А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 26)

   Глава 26

   Пиво в баре «Немецкая слобода» подавали превосходное, легкое и пенистое. К нему предлагали семгу, раков, мелкую копченую рыбешку, сосиски с сыром по-баварски и тушеную капусту. Кроме пива посетителей потчевали всевозможными спиртными напитками, мясом, зажаренным на вертеле, и овощными салатами. Многих завсегдатаев привлекала в первую очередь кухня.
   Артем пришел по делу, но решил не лишать себя удовольствия. Он сел за маленький деревянный столик, так, чтобы видеть стойку и ловко орудовавшего за ней бармена. Ему повезло, и бармен был тот самый, которого описал Никитский, – высокий, худой и с залысинами. Звали его Макс.
   Бывший сыщик отдал должное пиву, поел раков и заказал еще порцию мяса с красным перцем. Наслаждаясь едой, он незаметно наблюдал за Максом. Тот виртуозно разливал выпивку, готовил коктейли и переговаривался с посетителями.
   – Молодой человек! – подозвал Артем официанта, юного мальчика с пушком на щеках. – Как зовут вашего бармена?
   – Этого?
   – А что, у вас их много?
   – Двое, работают по очереди, – ответил мальчик.
   Форма сидела на нем несколько мешковато, и сам он смущался. «Наверное, недавно работает, – определил Пономарев. – Это хорошо. Не успел стать ушлым и хитрым, поэтому врать не будет: если что-то знает, расскажет».
   – Так как зовут этого бармена? – повторил он вопрос, глазами указывая на Макса.
   – Макс…
   Значит, Никитский не обманул. Хорошо.
   Артем достал купюру и положил на стол.
   – Это тебе.
   – За что? – удивился паренек, отчаянно краснея.
   – За информацию.
   Официант стоял в растерянности, не зная, уйти или продолжать разговор.
   – Я частный детектив, – соврал Артем, двигая доллары в сторону мальчика. – Ищу одного человека. Поможешь?
   Тот расслабился и облегченно вздохнул. Стучать на хозяина и ребят не придется, так почему бы и не поговорить с человеком. Он взял деньги и положил в карман.
   – Кто из барменов работал вечером пятого июля?
   Официант напряженно задумался; он подсчитывал что-то в уме, потом начал загибать пальцы.
   – Кажется, Макс… Точно, Макс! Его смена.
   – Посетителей было много?
   – У нас по вечерам всегда народу полно.
   Артем так и думал. Вряд ли паренек кого-нибудь запомнил… Но чем черт не шутит?
   – Ты видел в баре этого мужчину? – спросил он, показывая мальчику фотографию Никитского.
   – Вы его ищете? – паренек добросовестно рассматривал фото, стараясь вспомнить. – Кажется, он приходил пару раз. Да! Приходил…
   – Ты давно здесь работаешь?
   – Два месяца, – улыбнулся официант. – А что?
   – Ничего. Просто я любопытный. Вечером пятого июля этот мужчина был в баре?
   Паренек аж вспотел от усилия, но напрасно.
   – Не помню! – выдохнул он. – Может, и был. Вам лучше спросить у Макса. Он многих посетителей знает, даже по именам.
   Пономарев решил последовать совету и направился к стойке.
   – Могу я поговорить с вами?
   Бармена долго уговаривать не пришлось. Макс оказался покладистым малым, без всякого смущения взял предложенные деньги и с готовностью уставился на фото Никитского.
   – Этот мужчина приходил не часто, в основном по вечерам. Много пил. Больше ничего сказать не могу.
   – Вечером пятого июля вы работали?
   Макс немного подумал и кивнул.
   – Он приходил?
   Бармен снова задумался, морща лоб.
   – Был, – сказал он наконец. – Напился под завязку. Не мог сам на улицу выйти. Кажется, его кто-то вывел под руки. Да! Он еще зацепился за кадку с фикусом и чуть ее не перевернул. Я обратил внимание.
   – Кто его вывел?
   Макс пожал плечами.
   – Посетитель какой-то… что был потрезвее.
   – Вы его знаете?
   – Заходил иногда… нормальный мужик, умеренно пьющий. Вы извините, но я привык посетителей воспринимать по количеству выпитого.
   – Специфика работы, – усмехнулся Артем. – Этого второго можете описать?
   – Так я же сказал – умеренно пьющий. Приличный человек. Лет около сорока.
   – Они были знакомы?
   – По-моему, нет. Просто случайно рядом оказались… пришлось помочь. Так часто бывает. Если кто-то много выпил, не ползком же ему до двери добираться?
   – Вы правы. Этот второй… приходил после того в бар?
   Макс снова наморщил лоб.
   – Может, и приходил, но не в мою смену. Я его больше не видел.
   – Точно?
   – Ну, не на сто процентов… Он не был постоянным посетителем, так, заходил изредка. Может, и появится еще.
   – Вот моя визитка, – сказал Артем. – Если этот человек придет, позвоните мне.
   Бармен нерешительно смотрел на визитку. Он явно колебался.
   Пономарев достал из портмоне еще купюру. В конце концов, это деньги клиента.
   Макс взял доллары и спрятал их в карман вместе с визиткой.
   – Ладно, – без энтузиазма согласился он. – Если увижу, сообщу.
   Артем вышел из бара со слабой надеждой: вдруг появится тот посетитель и расскажет, что делал Никитский, выйдя на улицу. Где стояла его машина? Не было ли кого-то еще в машине? Сам ли он сел за руль?
   Все выглядело довольно странно. Никитский пришел в бар, напился до беспамятства, потом сел за руль, непонятным образом встретился с Галиной Яковлевой, завез ее в лес, убил, а сам заснул. Даже при всех уликах, что указывали на Дмитрия Сергеевича, логики никакой.
   После «Немецкой слободы» Артем отправился к Яковлеву, в его офис. Он не стал предупреждать о своем визите, подчиняясь интуиции. И правильно сделал.
   Хозяин «Фин-арта» встретил его неприветливо.
   – Вы по какому вопросу? – хмуро поинтересовался Яковлев.
   – По личному, – ответил Артем и, не дождавшись приглашения, сел.
   – Я вас слушаю.
   – Позвольте представиться: адвокат Пономарев.
   – Адвокат? – удивился Яковлев. – Но я…
   – Ваша жена, Галина, обращалась ко мне, – перебил Артем. – По поводу квартиры. Она хотела развестись с вами и спрашивала, как будет делиться имущество. Вы знали о ее планах?
   – Нет! – сердито ответил Игорь Семенович. – Она не поставила меня в известность.
   – Теперь, собственно, об этом речь не идет. Поскольку ее нет в живых, то никакого развода не будет, а следовательно, и раздела собственности. Я бы не пришел к вам, если бы не одно подозрительное обстоятельство.
   – Какое?
   Яковлева явно раздражал как сам посетитель, так и тема разговора.
   – Видите ли… получается, что как только ваша жена собралась разводиться, ее убили.
   – Ну и что? – не понял Яковлев. – Какая тут связь? Галине не надо было садиться в машину к чужому мужчине и ехать бог знает куда!
   – Наверное… Хотя мужчина не совсем чужой. Это хозяин фирмы, где она работала.
   – Допустим. Все равно… он был пьян. И чем кончилось?
   – Вы не ссорились с Галиной в последнее время?
   – Послушайте, – взорвался Игорь Семенович. – Вам-то какое дело? Я только что похоронил жену. Оставьте меня в покое, наконец! Ищите лучше убийцу.
   – Я адвокат, а не сыщик.
   – Тем более! Занимайтесь тем, чем вам положено.
   – У вас могут быть неприятности, – заметил Артем, вставая, – если я расскажу следователю об опасениях вашей супруги.
   – Каких еще опасениях? – насторожился Яковлев.
   – Галина предполагала, что ее хотят убить, и боялась этого.
   – Что? Предполагала?!
   Глаза Игоря Семеновича, казалось, вот-вот выскочат на лоб.
   – Да.
   – Зачем же она села ночью в машину к своему… хахалю? Какого черта?
   – Разве ваша жена встречалась с Никитским? – Артем игнорировал праведный гнев оскорбленного мужа.
   Яковлев запнулся на секунду, но тут же выпалил:
   – Надо думать! И не раз! Не успел я уехать в командировку, как она побежала к нему на свидание!
   – Экспертиза установила, что полового акта между Никитским и Галиной не было.
   – Не успели! Поругались, видать. И ваш замечательный Никитский зарезал Галину, как… курицу. Глупую, бестолковую курицу! Так ей и надо. Этих баб надо учить…
   Яковлев понял, что перегнул палку, и замолчал. Его глаза злобно сверкали из-под насупленных бровей.
   – Теперь мне известно ваше мнение, – вздохнул Артем. Беседа с Игорем Семеновичем вызывала у него отвращение, но он еще не задал последнего вопроса. – Как вы узнали о смерти жены?
   – Мне позвонили… – буркнул Яковлев.
   – Кто? Куда?
   – Милиция! Я же говорил, что был в отъезде, по делам. Пришлось все бросить и возвращаться… – он осекся.
   «Пришлось! – повторил про себя Артем, глядя на брезгливо-раздраженное лицо Яковлева. – Хороший человек Игорь Семенович. И жену любил. Вот только она оказалась недостаточно „морально устойчивой“, за что и поплатилась… жизнью».
   Он попрощался и с облегчением покинул кабинет оскорбленного бестактными вопросами вдовца. Выйдя на улицу, он смотрел на освещенные солнцем дома, зеленые липы вдоль аллеи и старался понять, что делает людей такими, как владелец «Фин-арта». Окружение, плохое воспитание или проблемы?.. Не хотел бы он иметь Игоря Семеновича ни другом, ни партнером, ни даже приятелем.
   «Ладно, это все лирика! – решил адвокат, шагая по горячему асфальту. – А как насчет фактов? То, что в день убийства Яковлев был в Сосновом Бору, оперативники наверняка проверили, и это подтвердилось. Значит, Игорь Семенович ни при чем…»
* * *
   Новый спортивный зал сиял светом и чистотой. Через огромные окна лилось яркое утреннее солнце. Пол был устелен новенькими матами.
   Фарид приходил раньше всех, сидел в позе лотоса, медитировал… думал. Он вспоминал своего учителя, старика Накаяму, его слова: «Побеждает не тело, не оружие – побеждает дух. Главный враг человека – внутри него самого. Именно его вызывай на поединок!»
   То, что рассказала Людмила, повергло Гордеева в шок, хотя он и не подал виду. Конечно, он читал в книгах, иногда видел по телевизору передачи о маньяках. Но вот в обыкновенной жизни ему еще не приходилось сталкиваться с подобным. Серийный убийца! И не где-нибудь далеко, а рядом. Жил в одном доме, в одной квартире с женщиной, за которой ухаживает Фарид. Был обычным инженером, услужливым соседом, непьющим, некурящим, во всех отношениях положительным… Никто и подумать не мог!
   – Когда убили Изабеллу, я была сама не своя от страха, – рассказывала Авдеева. – Шарахалась от каждого случайного прохожего. А убийца жил рядом со мной.
   – Но как вы узнали? Может, это ошибка? Ведь ваш муж умер.
   – И убийства прекратились. Впрочем, это стало ясно только потом. Тогда… какие-то парни застукали его с женщиной, душевнобольной, как говорили. Я полагаю, Авдеев хотел ее убить и изнасиловать, как всех остальных. У него не получилось. Должно быть, те парни помешали. Он… заманил ее в подсобку, где хранился разный хлам. Авдеев работал в ЖЭКе, и у него были ключи… от подвалов, от разных будочек, сарайчиков… Всех своих жертв он убивал в их собственных квартирах. Изабеллу тоже. Но в тот раз… ему, видно, невмоготу стало. Припекло. Он заприметил сумасшедшую и воспользовался случаем. Когда посторонние ворвались и застали его с намеченной жертвой, Авдеев не выдержал. Он всегда был малодушным и трусливым, такое потрясение доконало его. Сердце…
   – Он болел?
   – Давно, – вздохнула Людмила. – Постоянно носился с таблетками, травками, диетами. Любил бегать по врачам. И упрекал меня, что его здоровье не стало смыслом моей жизни. Дескать, мне на него плевать, и вообще… я веду себя как чужая. У нас были плохие отношения.
   – А та женщина, на которую он напал? Она рассказала, что случилось?
   – Нет… Она же сумасшедшая. После того случая у нее началось обострение, и все… она замкнулась в себе, ни говорить, ни ходить сама уже не могла.
   – Почему вы решили, что именно ваш муж убивал? Происшествие в сарае еще не доказательство.
   Людмила молчала, ее глаза наполнились слезами.
   – Он… перестал отдавать мне зарплату, – наконец, сказала она. – И я… Дело не в деньгах. Просто я решила, что у него есть другая женщина. Мне хотелось закончить эту пытку совместной жизни, развестись с ним. Хотелось убедиться, что я не выдумываю… Авдеев часто бегал в ту подсобку, что-то там прятал. Я думала, деньги. Не знаю! Что я надеялась найти? Однажды вечером он пришел с работы сильно уставший… и крепко заснул. Я взяла ключи и пошла в сарай. Что-то подсказывало мне – пойди и посмотри. Привычки Авдеева были мне хорошо известны, он всегда прятал деньги в книгах. В подсобке на одной из полок валялись старые книги и журналы. Я стала перебирать их и наткнулась на тетрадь. Не понимаю, почему я взяла ее. Шестое чувство! Я спрятала тетрадь под кофту, заперла дверь и вернулась домой. Это произошло за два дня до его смерти…
   – Что было в тетради?
   – Дневник. Он описывал свою жизнь… все… Знаете, где он впервые «переспал» с женщиной? В морге! Его отец был патологоанатомом. Когда я читала, у меня волосы встали дыбом! Каждое слово кошмарной исповеди пропитано дьявольской, изощренной логикой безумца. Оказывается, он любил женщин, а те… отвергали его. Только мертвые они становились ангелами, способными удовлетворить его страсть!
   – Он не обнаружил пропажи?
   – Не успел. Я поняла, для чего он бегал в сарайчик. Он там писал свои жуткие излияния. При мне он не мог. Авдеев – поэтическая натура: стихи сочинял, целые поэмы о женщинах и любви. Когда я прочитала все до конца, передо мной разверзлась бездна… К страху примешалось безграничное удивление. Я не знала, что человек может дойти до такого. Как ловко он это маскировал! Прятал от всех! Даже я, его жена, живя с ним бок о бок, ни о чем не догадывалась! Какая мрачная глубина скрыта в людях… полная чудовищ, от которых кровь стынет…
   – И вы никому ничего не сказали? Не заявили в милицию?
   – Я впала в оцепенение… не соображала, где я и что со мной. Я подумала, что если он узнает, то убьет меня. Он мог заметить мой страх… Вы знаете наших соседей с первого этажа, Динару и Артема?
   – Да, конечно.
   – Тогда они еще не были женаты. Артем работал в уголовном розыске, расследовал дело о серийных убийствах. Так они и познакомились с Динарой. Она занималась гаданием, многие к ней обращались. В том числе и я. Авдеев украл у нее карту Таро и положил на грудь убитой им Изабеллы Буланиной, чтобы навести на ложный след. Об этом он тоже написал в дневнике. Я решила, что Динара мне поможет, и, когда Авдеев ушел на работу, побежала к ней. Мы обе были в ужасе, не знали, что делать. И тогда Динара позвонила Артему. Домой я больше не пошла, осталась у них. Погода была ужасная, шел дождь со снегом… и в тот же вечер все случилось. Авдеев умер.
   – Что предпринял Артем?
   – Он забрал у меня дневники и велел молчать. Динару не могли обвинить, она не мужчина, а со всеми жертвами был совершен половой акт. Артем сказал, что он и так уже подозревал моего мужа. Авдеев часто задерживался на работе, и в тот день, когда убили Буланину, авария случилась почти рядом, в соседнем доме. Он мог запросто успеть расправиться с Изабеллой и вернуться. В суматохе никто за ним не следил, он был то тут, то там. Артем нашел в кустах около нашего дома скрученный шланг, с которым муж возвращался домой, делая вид, будто идет с работы.
   – Он не искал больше доказательств?
   Людмила пожала плечами.
   – А зачем? Он только проверил, кто был отцом Авдеева. Оказалось – известный патологоанатом, профессор. Этого достаточно. К тому же Артем сказал, что в дневнике описаны такие подробности, которых не мог знать никто, кроме убийцы.
   – Выходит, он не стал пускать дневник в ход?
   – Нет. Авдеев ведь умер. Какой смысл ворошить весь этот ужас? Артем считал, что на меня ляжет клеймо «жены маньяка» и что мне придется если не уезжать из города, то перебираться в другой район. К чему лишние неприятности?
   – Думаю, он поступил правильно, – подумав, сказал Фарид. – А где дневник?
   – Я отдала его Пономареву. Хотелось избавиться от всего, что напоминает о муже. После похорон я выбросила все его вещи, отремонтировала квартиру. И теперь делаю вид, будто ничего такого в моей жизни не было…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация