А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 18)

   Глава 18

   Юрий наблюдал, как Анна наливает молоко в стаканы. Опять молоко!
   – Я буду пить чай, – сказал он.
   – Пожалуйста, – пожала она плечами. – Как хочешь.
   Она не собиралась подавать ему чай. Взяла свой стакан с молоком и принялась завтракать, разглядывая мужа, который вернулся за полночь. В ее глазах был интерес, на губах – едва заметная улыбка. Казалось, она все знала и о нем с Любочкой, и о выпитой в ресторане водке, и о кровати с периной, и обо всем остальном… Похоже, ее это не волновало.
   Юрий невольно вспомнил глаза Любочки, огромные и преданные. Вчерашний вечер «У Петракова» был бурным, и Салахов спохватился около половины второго ночи. Он отвез секретаршу домой. По дороге мстительно думал об Анне – пусть понервничает, подумает, где и с кем ее супруг проводит время. Не только же ей водить его за нос!
   Открыв дверь квартиры, он сразу понял, что жена давно спит. Юрий на цыпочках прошел по коридору и заглянул в спальню. В сумраке комнаты было слышно тихое, ровное дыхание Анны. Не очень-то она переживала по поводу отсутствия любимого супруга!
   Салахов не захотел ее будить и улегся в кабинете, на кожаном диване. То, что произошло между ним и Любочкой, не давало ему покоя. Баловство спьяну! Обидно, что возни много, а удовольствия никакого…
   Под утро ему удалось забыться тяжелым сном. Звонок будильника не произвел на Юрия особого впечатления. Вставать не хотелось. Не хотелось видеть ни Анну, ни, особенно, Любочку. Он вообразил, как та встретит его сегодня, ее отвратительные ужимки… будто она уже имеет на него какие-то права. Тьфу! Хоть не иди в офис.
   – Приятные воспоминания?
   Голос Анны вывел его из задумчивости. О чем она спрашивает? Во всяком случае, не о том, где он был вчера. Ей все равно… Боже! Как по-дурацки он ведет себя. Он смешон со своими глупыми «изменами».
   – О чем ты?
   – Мне хочется рябчиков в сметане или… телячьих отбивных с грибным соусом, – лениво улыбнулась Анна. – Не хочешь провести со мной романтический вечер? Где-нибудь за городом?
   Юрий чуть не брякнул про дом в Андреевском, но вовремя прикусил язык. Любочку она ему еще простит, а вот частного детектива…
   – Что, дорогой? Ты что-то сказал?
   – Н-нет…
   – Значит, мне послышалось.
   Анна прекрасно выглядит! Зато он хорош… опухший после обильных возлияний и душных перин… с мешками под глазами и щетиной. Надо было побриться, прежде чем садиться за стол.
   – Ты ничего не ешь? – спросила жена.
   – Не хочется. – Он встал. – Пойду собираться.
   – Торопишься?
   – Как всегда…
   Ему не терпелось быстрее уйти, чтобы не видеть Анны, не слышать ее вопросов. Там, в приемной, перед дверями его кабинета, ждет Любочка, с тем особенным настроением, которое бывает у женщин после проведенной с возлюбленным ночи… украденной у целого мира.
   Юрий же не чувствовал никакого подъема – наоборот, ему не хотелось видеть секретаршу, с ее рыбьими глазами навыкате и пухлым, ярко накрашенным ртом. Дом и офис стали чужими. Если бы не работа, назначенные встречи… Эх, бросил бы он все к чертовой матери, покатил бы в какую-нибудь загородную корчму, напился бы ледяной водки с блинами со сметаной и икрой! Плюнул бы на всю эту дребедень, на Любочку, ее ожидания, свое собственное болезненное стремление досадить Анне. Водка! Вот что поможет забыться, расслабить хоть на время тугой узел противоречий. Он разрывался между желанием упасть к ногам Анны, просить прощения, молить ее о любви и понимании, – и тяжелой волной бешенства, ослепляющего, зовущего к беспощадной расправе. Взять бы вожжи в руки и отстегать ее как следует, до беспамятства… заставить целовать сапоги…
   Юрий опомнился. Какие вожжи? Какие сапоги? Что за странные фантазии из купеческого прошлого? Он не смог бы тронуть Анну и пальцем, стоило ей взглянуть на него своими лукавыми глазами с поволокой… Может, лучше застрелиться? Да, с наслаждением, с радостью сунуть пистолет в рот и нажать на курок! Пусть поплачет, порыдает над его могилой…
   Он представил себе брезгливую гримаску на лице Анны, то, как она скажет: «Фи! Дурной тон… Стреляться – удел гусар и поэтов. Дворянская привилегия, мой дорогой. Сколько я учила тебя, не в свои сани не садись!»
   Она будет невероятно красива в черном траурном наряде, в шляпке с вуалью – богатая вдова… загадочная королева потустороннего царства.
   Нет, Анна положительно сведет его с ума. Даже застрелиться нельзя спокойно! Трагический акт по ее милости превратится в жалкий, оскорбительный фарс… Черт! У него просто начинается нервная горячка! Нужно остановиться, иначе… Семейное проклятие – вот что настигло его. Сбылись предсказания и угрозы, кара чужих богов обрушилась на упрямых потомков безрассудного Арсения. Нужно вернуть золотое кольцо… Но где оно? И кому его отдать?
   Тетради деда рассказали о пути кольца до француза Поля Норэ, за которого Евпатий Салахов выдал свою дочь Варвару. Именно от этой ветви появилась на свет бабушка Юрия, Аграфена, в девичестве носившая ту же звучную французскую фамилию. Еще девочкой родители отправили ее к родственникам на Волгу…
   На одном из семейных торжеств юную красавицу Аграфену Норэ увидел Платон Салахов и безумно влюбился. Это уже была новая история семьи Салаховых.
   След кольца обрывался на Варваре. Более поздние семейные архивы исчезли в вихре революций и войн, терзавших Россию в первой половине двадцатого века.
   Платон Иванович, по-видимому, не смог раскрыть семейную тайну. Одно ясно: кольца он так и не нашел, иначе Юрий не получал бы писем с требованиями вернуть «то, не знаю что, тому, не знаю кому».
   Юрий не привык отступать и начал искать человека, способного помочь ему разобраться в происходящем. Совершенно случайно он узнал, что в Петербурге есть женщина, к которой он мог бы обратиться. Правда, ее услуги стоят очень дорого…
   «О деньгах речь не идет! – возразил Юрий, окрыленный надеждой разрешить, наконец, мучительное состояние неизвестности. – Кто она?»
   Так он впервые услышал об Анне. Знать бы, в какую пропасть он летит!
   «И что тогда? – спрашивал он себя. – Я бы остановился? Салаховы идут вперед, несмотря ни на что!»
   Он решил не говорить госпоже Левитиной об истинной причине знакомства, а прикинуться меценатом. Анна поразила его в самое сердце – сразу, как только он ее увидел. И ведь не было в ней ничего необычного! Женщина как женщина, не очень молодая, не очень красивая. Это Юрий уже потом рассмотрел и ее глаза, и улыбку, и весь ее призрачный блеск.
   И понеслось… как взбесившаяся тройка, увлекающая седока в запорошенную серебряной пылью бездну… Юрий забыл, куда летит, зачем. Перед ним сияло единственное солнце – лицо Анны, затмившее собою все. Дни прыгали, как обрывки сна, ночи увлекали в пучину безумных грез. Где тут было вспомнить о письмах, о семейных преданиях! Жизнь закружилась в любовном танце, как в бешеном карнавале, где маски и сияющая позолота заменили лица и краски… все смешалось, все перепуталось и слилось в непреодолимое стремление – быть рядом с Анной. Женитьба грянула, как удар молнии, ослепила и погасла, шипя искрами… Юрий не скоро пришел в себя настолько, чтобы вспомнить, что привело его к Анне Наумовне Левитиной…
   Но он все же вспомнил. А вспомнив, начал думать, как рассказать ей о таинственных письмах с угрозами. Страх за жизнь Анны не давал ему ни минуты покоя. Что, если и ей угрожает та же опасность?
   После свадьбы он решился. Жена выслушала его без единого вопроса.
   – Меня уже пытались убить, – сказал Юрий. – Взорвать у твоего подъезда. Тогда погиб мой охранник. На его месте мог быть я. Или, что еще более ужасно, – ты!
   – Взрыв устроил Князев, мой бывший любовник, – сказала она спокойно, будто речь шла о чашке чая с вареньем. – Он хотел избавиться от тебя. Но это невозможно. Нас объединяет…
   Она не договорила, положила руки Юрию на плечи, и он сразу забыл обо всем. Больше он не задавал Анне вопросов. В конце концов, ее прошлое не представляло для него интереса. Лишь бы в настоящем она была рядом с ним. Анна же, напротив, любила, чтобы Юрий говорил о своих женщинах. Поначалу он боялся вызвать ее ревность, но потом убедился, что напрасно. Она лишь посмеивалась. Анна умела получать удовольствие от жизни; она искала его, как кладоискатель ищет сундук с драгоценностями, и радовалась каждому поводу получить желаемое.
   С тех пор Юрий не мог выбросить из головы Князева. Раз тот потерпел неудачу, то может решиться на повторное покушение. Анна продолжала ездить в свою квартиру в театральном доме и вообще вела себя беззаботно, но это ее право – право женщины переложить ответственность на мужчину.
   Салахов тайно приставил к жене двух охранников.
   – Только не засветитесь! – строго-настрого приказал он. – Не дай бог, Анна заподозрит, что я вздумал следить за ней! Виноватыми буду считать вас со всеми вытекающими последствиями. Поняли?
   Здоровенные парни переглянулись и кивнули. Они все поняли. Шеф не доверяет супруге и хочет держать ее под контролем. Но если они засветятся, то господин Салахов с них шкуру спустит.
   Охранники приступили к своим обязанностям. Через пару недель они явились к Юрию с докладом. В близлежащих дворах постоянно крутится какая-то женщина, – сообщили они.
   – Странная баба, – сказал один из охранников, Вадим. – Вырядилась, как…
   У него не хватало слов для описания неизвестной.
   – В длинном платье и шляпе… типа с полями, – помог ему второй. – Как будто вышла из театра и забыла переодеться. Мы с Вадиком сперва так и подумали – актриса, наверное. Дом-то актерский… Навели справки – не сходится.
   – Ну и? – потерял терпение Юрий.
   – В этом доме, говорят, недавно маньяк бабу убил, типа легкого поведения. Она на первом этаже жила, в квартире номер два. Эта квартира теперь пустая.
   Салахова неприятно поразило, что Анна приобрела жилье в доме с такой репутацией. Про маньяка он, как назло, ничего не слышал. И не мудрено… Ему любовь весь белый свет затмила. Но известие о женщине, одетой в старинный наряд, поразило его еще больше.
   – Вы с этой… будто бы актрисы… глаз не спускайте! – приказал он парням. – Если вдруг что – головами ответите!
   Охранники свою задачу поняли. Когда «актриса» появлялась вблизи театрального дома, они тщательно за ней следили. Женщина ничего предосудительного не делала. Лишь выбирала удобное место, скрытое за кустами или деревьями, и наблюдала за домом.
   Дни шли, и охранники заметили еще одно обстоятельство. Кроме них, на странную даму обратил внимание один из жильцов дома. Мужик показался ребятам чудаковатым – то возился в кустах, где припрятывал свернутый шланг; то наведывался в сарайчик, где хранился всякий хлам.
   – Видать, клюнул карась! – посмеивался Вадим. – Скоро знакомиться будет.
   – Уймись ты! – злился второй. – Нашел развлечение!
   – А где они трахаться будут? В кустах?
   – В сарайчике. Думаешь, чего он туда бегает? Гнездышко любовное вьет…
   Унылым вечером, когда с неба летел мокрый снег, а под ногами хлюпало, охранники вновь увидели знакомую картину. Дама в шляпке с отвисшими полями, волоча по грязи длинный подол юбки, заняла позицию в кустах около сарайчика.
   – Ой, умора! – захихикал Вадим. – Птичка летит прямо в гнездышко! А где же наш охотник?
   – Да он давно там… ждет.
   Мужчина вышел из сарайчика, подошел к промокшей даме и стал что-то ей объяснять, показывая на свое убежище. Видимо, предлагал укрыться от непогоды. Та отказывалась, но снег с дождем все усиливался, и благоразумие взяло верх. Они направились к сарайчику, вошли в него и закрыли дверь…
   – Все! Накрылась твоя порнуха! – поддел Вадима напарник. – Погода подвела.
   – Не нравится мне это.
   – Ну, еще бы! Хотел посмотреть… губу раскатал, а тут такой облом.
   – Иди ты, – оборвал шуточки приятеля Вадим. – Мужик мне не нравится.
   – Ревнуешь, что ли?
   – Дурак! Пошли поглядим, что они там делают…
   Они подкрались к двери в сарайчик, откуда слышалась непонятная возня. Женщина вскрикнула, но как-то глухо, будто ей заткнули рот. Не говоря ни слова, Вадим резко вышиб ногой дверь, и оба охранника ворвались в сарайчик. Их глазам открылась отвратительная картина: – мужик повалил женщину на спину, зажал ей рот рукой, она вяло отбивалась. Под потолком горела тусклая лампочка, пахло железом и паклей…
   – Эй ты, отпусти бабу! – гаркнул Вадим. – Видишь, она не хочет?
   Мужчина повернулся, как-то неестественно дернулся, закатил глаза и уткнулся лицом в грудь женщины. Та, вне себя от страха и возбуждения, лихорадочно выбиралась из-под него. Ее шляпа свалилась с головы, волосы растрепались, на виске виднелась глубокая царапина. «Актриса» оказалась молодая, и ее можно было бы назвать красивой, если бы не воспаленные, бегающие глаза. Она ничего не говорила, только трясла головой и закрывала лицо руками.
   – Че это он? – спросил напарник Вадима, показывая на мужика, который остался неподвижно лежать там, где только что не состоялся любовный акт.
   – Не выпускай ее! – крикнул Вадим. – Выясни, кто она, а я тут разберусь…
   В общем, маленькое приключение закончилось плачевно. Дама, как и предполагали, была не совсем здоровой. Звали ее Клара Шазаль, бывшая актриса; муж ее бросил, и она проживала одна. Чем ее привлекал театральный дом, установить не удалось, поскольку инцидент в сарайчике так повлиял на ее психику, что женщину пришлось поместить в больницу. Она ничего не помнила, никого не узнавала и не могла ответить ни на один вопрос. Врачи не знали, когда ее состояние улучшится настолько, чтобы с ней можно было поговорить.
   Мужчина, которого испугало неожиданное вторжение салаховских охранников, умер на месте от инфаркта и тем более не мог отвечать на вопросы.
   Господин Салахов никакого криминала в действиях своих парней не нашел, но на всякий случай уволил. Насильник оказался работником ЖЭКа и проживал в театральном доме с женой.
   Юрий тогда хотел узнать подробности жизни Клары Шазаль, почему-то решив, что это она писала ему анонимные письма, но так и не успел. Женщина лежала в клинике без признаков улучшений, потом он погрузился с головой в дела… потом они с Анной уехали за границу…
   Почему сейчас всплыла в памяти та история? Возможно, окажись он тогда более настойчивым, Клара помогла бы пролить свет на судьбу рокового кольца? В тетрадях Платона Ивановича о ней не было ни слова. Не она ли приходила к деду перед смертью?
   Прошлое порой влияет на настоящее сильнее, чем мы думаем…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация