А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 38)

   Глава 38

   Господин Салахов вызвал Артема в курительную комнату. Они беседовали, расположившись на удобных кожаных диванах. Аромат кубинских сигар успокаивал; сизый дымок поднимался к потолку, рисуя в воздухе изысканные узоры.
   – Коньяк, виски? – предлагал официант, обходя немногочисленных любителей табака. – Шампанское? Сок?
   – Два виски, – кивнул Юрий, выпуская кольцо дыма. – Хорошие сигары!
   Они с адвокатом вели светскую беседу, присматриваясь к обстановке и окружающим людям. Курительные комнаты в «Восточном экспрессе» поражали красотой отделки, изысканным комфортом, располагавшим к отдыху.
   – Что вы мне скажете? – спросил Салахов, выпуская очередное колечко дыма.
   – Обстановка не совсем ясна…
   – Вы что-то заметили?
   – Ваше путешествие привлекло внимание соседей из театрального дома. Кроме меня, с нами едет профессор Рубен, слыхали о таком?
   – Кто это?
   – Историк. Научными исследованиями занимается, книги пишет. Живет в театральном доме, на первом этаже, квартира номер два.
   – И что?
   Салахов не понимал, о чем идет речь. Он чувствовал себя не в своей тарелке, а намеки Артема еще больше усиливали его волнение.
   – Рубен едет в одном вагоне с нами, – сказал адвокат.
   – Это все, что кажется вам подозрительным?
   – Я заметил среди пассажиров еще одного соседа. Небезызвестного вам Фарида Гордеева. Он тоже едет в нашем вагоне.
   Юрий Арсеньевич прищурил глаза, его скулы побелели от напряжения.
   – Проклятие! Я так и знал, что с этой поездкой не все в порядке! Меня с самого начала насторожил и «Восточный экспресс», и маршрут, и… все! Черт! Я чувствую себя полнейшим олухом!
   – Тише, – понизил голос адвокат. – Мы привлекаем к себе внимание.
   – Плевать!
   – Возьмите себя в руки, Юрий Арсеньевич. Мы не знаем, зачем едет Фарид. Если честно, профессор волнует меня гораздо больше.
   – С чего бы? Человек интересуется историей… хочет посмотреть старинные русские города. В нашем вагоне оказался случайно.
   – Я не верю в случайности, – покачал головой Артем.
   – Хорошо, – вздохнул Салахов. – Вы правы. Что собираетесь предпринять?
   – Постараюсь не спускать глаз с Рубена. Ваша задача – позаботиться о жене. Не оставляйте ее одну. Кстати, вы ничего не забыли мне сообщить?
   Растерянность собеседника подсказала адвокату, что он попал в точку.
   – Н-нет… почему вы спрашиваете?
   Юрий действительно скрыл от Пономарева важную деталь: кольцо, которое Анна взяла с собой. Зачем оно понадобилось ей в поезде? Может быть, побоялась оставлять дома?
   Адвокат истолковал замешательство Салахова по-своему. Перед посадкой в поезд он заметил женщину, странно похожую на госпожу Левитину. Оставалось выяснить, какая Анна настоящая, – та, что едет в одном купе с Юрием, или другая? И к чему весь этот маскарад?
   Однако Салахов, видимо, решил молчать, а Пономарев не настаивал.
   – Пойду к Анне, позову ее в ресторан, – сказал Юрий, поднимаясь. – Надеюсь, вы пойдете с нами?
   – Ваша супруга может меня узнать…
   – Ничего страшного, – махнул рукой бизнесмен. – В сложившихся обстоятельствах это уже не имеет значения. Едет же с нами в одном вагоне Гордеев. Почему бы и вам не воспользоваться «Восточным экспрессом»? Да еще этот профессор… как его?
   – Рубен…
   – Вот-вот, Рубен! Этакая организованная жильцами театрального дома экскурсия по Золотому кольцу. Неплохо придумано?
   – Совсем неплохо, – засмеялся Артем. – Что ж, воля ваша. Как только выйдете из купе, я отправлюсь следом. И… как бог даст…
* * *
   Гордеев проснулся. Им овладело нетерпение. Не находя себе места, он поднялся, привел себя в порядок и выглянул в коридор. Там было пусто и тихо, сквозь приоткрытые окна проникал свежий ночной воздух.
   Дверь одного из купе открылась, и оттуда вышли Салахов и Анна. Она держала мужа под руку. Вероятно, они направились в ресторан. Дверь в тамбур хлопнула, и Гордеев выскользнул в коридор. Он решил следовать за Анной. Заодно и поужинать.
   Вагон-ресторан сиял белизной скатертей и блеском зеркал. Потолок украшали хрустальные светильники. Стулья были с остроконечными спинками, гобеленовыми вставками, какие-то средневековые. Фарид занял место за столиком в конце вагона, так, чтобы Юрий и Анна сидели к нему спиной. Еще по пути сюда, качаясь, минуя лязгающие мостики в гармониках между вагонами, он почувствовал дурноту. Голова наливалась тяжестью, туманилась…
   За окнами стояла огромная желтая луна, которая, казалось, заглядывала внутрь, в тепло, огни и блеск ресторана.
   Гордеев взял меню – буквы прыгали перед глазами, лезли одна на другую.
   – Что-нибудь фирменное, – сказал он подошедшему официанту, с трудом ворочая языком. – На ваш вкус. И водки.
   Пономарев поступил наоборот. Он сел за столик в противоположном от Салахова с женой и Фарида углу, чтобы видеть всех троих. Вязкая сонливость очень некстати мешала ему мобилизовать внимание. Что происходит? В этом деле замешано что-то другое: не уголовщина, как с маньяком или убийством Галины Яковлевой. И это другое сбивало его с толку. Он не понимал, чего ожидать, за кем следить. Какого черта, например, Фарид приперся именно в этот ресторан, рискуя попасться на глаза Юрию? В поезде есть второй вагон-ресторан, ничем не хуже. Где профессор и «другая Анна»? Которая из них сидит за столиком с господином Салаховым? Его клонило в сон, будто он трое суток бодрствовал. Есть совсем не хотелось, но сидеть просто так неприлично.
   – Чего-нибудь горячего, апельсиновый сок и перцовки, – сказал он официанту, не в силах разобраться в меню.
   Тот кивнул и пошел между столиками, покачиваясь, как пьяный. Пару раз его занесло, так что он чудом устоял на ногах. Адвокат, борясь со сном, даже не смог как следует удивиться. Назойливый свет луны за окном действовал ему на нервы. Все смешалось – прошлое, настоящее и будущее, образовался сумбур: убитая Аврора, Динара в пору его ухаживания, скандал с Соней, Вольф с его гусеницами, карты Таро, адвокатская контора, мертвое тело Галины, Никитский с ввалившимися щеками, какие-то пожилые супруги на свадьбе, где два жениха и две невесты кружатся в танце… «Да ведь это же мы с Динарой, – догадался он, засыпая, – а молодожены – это Марк и Марта!..»
   Салахов тоже чувствовал себя далеко не лучшим образом. Ему было неловко перед женой, но… он очень устал! Напряжение перед поездкой отняло у него все силы. И сейчас он хотел только одного – забраться в постель и уснуть, крепко, сладко, как в детстве. В голове шумело, виски ломило от ставшей уже привычной боли. Неестественно большая луна в черноте за окном ослепляла…
   Поезд несся вперед, громыхая на рельсах, а луна оставалась на месте, и эта ее мнимая неподвижность странно, неприятно гипнотизировала…
   Официант покачнулся, выплеснув на поднос шампанское из широких фужеров.
   «Хорошо, что мне не нужно разносить блюда и напитки, – подумал Юрий. – То, чего я достиг в жизни, хотя бы позволяет мне сидеть и ждать, пока меня обслужат другие».
   Это вдруг показалось ему едва ли не самой важной заслугой, потому что встать и даже пошевелить ногой или рукой он не мог.
   – Что за черт? Это поезд так несется, или у меня в глазах кружится и мелькает?
   – Вы что-то сказали? – вежливо осведомился официант, подавив зевок.
   Смена давалась ему с трудом. «Надо спать ночью, а не кутить с девочками в “Славянском базаре”, – подумал он. – Но так хотелось погулять по Москве! Теперь приходится расплачиваться…»
* * *
   Профессор Рубен грезил. Он прилег, потому что ощутил дурноту. Ему привиделся «обряд Гекаты». Наверное, он задремал. О-о! Если бы это было правдой! Не принимает ли он желаемое за действительное? Вдруг это обман? Вдруг его неутолимая страсть проникнуть в тайну вечной жизни навеяла бредовое видение? Кольцо! Он искал его долгие годы, почти не надеясь на успех. Внезапно на него снизошло озарение: он близок к цели. Ему повезло. Невероятно повезло! Кольцо совсем рядом, в этом же вагоне. Левитина, уезжая, не могла оставить такое сокровище дома. Кольцо – ключ к миру, в котором властвует Геката, держа в руках нити жизни и смерти. У нее есть еще и третий лик, самый сокровенный, самый могущественный, – загадочные воды вечного существования в любом виде, по желанию, источник бессмертия…
   Альвиан Николаевич начал с книг, найденных на пыльном чердаке ярославского дома, и продолжал свои поиски в раскопах археологических экспедиций, в древних манускриптах, на каменных стенах гробниц и заброшенных святилищ… Он понял, что в основе всех мифов лежит скрытая от равнодушных глаз истина: когда-то на земле жили бессмертные боги. Это настолько очевидно, что люди просто не придают этому значения. Хочешь что-то спрятать – положи на самое видное место…
   Нужно быть очень умным, чтобы видеть. Профессор не страдал отсутствием ума, он почти достиг цели. Осталась самая малость: заполучить кольцо. Он чувствовал, – оно здесь, рядом. Он столько лет охотился за ним, что не мог ошибиться…
   Профессор Рубен заметил, как Анна и Юрий покинули свое купе. Скорее всего, они отправились в ресторан ужинать. Что ж, прекрасно! Он подождал немного и снова выглянул в коридор. Светильники горели тускло, лунный свет лился через окна. Сквозняк раздувал занавески. Какая-то старуха в старомодной юбке, кружевной кофте и чепце шла спиной к нему по вагону.
   «Бабка наверняка подслеповата и глуха, как тетерев, – решил Альвиан Николаевич. – Можно действовать».
   Ему нездоровилось. Сказывалось волнение, да и возраст. Проклятый возраст! Шестьдесят семь лет – это не шутки. Сердчишко барахлит, колотится, аж дыхание замирает, голова тяжелая, вялость во всем теле…
   Профессор достал из кармана пиджака валидол, положил под язык и выскользнул в коридор. Его обдало ветром из приоткрытых окон, сразу стало легче дышать. Только бы удалось открыть дверь в купе Салаховых! В погоне за кольцом пришлось освоить и такие навыки. Рубен, нервно оглядываясь, вставил в отверстие замка отмычку. Долго трудиться не пришлось. Замок тихо щелкнул, и дверь открылась…
   В купе не было света, но луна… ее мертвенные лучи позволяли видеть каждую мелочь. Профессор ожидал, что в купе пусто, но это оказалось не так. Анна! Что она здесь делает? Разве она не ушла со своим мужем? Она не смеет мешать ему, особенно теперь, когда кольцо практически у него в руках. Никто не смеет вставать у него на пути! Он должен заполучить реликвию во что бы то ни стало.
   Женщина обернулась, испуганно вскрикнула… Этого еще не хватало! Тяжелая, неудержимая ярость затопила Рубена, помутила сознание. Руки сами собой схватили со столика мраморную пепельницу и обрушили ее на голову ненавистной соперницы – раз, потом еще и еще. Тело женщины осело и завалилось на бок.
   Профессор спешил: он кинулся обыскивать купе – шкаф для одежды, две кожаных сумки и небольшой кейс. Его руки ходили ходуном, ноги подкашивались, пот заливал глаза. Он не слышал ничего, кроме бешеного стука своего сердца…
   В сумках кольца не оказалось. Рубен попытался открыть кейс, но тот не поддавался. Скорее всего, кейс принадлежит Юрию, поэтому кольца в нем нет. Анна спрятала бы такую вещь либо среди своих личных вещей, либо… на себе. Преодолевая брезгливость, он повернул тело, наскоро ощупал и рванул ворот платья… Последняя надежда, что кольцо окажется на шее женщины, не оправдалась. Кольца в купе не было.
   Луна за окном росла, словно гигантский глаз Гекаты…
   Альвиан Николаевич тихо взвыл от отчаяния. Выходит, кто-то опередил его, похитил реликвию! Но этого не может быть. Он шел за Анной след в след, кольцо было почти у него в руках. Где он оступился? Какой промах допустил?
   Профессор питал иллюзии, что он перешел черту двух влияний богини Мрака – жизни и смерти. На самом деле он не мог управлять своей жизнью и не преодолел страх смерти. Оба эти влияния довлели над ним. Он жил осторожно, пробуя почву, прежде чем сделать следующий шаг, не кидался с головой в пучину любовной страсти, не отдавался беззаветно никакому служению, не замирал от восторга, любуясь красотами мира. Он искал. Он все пытался понять умом. Он поставил на одну-единственную цель: обрести тайну Бессмертных, понять их законы и наполниться их силой. Он был одержим страстью ученого, первооткрывателя – но не для того, чтобы получать удовольствие, проникая за грани новых миров, быть счастливым и любить. Профессор мечтал стать великим, могущественным, получить власть над людьми, которых он презирал. Зачем? Чтобы повелевать, помыкать и заставлять других служить себе.
   И вот, когда он почти достиг желаемого… все срывается! Золотое кольцо Гекаты! Где оно? Легенда о бессмертных богах таяла, ускользала от него, подобно тени…
   В коридоре послышалась какая-то возня, и Рубен опомнился. Он забрался в чужое купе, убил женщину, перерыл чужие вещи и, вместо того чтобы бежать, стоит и сокрушается по поводу своих неудач. Немедленно прочь отсюда!
   Профессор выскочил за дверь и едва не столкнулся с отвратительной старухой. Она глухо засмеялась и подмигнула ему, как будто что-то знала. Он оттолкнул старуху, но его рука провалилась в пустоту…
   «У меня галлюцинации! – решил он, бросаясь в свое купе и лихорадочно запирая дверь. – Это все от нервов, от жуткой луны! От того, что кольцо исчезло!»
   Он застонал и повалился на диван, из его онемевших губ вырывалось хриплое, неровное дыхание… Минуту спустя Рубен вскочил в ужасе.
   – Мне нельзя здесь оставаться! – бормотал он, поспешно приводя свои волосы и одежду в порядок. – Я должен быть на людях. Меня должны видеть. Иначе…
   О том, что его могут обвинить в убийстве, профессор подумал, уже проходя по вагонам. Он вошел в ресторан, ослепленный гневом, невменяемый…
* * *
   В вагоне-ресторане все было по-прежнему. Официанты разносили заказы, посетители выпивали и сонно позевывали. Всех разморило от выпивки, сытости, тепла, блеска светильников и необыкновенно огромной луны за окнами.
   Артем и Фарид, сидя в разных концах вагона, окончательно перестали что-либо соображать. Они не видели больше ни друг друга, ни Анны с Юрием, ничего. Монотонный стук колес усыплял, навевал забытье, где все изменчиво, зыбко, непостоянно…
   Юрий прилагал титанические усилия, чтобы не уронить голову на стол. В глазах темнело. Он уже не видел серебряного ведерка со льдом, в котором стояла бутылка шампанского, не видел тарелки перед собой, не видел Анны…
   Повсюду господствовала луна, ее золотой свет заполнил пространство вагона и сознание людей. Анне казалось, что она видит сон. Полутемное купе, разбросанные повсюду вещи, и какая-то женщина, очень похожая на нее… лежит мертвая на полу, неловко привалившись лицом к дивану. А может быть, это она, Анна? Во время влияния Гекаты прошлое, настоящее и будущее сплетаются в один клубок, когда ничего уже нельзя разделить – что было? что есть? что будет?
   «Знак начала – знак смерти», – вспомнила Анна и поняла, что великая Королева Ночи предупреждает ее о начале обряда…
   Все вокруг померкло. Остался только золотой свет луны… Индийская танцовщица, небесная апсара Мата Хари, Око Зари, закружилась в эротическом танце Шивы. Анна крепко зажала в ладони кольцо Гекаты и закрыла глаза. Луна окутывала изгибающееся тело красавицы, которая продолжала свои сладостные, упоительные движения. Ее руки, ноги, волосы и браслеты мелькали, сливаясь в сверкающее золотое колесо… Лунное колесо. И оттуда, из самого его центра, протянулись к Анне длинные блестящие нити. За ними, словно за золотой паутиной, калейдоскопом развернулись картинки жизни, яркие, манящие лепестки… благоухающие и роскошные…
   – Я сама по себе, – шептала Анна, ощущая в руке горячие вибрации кольца. – Я существую отдельно от всего, что вижу и чувствую. Я сама по себе. Я сама по себе…
   Золотые нити соблазнительно обвивались вокруг нее, но она не приняла их. Мир страстей и безумия отступил… и перед Анной раскрылись Вечные Сады Жизни – колыбель весны и непрерывного возрождения, – сотканные Любовью… пронизанные нежными, тонкими и чистыми нитями сияющей энергии. Одна нить спустилась к Анне и оказалась у нее в руках…

О Великая Геката!.. Богиня мрака!..
Ночных видений и чародейства!..
Властвующая над судьбой земли и моря!..
Жизни и смерти, прошлого и будущего!..
Одаренная Ураном великой силой!..
Помогающая людям в их повседневных трудах!..
Наблюдающая за войнами!..
Шествующая в ночи с факелами в руках и змеями в волосах,
Окруженная своей мрачной свитой!..
Богиня колдовства!..
Помощница покинутых влюбленных!..
Неодолимая!..
Выводящая призраки умерших!..
Связующая два мира – живой и мертвый!
Ты мрак – и вместе с тем свет Луны!..
Ты жизненная сила земли и олицетворение подземного мира!..
Владеющая тайной преобразования!..
Богиня трех дорог!..
Благодарю тебя за Дар Вечности, что у меня в руках…

   Анна шептала слова заклинания и всматривалась в светоносные переливы Садов, откуда тянулись такие же нити, как и у нее. Значит, она не одна такая. Есть еще существа, владеющие тайной Гекаты. Но кто они…
   Анна медленно встала, чувствуя себя наполненной до краев, пропитанной лучезарным сиянием Садов, с которыми она отныне неразрывно связана. Она глубоко вздохнула, оглянулась…
   Вагон-ресторан жил своей привычной жизнью. Звенели фужеры, рюмки и столовые приборы, кто-то разговаривал, сновали официанты с подносами, за окном проносились огни полустанков… все, как ни в чем не бывало. Никто ничего не видел, не слышал. Юрий смотрел сквозь нее, как будто она стала прозрачной и перестала существовать.
   Анна повернулась и пошла в другой вагон, где так же звенели приборы, хлопали пробки шампанского, суетились официанты. Ей нужно было поговорить с профессором. Она знала, что он там…
* * *
   – Господин Салахов?
   Юрий словно очнулся от тяжелого забытья, вздрогнул, поднял глаза. Перед ним стояли двое – милиционер и начальник охраны поезда.
   – Это я, – ответил он, предчувствуя недоброе и внутренне холодея.
   – Ваша жена… убита.
   «Восточный экспресс» мчался сквозь ночь, освещая темные, угрюмые леса, спящие поселки и унылые равнины. За ним во мраке тянулся то ли хвост искр, то ли огненный след колесницы Гекаты…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация