А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 14)

   Глава 14

   Любочка вышла из парикмахерской и быстрым шагом направилась в офис. По дороге она рассматривала свое отражение в стеклах витрин. Загляденье!
   Она торопилась. Скоро приедет Юрий Арсеньевич – нехорошо, если она опоздает.
   Секретарша успела подготовить приемную и кабинет к работе, бросила дежурный взгляд в зеркало и застыла в ожидании. Она уже слышала шаги обожаемого господина Салахова, который поднимался по лестнице. У Любочки был превосходный слух, а постоянные тренировки сделали его еще лучше. Нет, она не подслушивала, как можно! Она прислушивалась, чтобы быть в курсе всех дел и не попасть впросак. Наверное, это профессиональное свойство всех секретарш.
   – Здравствуйте, Юрий Арсеньевич, – пропела Любочка, томно опуская глазки и заливаясь ярким румянцем.
   Салахов кивнул головой и скрылся в кабинете.
   Она знала, что у шефа сегодня насыщенный день, на счету каждая минута. Но все равно не смогла сдержать своего разочарования. Что за наказание! Она потратила несколько часов на макияж, маникюр и прическу, а он даже не заметил! Почему он равнодушен к ней?
   Этим утром Юрий Арсеньевич показался ей особенно красивым. Светлый костюм отлично сидел на его тяжеловатой, но крепкой фигуре. Только вот почему-то после того вечера в «Европе» шеф не обращал на Любочку внимания.
   Секретарша пребывала в глубочайшем недоумении. Чего она только не передумала, каких предположений не строила. Начиная с того, что у Салахова уже есть любовница, и кончая тем, что у него сексуальные проблемы.
   «Надо же, до чего может довести мужчину старая жена! – думала Любочка. – Угораздило же Юрия Арсеньевича попасться ей в зубы! Интересно, чем она взяла? Как удерживает его возле себя? Какими ухищрениями? Не мешало бы узнать».
   Пока секретарша пыхтела от обиды, ее шеф сидел у себя в кабинете, не менее возбужденный, и нервно набирал номер телефона адвоката Пономарева.
   – Это Салахов, – с напором представился Юрий, раздраженный, что телефон был слишком долго занят. – Есть новости?
   – Боюсь, что есть, – усмехнулся Артем. – Вряд ли они вам понравятся.
   – Говорите.
   – Ваша супруга, при содействии агентства «Самсон», приобрела дом в поселке Андреевское.
   – Андреевское? – обескураженно повторил Юрий. – А… вы ничего не перепутали?
   – Сам ездил, убедился. Улица Оранжерейная, девять.
   Салахов молчал, обдумывая сказанное.
   – Что за дом? – наконец спросил он.
   – Обыкновенный… Каменный, одноэтажный. Со сторожем. Поселок глухой, больше похожий на деревню. Целая улица застроена дорогими коттеджами, в которых хозяева появляются наездами. Сторож ответил на мои вопросы.
   – И что он вам рассказал?
   – Что дом купила женщина, в шляпе и на каблуках. И что она очень интересовалась овцами.
   – Простите?
   – Да, господин Салахов, ваша жена интересовалась овцами. Будто бы они ей зачем-то очень нужны.
   На том конце провода повисла тишина.
   – Господи… – выдавил Салахов. – Вы что-нибудь понимаете?
   – По поводу овец?
   – Черт, как глупо… Глупо! Я знаю и все равно ничего не могу с собой поделать. Моя жена… не обычная женщина, она… ей такое иногда приходит в голову, что просто диву даешься. Дом в каком-то Андреевском, овцы! Что вы об этом думаете?
   – Признаюсь, я ничего не могу добавить к сказанному. Факты я установил, а выводы делать вам. Вы можете сами поехать туда и на все посмотреть своими глазами.
   – Пожалуй, вы правы. Я так и поступлю. Спасибо, господин Пономарев, – вздохнул Юрий. – Я прошу вас продолжать… э-э… слежку.
   – Попробую. Только я не могу обещать, что буду следить за каждым шагом Анны Наумовны. У меня много других дел.
   Салахов положил трубку и нахмурился. Значит, Анна все-таки приобрела дом. Втайне от него! Зачем? А овцы?! Овцы… бред какой-то…
   Он встал и зашагал по кабинету, покусывая губу. Детская привычка. Она помогала при решении трудных задач.
   «У нас, Салаховых, особая судьба! – говаривал, бывало, дед. – Кому много дано, с того много и спросится!»
   Юрий вспомнил, как читал тетради деда, переданные Гориным. Это было для него откровением. Никто не знал старшего Салахова – ни сын, ни невестка, ни внук. Душа Платона Ивановича оставалась для них закрытой. Свои мысли, сомнения и порывы он доверял только бумаге…
   Оказывается, деду за два года до смерти начали приходить письма, похожие на те, что едва не свели с ума Юрия. Те же угрозы, те же просьбы, та же таинственность. Требовали вернуть нечто, самовольно присвоенное.
   Платон Иванович сердился, возмущался, негодовал… Кто-то посмел сомневаться в его честности! Более того, некто, пожелавший остаться неизвестным, намекал, будто потомственный купец Салахов – вор! Письма приходили с завидным постоянством. Дед потерял покой и сон, пытаясь дознаться, какой злодей обвиняет его во всех грехах.
   «Кому это нужно?» – спрашивал себя старик и не находил ответа.
   Однако на пустом месте ничего не появляется. За письмами должно стоять хоть что-то реальное. Платон Иванович перебрал по зернышку всю свою жизнь. Ничего похожего на то, о чем писал аноним, в ней не происходило. Значит, надо искать в истории рода. Может, там обнаружится подсказка?
   Старик взялся изучать генеалогическое древо своей купеческой семьи и узнал много интересного. Кто был ее родоначальником, терялось в веках. Самый древний предок, о котором нашлось упоминание, был то ли грек, то ли перс. Звали его Арсений.
   «Оказывается, не зря я сыну это имя дал! – поразился Платон Иванович. – Это наше родовое имя. Выходит, все в жизни свершается по тайным законам, а мы, люди, только послушные исполнители».
   И старик с еще большим рвением погрузился в прошлое, надеясь отыскать в нем ответы на свои вопросы. Он ходил по архивам библиотек и музеев, копался в пропахших пылью грудах документов и по крупицам восстанавливал историю рода Салаховых.
   Тот, самый первый Арсений, занимался торговлей. Судя по всему, человек он был предприимчивый и зажиточный, ничего не боялся и пускался в коммерческие вояжи по всему миру. Жил он очень давно – так давно, что никаких письменных свидетельств его существования не осталось. История Арсения передавалась из уст в уста его потомками, обрастая из века в век новыми подробностями. Все зависело от воображения рассказчика.
   Если отбросить лирику, картина вырисовывалась следующая. Арсений торговал ладаном, мирром, пряностями, слоновой костью, золотом и драгоценными камнями. Его корабли плавали по Средиземному морю, а торговые караваны ходили до Персидского залива и по пути от Мертвого моря до Красного.
   Однажды, в особенно трудном походе, когда навьюченным верблюдам, людям и воинам не раз приходилось укрываться в глухих ущельях, изнывая от жары и жажды, один из погонщиков отправился на поиски воды и наткнулся на туннель в горах. Он кинулся звать хозяина. Взору Арсения предстало удивительное сооружение для сбора дождевых и паводковых вод, которое могли создать только весьма образованные и ученые люди. Откуда им взяться здесь, в песках, в раскаленной пустыне? И тем не менее торговец почти не сомневался – где-то рядом расположен город. Иначе зачем столько воды?
   Арсений вернулся к каравану и обратился к измученным, истощенным погонщикам и воинам:
   – Нам нужен отдых, – сказал он. – И надежная защита от рыскающих по пустыне разбойников. Надо напоить верблюдов, подлечить больных, запастись провизией. Где-то поблизости есть город. Его жители дадут нам приют и помощь. Я возьму с собой несколько добровольцев, и мы отправимся на поиски.
   Арсений был не только умным, но и везучим человеком. Все сложилось благоприятно. Когда путешественники были близки к отчаянию, блуждая по лабиринтам ущелий, внезапно за одним из поворотов их глазам открылся город, больше похожий на волшебный мираж. Розовые вырубленные в горах дворцы и храмы, призрачные колонны и статуи поражали красотой, легкостью и блеском.
   Город согласился дать приют каравану Арсения. Торговцу удалось выгодно продать его богатым жителям все свои товары. Арсений и его люди могли свободно разгуливать по улицам, любуясь акведуками и водоемами, рощами миндаля и фруктовыми садами, тучными зерновыми полями в долине и зелеными пастбищами, по которым бродили стада откормленного скота. Единственным местом, куда не пустили торговцев, был расположенный среди гробниц храм неизвестного божества. Впрочем, городские постройки, весь уклад жизни и даже культовые сооружения напоминали Арсению его родную Грецию.
   Храм в затерянном городе был чем-то знаком Арсению. На его стенах были вырезаны знаки Луны, ночи и подземного царства. У входа располагались бронзовые подставки в виде сидящих собак, держащих факелы. А наверху, над самым портиком, в центре – находилось изображение ключа, обвитого змеей.
   Торговец долго стоял, любуясь тонкой резьбой, стройными колоннами и как бы летящими ввысь формами храма. Ему очень хотелось зайти внутрь, но он понимал, что не имеет права нарушать порядок, установленный здесь. Несколько воинов из Спарты и Афин, сопровождавших его караван, тоже не рискнули нарушить запрет жрецов храма.
   – Никогда не связывайся с богами, Арсений! – говорили они. – Против них меч и кинжал бессильны. Мы не сможем защитить тебя от их гнева.
   Караван Арсения собрался в обратный путь. Верблюды отдохнули, люди выспались, утолили голод и жажду, больные чувствовали себя лучше, товары были проданы, запасы пополнены. Ничто не держало больше караван в затерянном городе.
   – Завтра выступаем! – объявил Арсений погонщикам и воинам, собрав их во дворе дома, хозяин которого пустил иноземцев на постой. – Я поднес дорогие подарки властителю города, щедро заплатил хозяину этого дома, принес жертвы богам. Пусть у жителей останется о нас хорошая память. Кто знает, не придется ли нам еще раз воспользоваться их гостеприимством?
   Одобрительный возглас был ему ответом. Худая слава – плохой помощник в делах.
   – Я угощаю вас всех! – продолжал Арсений, показывая рукой на столы, которые ломились от яств. – Ешьте и пейте, сколько хотите! Проведите вечер в развлечениях и праздности, а ночь – в объятиях крепкого сна. Утром мы покинем это чудное место и снова двинемся через горы и пустыню. Набирайтесь сил, друзья мои!
   Он поднял чашу с вином и осушил ее до дна, его примеру последовали остальные. Начался пир, который длился до полуночи…
   Утром, едва забрезжил рассвет, погонщики подняли верблюдов, воины заняли свои места, и караван тронулся в путь. Арсений испытывал непонятную тревогу. Закаленный путешественник, он насторожился. Когда долго ходишь по чужой земле, вырабатывается чутье, которым не стоит пренебрегать.
   Однако все было тихо. Ни жаркие ветры, ни песчаные бури, ни горные обвалы, ни грабители не угрожали каравану. На вторую ночь в темном небе повисла полная луна. Пески серебрились в ее сиянии…
   Арсению не спалось. Он ворочался с боку на бок, потом не выдержал, поднялся и окинул взглядом спящий караван. Люди и животные отдыхали. Скалы и песчаные наносы мерцали в лунных отблесках. В одном месте что-то зашевелилось…
   Торговец напряг зрение, но ему не удавалось как следует рассмотреть подозрительную тень. Подобравшись ближе, он понял, что по песку ползет человек.
   – Кто ты? – спросил Арсений, наклоняясь над неизвестным. – И что делаешь один ночью в пустыне?
   Человек пошевелился и попытался сесть.
   – Благословение богам! – пробормотал он. – Я догнал твой караван, мирный торговец! Не прогоняй меня… Один я умру.
   – Но кто ты? – повторил свой вопрос Арсений.
   Человек не выглядел бедняком или раненым воином, не походил на отставшего от шайки разбойника. Он правильно говорил по-гречески, а его одежда и повадки выдавали в нем храмового жреца.
   – Я не могу сказать тебе, кто я, – промолвил путник, глядя на Арсения умоляющими глазами. – Не спрашивай меня об этом для своего же блага. Просто позволь мне идти с вами до ближайшего селения. Там я найду себе спутников и не буду больше обременять вас своим присутствием.
   – Хорошо, – кивнул головой торговец. – Какое мне дело до твоего имени? Оставайся с нами, а там видно будет. Я дам тебе верблюда. Похоже, ты не привык передвигаться пешком.
   Человек продолжил путь вместе с торговым караваном. Арсений и воины гадали, кем он мог быть и почему убежал из своего города.
   – Может, он что-то украл? – предположил один из воинов, поигрывая своим мечом. – И теперь прячется?
   – На нем ничего нет, кроме одежды! – возразил его товарищ, потерявший глаз в одном из сражений. – Где сокровища, которые он похитил?
   – Какая разница? – резонно заметил третий воин. – Нам он не причинил зла. Пусть идет с караваном, пока ему с нами по пути.
   К беглецу, как прозвали неизвестного путника, привыкли и перестали обращать на него внимание. Все было бы хорошо, но организм беглеца, изнуренный лишениями и долгим переходом по пустыне, начал сдавать. Путник таял на глазах. Его терзал странный недуг, не поддававшийся искусству лекаря-араба, которого Арсений повсюду брал с собой.
   Однажды ночью врач разбудил хозяина. Он сказал, что беглец умирает и просит Арсения прийти.
   Мужчины поспешили к умирающему. Тот уже едва дышал, его лицо побледнело, нос заострился. Арсений наклонился к самому лицу больного, но так толком и не расслышал его последних слов. «Возьми…» – вот все, что он смог разобрать.
   – Что я должен взять? – обернувшись, спросил он врача.
   Тот развел руками.
   – Его речь больше похожа на бред, – ответил араб. – Но…
   – Говори же!
   – Когда я растирал его лечебным маслом, то заметил украшение, которое беглец носит под одеждой. Во всяком случае, кроме лохмотьев и этого кольца на шнурке, он ничем не владеет. Возможно, он хочет, чтобы ты принял от него дар в благодарность за твою доброту.
   Пока они говорили, больной испустил последний вздох и затих.
   – Я должен взять это кольцо? – спросил Арсений.
   Сама мысль о том, чтобы брать что-то у мертвого, была ему противна. К тому же торговец не считал, что сделал для путника нечто особенное, позволив ему идти вместе с караваном.
   – Думаю, тебе следует исполнить волю умирающего, – сказал врач. – Боги этого требуют.
   – Ладно, – нехотя согласился Арсений. – С богами не спорят.
   Врач разрезал острым ножом кожаный шнурок и подал хозяину кольцо. Обоим показалось, что луна померкла, когда кольцо оказалось на ладони Арсения, и тут же засияла еще сильнее.
   – Что это? – испугался араб.
   – Наверное, туча на миг закрыла луну. Не бойся. Видишь, ветер поднимается?
   – Плохой знак… – пробормотал лекарь, заворачивая умершего в покрывало, на котором тот лежал.
   Покойника наскоро похоронили и выступили в путь. Ветер, поднявшийся ночью, все крепчал. Верблюды нервничали и не хотели идти, погонщики кричали на них и друг на друга.
   – Движется буря, хозяин! – сказал Арсению старший погонщик. – Надо идти быстрее. Мы должны успеть укрыться в ближайшем селении.
   Караван вошел в селение, когда порывы ветра уже швыряли песок в лицо путникам. Дышать было нечем, вокруг потемнело. Но люди радовались, что вовремя добрались до спасительных домов.
   Буря свирепствовала несколько часов, а потом улеглась так же внезапно, как и началась. Все устали и после скудного ужина улеглись спать. Только Арсений при свете масляной лампы рассматривал полученное в дар кольцо. Оно было золотое, равное по толщине, с рисунком в виде ключа, обвитого змеей. Арсению сразу вспомнился храм, куда их, как чужеземцев, не пустили.
   Умерший путник, скорее всего, был служителем в таинственном храме. Что произошло и почему он убежал оттуда, так и останется неизвестным. Мертвого не расспросишь.
   Торговец вздохнул, спрятал кольцо в ларец, потушил лампу и лег…
   Ночью ему приснилась красивая женщина. Она сердито говорила ему что-то. У женщины было три лица вместо одного, и каждое смотрело страшными глазами прямо на Арсения.
   – Отдай кольцо! – воскликнула она напоследок, и торговец проснулся.
   Врач-араб тряс его за плечо.
   – Просыпайся, хозяин, – говорил он. – Тебе что-то приснилось? Ты кричал во сне.
   Арсений предпочел хранить молчание. Погонщики и воины суеверны. Им не стоит знать ни о кольце, ни тем более о том, что приснилось хозяину. А то разбегутся кто куда – ищи новых!..
   Юрий удивился невероятному совпадению: ведь он уже видел рисунок, подобный узору на описанном кольце! Он разволновался, вспомнив, как они с Анной оказались в городе, вырубленном из розового песчаника. Там, на одной из обвалившихся стен, Салахов и увидел изображение ключа, обвитого змеей. Ему стало нехорошо…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация