А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 17)

   Глава 17

   – Как ты думаешь, Людмила уже спит? – спросил Артем.
   Динара пожала плечами.
   – Не знаю… А что?
   Он сам не понимал, почему беспокоится. Подумаешь, клиентка не пришла на встречу. Первый раз, что ли? Женщины такие забывчивые. Зашла на минутку к подружке поболтать, да и… Нет. Галина Яковлева не производила впечатления легкомысленной болтушки. Если бы она не смогла прийти, то обязательно позвонила бы. Может, все-таки сходить к Авдеевой? Вроде они дружат…
   «Позвоню еще раз Яковлевым, – решил Артем. – Люди ходят в театр, в гости, гуляют допоздна… всякое бывает».
   Он долго слушал длинные гудки в трубке. Странно…
   – Динара! – крикнул он через дверь ванной, где жена принимала душ. – Я отлучусь на минутку. Зайду к Авдеевой, кое-что спросить надо.
   – Угу…
   Пономарев вышел на лестничную площадку и позвонил в квартиру номер один. Соседка еще не спала.
   – Извините, что так поздно, – переминался с ноги на ногу Артем. – Могу я поговорить с вами?
   – Конечно… Проходите.
   Авдеева была в пижаме, на ее голове красовались бигуди, покрытые легкой косынкой. Это ее смущало.
   – Садитесь, – сказала она, устраиваясь в кресле. – Я уже собиралась лечь…
   – Мне не надо было так поздно врываться к вам, – оправдывался Артем.
   – Пустяки. Если мой вид вам не мешает, то приступайте.
   – Вы хорошо знаете Галину Яковлеву?
   – Галю? Ну, да. Мы вместе работаем. Это я рекомендовала ей обратиться к вам. У нее… неприятности. Щекотливое дело.
   – Вы не знаете, где она сейчас? У нас была назначена встреча на сегодня, а Галина Павловна не пришла.
   – Галя приболела. Но… я сама целый день не могу ее застать. Звонила раз десять. И только что… Она не берет трубку. Может, ей плохо, температура поднялась? Она дома одна, помочь некому.
   – А где ее муж? – насторожился Артем.
   – Игорь в командировке в Сосновом Бору. Галя мне говорила, что он уехал… вчера или позавчера… Точно не помню.
   – А на работе она сегодня была?
   Авдеева покачала головой.
   – Нет. Говорю же, она заболела. Горло… Поэтому я и волнуюсь. Звоню, звоню, а ее нет.
   – Простите, Людмила… я буду с вами откровенен, насколько возможно. Мне не нравится, что ваша приятельница не берет трубку. Очень не нравится. Конечно, всякое бывает, тысяча разных случайностей, однако… Давайте вместе подумаем, где она может быть.
   – Ну… «скорая» забрала, например.
   – С горлом?
   – Да… вряд ли, – вздохнула Авдеева. – Тогда не знаю.
   – Она вам говорила, чего боится?
   Людмила кивнула.
   – Я ее понимаю, Артем. Меня саму десять лет назад мучили такие же страхи. Это ужасно. Вы будете смеяться надо мной, но я боялась, что наш директор, Никитский… хочет меня убить! Глупо. Он как будто ухаживал за мной, и в то же время…
   – Никитский? – перебил Артем. – Вы думали, что он… Но почему?
   – Он так странно себя вел… Боже, что мне довелось пережить! Я ведь подозревала его в убийстве Изабеллы, нашей соседки. Представляете? Я часто видела его машину у нашего дома. Он прятался… А я, как будто нарочно, натыкалась на него повсюду. И в то утро… когда Изабелла… когда ее нашли мертвой… я снова увидела его машину. Никитский был растерян, а у него на руке я заметила царапину. Я была просто уверена, что он убийца! Но все оказалось по-другому…
   – Да… в таких делах не стоит спешить с выводами, – согласился Артем. – А какие у Никитского отношения с женой?
   – Никакие… То есть, они продолжают жить вместе, но это скорее привычка, нежелание что-то менять. Думаю, Дмитрий и Лена давно чужие друг другу. Он любит женщин, открыто за ними ухаживает, а Лена… Сами подумайте, какой жене это понравится?
   – Пожалуй, таких найдется немного, – усмехнулся Артем. – А Галина не говорила вам, кто хочет ее смерти? Может, намекала…
   – Нет. Я заметила, что за ней настойчиво ухаживает Никитский. И я вспомнила… свою историю. Он… странный. Вдруг Галя его боится? Я ведь тоже боялась! И тоже никому не могла признаться. Сколько лет прошло, прежде чем я рассказала об этом вам…
   – Лена, жена Никитского, не ревнует?
   – Не настолько, – улыбнулась Авдеева. – Она привыкла за годы совместной жизни. Дмитрий Сергеевич за женщинами бегает, но с женой не разводится. Наверное, она смирилась.
   – Когда вы сегодня первый раз позвонили Галине? – неожиданно сменил тему Артем.
   – В обед, кажется… или нет, после… часов в пять.
   – А говорите – целый день!
   – Ну… это так, образно, – смутилась Авдеева.
   – Никитский сегодня был на работе?
   – Кажется, с утра был. Потом не помню. Вечером я его уже не видела. Значит… он просто раньше ушел.
   – Спасибо вам, – сказал Артем, вставая. – Уже поздно, я пойду. Вы мне очень помогли. Только о нашем разговоре никому ни слова, даже Галине.
   – Что вы! Я понимаю. Не беспокойтесь…
* * *
   Бледное солнце медленно подбиралось к изголовью дивана.
   Фарид открыл глаза и потянулся. Ему снилась Анна, удивительная женщина… На его лице появилась улыбка, когда он представил себе ее, идущую босиком по ночной улице, по влажному от росы асфальту… Вчерашний скандал, устроенный Корой, нисколько не повлиял на Фарида. Теперь Анна казалась ему еще более желанной, необыкновенной и беззащитной, нуждающейся в его мужской силе и здравомыслии.
   Но Кора… Просто ужас, во что может превратиться женщина, которая трясется от злобы и считает, будто она имеет право предъявлять претензии. Смуглая и тонкая Кора, неистовая в постели, потеряла всю свою былую привлекательность в мгновение ока.
   Разве он любил ее? Нет… невозможно. Любить женщину – это другое. С Корой он делил постель, не более. Но и это желание пропало.
   Перед ним снова встало лицо Анны и то, как она взяла у него туфли… – без расспросов, без тени смущения, без оправданий, легко и свободно, как все, что она делала. Казалось, он давным-давно знал ее, каждое движение, каждый поворот головы…
   Фариду часто снилась по ночам корабельная качка. Сначала он решил, что это последствия плавания на «Хабаровске». Но на «Хабаровске» не могло быть ни криков гребцов, ни треска мачты, ни соленых брызг, забивающих дыхание, ни рева волн, перекатывающихся по деревянной палубе…
   Иногда Фариду казалось, что он плавал по совсем иным морям – теплым и синим, как южное небо, качающееся над кораблем. Когда-то в прошлом он выбрал тяжелую судьбу воина, и гул сражений заменил ему музыку небесных сфер. Должно быть, еще тогда, на пыльных и суровых дорогах войны, он встретил женщину, похожую на Анну. Она играла на арфе, искренне смеялась, пила вино и вела спокойную беседу за столом. Она была словно чайка, летящая над горизонтом… свободная и невесомая… захваченная ощущением простора и стремлением в бесконечность…
   Земные путы не позволили Фариду подняться в далекое небо вместе с ней… У него было другое тело и другое имя. Или все это только сны?..
   Он тряхнул головой, отгоняя видения. Тяга к необозримым просторам несла его по миру, как ветер несет корабль по волнам.
   Вернувшись в Петербург, он встретил Анну. Здесь, среди скученных каменных громад, тусклого воздуха и плеска невской воды, она показалась ему солнцем между туч. Ее мягкий свет рассеял тьму, в которой спала его душа. Он проснулся, и вместе с ним проснулась тоска по счастью… Женщины, которые были в его жизни – Надя, Йоко, Кора, – напоминали ему теперь искусственные цветы. Есть люди, похожие на пустые гнезда. Птицы покинули их, и ветер выдувает последние перышки и соломинки.
   Еще одну вещь он понял благодаря Анне. Нельзя вернуть любовь, которой не было… Люди кричат и стенают о том, чего никогда не имели. Им кажется, будто кто-то огромный и злой отбирает у них их достояние. А на самом деле от них ничего не уходит, потому что они ничем по-настоящему не владели. Тот, кто имеет, спокоен. Ему не о чем волноваться. Истинная привязанность – не пушинка, которую подхватит первый же порыв ветерка.
   Нельзя жить в мире, ограждая себя от него, в вечном страхе, что он может лишить самого главного. Иначе зачем ты пришел в него, странник? Что несешь с собой? Если ты пуст, то будь готов к тому, что вопли и обвинения тебе не помогут. Жизнь, словно эхо, возвращает то, что посылаешь. Пустота порождает пустоту, злоба – злобу. Месть, словно бумеранг, находит того, кто ее послал. Нанося беспорядочные удары, рано или поздно поймешь, что бьешь самого себя. Миг прозрения… У каждого он свой.
   Когда Фарид встретил Анну, она показалась ему гейшей, вроде набеленных восточных красавиц с приятной улыбкой на устах. Но пудра и краска – лишь покров, скрывающий лик тайны. Наверное, это правильно. Нельзя смотреть на солнце без закопченного стекла.
   Странные ассоциации, которые Анна Наумовна вызывала у Гордеева, ставили его в тупик. Неужели это и есть любовь – когда без оглядки стремишься к существу, которое воплощает в себе все. Становится неважным то, что вчера казалось смыслом жизни. Ломаются незыблемые законы, железные принципы рассыпаются в прах.
   Фарид понимал, что такая женщина, как Анна, не для него. Путь воина, которому он посвятил себя, отобрал у него шанс. Он тратил усилия на достижение иной цели. И теперь ему придется начинать все сначала. Жизнь с Анной потребует накала, которого он не вынесет. Ее любовь сожжет его, как жерло вулкана залетевшую в него по неосторожности птичку. В любви нет зла, просто это слишком сильный огонь для незакаленных душ.
   «Неужели я так слаб? – спросил он себя. – Выходит, для боя я гожусь. А для любви?»
   Фарид задумался. Что он давал женщинам, которые встречались на его пути? Постель? Какой след он оставил в их жизни? Сожаление? Разочарование? Боль? Неутоленную жажду взаимности?.. Справедливо, что и они не дали ему желаемого счастья. Он вспомнил печальные глаза Нади, ее сжатые губы, из которых ни разу не вырвались слова упрека или недовольства. Потом образ Нади заслонило нежное лицо Йоко, искаженное страстью… Она всегда знала, что Фарид уйдет, чувствовала, как зверь чувствует угрозу. Это ожидание конца делало ее несчастной даже в самые сладостные минуты. А Кора? Как она кричала вчера на него! Сколько ненависти в ее худом, жилистом теле – как будто она копила ее тысячу лет…
   Фарид вздохнул. Ему хотелось обнять Анну, почувствовать ее тепло. Он много бы отдал за это. Да ведь она не просит! Ей не надо! Если между ними что-то и было, то давно закончилось. Она умеет ставить точку, чтобы не возвращаться в покинутый рай.
   Он вдруг представил, что сказала бы Кора, попытайся он объяснить ей свое смятение. Наверное, посчитала бы его ненормальным.
   Фарид закрыл глаза и застонал от невозможности вернуть Анну. На миг ему показалось, что он приблизился к постижению любви… когда принимаешь все, даже безумие… но она снова ускользнула от него. Улетела прочь.
   Пустое гнездо. Вот что он оставлял за собою – пустые, разоренные гнезда. Он ничего не привносил в них, не строил, не украшал. Он хотел получать, не отдавая. Но так не бывает.
   Как же заполнить пустоту в себе? Что надо сделать? Чего он сам хочет? Чего может хотеть человек сильнее всего? Конечно же, счастья. Значит, он должен дать счастье другому, дать любовь. И тогда… Нет, с Анной это невозможно. Она уже отдалилась от него, ушла. У них разные дороги…
   Фарид подумал о соседке с первого этажа, на которую набросились собаки. Приятная женщина. И одинокая. Ее муж умер несколько лет назад от сердечного приступа. Наверное, она мало хорошего видела в жизни. А теперь и вовсе одна осталась. Почему бы не сделать ей что-то приятное? Вряд ли мужчины балуют ее своим вниманием. Во всяком случае, Фарид не замечал, чтобы у Людмилы Авдеевой был ухажер.
   Он не любил долго раздумывать. Решил – сделал. Он знал, что Людмила выходит из дому около девяти, а сейчас только восемь.
   Фарид быстро собрался и сбежал по лестнице вниз. В подъезде он встретил Рубена, который выводил на прогулку своих псов. Танат и Кера трусливо шарахнулись, а их хозяин злобно сверкнул глазами.
   – Здравствуйте, – вежливо сказал Фарид, пропуская профессора.
   Тот гордо кивнул головой и прошествовал мимо. Гордеев ужасно не нравился Альвиану Николаевичу. Он лез не в свое дело, мешал и путался под ногами. К тому же собаки его боялись. Последнее особенно бесило Рубена. Он специально завел доберманов, чтобы чувствовать себя в безопасности, а они спасовали перед каким-то мужланом! Безобразие! За что он заплатил столько денег? Ни на кого нельзя рассчитывать, даже на Таната и Керу.
   Профессор дождался, когда Фарид выйдет со двора, и начал стыдить доберманов.
   – Трусливые шавки! – возмущенно выговаривал он собакам, которые растерянно озирались по сторонам, продолжая чувствовать запах Гордеева. – Шакалы! Корми вас! А чуть что – вы в кусты! Убежали, как последние дворняги!
   Выгуляв собак, он повел их домой, все еще недовольно ворча.
   В это время Людмила Авдеева обычно шла на работу. Она посмотрела в глазок и увидела доберманов. Пришлось ждать. Опять оказаться с ними рядом было выше ее сил.
   Она и так заснула только под утро. Вчерашний визит Артема разбередил душу, заставил вновь пережить прежние страхи, которые, казалось, были давно забыты. Получается, что страх забыть нельзя. Он просыпается, и от него некуда деться.
   Однако пора идти. Людмила робко вышла из квартиры и увидела Фарида с огромным букетом роз в руках.
   – Это вам! – сказал он, протягивая ей цветы.
   Авдеева не поверила. Она неловко улыбнулась и попыталась пройти мимо.
   – Возьмите розы, – мягко повторил Фарид. – Я купил их для вас.
   – Для меня? – удивилась Людмила. – Но почему?
   – Просто так.
   – С-спасибо… – пробормотала она и попятилась.
   – Не бойтесь. Я хотел сделать вам что-то приятное, вот и… решил цветы подарить. А вы не берете.
   – Но… я…
   – Вы хотите меня огорчить?
   – Нет, что вы! – испугалась она. – Просто странно…
   – Что странно?
   – Ну… что вы решили именно мне… По какому поводу?
   – Вы мне нравитесь, – выпалил Фарид. – Я… хочу познакомиться поближе.
   Авдеева опустила глаза. Он вздумал посмеяться над ней! Как глупо она выглядит…
   – Я тороплюсь на работу, – сказала она.
   – Ладно, – согласился Фарид. – Можно, я вас провожу?
   – Меня? Зачем?! – Людмила пришла в полное замешательство. – Простите… у вас, кажется, есть девушка. Такая черненькая… Вы рискуете с ней поссориться.
   – А мы уже поссорились, – весело сказал Фарид.
   Она неуверенно пожала плечами и поспешила к выходу. Гордеев последовал за ней.
   – Я все-таки провожу вас…
   Людмила ускорила шаг. Он шел рядом с ней, с букетом роз.
   – Разве вам не надо на работу? – спросила она.
   – У меня свободный график.
   Они добрались до «Альбиона» в полном молчании. У самого входа Фариду все же удалось вручить ей розы.
   – Можно, я встречу вас после рабочего дня?
   Она ничего не ответила и скрылась в вестибюле. Фарид шагал по улице, улыбаясь. Людмила Авдеева растрогала его своей простотой. Пожалуй, он сделал правильный выбор…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация