А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Братки – не значит братья" (страница 22)

   Глава 22

   Плох тот бизнесмен, у которого нет фальшивого заграничного паспорта с открытой визой. У Фирсана с такой «соломкой» все в порядке, поэтому он уже в Хельсинки. Шесть часов до Санкт-Петербурга, три – в аэропорту, один – в пути, и все, он уже на месте. Еще совсем чуть-чуть, и машина доставит его к деревянному дому на северном берегу Финского залива…
   Паспорта у него фальшивые только по содержанию, по форме же они подлинные – с фабрики Гознака, с настоящими печатями. Поэтому вопросов у пограничников не возникло… Зато у Сэма Волынского вопросов хоть отбавляй. Как так случилось, что Фирсан смог сбежать? Почему его не остановили, не догнали, не сорвали авиарейс?.. Вопросов много, и неважно, какие он получает на них ответы. Главное, что Фирсан переиграл его и оставил с носом.
   Машина катила по пустынной, асфальтированной дороге через живописный сосновый бор. Леса здесь ухожены, во всяком случае, в окрестностях дороги не видно поваленных деревьев, которые создают хаос и портят вид. И деревеньки чистые, опрятные. Если съехать с дороги, то можно увидеть ветхие лачуги, но зачем Фирсану искать грязь в чужой стране? Ну, любят за границей внешнее благополучие, нравится финнам, когда чужестранцы думают о них хорошо. И это замечательно. Гораздо хуже, когда люди выставляют свое грязное белье напоказ. Как это любят делать в России. Все плохо, все пропало, спасайся, кто может…
   Вопросов нет, в России сейчас хуже некуда. Развалили страну, разграбили, окропили кровью Чечни. Грабеж продолжается, и остановится он лишь тогда, когда больше брать будет нечего. Заводы закрываются, наука умирает, армия догнивает; инженеры уходят в мелкую коммерцию, военные – в криминал. Скоро одни торгаши в стране останутся да бандиты. А потом все заглохнет, когда товар продавать будет некому и не за что. Все уйдет за границу на радость акулам империализма. Из России выведут все, что можно, народ вымрет сам по себе; останутся только нефтяные вышки и те счастливчики, которым будет позволено экспортировать за бесценок сырье…
   Нельзя сказать, что Фирсану нравится такая перспектива. Нет, он не хочет, чтобы Россия умерла. Но и помогать своей стране он тоже не собирается. Более того, его душит жаба от мысли, что ему не дают участвовать в грабеже. Проклятый Сэм оторвал его от кормушки, ткнул носом в грязь…
   Но не все еще потеряно. В Красностальске осталась бригада и верные люди, которые дадут Сэму бой. Одно покушение на него сорвалось, но ведь оно было возможным. И еще появятся моменты, чтобы свести счеты с этим московским умником…
   А возможность решить проблему с москвичами была. Баранов сработал четко – отправил Сэма в камеру, его человек отравил ужин. Но, увы, погиб какой-то бомж, а Сэму хоть бы хны.
   Баранова уже арестовали, его человека – тоже. Обвинение по этой теме могут предъявить и самому Фирсану. Могут, но не предъявят, потому что нет его в России. Он смог воспользоваться моментом и ускользнуть из-под колпака, которым накрыли его в Красностальске. Сделать это было не так уж и трудно…
   Фирсан очень надеялся, что проблема с заводом утрясется. И Сэм сгинет, и его братва уберется в Москву. И менты ослабят хватку. И все вернется на круги своя. Фирсан лишь на время покинул свой родной город… Жаль только, что в России нет ничего более постоянного, чем временное. И как бы не остаться за границей навсегда…
   Но если даже так, то унывать нечего. Денег у Фирсана столько, что и ему на роскошную жизнь хватит, и внукам. Он вложит их в какое-нибудь легальное дело, станет законопослушным бизнесменом и будет жить себе спокойно. Но скучно… Хотя, конечно, лучше скучать в заграничном комфорте, чем в лагере на шконке. А тюрьма в России по нему плачет…
   Машина остановилась у высоких кованых ворот, за которыми возвышался роскошный дом из клееного бруса. Эркеры, террасы, витринные окна, и во дворе красивый ландшафт. Дом принадлежит Корчмакову Ивану Сергеевичу, именно на этого виртуального человека и оформлен фальшивый паспорт. План экстренной эвакуации продуман заранее, просто сегодня он приведен в исполнение.
   Фирсан расплатился с таксистом и вышел из машины. Он один, и это хорошо. Телохранители – палка о двух концах. Они могут оградить от одной опасности, но могут стать причиной другой. Никому в этом мире доверять нельзя, любой может сдать. Как это сделал Аким. А ведь Фирсан считал его своим самым надежным человеком…
   Из аэропорта он уехал на одном такси, а в городе взял другое. Эта нехитрая схема также могла уберечь его от возможных преследователей. Они могут найти человека, который увозил его из аэропорта, но второго таксиста уже не вычислят при всем желании…
   Калитку Фирсан открыл своим ключом, прошел через двор, зачерпнув ладонью воду из чаши фонтана. Собак здесь не было, и он мог спокойно подняться на крыльцо. Но только Фирсан поставил ногу на ступеньку, как открылась дверь, и он увидел черное жерло ружейного ствола. Это мог быть киллер, поэтому сердце тоскливо сжалось.
   Но в него целилась юная финская девушка, и от сердца отлегло. Она гневно что-то спросила по-фински, Фирсан же ответил ей на родном языке. Ружье опустилось, и он услышал «извините», произнесенное на ломаном русском.
   Вслед за девушкой вышли на крыльцо ее родители: грузный мужчина с маленькими глазками и худая, как вобла, женщина с некрасивым лицом. Глядя на них, невозможно было поверить, что ружье держала их дочь. Роскошные волосы у нее, красивые большие глаза, симпатичное лицо, чувственные губы, чистая нежная кожа. Девушка была в мешковатом спортивном костюме, но даже в таком наряде проглядывались волнующие линии ее складной фигуры.
   Эту финскую пару он нанял следить за домом еще полтора года назад. Тогда он не знал, что у этих людей есть юная дочь. Платил он этой чете неплохо, потому дом содержался в образцовом состоянии. Более того, в угоду хозяину финны худо-бедно освоили русский язык. И дочку кое-чему научили. Поэтому Фирсан мог общаться с Ирикой на родном языке.
   Впрочем, секс – слово интернациональное, понятное всем. И очень скоро юная финка услышит его из уст Фирсана. И на себе прочувствует, что это такое. Мужчина не может обходиться без женщины, потому Фирсан искренне считал, что в его помыслах нет ничего противоестественного…
* * *
   Трубка – пятнадцать, прицел – сто двадцать! Бац-бац! И мимо… Герой Пуговкина мог позволить себе такую небрежность, там все-таки комедия была. А здесь драма. Крутой бандит наехал на подшефного банкира, зажал его в угол и требует отдать ему все. Даже свою жену. Банкир сейчас где-то у себя дома, трясется от страха, а бандит этот на прицеле у Сани. И он не может промазать, потому что на кону его репутация. И жизнь банкира. Да и деньги, которые получит Ямал, очень серьезные. Шутка ли, двести тысяч долларов…
   Это плата не только за меткий выстрел. Смерть бандитского авторитета – еще не решение всех проблем. На банкира могут наехать его преемники, поэтому Ямал должен избавиться и от них. А это совсем не просто…
   Погода сегодня хорошая; после череды холодных дождей над Москвой зависло теплое солнце. А завтра снова может случиться ненастье, потому бандит не торопится садиться в машину. С улыбкой глянул на небо, радуясь солнцу… И вдруг его лицо омрачилось. Он словно почувствовал опасность и даже угадал направление, откуда она исходит. На какой-то миг Сане показалось, что мужик смотрит ему в глаза. Но рука его не дрогнула, палец уверенно выжал слабину на спусковом крючке, приклад винтовки ударил в плечо. Расстояние – четыреста метров, и пуля не сбилась с пути, вошла жертве точно в лоб.
   Авторитет упал, его телохранители в панике. Они не могут понять, откуда прилетела пуля, потому беспорядочно мечутся, размахивая пистолетами.
   Сане пора уходить. Но расстояние между ним и объектом слишком большое для того, чтобы спасаться бегством. Телохранителям жертвы до него не добраться, а жильцы дома ничего не слышали, потому что бесшумный выстрел не мог потревожить их слух. Торопиться, конечно, надо, но без суеты.
   Из ресторана выскочил чернявый, небритый, будто гангстер, парень. Увидев труп, он картинно схватился за голову, опустился перед ним на колени. Всем своим видом он старался показать, как сильно скорбит по погибшему другу. Вот он сжал кулаки, что-то пробормотал сквозь зубы. Похоже, клятву мести дал… Но Саня видел в прицеле его глаза. Не было в них горя. А где-то в глубине таилась радость. Возможно, этот парень по своему рангу мог претендовать на место покойника. И когда это случится, он первым делом наедет на банкира, обвинив его в смертном грехе. Тогда Сане снова придется выходить на цель. Так зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня?
   Твердой рукой он совместил точку прицеливания с головой новой жертвы и нажал на спусковой крючок.
* * *
   Звук, с которым деньги опустились на стол, был похож на шлепок пощечины. Но Саню это нисколько не смутило. Еще «пощечина», еще…
   – Пятьдесят штук! Все твое, – пробасил Ямал, выискивая в глазах парня признаки восторга.
   Саня же смотрел на него невозмутимо.
   – Круто ты сработал, пацан! В один заход двух зайцев… Выдержка у тебя железная, не вопрос. Нам такие люди нужны!
   – Нужны, – подтвердил Архип.
   Зеленый ничего не сказал, но с улыбкой поднял большой палец. Дескать, молоток.
   – Банкир не знает, как нас благодарить, – с надменной усмешкой сказал Ямал.
   – Денег пусть добавит, – хмыкнул Зеленый.
   – Это само собой… Братва Мишу в покое оставила, но это ему не нравится. У него своя служба безопасности, но, я так понял, эта служба беззубая. Если братва снова наедет, проблемы будут серьезные. Службу Миша при себе оставляет, без нее нельзя, но ему наша бригада нужна. Банк, я так понял, серьезный, деньги там крутятся реальные. Миша за крышу тридцатку платил. Больше он платить не собирается, но крыша вроде как осталась. Через три дня он деньги перечислить должен. Но делать он этого не станет. Если братва наедет, с ней надо будет вопрос решить. Так же, как мы с Максудом решили. Я там вокруг банка ходил, место реальное нашел: триста метров, крыльцо как на ладони, с путями отхода разберемся. Если братва появится, надо будет сработать старшего. Ты, брат, в лоб конкретно заезжаешь, – с ироничной насмешкой, но уважительно посмотрел на Саню Ямал. – И этому заедешь…
   – Тогда ясно станет, кто Максуда с его корешом завалил, – сказал Архип. – На банкира стрелки переведут. Охоту на него начнут…
   – Они на Мишу по-любому окрысятся. Но одно дело на беззащитного наезжать, и совсем другое – по минному полю ходить. Они к Мише не сунутся, если поймут, что их из-за него отстреливают. Должны понять, что против них суперпрофи работают, тогда все претензии к Мише разом отпадут.
   – Так мы и есть суперпрофи.
   – Да, только это доказывать надо, чтобы репутация была. Вон Риткин босс нас Мише передал. Мы Мише помогли. И его друзьям из бизнеса помочь можем. Только вряд ли мы узнаем, за кого нас подпишут.
   – Почему?
   – Я же главного не сказал. Миша нас на содержание берет. Пятьдесят штук в месяц на всех, плюс премия за конкретную работу. Он ушлый жук, эти деньги постарается отбить. Там, в их кругах, бабла на миллионы долларов крутится, если не на миллиарды. Миша знает своих знакомых, ему ничего не стоит узнать цену их проблемы. Если там выгода на десять миллионов, то он меньше лимона не снимет. Нам заплатит чуток, а разницу себе в карман…
   – Чуток – это сколько?
   – Меньше чем за сто штук мы на мокрое не подпишемся. Я Мише так прямо и сказал. Он ответил, что нормально всё.
   – Нехило ты с ним добазарился, – улыбнулся Зеленый.
   – Давай без «нехило», – нахмурился Ямал. – И не добазарился, а договорился. От тебя уголовщиной за версту прет.
   – Я не понял, это что, плохо? – вскинулся Зеленый.
   – Ты знаешь, где Фирсан?
   – Слинял… В смысле, исчез… С московскими там проблемы. А что?
   – Я не знаю, какие там проблемы, и обратно в Красностальск не хочу. Мы в струю попали, Зеленый. Есть придурки, которые за штуку баксов людей мочат. А у нас расценки совсем другие. Потому что мы теперь элита. И вести себя должны как элита. Ты двадцатку штук заработал – потрать их с умом. Костюмчик цивильный себе справь, волосы отрасти, стрижку нормальную сделай. И чтобы никакого жаргона. Мы среди людей жить будем. И не надо, чтобы люди на нас косились… Вот Саня в такую жизнь впишется. Архип знает, как себя вести. А ты бакланишься… Тебя менты принять могут только за то, что ты баклан.
   – Кто баклан?! – возмутился Зеленый.
   – Извините, Виталий Борисович, вы не баклан, вы просто невоспитанный человек, – ухмыльнулся Ямал.
   – Можешь его просто Виталиком звать, – усмехнулся Архип. – И на «ты». Он не обидится. Да, Виталик?
   – А ты метлой не маши! – наехал на него Зеленый. – Когда я на очко сяду, потом подмахнешь!
   – Виталик, ты за буквами следи! – взгляд Архипа заледенел. – Тебе же сказали, что мы на другой уровень вышли. И вести себя должны на уровне. Чтобы не засветиться по глупости. Если ты этого сразу не поймешь… – Он многозначительно посмотрел на Ямала.
   А тот как будто этого и ждал.
   – Если не поймешь, объяснять мы не будем. – Ямал многозначительно провел пальцем по горлу.
   Зеленый завис в напряженном раздумье. Взгляд застыл, нижняя челюсть отвисла. Но думал он недолго.
   – Я все понял.
   – Это хорошо, что ты понял, – смягчился Ямал. – Девчонку себе заведи. Нормальную, из хорошей семьи. Чтобы не какая-то там блатная кошка. Хорошая девчонка тебя отшлифует, отполирует, на человека станешь похож…
   – И что, я с девчонкой на общей хате стану жить? – почесался Зеленый.
   – Не на хате, Виталик, а на квартире. И не на общей. У тебя денег валом, можешь себе квартиру хорошую снять…
   – Может, лучше купить? – выразительно посмотрел на Ямала Архип.
   – Можно и купить, – кивнул Захар. – По пять штук в месяц получать будете, плюс премии. Хорошую хату можно купить. Но лучше не надо. Мало ли, вдруг за кордон линять придется, куда квартиру девать? Ее с собой не заберешь. Только деньги пропадут…
   – Во-первых, не линять, а удочки сматывать. А во-вторых, почему по пять штук?
   – Мне десять, вам всем по пять, остальное на общак.
   – Ты только что полсотни на общак бросил. Куда еще?
   – Так надо.
   – Мы что, зону греть собираемся?
   – Нет, зону греть не будем – на ментов деньги нужны. Если ты в кутузку загремишь, как тебя вытаскивать?
   – Ямал, я тебя хорошо знаю, ты реальный человек. И речи правильные говоришь. Только иногда тебя заносит. Какая кутузка? Так просто я за решетку не попаду. А если за дело заметут, то никто вытаскивать меня не станет. Вы за кордон все слиняете. И правильно сделаете. Я тоже слиняю, если вдруг что…
   Ямал долго смотрел на него в напряженном раздумье.
   – Все правильно, Архип, – наконец сказал он. – Мы на людях красные крестики ставим. И за нами система. Нам в ментовку попадать никак нельзя. Если ты вдруг попал, то должен заглушить себя.
   – Как?
   – А фильм какой-то был, французский, кажется. Там киллер ампулу с цианистым калием раскусил. Нам тоже так надо.
   – Я согласен, – уверенно кивнул Архип.
   «Я тоже», – решил для себя Саня.
   Зеленый думал дольше всех, но тоже дал согласие. И сам Ямал сказал «да».
   – Все должно быть очень серьезно, – продолжил он. – Очень-очень. Тогда не будет никаких сбоев. Тогда большой общак нам не нужен. Будем складывать туда с премиальных, но конкретно. Нам первоклассное оружие нужно. И техника должна быть на высоком уровне. Без этого мы пропадаем… Короче, в общак с премиальных. А так по десятке каждый будет получать. Ну, и мне двадцатку. Возражения есть?
   – Все только «за», – сказал Архип. – Ты старший, на тебя все завязано, здесь без претензий.
   – Десятка – это солидно, – расплылся в улыбке Зеленый. – Такое дело обмыть надо!
   – Ты же знаешь, у нас сухой закон, – сурово глянул на него Ямал.
   – А если в виде исключения? Я бы в кабак завалился…
   – Куда?
   – Ну, в ресторан.
   – А пить как будешь? Культурно или как свинья?
   – Как культурная свинья, – сдавленно засмеялся Зеленый. – Шучу! Я все понял, босс. Не надо на меня так смотреть.
   – А я бы тоже выпил, – впервые за все время влез в разговор Саня. – Водка – лучшее средство от стресса. Я с одним человеком в Чечне разговаривал, из госбезопасности. Так он говорил, что у них в конторе без водки нельзя. Если человек пьет, то все нормально. Если вдруг завязал, то все, конец карьере.
   – Что-то ты не то говоришь, Санек, – с сомнением посмотрел на парня Ямал.
   – Да нет, все правильно. Когда человек горит на службе, он не заботится о своем здоровье. Печень свою готов пожертвовать на благо Родины. А вот если он вдруг пить перестал, значит, о здоровье своем подумывать стал. А зачем ему здоровье? Чтобы жить спокойно на старости лет где-нибудь в райском уголке. А если так, то ему деньги нужны на этот самый уголок. А если деньги нужны, значит, он Родину готов продать. Такая вот логика…
   – Сильная логика, – засмеялся Архип. – И про печень ты хорошо задвинул. Только если водку пьянствовать, то мозги пропить можно…
   – Так никто не говорит, что пьянствовать надо. Всего должно быть в меру. И не водку нужно пить, а хорошее вино.
   – Ну, если хорошее, то можно, – махнул рукой Ямал. – И в ресторан можно сходить, культурно посидеть…
   – С девочками? – спросил Зеленый.
   – Когда у тебя будет своя девочка, то можно и с девочками. Я со своей, Саня со своей, Архип со своей… Разврат разводить не будем, он ни к чему хорошему не приведет. Надо, чтобы у каждого своя женщина была, чтобы вы с ума не сходили. Только наши женщины не должны знать, чем мы занимаемся.
   – Я своей уже сказал, что бизнес у меня, – улыбнулся Саня. – Собираю металлолом по стране, а в Красностальск везу на переплавку. Потому в командировках постоянно…
   – Бизнес, говоришь? – с интересом посмотрел на парня Ямал. – Бизнес – это хорошо. Кстати, металлоломом реально можно заняться. Пункт приема организуем, офис откроем… где-нибудь в промзоне, где много заброшенных территорий. Там и тир у нас будет. Тренироваться начнем в условиях, максимально приближенных к боевым… Саня, неплохую ты нам идею подал.
   – Значит, ты у нас в командировке? – с веселой иронией спросил Архип.
   – Да.
   – А жена где? В Красностальске?
   – Пока не жена… Да, в Красностальске, за ней надо ехать.
   – В Красностальск соваться нельзя, – покачал головой Ямал. – Там сейчас напряжно – московские зверствуют. Своих ментов привезли, наших купили… Короче, мусора братву прессуют не по-детски. Кучу пацанов замели. Там на завод большие деньги пришли. А деньги решают все…
   – Гасить московских надо, – нахмурился Архип.
   – Загасим. Если заказ поступит, – сурово посмотрел на него Ямал. – А так дергаться не следует. Фирсан свалил – значит, ему там, в Красностальске, ничего не нужно, и нам там ловить нечего. И давай договоримся, Игорь Иванович: эмоциям волю не давать. Голова должна быть холодная, тогда соображалка не протухнет…
   – Я бы с холодной головой в Красностальск сгонял, – сказал Саня. – Ночью бы приехал, ночью бы и уехал. Никто бы меня не увидел…
   – И я бы с ним съездил, – поддержал его Архип. – У меня там тоже кое-какие дела. Одна нога там, другая здесь…
   – Хорошо, сутки вам на все про все даю. Туда и обратно. И чтобы без приключений. А мы с Зеленым с квартирами разберемся. Чтобы у каждого своя хата была. И чтобы все рядом. Недалеко от банка…
   Похоже, Ямал собирался осесть в Москве всерьез и надолго, поэтому и создавал своим людям нормальные условия для жизни. Организатор он хороший, созданный им механизм работает, как швейцарские часики. Потому и занесло его в элитные сферы, где жизнь человека ценится высоко и в американской валюте. И Саня рад такому положению вещей. У него уже есть деньги на приличную квартиру, и на новенькую иномарку он быстро заработает. Юле понравится жить с ним.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация