А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 32)

   Глава 32

   Анну разбудил громкий сигнал телефона. Сколько же она проспала? Часы показывали начало двенадцатого. С трудом возвращаясь к действительности, она взяла трубку.
   – Алло?
   – Анна! Ты дома. Не представляешь, как я рад тебя слышать…
   Юрий был чрезмерно взволнован, его голос неестественно звенел.
   – Что-нибудь случилось?
   Господи! Пусть бы она хоть раз дала ему возможность высказаться самому, а не после наводящего вопроса.
   – Случилось, – упавшим тоном сообщил Салахов. – Сегодня утром ограбили моих родителей. Отец, к счастью, был в университете, мама пошла к подруге. Когда вернулась, застала полнейший разгром. По квартире будто смерч прошел.
   – Что-то пропало?
   – Пока не знаю. Мама ужасно расстроена. Она пересматривает вещи. Все выброшено с антресолей, из шкафов… Отец еще не видел, что творится у него в кабинете!
   – Полагаю, нам следует поехать к ним, – предложила Анна. – Успокоить, насколько это возможно.
   – Я думал, ты не согласишься, – с облегчением вздохнул Юрий. – Спасибо. Так я заеду через полчаса…
   Ровно через полчаса Анна уже стояла у подъезда, в длинной юбке из хлопка, спадающей свободными складками, в полупрозрачной легкой блузе. Летний ветер полоскал светлые ткани.
   «Какая она… удивительная», – подумал Юрий, не сумев подобрать другого слова.
   Жена уселась на заднее сиденье, расположившись с присущей ей любовью к комфорту. Это особое пристрастие к удобствам сочеталось в ней с простотой и непритязательностью. У нее вообще было много противоречивых качеств, которые гармонировали между собой.
   – Ты знаешь еще какие-нибудь подробности? – спросила она. – Милицию вызывали?
   Юрий покачал головой.
   – Понятия не имею. Сейчас приедем, все узнаем.
   Дверь в квартиру Салаховых оказалась незаперта, повсюду царил жуткий беспорядок. Все действительно оказалось перевернуто вверх дном. Хозяйка с рыданиями рухнула на грудь сына. Кроме нее в квартире была соседка, интеллигентная старушка, которая скромно сидела на краешке дивана в гостиной и ждала приезда «детей».
   – Душечка, я пойду? – вопросительно проговорила она. – Вы уж тут сами… по-семейному разбирайтесь.
   Она проскользнула мимо Анны и Юрия, на котором, подвывая на разные лады, висела хозяйка квартиры. Когда старушка прикрыла дверь, замок еле слышно щелкнул. Анна повернулась на этот звук. Что-то он ей напомнил…
   – Ю-у-рочка-а-а! – придав голосу новый тембр, взвыла свекровь и помешала Анне думать. – Что же это тако-о-о-е? Что же это делается? Отец еще ничего не знает. Весь его кабинет разгромили-и-и, все бумаги, книги… все! Все пропа-а-ало!
   Анна прошла на кухню, налила в стакан воды и вернулась в гостиную.
   – Выпейте, – сказала она свекрови.
   Та, всхлипывая, отстранилась от Юрия и взяла стакан. С каждым глотком воды она странным образом успокаивалась и, наконец, смогла глубоко вздохнуть и опуститься в кресло.
   – А теперь расскажите все по порядку.
   Свекровь судорожно сглотнула, не в силах отвести глаз от невестки, и начала рассказывать.
   – Сеня с утра ушел в университет, а я… решила обед не готовить. Он от своих аспирантов все равно раньше девяти вечера не вырвется. Ну, и пошла к Лелечке, моей приятельнице. Сидим мы с ней, болтаем. А у меня на сердце кошки скребут. Вроде причины никакой нету, а тревожно. Засобиралась я домой. Как Лелечка ни уговаривала еще посидеть, я ее не послушала. И правильно сделала! Прихожу, а тут… – она развела руками. – Дверь нараспашку… все переворочено! Что ж это за бандитизм такой? Чтобы среди бела дня к людям в квартиры врываться!
   – Ты звонила в милицию? – спросил Юрий.
   – Н-нет… – растерялась пожилая дама. – Что я им скажу?
   – Как это что? Твою квартиру ограбили!
   – Так вроде не взяли ничего. Разбросали только. Я деньги проверила – на месте, и золото мое тоже, и папины награды, и… шуба песцовая, что ты мне подарил. Ничего не тронули. Может, они бумаги искали? Открытие какое-нибудь украсть решили?
   – Какое открытие? Никаких «революционных» открытий папа не сделал.
   – Тогда что же? Просто хулиганство?
   – Надо, чтобы пришел Арсений Платонович и посмотрел, все ли его вещи на месте, – негромко, но твердо сказала Анна. – Вы можете позвонить ему на работу?
   – Звонить ему? – возмутилась свекровь. – Вы что, хотите его в могилу загнать? У него сердце.
   – У всех сердце, – спокойно возразила Анна. – Все равно он придет и все увидит. А нам важно узнать сейчас, не откладывая.
   – До вечера я все уберу, сложу…
   – Мама! – перебил Юрий. – Сделай, как говорит Анна.
   Та открыла было рот, но смирилась под суровым взглядом сына.
   Юрий подал ей трубку.
   – Арсений! – завопила она, едва только ученый ответил. – Немедленно все бросай и приезжай домой! Нас ограбили! Юрочка хочет с тобой поговорить…
   Юрий взял у нее трубку и сказал отцу, что приедет за ним минут через сорок.
   – Я с тобой, – сказала Анна, вставая.
   – Нет! – взвизгнула свекровь, вскакивая и цепляясь за ее руку. – Я одна не останусь! Вдруг он… они… вернутся?
   – Не бойтесь, – вздохнула Анна. – Больше никто вас не побеспокоит. По крайней мере сегодня.
   – Откуда она может знать? – обращаясь к Юрию, возмутилась свекровь. – Почему я должна ей верить? Кто-то же ворвался сюда? Открыл замок?
   – Такой замок гвоздем открыть можно, – сердито возразил он. – Сколько раз я тебе предлагал поставить новую дверь? Ладно, я пошел.
   В отсутствие Юрия женщины принялись разбирать и складывать вещи, проверяя, все ли цело. Кроме побитой посуды, иного ущерба не было. Впрочем, оставался кабинет Арсения Платоновича, в котором мог разобраться только сам хозяин…

   У академика затрясся подбородок, когда он увидел, что делается в квартире.
   – Боже мой… боже мой… – бормотал он, переходя из комнаты в комнату. – Какое варварство… Что им было нужно, Юра?
   Вид кабинета привел его в неподдельный ужас. Все содержимое шкафов было вывалено на пол, ящики выпотрошены, дипломы и награды валялись, как мусор, вперемежку с бумагами, исписанными формулами и вычислениями.
   Ученый без сил опустился на стул и заплакал.
   – Да что ж это за напасть такая? – спрашивал он жену, которая стояла, опустив глаза. – Что им надо? Зачем они врываются в наш дом? Что они ищут? И это уже во второй раз! Я еще понимаю, если бы ограбили Юрочку…
   – Арсений! – укоризненно воскликнула свекровь.
   – Нет-нет… конечно, я неправильно выразился…
   – Ничего страшного, папа, – успокаивающе сказал Юрий, кладя руку ему на плечо. – Посмотри, пожалуйста, ничего не пропало? На месте ли твои рукописи?
   – Боже мой! Тут за месяц не разберешься… – с отчаянием вздохнул тот. – Зачем кому-то мои рукописи? Это просто смешно. Все открытия запатентованы, а новые разработки хранятся в университете, в сейфе…
   Анна наблюдала эту душераздирающую сцену спокойно и не вмешивалась в разговор. Юрий был взволнован: жалость к отцу вытеснила негодование. Свекровь беспокоило здоровье мужа больше разбросанных вещей и учиненного разгрома.
   – Сеня… может, корвалолу? – робко предложила она.
   Арсений Платонович даже не посмотрел на нее. Он присел на корточки среди своих растерзанных богатств и принялся бестолково перекладывать их с места на место. Жена бросилась ему помогать. Но ученому это не понравилось.
   – Не трогай! Ради бога, ни к чему не прикасайся! Я сам…
   – Арсений Платонович, – сказала Анна, о которой на время все забыли. – Пойдемте пить чай.
   Эта простая фраза в столь драматической ситуации показалась неуместной. Но… свекор встрепенулся, взглянул на невестку, спокойно улыбавшуюся ему, и поднялся.
   – Да-да… разумеется. Гостеприимство – прежде всего. Простите, Аннушка. Лена! – обратился он к жене. – Поставь чайник, мы идем пить чай!
   Горячий чай с лимоном всем пошел на пользу – даже хозяин порозовел и расплылся в улыбке, поглядывая на Анну.
   – Мне уже не хочется сердиться на этих… бандитов, – сказал академик. – Они негодяи, конечно, варвары… что и говорить. Такое устроили в кабинете! Но ведь именно им я обязан удовольствием видеть вас и Юрочку.
   Свекровь обожглась чаем и закашлялась. Игривые слова супруга ее не на шутку насторожили. Он кокетничает? Позорище! Эта… распутная дамочка кому угодно голову заморочит!
   Она была так переполнена ядом, что забыла об ограблении… и с трудом сдерживалась, чтобы не вышвырнуть вон ненавистную «Аннушку», как то и дело обращался к невестке Арсений Платонович.
   Юрий недоумевал, кому могло понадобиться залезть в квартиру родителей, где действительно ничего ценного не было.
   – В чем тут дело, по-твоему? – спросил он Анну, когда они вышли на балкон подышать свежим воздухом.
   Она задумчиво смотрела вдаль, опираясь на перила.
   – Дела давно минувших дней… – туманно изрекла она. – Преданья старины глубокой…
   Юрия раздражал ее насмешливо-снисходительный тон. Однако она одна сохраняла спокойствие и уверенность. Как будто знала, чем все закончится.
   – Ты можешь объяснить, что происходит?
   – Люблю, когда ты сердишься, – засмеялась Анна, обнимая мужа за шею. – Перед нами задача с тремя неизвестными. Но это только кажется. Вся штука в имени!
   – В чем? – удивился Юрий. – Ты издеваешься?
   Анна потянулась к его лицу и легонько поцеловала в губы.
   – Разве я непонятно выразилась? Все дело в имени, – прошептала она, прижимаясь к его плечу. – Мне самой это пришло в голову, только когда я увидела радио…
   – Какое еще радио? Я прошу тебя…
   – Радио, которое сделал твой отец в пятилетнем возрасте.
   – Анна…
   – Хозяин приглашает вас за стол. У него появился аппетит! – радостно сообщила свекровь, выглядывая из комнаты на балкон. – Я поставила пельмени.
   У нее в морозильной камере всегда лежала сотня-другая пельменей, приготовленных ею собственноручно. И муж, и сын любили пельмени – для них она и старалась. Во всяком случае, ее, как хозяйку, никогда не застанут врасплох!
   На сей раз Юрий жевал, не ощущая вкуса, он пытался разгадать смысл сказанного на балконе Анной. Ограбление, какое-то имя, радио… Сплошная путаница!
   – Арсений Платонович, – вдруг сказала Анна. – Какой вы запомнили свою мать?
   «Боже, зачем еще и это? – удивился Юрий. – Неужели мало переживаний на сегодня?»
   Но академик, вопреки ожиданиям, не огорчился. Вопрос невестки погрузил его в воспоминания. Как живая, предстала перед ним Аграфена Семеновна… высокая, с тонким станом и округлыми бедрами, с тяжелым узлом волос на затылке…
   – Мама собиралась на прогулку… – зачарованно произнес он. – Ту самую… по Волге. Больше я ее не видел. Она… была очень возбуждена, неспокойна. Ходила из угла в угол и все сжимала в руках крестик на голубеньком шнурочке…
   – Она что-то говорила?
   – Мне казалось, она молится. Ее губы шевелились и бормотали что-то, невнятно и быстро. Я не мог разобрать слов. Потом… она остановилась у зеркала, поглядела в него и громко сказала: «Не хочу! Этого не может быть! Я не сумасшедшая… нет…»
   – Ваша мать боялась безумия? – спросила Анна.
   – Думаю, да, – кивнул Арсений Платонович. – Страх сойти с ума был ее навязчивой идеей.
   – Почему?
   Академик неопределенно повел плечами.
   – Не знаю. Она плохо спала… часто просыпалась ночами и бродила по дому. Наверное, ей снились плохие сны. Мама страшилась ночи, что-то мучило ее, лишало сил. И вот… в тот день, когда они с отцом отправились на речную прогулку…
   – Что? Что произошло в тот день?
   – Мама не хотела брать меня с собой, – сказал ученый. – Я плакал, а она, всегда такая жалостливая, и слышать ничего не желала. Думаю, она еще дома решилась…
   – Ты имеешь в виду, она собиралась покончить с собой? Броситься в Волгу? – удивился Юрий. – Это был не несчастный случай?
   – Мама… будто прощалась со мной. Она обняла меня и долго прижимала к груди, потом отпустила… и дала маленькую вещицу на память. «Береги это, – сказала она. – Никому не показывай. Спрячь, чтобы никто не нашел».
   – Что она тебе дала? – вне себя от волнения, привстал Юрий.
   – Кольцо… Я тогда очень хотел ехать с родителями, капризничал и не обратил на него особого внимания…
   – Но ты его не потерял, надеюсь?
   – Безусловно, нет. Разве я мог ослушаться матери?
   – Куда вы спрятали кольцо, Арсений Платонович? – спросила Анна.
   – Я не доставал кольцо… с тех самых пор. Не мог… Я хотел забыть о нем, обо всем, что случилось тогда… и забыл…
   – Где кольцо, папа? – допытывался Юрий, встав со стула от нетерпения. – Куда ты его положил?
   – Куда?.. – растерялся ученый. – Ну, конечно же, в динамик… Это была самая дорогая для меня вещь, сделанная своими руками. Радио. Я открыл заднюю крышку и положил кольцо внутрь, а потом… забыл обо всем.
   – Оно все еще там?
   – Если никто не вытащил…
   Юрий выскочил из гостиной и понесся в кабинет отца. На полу, среди выброшенного содержимого шкафов и ящиков, валялось маленькое невзрачное радио. Он поднял динамик и потряс его, прислушиваясь. Кажется, внутри что-то гремело.
   Все столпились в дверях кабинета.
   – Дай, я попробую… – предложил академик. – Нужно открутить вот это…
   Арсений Платонович взялся открывать корпус радио. Руки его дрожали, и процедура заняла много времени. Никто не торопил ученого. Наконец ему удалось справиться с заржавевшими шурупами. На его ладонь выкатилось кольцо из желтого металла.
   – Оно золотое, Сеня? – спросила жена, чрезвычайно удивленная таким оборотом дела. – Почему ты прятал его? И даже мне не сказал?
   – Так велела мама…
   Юрий взял кольцо из рук отца и как следует рассмотрел его. Похоже на золотое, с искусным орнаментом в виде змеи, обвивающей что-то наподобие ключа.
   – Господи! – вырвалось у него. – Неужели это оно?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация