А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 36)

   Глава 36

   Болотистый берег Финского залива простирался в обе стороны от камня, на котором сидел Артем Пономарев. Над прохладной водой низко висело белесое небо. Здесь лето больше напоминало осень, бледную, тусклую. Солнце, скрытое в туманной дымке, превращало в матовое серебро воды залива. Пономарев устал.
   Он приходил сюда в минуты полного опустошения, чтобы созерцать величественное спокойствие природы, ее печальную красоту… Воздух был насыщен сыростью, и Артем вдыхал его с ненасытным наслаждением.
   В его голове блуждали мысли. Разные. О себе и Динаре, о том, как они встретились, и что бросило их друг к другу. Для кого-то это была смерть, а для них открыла свое лицо любовь… Потом он подумал о мертвых женщинах – актрисе Лебедевой, красавице Авроре, Изабелле Буланиной, Кларе Шазаль… о Галине Яковлевой. Почему люди становятся жертвами? Как люди превращаются в палачей?
   Третьего дня Яковлев был задержан сотрудниками уголовного розыска при попытке убить Лену Никитскую. Он – таки решился на второе убийство – там, где и задумал, в глухой аллее одичавшего сада. Хорошо, что Артем заранее предупредил Петеньку и ребят. А то бы Лене не спастись.
   Игорь Семенович искренне поразился, когда защелкнулись наручники на его запястьях. Что особенного он собирался сделать? Проучить женщину. Придушить ее удавкой, скрученной из колготок своей покойной жены. Какая ирония судьбы! Они обе предали его! Галина всю жизнь скрывала от него свое презрение, да и любовница оказалась ничем не лучше. Все они одинаковые – алчные, хитрые, продажные твари!
   Яковлев, пылая священной яростью, даже не понял происходящего до конца. Почему какие-то люди набросились на него, запихали в машину? Куда они его везут?
   Артем наблюдал эту картину со смешанным чувством брезгливости и недоумения. Ему не хотелось видеть людей такими, особенно мужчин.
   – Ты чего расстроился? – к нему подошел Петенька, предложил сигарету. – Все прошло как по маслу. А я, честно говоря, сомневался.
   Адвокат только вздохнул, закуривая.
   – Хочешь спросить, как я догадался?
   Парень кивнул, жадно затягиваясь. Все время, пока они сидели в засаде, курить было нельзя, и он страдал, то и дело доставая сигареты и засовывая пачку обратно в карман.
   – Яковлев – неудачник. Это опасная порода людей, которая делится на два вида. Одни обвиняют во всем себя, а другие – всех вокруг. От последних жди неприятностей. Я сам не так давно понял, что к чему. И то не до конца. Надо еще думать…
   Когда страсти улеглись, бывший сыщик пришел на берег Финского залива, посидеть на камнях, поразмышлять в тишине и покое. Здесь к нему приходило умиротворение. Отчего-то вспомнился Вольф с его «магическими наездами» – странные звуки в квартире, ворона за окном, нашествие гусениц… Черт знает, как ему это удавалось! Будь у Артема нервы послабее, так бы и умом тронулся. Хорошо, что он с детства «толстокожий пофигист», как говорила его мама. Оказывается, это полезное качество.
   С мыслей о Вольфе он перешел на Авдеева. Тоже интересный персонаж для триллера. Жил себе тихий мужчинка, вежливый, положительный, без вредных привычек. Стихи писал про любовь. И на тебе! Серийный убийца, маньяк… Что сказала бы его мама?
   Они такие разные – маг Вольф, инженер Авдеев, бизнесмен Яковлев, но в чем-то между ними есть сходство, словно они вылупились из одного яйца. Это отношение к миру и к себе в мире. Они все жили как во вражеском тылу, настороже, в постоянной готовности дать отпор.
   Неужели только это? Может быть, существует какой-то невидимый, неоткрытый еще вирус?..
   Вчера вечером Пономареву звонил господин Салахов. Еще одна загадочная пара – Юрий Арсеньевич и Анна Наумовна. Дивно устроена жизнь. Чем дольше живешь, тем меньше понимаешь.
   – Есть новости? – поинтересовался Салахов.
   – В общем, ничего особенного, – ответил Артем. – Ваша жена опять ездила в Андреевское. Пару раз.
   – Что она там делала?
   – Трудно сказать. Вы же потребовали, чтобы слежкой занимался лично я, а у меня семья. Я не могу проводить ночи неизвестно где. У нас с вами был уговор: я буду выполнять ваши поручения по мере своих возможностей.
   – Разумеется. Не расценивайте мои слова как претензии.
   – Это не все. За вашей женой ведет наблюдение молодая женщина. Ее зовут Кора Танг, она подружка Фарида Гордеева.
   – Я знаю его, – вздохнул Салахов. – А почему Кора Танг следит за Анной?
   – Думаю, из ревности.
   – Что?!
   – Ваша жена несколько раз встречалась с Гордеевым. Последний раз в начале недели. Сейчас я посмотрю свои записи… да, во вторник. Возможно, у них была деловая встреча.
   – Где?
   – В новом помещении, которое приобрел Гордеев для своей школы.
   – Анна приезжала туда?
   – Да.
   Некоторое время Салахов молчал, в трубке было слышно его прерывистое дыхание. Видимо, он собирался с мыслями.
   – У меня к вам просьба, – с трудом выговорил он. – Сопряженная с некоторыми переменами. Я… Мы с женой собираемся в небольшое путешествие, развлечься, отдохнуть… на «Восточном экспрессе», по Золотому кольцу. Это займет около десяти дней. Поездка стоит дорого, но я все расходы беру на себя. Я заказал три билета.
   – Вы хотите сказать, что я должен ехать с вами?
   – Именно. Я вас очень прошу! Анна настаивает, чтобы мы ехали без охраны. Вы понимаете?
   – Нет.
   Юрий Арсеньевич тяжело вздохнул.
   – Я сам не все понимаю… Просто чувствую: этот вояж Анна задумала с какой-то целью. Я неплохо изучил ее за годы совместной жизни. Она ничего не делает впустую. Мы совсем недавно вернулись из-за границы, повидали разные страны, жена никуда не собиралась ехать, уверяю вас. И вдруг… сама предложила эту поездку.
   – Женский каприз, – усмехнулся Артем.
   – Вы не знаете Анну… – возразил Салахов. – Живя с такой женщиной, привыкаешь ничему не удивляться и предполагать самое невероятное. Я не представляю, что нас ожидает в «Восточном экспрессе», но хочу подстраховаться. Поедемте с нами, я заплачу вам сколько скажете. Любую цену.
   – Мне надо подумать.
   – Нет, решайтесь сейчас. Я должен точно знать, можно ли на вас рассчитывать.
   – Ну… хорошо. Уговорили.
   Юрий Арсеньевич искренне обрадовался.
   – Вы очень меня обяжете, господин Пономарев! Надеюсь, все будет в порядке, и вы получите удовольствие от путешествия.
   – Я тоже надеюсь. Когда ехать?
   – Послезавтра…
   К Артему подошла Динара. Она все слышала.
   – Ты куда-то едешь?
   Он пожалел, что не ушел с телефоном в комнату. Эти суматошные дни отняли у него много сил и притупили бдительность.
   – Придется… по просьбе клиента.
   – Кто этот клиент? Уж не Салахов ли?
   – Он самый.
   А что было делать? Врать еще хуже. Тем более Динара обо всем догадалась.
   – Артем, – строго сказала она. – Я же просила тебя, предупреждала, чтобы ты не смел связываться с Салаховым и его женой. Ты ничего не знаешь о ней! Упаси тебя бог вмешиваться в ее дела. Как вы, мужчины, бываете упрямы. Почему ты все скрывал от меня?
   – Это моя работа, – стараясь быть вежливым, объяснял он. – Я имею право принимать собственные решения. Существует такая вещь, как конфиденциальность, и ты знаешь об этом не хуже меня.
   – Боже мой, Артем! Не выкручивайся! Делай свою работу, как считаешь нужным, но… есть то, к чему обычным людям не стоит приближаться.
   – Не понял…
   – Не лезь, куда тебя не просят! – голос Динары сорвался на крик, что бывало крайне редко. – Ты хоть удосужился выяснить, чем занимается Анна Левитина?
   – Частично ценными бумагами… – ответил Артем. – Поигрывает в казино. А в общем, ничем. Домохозяйкой ее не назовешь… У них с Салаховым даже детей нет. Просто жена богатого русского: муж ее обеспечивает, а она развлекается.
   – Ты заблуждаешься, дорогой! Нельзя быть дальше от истины, чем ты. Левитина…
   Динара внезапно замолчала, споткнувшись на полуслове. Она сильно побледнела и пошатнулась.
   – Что с тобой? – испугался Артем.
   Женщины чересчур нервны и впечатлительны. Он подхватил обмякшее тело супруги, отнес в гостиную и положил на диван. Близнецы с няней гуляли, и Пономаревы были дома одни. Артем пощупал пульс Динары – слабый, медленный.
   «Может, “скорую” вызвать?» – подумал он, не зная, как быть.
   Медицинскую помощь они оба недолюбливали, поэтому Артем ждал. Прошло несколько минут, и на лицо жены начал возвращаться румянец. Веки несколько раз дрогнули, приподнялись…
   – М-мне плохо… – простонала она. – Душно…
   Артем сбегал в кухню, принес воды. Она сделала пару глотков и отвела его руку со стаканом.
   – Голова кружится…
   – Открыть окно?
   Он распахнул обе створки, впуская в комнату свежесть летнего вечера.
   Динара полежала еще немного, и ей стало лучше. Ни о Салахове, ни об Анне Левитиной она больше не проронила ни слова. Будто предыдущий разговор вылетел у нее из головы.
   «Это из-за обморока», – решил Артем.
   Няня привела детей, они все вместе поужинали. Уже ночью, в постели, Артем осторожно шепнул:
   – Мне нужно будет съездить по делам, дней на десять…
   – Это обязательно? – расстроилась Динара.
   – Старый клиент просит.
   – Ну… раз надо…
   Она была не в восторге, но ни о чем не расспрашивала.
   «Чудеса… – подумал адвокат, засыпая. – Чудеса!»
   И вот сегодня, сидя на камне и созерцая туманные дали Финского залива, он внутренне готовился к предстоящей поездке. «Восточный экспресс» отбывает из Москвы, желательно завтра утром быть уже там…
* * *
   Фарид Гордеев в щеголеватом костюме и темных очках, не торопясь, шагал вдоль блестящих синих вагонов с надписью «Train de Luxe». Знаменитый поезд сверкал чистотой и каким-то особым шиком. Его почти зеркальные окна, до половины закрытые белоснежными занавесками, отражали разодетую публику на перроне. Поручни сияли, крыши вагонов празднично белели на фоне ярко-голубого неба.
   Погода стояла прекрасная. Тепло, но не жарко. Приятный ветерок гулял вдоль платформы, по которой степенно прохаживались отъезжающие и провожающие. Фарид подошел к своему вагону, но, как и остальные пассажиры, не спешил заходить внутрь. Ему хотелось посмотреть на тех, кто будет ехать с ним в одном вагоне.
   Полноватый мужчина среднего роста, светловолосый, в летнем костюме и темных очках привлек его внимание. От неожиданности Гордеев не сразу узнал в нем профессора Рубена.
   «Этот что здесь делает? – удивился Фарид. – Интересно, с кем он оставил своих доберманов?»
   Профессор не стал прохлаждаться на платформе и сразу скрылся в вагоне. Том же самом, где, согласно купленным билетам, должны были ехать Гордеев и Анна с мужем.
   Еще больше, чем мастер восточных единоборств, удивился адвокат Пономарев. Он тоже решил понаблюдать за публикой и занял подходящее местечко. Он заметил Фарида, тогда как тот не обратил внимания на соседа.
   Кого-кого, а профессора Артем меньше всего ожидал здесь увидеть. Присутствие Гордеева адвокат объяснил его тайными взаимоотношениями с Левитиной. Третий не всегда лишний!
   «Допустим, Фарид следует за дамой сердца, – рассудил Артем. – А что понадобилось профессору? Впрочем, он же историк. Золотое кольцо просто кишит историческими памятниками. Но за такие деньги… и почему именно в этом вагоне? Совпадение?»
   В совпадения бывший сыщик давно не верил.
   На платформе появились Салахов с женой. Бизнесмен был необыкновенно элегантен – широкоплечий, подтянутый, в белом костюме, он производил впечатление на дам. Те оглядывались вслед, сожалея, что он не один. Анна Наумовна держала мужа под руку и шла, глядя прямо перед собой. Ее, казалось, ничто вокруг не интересовало. Она была одета в развевающиеся шелка, шляпа с огромными полями и кремовыми розами на боку почти закрывала ее лицо… Если на господина Салахова оглядывались женщины, то на Анну смотрели все, даже милиционеры и носильщики.
   Артем проводил глазами супружескую пару. Они зашли в вагон, и адвокат решил, что ему пора сделать то же самое. Но Фарид все еще оставался на платформе, и чутье заставило Пономарева задержаться. Он не пожалел.
   Среди пассажиров и провожающих пробиралась дама в длинном розовом платье и шляпе, закрывающей лицо, очень похожая на… Анну?
   «Не может быть, – опешил адвокат. – Вторая Анна? Это невозможно! Хотя… Что, если Салахов придумал подмену? Но зачем? Чтобы сбить с толку Фарида? Две Анны – это неожиданно. Какая из них настоящая? Та, что с Салаховым, или эта?»
   Пора было занимать места в вагоне. Пономарев подождал, пока это сделает Фарид, и отправился следом. Больше никаких происшествий не было до самого отправления экспресса.
   Внутреннее убранство поезда поражало роскошью. Купе, похожие на бонбоньерки, ковры, кожа и бархат, красное дерево, белые цветы в вазах…
   – Здесь все точно такое же, как раньше, – заученно сообщил проводник, принесший Артему меню ресторанов и перечень услуг, предоставляемых в поезде. – «Восточный экспресс» возил королей и премьер-министров, кинозвезд и прочих знаменитостей. В нем Эркюль Пуаро расследовал убийства. Здесь все дышит стариной и легендами прошлого.
   Когда за проводником с мягким стуком закрылась дверь купе, бывший сыщик прилег на диван и представил своего литературного коллегу. Пуаро ехал в этом поезде, переодевался к обеду в смокинг, пил французское шампанское и применял свой блестящий интеллект для разоблачения убийцы…
   Интересно, что бы делал Пуаро, окажись он на месте Артема? Адвокат понятия не имеет, почему и для чего понадобился своему клиенту. Салахов путешествует с женой, но вместе или по отдельности? Какую из двух женщин надо держать в поле зрения? Очевидно, обеих? Что делает в поезде профессор Рубен? Фарид следует за Левитиной в качестве любовника или…
   Ни на один вопрос пока не было ответа. Артем надеялся, что со временем ситуация прояснится.
   Поезд набирал ход, мягко покачиваясь на старинных рессорах; уютно поскрипывала деревянная отделка, покачивались цветы в вазе, шторы колыхались в такт движению. Все это убаюкивало Артема, приглашая в блаженные объятия сна. Он не заметил, как смежились его веки, дыхание успокоилось, стало ритмичным и глубоким. Ему снились персонажи Агаты Кристи, потом их сменила красавица в восточном одеянии, потом…
   Фарид, напротив, находился в непривычном возбуждении. Он тоже заметил «вторую Анну», и это его встревожило. Он любил ясность. В бою он умел усмирить свой страх, но когда не знаешь, кто твой противник, чувствуешь себя неуверенно. Старик Накаяма воспитал в нем стойкость, мужество и хладнокровие, отточил его технику. Все это годится для поединка, но жизнь – дело другое. Она требует напряжения ума…
   Перед отъездом Фарид много тренировался, упорно, до изнеможения. Скорее для того, чтобы подавить вспыхнувшую страсть к Анне, чем для отработки навыков. Как боец он достиг совершенства. Его тело опережало рекомендации ума. Воин был спокоен. Но в иной роли Фарид ощущал растерянность. Чего ждет от него Анна? Этого он толком не знал.
   Наконец и его сморила усталость, не столько физическая, сколько моральная. Он погрузился в чуткий неглубокий сон… где деревянные панели купе превращались в темные фрески на стенах его афинского дома. Разве у него когда-то был дом в Афинах? Гордеев несказанно удивился. И все же… ему снился Пелопоннес… акрополь и Львиные ворота Микен, сложенные из огромных каменных глыб… финиковые пальмы на побережье, шум олив и кисловатое критское вино… вкус крови и пота на губах, грохот боевых колесниц, натужные удары осадных орудий, свист стрел и лязг мечей… скрип мачты и гул ветра в парусах… женщина в светлом хитоне, машущая ему рукой…

О, Зевс, владыка грозный и великий! Услышь же вопль души!
Но нет… напрасны губ сухих движенья…
Простерся надо мной бездонный взгляд небес,
Над нею же, как прежде, безмятежно
Порхает белой бабочкой Любовь…
Злодейка смерть пришла, чтоб разлучить влюбленных,
И наступает ночь на нас, где гаснут звезды и прячет лик луна,
А память унесет забвения река…
Скажи, зачем сосуд священный тоскою напоен,
А чаша огненная страсти не испита?..

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация