А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 34)

   Глава 34

   Анна положила кольцо в шкатулку, подаренную ей Юрием в самом начале знакомства. Когда они приехали домой, она поставила шкатулку на стол и открыла крышку. Кольцо тускло блеснуло, оно не производило впечатления особо ценной вещи.
   – Зачем ты взяла с собой шкатулку? – поразился Юрий. – Ты что, знала о кольце?
   – Почти…
   – Еще когда мы ехали к родителям?
   – Как только ты сообщил про ограбление.
   – Боже! – воскликнул Юрий. – Почему ты мне сразу не сказала? Как ты догадалась?
   – Все дело в имени.
   – Анна, я прошу тебя, не говори так больше. Объясни мне все! – он чуть не ляпнул про дом в Андреевском, но вовремя остановился. – Я не могу больше жить, не зная, о чем ты думаешь, чем занимаешься. Ты как будто плывешь по реке, а я стою на берегу, не в силах остановить тебя… Когда ты уходишь, я должен верить, что ты вернешься, что я увижу тебя вновь! То, как мы живем теперь, невыносимо!
   – Но что же я могу сказать? – печально улыбнулась Анна. – Я села в лодку, которая плывет по течению. А куда? Наши предположения не всегда оправдываются.
   – Хотя бы объясни, что это за кольцо.
   – Помнишь, ты мне рассказывал о проклятии рода Салаховых, о какой-то вещи, якобы находящейся у вас. Вещь эта непростая и может принести беду. Та женщина, Клара, писала письма сначала твоему деду, потом тебе… с требованиями вернуть незаконно присвоенную реликвию. Я думаю, мы нашли ее. Это кольцо. И теперь оно действительно находится у нас.
   Юрий придвинул к себе шкатулку и посмотрел на кольцо. Оно выглядело обыкновенным, грубо сделанным. Не похоже, что оно имеет какие-то магические свойства.
   – Ты веришь написанному в тетрадях деда? – спросил он, переводя взгляд на Анну.
   – Почти… – как всегда, уклончиво, ответила она. – Всему верить не следует, но подвергать сомнению факты только потому, что они тебе непонятны, – ошибка. Я знала о кольце, вернее о том, что оно существует, задолго до того, как мы с тобой встретились. Ты не случайно пришел ко мне. Люди заблуждаются, думая, будто они действуют по собственной воле.
   – Может быть, ты вышла за меня только из-за кольца? – Юрию была настолько мучительна эта мысль, что челюсти свела судорога.
   – Думай, как хочешь, – мягко ответила Анна, кладя свою ладонь ему на руку. – Каждый должен сам находить истину в своих и чужих поступках. Я бы все равно получила это кольцо, тем или иным путем. Когда-то очень давно меня научили, что никогда нельзя свою цель ставить в зависимость от другого человека. Я следую принятым мною правилам.
   – Как кольцо попало к отцу?
   – Именно так, как он и рассказал. Аграфена Семеновна отдала сыну единственную оставшуюся от родителей ценность.
   – Выходит, бабушка предчувствовала свою гибель? Почему именно в тот день она вспомнила о кольце и передала его на хранение маленькому мальчику, несмышленышу?
   Анна некоторое время молчала, как бы взвешивая слова Юрия.
   – Боюсь, что ее смерть – действительно самоубийство, – наконец произнесла она. – Отправляясь на ту роковую прогулку, она уже знала, что бросится в воду.
   – Но почему? Бога ради, почему?
   – Видишь ли, Юра… желая что-то знать или что-то иметь, человек не отдает себе отчета, чем может обернуться для него это знание или обладание. Что будет, если слепой возьмет в руки горящую головню? Он обожжется. Так происходит повсюду! Никто из твоих предков не предполагал, что значит обладать кольцом. Оно создает вокруг себя пространство мрака, невыразимых стремлений, тревог, ночных страхов. Оно сводит с ума. Одни подвержены его влиянию больше, другие меньше. Аграфена Семеновна начала ощущать воздействие кольца и решила, что неизлечимо больна. Молодая, красивая, горячо любимая своим мужем, она пришла в ужас от перспективы попасть в лечебницу для умалишенных. Она сознательно выбрала смерть.
   – Как же мой отец до сих пор не свихнулся? Ведь кольцо хранилось в его кабинете.
   – Он забыл о кольце… в тот самый миг, как спрятал его. Потрясение, вызванное смертью матери, словно отрезало память прошлого. Кроме того, его спасла физика… да-да… все эти формулы, вычисления и научные опыты. Его рассудок загружен донельзя, и там не осталось места для ночных кошмаров. Твоя мать, к счастью, понятия не имела об опасной реликвии.
   – А ты? – взволнованно спросил Юрий. – Ты разве не боишься кольца? Если считать твои слова правдой, то…
   – Я давно ищу эту вещь. Так давно, что ты не поверишь. Лучше тебе не знать ничего! Во всяком случае, пока.
   Прощание с Лаэртом услужливо всплыло в ее памяти. Пески, бесконечный жаркий ветер, верблюды… и его некогда сильная, а теперь безжизненная рука в ее ладони…
   – Я не хочу, чтобы с тобой произошло что-нибудь плохое, – серьезно сказала она, глядя на Юрия.
   В глубине ее зрачков вспыхивали и гасли незнакомые ему до сих пор огни.
   – Но…
   – Никаких но. Давай закончим этот разговор. Кольцо у меня, и теперь никому из вас ничего не грозит.
   – Не так страшен черт, как его малюют.
   – Черт вообще не страшен, – усмехнулась Анна, закрывая шкатулку.
   – А имя? Ты говорила, все дело в имени.
   – Как звали того древнего грека-торговца, который водил караваны по пустыням?
   – Арсений…
   Она кивнула.
   – К нему первому из вашего рода попало кольцо. Будто бы случайно. Твоего отца тоже зовут Арсений. В любом совпадении есть скрытый смысл. Нужно научиться видеть подсказки.
   – Но попытки ограбления – это что? Кто-то хотел украсть кольцо? – спросил Юрий после некоторого раздумья.
   – Украсть – неправильно сказано. Кольцо искали. Возможно, ищут до сих пор. И будут искать…
   – Кто?
   – Другие.
   Юрий понял, что больше ничего от нее не добьется.
   – Давай лучше поедем куда-нибудь, развеемся, – сказала Анна. – Твое предложение еще в силе?
   – Насчет Крыма? – вяло отозвался он.
   Юрий чувствовал себя так, будто его только что перемололи гигантские жернова и в нем не осталось ничего прежнего. Одна только бледная оболочка, которую придется заполнять новым содержимым.
   – Можно, я сама выберу, куда мы поедем? – улыбнулась Анна.
   – Разумеется… – пробормотал он, ощущая себя раздавленным, поверженным…
   Но, кажется, Анна протягивает ему руку. Больше Юрий ничего не видел. Наверное, он ослеп от счастья…
* * *
   Макс, бармен из «Немецкой слободы», пристально разглядывал несколько фотографий, предъявленных ему адвокатом.
   – Вот, кажется, тот мужик, – нерешительно указал он тонким, как у музыканта, пальцем на один из снимков. – Похож.
   Снимок запечатлел господина Яковлева, выходящего из своего подъезда. У Артема сердце подпрыгнуло от предчувствия удачи.
   – Это он пил пятого июля вместе с Никитским, а потом повел его к выходу? – спросил он.
   – Кто такой Никитский? – удивился бармен.
   – Ну, тот человек, который был сильно пьян, завсегдатай ваш.
   – А-а! Я их по фамилиям-то не знаю. Точно! Они сидели вместе, выпивали… а потом один другого повел.
   Из «Немецкой слободы» Пономарев поспешил к Лене Никитской.
   – Я обдумал изложенные вами обстоятельства гибели Галины Яковлевой, – сказал он, усевшись напротив хозяйки в полутемной гостиной. – Есть некоторые вопросы.
   – Вы мне не поверили?
   Лена еще сильнее осунулась со времени их последней встречи.
   – Скажем так: не совсем поверил.
   – Зачем же тогда пришли?
   – Удалось кое-что выяснить, и теперь я совершенно уверен: вы находитесь в опасности. Я не хочу, чтобы вас тоже убили. Яковлев звонит вам?
   – Редко, – вздохнула Никитская. – Он будто чует что-то. Говорит, нам пока не стоит встречаться. Я и не хочу. Боюсь!
   – Игорь Семенович уверен, что не оставил никаких следов?
   Лена кивнула.
   – Нас вроде никто не видел. Он был в перчатках, а ту одежду выбросил, сам хвастался. Дескать, предусмотрел все возможное. А… что?
   – Вам показывали визитку, найденную в машине?
   Лена наморщила лоб, вспоминая.
   – Кажется, да… Только какая это визитка? Кусок бумаги с самодельным оформлением. У Димы они валялись повсюду. Наверное, одна затерялась в машине. Я не вижу в этом ничего удивительного.
   – Понимаете… та визитка была вручена Яковлеву неким Гореловым из Соснового Бора. Это установленный факт. Следователь пока об этом не знает, но скоро узнает. Как только Яковлева вызовут в милицию для уточнений, он поймет, что вы – единственный страшный для него свидетель. Визитка – улика, конечно, но… сами понимаете, косвенная. Зато ваши показания могут решить судьбу Игоря Семеновича. Как он поступит?
   – Избавится от меня как можно скорее! Как же еще? Игорь расчетливый и осторожный человек. Он рисковать не станет.
   – Может, вам уехать куда-нибудь на время?
   – Бросить Диму? – возмутилась Никитская. – И куда я поеду? Игорь все равно не оставит меня в покое.
   – Как же быть?
   – Не знаю… – она была бледна, зябко куталась в вязаную шаль. – Я предпочитаю не выходить из дома, но… так не может долго продолжаться. Хорошо, что Игорь сейчас ко мне не ходит. А вздумай он прийти, мне что, не впускать его? Он сразу обо всем догадается. Что я… В общем, я многие варианты перебрала в уме, и ни один не кажется мне надежным.
   Адвокат не мог с ней не согласиться. Яковлев опасен, а когда узнает о визитке, которую нашли в машине, у него не останется выбора. Если Лена заговорит, ему конец. Не так представлял себе ситуацию умный, дальновидный Игорь Семенович. Да что поделаешь? Досадная случайность может погубить опытного профессионала, не то что убийцу-любителя.
   – Пока Яковлев затаился, старательно изображает скорбящего вдовца. Но никто не знает, как он поведет себя, если начнет нервничать.
   Лена сидела молча, будто не слышала. Страх сковал ее; позднее раскаяние точило душу, лишая сна и покоя.
   – Зачем я с ним связалась? – она так сжала руки, что побелели косточки. – Какая дура! Дура… Была и осталась. Все потому, что ждала от мужчин любви, а они меня просто использовали. И Дима, и Игорь… каждый по-своему. Дима был плохим мужем, но по крайней мере он женился на мне не из-за денег. Жил со мной не так, как мне хотелось, но, видимо, по-другому он просто не умел. А Игорь… Боже мой, какой мерзавец!.. Ужас! Он все рассчитал с самого начала. Я его не интересовала ни как женщина, ни даже как друг. Это была сплошная ложь… сплошная ложь! А я-то, я! Купилась на дешевку – цветы, комплименты… банально до тошноты. Разочарованная женщина, страдающая от равнодушия мужа, самая легкая добыча для таких… проходимцев…
   Лена заплакала.
   – Как хладнокровно, без тени сомнения в своей правоте, он убил Галину, – продолжала она сквозь слезы. – Они прожили вместе много лет. И все эти годы… она не знала, что смотрит в глаза своей смерти! Разве не страшно жить в таком мире?
   Артем вздохнул.
   – Не стоит копаться в прошлом и оплакивать свои ошибки. Людям свойственно заблуждаться. Что было, то осталось позади. Нам надо думать о сегодняшнем дне. О вашей безопасности, Лена. Оснований для задержания Яковлева у следствия пока нет. Но если вспугнуть его, он пойдет на все.
   – Вы считаете… он убьет меня? Конечно, убьет. Зачем я спрашиваю. Угроза попасть в тюрьму приведет Игоря в неистовство.
   – Боюсь, что да! – вздохнул Пономарев. – Охрану к вам никто не приставит, живете вы одна. У вас есть близкая подруга?
   – Нет. Я ненавижу женщин… из-за Димы. Внимание, которое он оказывает им, сделало их моими злейшими врагами. Так что у меня не то что подруги, приятельницы нет.
   Адвокат задумался. С одной стороны, ему было жаль Лену, а с другой… она сама создала свой ад. Сначала вышла за Никитского, потом терпела его пренебрежение, потом… решила отомстить. Одна глупость следовала за другой, что и привело ее к такому грязному, жестокому концу. Муж в тюрьме, она соучастница убийства, любовник, который спал с ней ради бизнеса ее супруга, собирается лишить ее жизни… Нельзя прийти к счастью по скользким дорожкам. Компромисс с самим собой невозможен. Это путь в пропасть…
   Пономарев не собирался ни поучать, ни укорять Лену. Его задача не исправлять людей, а помогать им выстоять в жутких условиях, которые они себе создали, и, по возможности, сохранить им жизнь.
   Галине Яковлевой его помощь уже не нужна, а Лену Никитскую еще можно спасти.
   – Нужно спровоцировать убийцу, – предложил Артем. – Заставить паниковать.
   – Я боюсь…
   – Понимаю. Но это лучше, чем ничего не делать. Я все объясню ребятам из следственного отдела… и подключу своих. Ваш телефон будет прослушиваться. Когда Яковлева поймают при попытке убить вас, он не сможет выкрутиться.
   – А Диму отпустят?
   – Полагаю, что да.
   – Я виновата перед ним…
   Артем отметил, что она не спрашивает о себе: что будет с ней, придется ли ей отвечать за содеянное.
   – Так вы согласны?
   Никитская кивнула. Ее плечи вздрагивали под теплой шалью.
   – Тогда не стоит откладывать. Звоните!
   – Прямо сейчас? – растерялась она. – Но… что говорить? Он рассердится из-за моего звонка. Мы договорились соблюдать конспирацию…
   – Ничего. Звоните, – Артем вложил трубку ей в руку. – И включите громкую связь. Чтобы я тоже мог слышать. Скажете, что вас вызывал следователь и показывал вам визитку, которую нашли в машине. И что эту визитку мог выронить Яковлев, когда… Словом, намекните, что визитка принадлежит человеку из Соснового Бора.
   – Ладно… – Лена набрала номер любовника. Ее пальцы мелко дрожали.
   – Да?
   Голос Яковлева был сух и насторожен.
   – Это я…
   – Зачем ты звонишь? Я же предупреждал.
   – Меня вызывали к следователю. В машине нашли визитку…
   – Какую визитку?
   – Наверное, она выпала, когда ты…
   – Замолчи! – с тихим бешенством оборвал ее Игорь Семенович. – Будешь отвечать только на мои вопросы. Поняла?
   – Д-да…
   – Ты видела эту визитку?
   Лена вопросительно посмотрела на адвоката, тот кивнул.
   – Видела.
   – Почему ты решила, что она имеет отношение ко мне?
   – Это не я… они так думают…
   – Почему? Это может быть визитка твоего мужа.
   – Она… из Соснового Бора. На ней адрес, телефон и…
   – Молчи! – снова перебил ее Яковлев. – Это не телефонный разговор! Нам надо встретиться и все обсудить.
   – Игорь, давай признаемся во всем, снимем грех с души… – заплакала Лена. – Тебе не снится Галина?
   – Идиотка… – прошипел Яковлев и бросил трубку.
   Лена вопросительно уставилась на Пономарева.
   – Подождем пару минут, – успокаивающе сказал он. – Он перезвонит вам. Ему нужно собраться с мыслями.
   Так и вышло. Яковлев перезвонил и назначил Лене встречу на завтра, ранним утром, в том самом запущенном садике, где они гуляли, скрываясь…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация