думала она, стуча по клавиатуре компьютера. – Еще посмотрим, кто будет смеяться последним!»
   О собственном замужестве она старалась не вспоминать. Боже, как она могла так вляпаться? С ее умом, способностью разбираться в людях? Впрочем, этот промах объясняется просто, – после такой душевной травмы, как женитьба Салахова, Любочку «понесло». Она напропалую строила глазки всем подряд, меняла кавалеров быстрее, чем носовые платки. В те сумасшедшие, отчаянные дни в одном из ночных клубов она познакомилась с Мишей Лифановым, молодым и преуспевающим телепродюсером. Он был красив и престижен – как любовник и, тем более, как муж. Все ее подруги пищали от зависти, когда она появлялась с Мишей на тусовках.
   Миша влюбился. Он ждал ее после работы у офиса, звонил по десять раз в день, дарил цветы, носил на руках. Они встречались, потом поженились, безостановочно кружась в вихре удовольствий. И только переехав в квартиру Миши, Любочка начала замечать неладное.
   Первое, что ее насторожило, был шприц, закатившийся под кухонный шкафчик и случайно попавшийся ей на глаза… Оказалось, молодой супруг кололся. Он стеснялся Любочки и скрывал от нее пагубное пристрастие, но только на первых порах. Постепенно Лифанов привыкал к роли мужа и сбрасывал покровы. Любочка узнала, что он уже дважды лежал в наркологической клинике. Две ночи она давилась слезами, пока супруг в беспамятстве валялся на кухне, уткнувшись красивым лицом в гору окурков.
   Миша оказался совершенно не тем человеком, который мог составить счастье Любочки. Детей от него она не хотела. То, что раньше ей нравилось – премьеры, рестораны и тусовки, – надоело и потеряло былую привлекательность. Целые дни супруги проводили на работе, а когда вечером оставались вдвоем, оказывалось, что говорить не о чем.
   В конце концов они разошлись, и Любочка вернулась к родителям. На нее обратил внимание один из коммерческих директоров компании, и через полгода Любочка стала его любовницей. Ее поклонник был намного старше, имел жену, с которой не собирался разводиться, и любимых детей. Роман длился два года и постепенно затух, безболезненно для обоих.
   Любочка вспомнила о Юрии. Она решила, что Юрий Салахов – ее судьба, ее единственная любовь, и что именно поэтому не складываются ее отношения с другими мужчинами. Больше Любочка о женихах не помышляла. Если она и задумывалась о мужчине, то только о Салахове…
   Секретарша так погрузилась в свои мысли, что сделала ошибку в документе. Она провела рукой по лицу и подняла глаза. В этот момент дверь открылась, и вошел президент компании господин Салахов. Слезы радости могли выдать Любочку, но он ничего не заметил. Кивнул головой вместо приветствия и прошел в свой кабинет…
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация