А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник сорной травы" (страница 13)

   Глава 13

   …После убийства Вероники я дал себе обещание никогда не повторять подобного. Но я лукавил. В глубине души я знал, что уже не смогу остановиться – чудовищное колесо закрутилось, и не в моих силах помешать его неумолимому движению.
   Во время болезни я ни о чем не задумывался, но когда выздоровел… Жена моя, серая мышь, вызывала у меня только раздражение. Но другие женщины… О, как они начали меня волновать! Будто во мне пробудилось нечто дикое, как тогда, в морге, при взгляде на тело моей Принцессы. Мне нужно было оставить Веронику Лебедеву в покое, пусть бы жила, как судил ей бог. Но я не смог устоять. Убив ее, я вкусил экстаза, и это ощущение поглотило меня целиком. Я начал испытывать жажду убийства, до того приглушенную временем и обстоятельствами.
   Чтобы любоваться красивыми девушками, я изредка посещал модные показы. Другие люди приходили туда смотреть на одежду, я же пожирал глазами манекенщиц. Одна из них, рыжая, с длинными ногами и высокой грудью, напомнила мне Нину! Впрочем, в ней было что-то и от Нины, и от Вероники. Броская красота – вот что делало их похожими. Они блестели ярко, как драгоценность, привлекая вора.
   Им следовало быть скромнее. Выставлять себя напоказ любят женщины определенной профессии. Красота должна хранить целомудрие. Если бы та рыжая манекенщица вела себя хоть немного сдержаннее, я бы не убивал ее. Она сама виновата! Это она меня спровоцировала. Я не хотел. Чистая любовь – вот все, чего я ждал от женщин. А они не давали мне этого.
   Я узнал, что рыжую манекенщицу зовут Аврора. Оказалось, она вовсе не «ночная бабочка», как я считал, а студентка юридического факультета. Пусть бы она училась, сидела над тетрадкам и писала курсовые. Какой дьявол понес ее на подиум? Почему она решила за деньги показывать свое тело? Ради чего?
   Аврора Городецкая. Звучное имя! Похожее на раскат грома. Я был уже не в силах остановиться. Аврора стала моим наваждением, Сиреной, заманивающей меня в капкан убийства!
   Студенты, у которых я осторожно наводил справки об Авроре, оправдывали ее распутство.
   – Она подрабатывает моделью, – сообщила мне одна славная девушка.
   Но я выяснил, что это все ложь и женские уловки. Городецкая одевалась в дорогие вещи, и деньги она не экономила. Она вовсе не была бедной девушкой, вынужденной продаваться за кусок хлеба. Эта рыжая красавица – просто сучка, озабоченная тем, чтобы крутить задницей перед мужиками!
   Как только я это понял, моя жалость испарилась. Я стал ее тенью, невидимым стражем ее нравственности. Я наблюдал, кто приходит к ней по вечерам. Пару раз это были однокурсники – целая компания наглых оболтусов, которые вели такой же распутный образ жизни, как и Городецкая. Но в основном она проводила время одна. Приходила с занятий и закрывалась в квартире. Наверное, бездельничала: валялась у телевизора или предавалась эротическим мечтам. Судя по всему, постоянного любовника у нее не было. Пока таковой не появился, я должен использовать свой шанс. Смешно надеяться, что я буду у нее первым, но, по крайней мере, она не изменяет мне с другим мужчиной прямо сейчас. Мне не стоит откладывать свои планы надолго – такая красавица привлекает кавалеров, как цветок насекомых. Каждый не прочь полакомиться!
   Итак, я снова выбрал день. Уже второй раз! С Вероникой Лебедевой у меня все получилось – получится и с Авророй. Утром, на работе, я написал эпитафию, которую собирался положить на грудь мертвой красавицы. Смертоносная игла была при мне. Целый день я не мог думать ни о чем, кроме своей страсти к Авроре. Я едва дождался вечера…
   Увы! Что-то изменилось в распорядке дня моей возлюбленной. Когда я взглянул на ее окна, они были темны. Я стоял в подворотне, прячась от света фонаря, но Авроры все не было. Проклятие! Неужели я не успел? И моя рыжекудрая красавица дарит свои ласки другому мужчине? Где она может быть в столь позднее время?
   Стоял конец ноября, и я ужасно замерз, переминаясь с ноги на ногу. Окна в домах гасли одно за другим. Холод проникал сквозь мою одежду, но я не мог уйти. Я ждал мою Джульетту, желая ее так сильно, как только может желать влюбленный. Однако мороз крепчал, и я решил укрыться в подъезде. Там было темно. Я ждал…
   Наконец, когда я уже совсем отчаялся, во двор въехало такси. Из машины вышел вальяжный господин в дорогом пальто и подал руку даме… Это была она, Аврора! Коварная изменница! Мерзкая шлюха! Так я и знал! Женщины!!! Несчастный Адам потерял свой рай из-за Евы. Она соблазнила его, и он… Такова участь мужчин. Они заглатывают наживку в виде изящной фигурки, стройных ножек и рыжих локонов, не подозревая, что чудная оболочка скрывает чудовище. Чтобы спастись от него, приходится звать на помощь тетушку Смерть. Только она способна превратить ведьму в ангела!
   Господин и Аврора вошли в подъезд. Я затаил дыхание. Они смеялись. До меня доносились запахи алкоголя и дорогих духов…
   – Как темно! – воскликнула Аврора. – Я не вижу, где лестница!
   – Наверное, лампочка перегорела, – предположил ее спутник.
   Оба были навеселе. Я воспринимал флюиды желания, исходящие от мужчины.
   – Идемте, я провожу вас, – сказал мужчина.
   Он обращался к Авроре на «вы», из чего я сделал вывод, что они не так уж близки. Только бы он не остался у нее! Выглянув на улицу, я увидел такси, которое стояло у подъезда. Значит, господин не собирается оставаться. В моей душе запели трубы восторга. Сегодня же, не откладывая, выполню задуманное!
   Мужчина и девушка в темноте поднимались по лестнице. Они разговаривали. Я крался за ними, прислушиваясь. Аврора не хотела, чтобы спутник провожал ее до дверей. Он начал спускаться. Я замер на лестничной площадке этажом ниже. Господин медленно спускался, он был пьян. Проходя мимо, он задел меня полой пальто. Я с нетерпением дожидался, пока хлопнет дверь парадного.
   Аврора возилась наверху с ключами. Я слышал шум и боялся опоздать. К счастью, она не успела открыть дверь квартиры до того, как я поднялся к ней. Она так и не поняла, что происходит. Я скользнул вслед за ней, оглушил и зажал ей рот рукой еще до того, как она попыталась включить свет…
   Все произошло в спальне, почти так же, как с Вероникой. Удар в висок, и Аврора стала безвольной и покладистой. Я делал с ней все, что хотел… Спустя некоторое время я почувствовал, как ее тело начало остывать и коченеть. Пора было прощаться.
   Я положил ей на грудь стихи. Только поэзия может передать тончайшие оттенки душевных переживаний. Проза в этом отношении груба и неповоротлива, как крестьянская колымага в сравнении с изящным кабриолетом.
   Итак, я прикрыл дверь и спустился вниз. На улице было холодно. Я чувствовал опустошение, полное, как будто внутри меня все рухнуло и рассыпалось в прах. Да, именно так! Во мне воцарилась пустота…

   Артем в очередной раз наблюдал за Яковлевым.
   Игорь Семенович скрупулезно придерживался своего расписания. Около двенадцати покидал рабочий кабинет, ехал к дому предполагаемой любовницы, по дороге покупал цветы, продукты… Все как по писаному. Аж скучно. До тошноты элегантный и прилизанный, он выходил из машины и скрывался в подъезде.
   Сегодня Артем решил действовать с опережением. Он заранее занял позицию в знакомом подъезде и выяснил, в какую квартиру наведывается Яковлев. Оставалось узнать, кто в ней проживает.
   Игорь Семенович проводил в означенном месте не менее полутора часов, поэтому Артем мог почитать «записки» маньяка. Почему исповедь убийцы была так важна для него? Что он надеялся понять? Психологию преступника? Какие изменения в сознании приводят человека к тому, чтобы он поднял руку на себе подобного?
   Особенно темны мотивы серийного убийцы. Это не самооборона, когда угрожают тебе или твоим близким. Не месть – жертвы чаще всего случайные люди, избираемые в толпе больным умом по совершенно непонятным признакам. Это не криминальные разборки, не заказы, не бытовая драка. Это не убийство с целью ограбления, не отчаянный поступок импульсивного ревнивца, не хладнокровное и расчетливое устранение конкурента.
   Пономарев ломал над этим голову десять лет назад. Если бы не ошеломляющая развязка, к нему в руки не попали бы эти записи, и он, возможно, так ничего и не понял бы.
   Когда истекло положенное время, Игорь Семенович, как всегда довольный, сел в машину и направился обратно в «Фин-арт». Это было Артему неинтересно.
   «Поеду-ка я, посмотрю, как проводит время госпожа Левитина! – решил он. – Что у нее там с агентством „Самсон“? Может, загадочная дама уже приобрела то, что искала?»
   В агентстве работала барышня, которой Пономарев не так давно оказал серьезную услугу. После смерти ее матери отчим едва не оставил Алену – так звали девушку – без средств к существованию. Он пытался отобрать у падчерицы не только квартиру, но и дачу, машину, гараж и счет в банке. Артему пришлось немало потрудиться. Отчим Алены, как часто бывает, оказался нечистоплотным не только в семье. Адвокату удалось узнать, в каких скользких делишках он замешан, и только под угрозой разоблачения «папаша» решил поделиться с Аленой оставшимся наследством.
   Барышня оценила старания адвоката.
   «Я у вас в долгу, Артем! – сказала она, когда все закончилось. – Если что-то понадобится, буду рада помочь».
   Дни шли за днями. Пономарев забыл и об Алене, и об агентстве «Самсон», в котором та работала. И вот теперь ее предложение о помощи пришлось как нельзя кстати.
   – Только никому не говорите, что это я вам дала информацию, – попросила она, передавая Артему листок с адресом дома, приобретенного Левитиной. – А то меня уволят.
   – Ни в коем случае, – заверил ее адвокат. – Будьте спокойны.
   Он вышел из агентства в полнейшей растерянности. Пора было возвращаться в офис, Динара там замучилась одна. Но любопытство оказалось сильнее долга. Пономарев достал карту и определил, что поселок Андреевское находится не так уж и близко. За час он, пожалуй, успеет добраться, но обратно вернется затемно. Он набрал номер Динары.
   – Да? – низким, хорошо поставленным голосом ответила она.
   – Диночка, мне нужно съездить в одно место, – сказал Артем. – Это далеко. Так что дома буду не раньше десяти.
   – Понятно… Купи молока, печенья и медовых пирожных для детей. Мне не хочется тащиться в магазин.
   – Сделаю. Не волнуйся, если я задержусь.
   Пономарев чувствовал угрызения совести. Динара опять целый вечер будет с близнецами одна.
   Он заехал в гастроном, купил все, что ему поручили, и выехал на шоссе в сторону Андреевского. Смеркалось. Приходилось внимательно следить за указателями, чтобы не сбиться с пути.
   Поселок оказался небольшим и как бы разделенным на две части. Одна его половина тянулась вдоль дороги и состояла из старых деревянных домов. К покосившимся калиткам тулились старые березы, старухи в темных платках провожали взглядом машину Артема.
   Вторая часть поселка представляла собой противоположную картину. Добротные каменные дома, крытые импортной черепицей, были обнесены высокими заборами. Кое-где за заборами качались от ветра уцелевшие сосны. В большинстве новых домов постоянно никто не жил – хозяева приезжали время от времени, устраивали баню, шашлыки, кутили и возвращались в город.
   Бывший сыщик медленно ехал вдоль каменных усадеб, пытаясь отыскать ту, которую приобрела жена Салахова. Слава богу, с улицами и номерами домов здесь был порядок. Лесная и Оранжерейная – вот и все названия. У Артема на бумажке значилась Оранжерейная, девять. Заблудиться было негде, и через пять минут он увидел на железных воротах жирно выведенную зеленой краской девятку.
   Он сидел в машине и курил. «Ну и что дальше?» – спрашивал он себя. Ничего путного в голову не приходило. Сидеть бы ему и сидеть, не выйди за ворота сторож, молодой парень в черной телогрейке и сапогах.
   – Вы к кому? – спросил он, наклоняясь к опущенному окну.
   – Мне в агентстве дали этот адрес, – соврал Артем. – Приехал дом посмотреть.
   – А-а! – понимающе кивнул парень. – Жалко. Зря ехали… Дом уже продан. Совсем немного опоздали.
   – Правда? Вот невезуха! – притворно сокрушался адвокат. – Как же так? Теперь меня жена съест!
   – Вредная? – посочувствовал парень.
   – Не то слово! Загрызет!
   Сторож, не зная, как помочь в такой ситуации, почесал бритый затылок.
   – Да, беда… Надо было раньше. Но вы не расстраивайтесь, здесь еще один дом продается: Оранжерейная, четырнадцать. Можно его посмотреть, у меня ключи есть.
   – Не-е-т… Жене этот понравился. Нам в «Самсоне» фотографию показывали.
   – Тогда плохо дело, – вздохнул парень.
   – Куришь? – Артем протянул парню пачку дорогих сигарет. – Угощайся.
   Тот осторожно вытащил одну, поблагодарил. Закурили. Сизый дымок разгонял комаров, круживших в чистом деревенском воздухе.
   – А почему улица называется Оранжерейная? – спросил Артем.
   – Дак… говорят, тут раньше оранжереи были. Давно, еще при царях. Апельсины, лимоны выращивали… Потом все заглохло, одно название осталось.
   – Интересно… А кто дом купил? Может, я с ним поговорю? Авось уступит.
   – Не-а, – покрутил головой сторож. – Его женщина купила. Их не уговоришь!
   Он с таким непоколебимым убеждением произнес последнюю фразу, что Артем понял – у парня сложные отношения с прекрасным полом.
   – Ты сам-то женат? – спросил он.
   – Бог миловал, – заявил парень с таким видом, словно ему удалось избежать неминуемой гибели.
   – Слушай, покажи мне этот дом… хотя бы снаружи! Может, я похожий найду?
   Парень колебался. С одной стороны, ему хотелось выручить мужика. С другой – новая хозяйка строго-настрого запретила пускать кого бы то ни было за ворота. Он долго чесал затылок, пока, наконец, мужская солидарность не взяла верх.
   – Ладно, – пробурчал он, недовольно хмурясь. – Пошли…
   Дом, приобретенный Анной Левитиной, оказался небольшим, одноэтажным и компактным, выстроенным в стиле прибалтийских коттеджей – стройный, с высокой крышей, весь изящный и легкий.
   – Красивый, – одобрил Пономарев.
   – Ага… – согласился парень, неуклюже переминаясь с ноги на ногу.
   – Тебе новая хозяйка понравилась?
   – Хрен редьки не слаще, – непонятно к чему ответил сторож. – Одна малина! Приехала, погуляла и уехала. Чего ей тут делать? Блажь одна… Чудная дамочка!
   – Чудная? Почему?
   – Овец искала…
   – Овец?! – Артем решил, что ослышался. – Каких овец?
   Он машинально протянул парню сигареты. Тот взял. Они снова закурили.
   – Овцы тут у вас есть? – спрашивала, – объяснил сторож, с наслаждением затягиваясь. – Никто овец не держит?
   – Ты не ошибаешься?
   – Не-а… Я сам удивился. Кому нынче овцы нужны? Хотя… бабка Лепилиха имеет парочку.
   – Лепилиха?
   – Фамилия у нее Лепилина, а кличут Лепилихой. В деревне у всех прозвища. Вот я и сказал хозяйке, что у бабки есть овцы. Она обрадовалась. Мне, говорит, очень овцы нужны!
   – Странно…
   – Еще как странно! – с удовольствием подтвердил парень. – Сама в шляпе, в туфлях на каблуках… Овцы ей нужны! Смешно, ей-богу. Я же говорю – бабы! Их не поймешь…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация