А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 40)

   Глава 40

   На утро переполох в поезде продолжался. Старуху искали по всем вагонам, но так и не нашли. Некоторые пассажиры видели еще одну таинственно исчезнувшую женщину, по виду иностранку, очень красивую.
   – На ней был индийский наряд! – твердил повар вагона-ресторана, в котором ужинали Анна и Юрий. – В кухне было слишком жарко, и я вышел в зал, подышать немного. Она… танцевала в проходе между столиками. Я засмотрелся и… наверное, потерял сознание на несколько минут. Очнулся, когда один из официантов тряс меня за плечо…
   Иностранку в индийском наряде тоже не нашли, хотя милиционеры и охранники дважды обошли все помещения «Восточного экспресса».
   Профессору показали труп женщины, и он впал в истерическое состояние.
   – Это не она! – кричал Рубен, закрываясь руками и отворачиваясь в ужасе. – Это не она! Колдунья… Старуха! Она бродила тут в темноте, заигрывала со мной, отвратительно подмигивала! Это все кольцо… оно приносит несчастье, безумие и смерть. Все пропало! Великая Геката разгневалась…
   Он бормотал бессвязные, бессмысленные фразы, в ужасе глядя на окружающих и явно не понимая, где находится. Его разум не выдержал напряжения последней ночи. Альвиан Николаевич фактически признался в убийстве Коры Танг, совершенном в состоянии помешательства. Причины? Какие могут быть причины у невменяемого?
   Адвокат Пономарев оказался в тупике. Он так и не смог разобраться, что же произошло ночью. То, что профессор убил Кору Танг, ошибочно приняв ее за Анну, ничего не объясняло. С одной стороны, какой с сумасшедшего спрос? С другой… бывший сыщик чувствовал – за этим кроется истинная подоплека событий в «Восточном экспрессе». Госпожа Левитина была слишком спокойна, слишком уверена в себе и будто даже радовалась случившемуся. Он в сотый раз вспомнил слова Динары, которая уговаривала его не вмешиваться в дела этой женщины. Анна Наумовна была не той, за кого себя выдавала. Но проникнуть в ее тайну Пономарев был не в силах.
   Господин Салахов тоже вел себя по меньшей мере странно. В первую минуту, когда ему сказали о смерти жены, он вскочил, побежал в свой вагон, но… бросив только один взгляд на тело, успокоился.
   – С ней все в порядке, – шепнул он Артему. – Я знаю. Мы так крепко связаны, что если бы ее не стало…
   Он не договорил и полез в карман за портсигаром. Все остальное время, пока искали Анну Наумовну, Салахов курил и препирался с проводником и милиционером.
   Зачем оказались в поезде профессор Рубен, Кора Танг и Фарид Гордеев? До конца Артем не понимал этого. О каком кольце бормотал безумный? Из любого бреда можно извлечь крупицы информации. Обычно Пономареву удавалось, но не в этот раз.
   Перед ним снова мрачной чередой прошли жертвы – Вероника Лебедева, Аврора Городецкая, Изабелла Буланина, Клара Шазаль, Галина Яковлева, Кора Танг… Женщины были очень разные, не похожие одна на другую. Кора стояла особняком в списке погибших. Пытаясь причинить вред, она пострадала сама. Неуемная жажда проникнуть в чужую жизнь обернулась для нее смертью…
   И все-таки, что заставляет одного человека хладнокровно и обдуманно отнимать жизнь у себе подобного? В очередной раз этот философский, а совсем не уголовный вопрос встал перед Артемом Пономаревым. Есть люди, которые многого хотят, но не могут заполучить желаемое. Втайне они понимают свою глубокую и непоправимую ущербность. И тогда… они пускаются во все тяжкие, чтобы добиться своей цели. В ход идет все – обвинения, негодование, ярость, обман, подлость и убийство. Профессор Рубен, маньяк Авдеев, бизнесмен Яковлев, маг Вольф и даже бывшая гимнастка Кора Танг – проявления одного и того же. Неудачник не может простить другим их успеха. Он начинает мстить…
   Фарид закрылся в своем купе и думал об Анне. Так же, как и остальные, он не мог постичь всего, что случилось в эту лунную ночь, полную наваждений. Но то, что неподвластно уму, бывает доступно сердцу. Минувшая ночь провела черту между ним и Анной, окончательную и бесповоротную. Наверное, затем она и пригласила его в поездку. Чтобы он сам все понял. Их дороги разошлись навсегда. И ему не нужно стоять и смотреть с тоской ей вслед. Ему пора идти, пора находить в жизни иные радости, не связанные с памятью прошлого. Все когда-то кончается, кроме любви… Ему необходимо было встретить Анну вновь, чтобы захотеть любить и быть любимым. Теперь он сможет.
   Фарид вспомнил последний разговор с Людмилой Авдеевой. Своим женским чутьем она сразу уловила, что «Восточный экспресс» – не обыкновенный туристический вояж, а нечто большее. Прощание с прошлым… Иногда это необходимо. Старые листья засыхают и падают, их уносит ветер – чтобы весной опять зазеленели деревья.
   «Нам придется учиться быть благодарными за то солнце, которое больше не взойдет, – сказала она. – Но ведь оно было. Было! Мы грелись в его лучах… Мы расцветали и питались его теплом. Мы должны воздать ему за это любовью. Что бы потом ни случилось…»
   Фарид был совершенно с ней согласен. Что бы ни случилось! Слава богам, на небе есть звезды, которые светят всем. Нельзя выбрать ту, что нравится больше других, и спрятать ее в карман. Но ее сияние когда-то согрело тебя, воин…
   «Я скоро вернусь, – сказал Фарид, обнимая Людмилу, женщину, чьи мечты заблудились на суровых земных дорогах. – Я обязательно вернусь!»
   На самом донышке памяти шевельнулись шум прибоя, стук деревянной кормы о причал, звон оружия… и такие же слова, сказанные кому-то очень давно…
   Смерть Коры произвела ужасное впечатление на Гордеева.
   «Зависть и ненависть очень опасны, они ведут к гибели», – когда-то говорила ему красивая женщина в легком светлом хитоне, с блестящими волосами и улыбкой ангела на грешных устах…
   Ему было жаль Кору и досадно за нее. Не нашла ничего лучшего, как вырядиться в чужие одежды и рыться в чужих вещах! Судьба не любит ряженых. Но Кора об этом узнала слишком поздно.
   Господину Салахову с супругой предоставили другое купе, и они все еще спали. Вернее, беспробудно спал Юрий, под влиянием ночной луны и пережитых волнений. Анна же не сомкнула глаз: она перебирала свои воспоминания. Картинки прошлого развернулись перед ней, подобно волшебному вееру, живые и яркие, до краев наполненные чувственной энергией.
   Люди обожают купаться в подробностях давно ушедшего или грезить о будущем. Они мечтают проникнуть туда, за покров тайны, которая может осчастливить – или жестоко обмануть.
   Видеть будущее – испытание не для слабых. Анна долго не могла справиться со своими страданиями, когда настоящее – прекрасное и безоблачное – заволакивала тень грядущего. Сначала ее охватывал страх, потом горе. Как можно было оставаться спокойной? Ведь тех, кому она желала счастья, поджидали неудача или смерть.
   Маленький мальчик, сидящий с удочкой на берегу реки – там, в своем будущем, уже лежит убитый на вспаханной взрывом земле…
   Девочка с бантиками на косичках, идущая за руку с мамой, в будущем валяется на грязном, заплеванном полу наркопритона…
   Артист балета, которому рукоплещут восторженные зрители, совсем скоро угаснет от смертельного недуга…
   Вот эта машина с шумным семейством… Вот этот молодой пожарник… Вон тот самолет… Та красавица… Та улыбающаяся невеста… Тот знаменитый певец…
   Анна понимала, что от этого никуда не деться. В жизни происходят аварии, катастрофы, разочарования и потери… Она в этом не виновата. Никто не виноват. Все когда-нибудь кончается. Кроме любви. А жизнь по-своему добра. Она никому не приносит зла намеренно. Люди сами его на себя навлекают – мыслями, поступками они питают зло, делая его сильнее. Зло вырастает и приходит по их души. У каждого – свой собственный час расплаты.
   Анна преодолела иллюзорную важность жизненной игры и важность смерти как ее обманчивого финала. Что бы ни происходило, – это всего лишь еще одно мгновение, проходящее сквозь нее, сквозь ее чувства, сквозь ее Сады, в которых бывают грозы, ливни и суровые зимы, но Сады никогда не отцветают… Вечное обновление – вот ее суть! Все, что приходит, – проходит. Все, что наступит, – тоже пройдет. И только весна в ее Садах не кончается. Вечно юная, вечно прекрасная, вечно новая… сулящая блаженство, сладость и страсть…
   Все отступило – страх, горе, сожаления и обиды, все! Растаяло, испарилось, как роса на лепестках. Анна постигла принятие жизни через ее простоту. Листья зеленеют. Утром наступает рассвет. Ночью небо темное. Луна загадочна. Люди разные. Есть то, что скрыто от них, недоступно их пониманию. Они и не стремятся. Зачем? Лишние хлопоты…
   Анна привыкла знать. Это ее выбор. Ее больше ничто не пугало, не огорчало.
   «Живи, как звезда на небе, – говорила Суния, дельфийская пифия. – Звезды все видят и всем видны. Но сами недоступны. Неподвластны суетному… Они дарят свой свет, но не дарят себя!»
   Анна любила смотреть в ночное небо. Лунный лик Гекаты обещал открыть неведомое…
   В полнолуние ей часто снился сон – темный сад, очаг под деревьями… над очагом медная чаша. Она склоняется над чашей и видит, как вскипает и покрывается белой пеной черное варево, перемешивает его сухой веткой. Вдруг… ветка зеленеет, покрывается листьями, цветами, потом плодами… С ветки капают на траву черные капли. И всюду, куда капает зелье, вырастают цветы…
   – Великая Геката даровала мне вечную молодость и свободу от мирских желаний, но это лишь две первых ступени таинства. Главное – это любовь и постижение законов существования. Я должна стать избранницей, – шептала Анна.
   С этими словами она просыпалась. Кольцо Гекаты! Вот о чем еще говорила Суния. Три части ритуала должны слиться воедино. Два духа прелестных и загадочных женщин встретятся с женщиной из плоти и крови… «В Час Луны зажми в ладони кольцо и сверши заклинание Владычицы Двух Миров…»
   Казалось, слова Сунии постоянно звучали у Анны внутри, подобно голосу судьбы…
   Наконец она исполнила задуманное. Все получилось. Все, как говорила Суния… великая дельфийская прорицательница.
   Графиня Анна Федотовна просто цвела от удовольствия. Она занимала половину купе своими голубыми юбками, кружевами и шумным восторгом. Она сияла юностью, нежным румянцем и напудренными плечами. Ее срок службы людям, ее плен закончился. Она стала свободной. Вольной делать то, что сама захочет.
   – Жаль расставаться с тобой и Оком Зари! Я успела полюбить вас обеих, – щебетала «московская Венера», поправляя локоны. – Мы будем подругами, так ведь? Когда захотите выиграть в карты, зовите меня. Тройка, семерка, туз!
   Она захохотала и подмигнула Анне, совсем как старуха-«пиковая дама»; мушка над ее верхней губой была неотразима.
   Мата Хари снисходительно улыбалась. Графиня казалась ей несколько старомодной: карты, парик, фижмы, бриллианты, мушки! То ли дело Око Зари. Огонь, страсть… пылающий экзотический цветок Индии, по совместительству разведенная жена, шпионка, дорогая куртизанка… Теперь и она свободна. Захочет – будет ездить в «Восточном экспрессе», захочет – вернется на сцену, чтобы снова покорять Париж, Монте-Карло, Вену… Главное – она сможет покорять не только зрителей, но и мужчин. У нее снова будет молодое, дивной красоты тело…
   Мата Хари мечтательно вздохнула, ее золотые браслеты тихонько звякнули. Быть призраком не так уж плохо, но со временем надоедает. Скучно! А теперь, благодаря Гекате, она получила энергию вечного обновления.
   – Давай еще раз полюбуемся кольцом, – попросила Мата Хари.
   Анна положила на ладонь магическую реликвию, по которой пробегали неясные тени.
   – После обряда кольцо еще три ночи сохраняет эманации Гекаты, – сказала графиня. – Если надеть его на палец какого-нибудь человека, он получит то же, что и мы. Сила кольца проникает существо насквозь и нитью устремляется к своему источнику. Ты уже подумала, кто достоин этого дара богов?
   Анна покачала головой. Нет, она еще не думала. Собственные превращения занимали ее полностью.
   – Анна!
   Она обернулась и увидела, что Юрий проснулся. Он выглядел усталым и измученным. Графиня и Око Зари исчезли. Господину Салахову и так хватило испытаний: не стоит перегружать его рассудок.
   – Почему ты не спишь? – спросил он.
   – Не хочется…
   Юрий спросонья не мог рассмотреть ее как следует. В купе царил полумрак, в голове туманилось. Анна показалась ему совсем юной… Может, он еще не проснулся окончательно?
   – Анна! – повторил он. – Что произошло ночью? Ты ведь заранее знала. Для этого мы и поехали на «Восточном экспрессе».
   – Ты меня любишь? – спросила она вместо ответа.
   – Да. И ты это знаешь. Всегда знала.
   Ее лицо сияло, как и она вся, каким-то мягким светом. После страшной ночи Анна стала другой – теперь Юрий ясно видел это, – еще более желанной, еще более чужой. Чужой не только ему, но и всему окружающему миру.
   – Ты ошибаешься, – улыбнулась она, как обычно, читая его мысли. – Просто ты не привык ко мне настоящей.
   – Я когда-нибудь смогу привыкнуть? По-моему, ты говоришь о невозможном.
   – Если чего-то хочешь – стань этим. Хочешь любви – стань любовью. Хочешь бессмертия – впусти в себя жизнь. Это всего лишь энергия.
   – Анна… – с тоской вздохнул Юрий. – Ты меняешься, а я остаюсь прежним. Ты все больше отдаляешься от меня… а я все сильнее хочу быть с тобой. У тебя всегда есть что отдавать, чем делиться. Целый хоровод ангелов не сделает этого лучше. Меня тянет к тебе неудержимо. Ты привлекаешь… а я даже не могу объяснить чем. Твои тайны никогда не кончаются, и моя любовь тоже. Когда я встретил тебя, то понял, что ничем не владею в этом мире. И пока ты не будешь со мной… я не смогу быть счастлив. Без тебя ничего не останется…
   Анна молчала. Золотая нить Гекаты дрожала в ее руке. Юрий этого не видел, не мог видеть. Но он чувствовал тепло Анны, волну нежности, исходящую от нее. Их любовь выходила за пределы земной жизни, как река из берегов…
   – По тебе скользит тень луны… – прошептал он, наклоняясь к лицу Анны. – Может, мы оба спим? Я не хочу просыпаться…
   – И не надо, – улыбнулась она. – Ты когда-нибудь мечтал о власти?
   – Честно? Нет. Считаешь, это недостойно мужчины?
   Анна засмеялась. Она поняла о власти все. В чем ее сила и слабость. В чем ее суть. Множество культов делают ставку на страх, на слабые места в характере людей. Они ищут ту самую червоточину, через которую начнут разрушать. И уж если есть она в человеке, то… плохо его дело. На него будут оказывать давление, запугивать, воздействовать то кнутом, то пряником, пока он не дрогнет, не изменит себе. Тогда все! Он становится легкой добычей. Он больше себе не хозяин и будет делать то, что велят.
   Такая власть иллюзорна. Ее сила обманчива и, по большому счету, ничтожна. Никого ни к чему нельзя принудить… если только не щелкать бичом страха. Многие обретают подобную власть, неизменно становясь ее жертвой.
   Но есть Власть подлинная – над сердцем и душой человека, – и достигается она чистой любовью и внутренней красотой того, кто ее дарит. Только Любовь всесильна. Только она может все дать или всего лишить. И только она освещает жизнь, как свеча алтарь…
   «Восточный экспресс» мчался по рельсам бытия, вне времени и пространства. Но люди, которые находились в нем, не замечали этого. Они думали, что все идет так, как должно быть. Они были пассажирами. И путешествие их длилось долго… дольше, чем можно себе представить…
   – Юрий, – сказала Анна. – Дай руку, я хочу обручиться с тобой.
   – Разве мы не женаты?
   Она засмеялась.
   – Конечно, нет. Мы теперь будем жить по другим законам. Смотри!
   Анна разжала ладонь, и Юрий увидел кольцо, мерцающее лунным золотом. Он протянул к нему руку, но тут же отдернул.
   – Горячее… Или мне показалось?
   Анна легко вздохнула и надела кольцо Гекаты ему на палец…
   На землю снова опустилась ночь. Минуты, часы и дни смешались… Огромные звезды блистали на черном небе, как глаза влюбленных. Тень луны скользила над миром…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация