А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Братки – не значит братья" (страница 20)

   Глава 20

   Банкирша выскользнула из прицела, Захар куда-то пропал, затем был прокол с майором Солодовым, после чего исчез Аким – уехал в Питер, но до города так и не добрался. Зато нашелся чертов экономист, которого завербовал Захар. Только, увы, Фирсан с ним ничего не может поделать – охрана у него солидная. И сам Быков перед ним уже на задние лапки встал. Шутка ли, этот человек владел контрольным пакетом акций комбината!
   – Можешь называть меня Сэм, – сказал он.
   Купчинов сидел в директорском кресле и спокойно смотрел на собеседника холодным взглядом. И такая глубина в этих, казалось, заледеневших глазах, что Фирсану стало не по себе. А ведь до недавних пор он всерьез считал, что взглядом его не пробить. Уж каким волчарой казался ему в свое время Запорожец, какой у него был взгляд, но Фирсан перед ним не робел. И заказал этого воровского авторитета с легкой душой… Матерым зверем был Запорожец, однако Сэм обладал еще большей внутренней силой, и эта его мощь отражалась в глазах. Глядя на него, невозможно было поверить, что этот человек мог быть простым сотрудником планово-экономического отдела, ходить на работу, как обычные люди. В авторитете он, у него достаточно власти, чтобы возвышаться над простыми смертными.
   – Сэм Волынский. Пробей в Москве, тебе скажут, кто я такой.
   – Я слышал…
   Фирсан знал, что «Позитив-банк» находится под крышей волынской братвы. Была даже информация, что связываться с этими людьми очень опасно. Сами они никого не трогают, но на силу отвечают силой, причем не раздумывая. Было время, когда по Москве о них шла слава как о беспредельщиках. Эти ребята сначала стреляли, а потом уже разбирались, кто прав, а кто виноват…
   – Ты должен был слышать, – сухо сказал Сэм. – Твои люди разрабатывали президента «Позитив-банка». А я как бы крыша этого банка.
   – Почему «как бы»?
   Фирсан чувствовал себя неважно. Он приехал на завод разобраться с каким-то московским выскочкой, который возомнил о себе черт знает что, но нарвался на настоящего криминального монстра. С ним восемь отборных бойцов, все они при стволах, но даже с ними Фирсан чувствовал себя как волк в железной клетке… И надо было ему сюда соваться!..
   – Потому что это наш банк. И весь бизнес, который под ним, тоже наш.
   – Общаковый бизнес? – уточнил Фирсан.
   – Точно.
   – А почему тогда контрольный пакет оформлен на тебя?
   – Крысятничество хочешь мне предъявить? – сверкнул взглядом Сэм. – Не выйдет. Сход был, братва постановила, что на мне завод будет. Потому что в долгах завод, и его вытягивать надо. Я лично этим займусь, Фирсан. Это моя война, и если будет надо, я костьми здесь лягу.
   – Может, и ляжешь.
   – Я готов к этому, Фирсан. А готов ли ты умереть? А предъяв к тебе много. Ты на Женю Галибову руку поднял. Думал, через нее проблему решить… А за такие решение, Фирсан, жестоко спрашивают…
   – Я не понимаю, о чем разговор.
   – Захар все рассказал, так что не надо, – презрительно усмехнулся Сэм.
   С досады Фирсан прикусил губу. Чутье подсказало ему, что Захар упорол косяк со своим новым приобретением. И решение он, вроде бы, правильное принял. Сколько вопросов бы отпало, сработай Захар Сэма… Но не судьба. Обидно.
   – Не знаю никакого Захара.
   – Мы же не в ментовке, Фирсан, и я не следак… Я бы тебя так сделал, без суда и следствия. У меня снайперы, у тебя снайперы, устроили бы дуэль. Мы же реальные люди, с понятиями, знаем, как такие дела решаются. Но дело в том, Фирсан, что мне завод поднимать надо. Тут не до понятий – деньги нужно отбивать, которые ты хапнул. Двести миллионов долларов с тебя, и все твои акции. Забесплатно, само собой. Такая вот постанова тебе.
   – Тебе к врачу надо обратиться, Сэм. Он пропишет губозакаточный аппарат… Так уж и быть, я оплачу доставку.
   – Не надо со мной так, – вроде бы и без обиды, спокойно, но с жесткой угрозой во взгляде покачал головой Сэм. – Ты не друг мне, Фирсан, ты мне враг. И твою шутку я могу не понять.
   – Это не шутка.
   – Тем более… Двести миллионов с тебя, – повторил Сэм. – И акции. Это плата за твой билет в новую жизнь. Я не знаю, в каком океане твой островок, в Тихом или Атлантическом, но где-то там. Туда и отправишься. А если нет, получишь другой билет, в Ледовитый океан. Через Колыму… Зря ты майора Солодова похитил. Ох, и зря!
   – Какой майор?.. Что за дичь?! – похолодел Фирсан.
   – Мы тебя переиграли, на живца поймали. Солодова мои люди отбили, и твой Аким у нас. Если хочешь, можешь ему позвонить.
   Сэм глянул на одного из своих телохранителей, тот молча кивнул и полез в карман за сотовым телефоном. Раскрыл трубку, набрал номер и протянул ее Фирсану.
   – Аким?
   – Извини, брат, они заставили.
   Говорил действительно Аким.
   – Ну, ты и сука! – едва сдерживаясь, чтобы не заорать, сквозь зубы процедил Фирсан.
   – Я знаю…
   В трубке послышались короткие гудки.
   Сэм смотрел на собеседника со снисходительной усмешкой.
   – У тебя ничего не выйдет! – зашипел Фирсан.
   – Все у меня выйдет. И в тебя войдет.
   – Закон на моей стороне! Ты ничего не докажешь!
   – Уже доказал. Солодов дал показания, твои люди во всем признались. Тебе грозит статья за похищение человека. Будут подняты твои старые уголовные дела… Зря ты убил Боцмана. Его люди не хотят с тобой договариваться и помогать тебе. Поэтому не все городские менты на твоей стороне. К тому же в город прибыла специальная оперативно-следственная группа из Москвы. По твою душу… Псы уже рвут цепи, Фирсан! И мне все трудней их удерживать. Так что думай, как жить дальше.
   Фирсан был близок к тому, чтобы руками обхватить голову. Он же чувствовал, что вся эта возня вокруг Солодова добром не закончится. Чуял он ветер перемен, но так ничего и не смог сделать. СОБР взял завод под свой контроль, в город приехала спецгруппа ментов, а он может только беспомощно плеваться. Потому что Баранов не смог его предупредить. Или не захотел?
   Конец подкрался незаметно, хотя был виден издалека. А может, Сэм блефует?
   – Почему я должен тебе верить?
   – Ты можешь проверить. Постановление на твой арест уже подписано, менты могут принять тебя прямо сейчас. Одно мое слово – и карусель закрутится. И я его скажу… У тебя будет время подумать. Если вернешь деньги, все дела против тебя закроют. Хотя гарантий дать не могу. Я законопослушный гражданин, Фирсан, и у меня нет возможности давить на следствие, – с издевкой сказал Сэм. – Так что дело до греха лучше не доводить. А то и деньги отдашь, и на зоне сгинешь…
   – Ничего ты мне не сделаешь!
   – Сделаю. Тебя сделаю. Потому что ты мне очень мешаешь, Фирсан. Я мог бы с тобой решить просто и наверняка, но мне нужны деньги, которые ты украл. Там больше двухсот миллионов. Но я все не требую. Отдашь двести лимонов, а на остальные существуй. Поезжай за границу и живи в свое удовольствие…
   Деньги у Фирсана были. Он действительно выдоил из завода сотни миллионов долларов. Требуемая сумма – бульшая часть из его сбережений, почти две трети, но и на остаток можно безбедно прожить всю жизнь.
   Однако его бесила сама мысль, что ему придется убраться из родного города. Он здесь царь и бог, под его дудку пляшут и штатские и ментовские чиновники, у него бригада в сотню отборных бойцов. Но тут появляется какой-то Сэм, и все идет насмарку…
   Видно, что Сэм не «какой-то», он реально крутой авторитет. Но все-таки он пришлый, и ему в Красностальске не место. Поэтому убраться отсюда должен он, а не Фирсан… Но почему тогда Баранов не сумел помочь ему с ОМОНом, когда он собирался на завод? Почему Сэма поддерживает ментовский спецназ, а его – нет?..
   – Я догадываюсь, о чем ты думаешь, – усмехнулся Сэм. – Не можешь понять, что происходит. Так я тебе объясню. Ты жил здесь, как обезьяна на пальме. Никаких тебе проблем, жуй кокосы, ешь бананы… Понятное дело, на эту пальму еще надо было забраться. Ты это сделал – и успокоился. Помирился с Боцманом, захомутал завод и как сыр в масле катался. А я постоянно в движении – то одно, то другое, только успевай поворачиваться. И здесь я крутился быстрее тебя. Я к заводу присматривался, а мои люди тебя разрабатывали. Опыт у людей большой, и техника самая лучшая. И связи у нас не чета твоим. Потому и РУОП здесь под нас просел, и спецгруппа уже вовсю работает. Всех твоих прикормленных ментов уже, считай, взяли за жабры. И тебя закроют, если мы не договоримся…
   Увы, но все это походило на правду.
   – Деньги я могу вернуть. Не сразу, не скоро, но могу… – в тяжком раздумье проговорил Фирсан.
   Действительно, не стоит пытать судьбу. Вдруг Сэм не блефует, и Фирсана могут арестовать прямо сейчас. Надо согласиться с ним, пообещать денег – и тем самым выиграть время. Ему нужно пространство для маневра, чтобы сделать свой ход. Тогда и будет видно, кто сильней – московский Сэм или красностальский Фирсан.
   – Надо сразу и скоро.
   – Я тебя понимаю, Сэм, но есть обстоятельства, которые выше нас…
   – Нет никаких обстоятельств. Я же не прошу наличными. Достаточно перевести деньги со счета на счет. Это просто, если есть доступ к твоим счетам. А он у тебя имеется. И денег на счетах куча. Так что не надо тянуть волынку.
   – Э-э… Но все равно мне нужно время.
   – Нужно только твое согласие. Мы можем перевести деньги прямо отсюда, технически это возможно.
   – Дело в том, что моими счетами занимается один человек, без него ничего не выйдет.
   – Давай адрес этого человека, мои люди его привезут. – Сэм смотрел на Фирсана бездушно и беспощадно.
   Нечеловеческий у него взгляд, словно зверь в парне сидит. Смертельно опасный зверь.
   – Я не могу дать адрес, я должен сам с ним встретиться…
   – Я тебя понял, Фирсан. Ты ищешь лазейку. Но ты ее не получишь. Хотя сутки на все про все я тебе дам. За тобой будут следить, и я не советую тебе делать лишних движений.
   – Все будет в порядке, Сэм, – скрывая ухмылку, сказал Фирсан. – За сутки я управлюсь. Дай мне координаты, по которым отправить деньги, и я все сделаю в лучшем виде.
   – Отлично. Сейчас мы решим вопрос с акциями, и можешь ехать.
   – И как мы его решим?
   Фирсан почувствовал, как от сильного волнения кровь прихлынула к голове. Перед глазами пошли круги, в ушах зашумело. Сколько своего пота и чужой крови пролил он ради этих акций, а какой-то московский умник хочет заполучить их за просто так…
   – Завод фактически банкрот, и акции ничего не стоят. Поэтому ты просто подаришь их мне. Все будет выглядеть естественно и совсем не безобразно, – свысока сказал Сэм. – А для большей красоты мы составим договор и подпишем его в присутствии нотариуса. А запись в реестре я беру на себя, это уже без твоего участия.
   – И с какого перепугу я должен отдать тебе акции?! – психанул Фирсан.
   Но Сэм даже бровью не повел.
   – Ты довел завод до банкротства, и ты должен за это ответить, – невозмутимым и ледяным тоном проговорил Купчинов.
   – Кто тебе сказал, что это я?
   – У меня есть доказательства. И для меня и для прокуратуры. Но прокуратуру мы трогать не будем, это слишком сложно. Гораздо проще разобраться с тобой.
   – Я не отдам тебе акции!
   – У тебя будет время подумать. В камере.
   – Давай, посмотрим, как ты меня там удержишь!
   – Тебя – удержу. А ментов могу и не удержать. Но раз ты настаиваешь…
   Сэм потянулся к телефону. Но Фирсан решил его остановить.
   Сэм с телохранителями, но и Фирсан не один. Его бойцы в растерянности. Они понимают, что их окружили со всех сторон, потому и стояли, как опущенные. Фирсан мог их взбодрить. Сейчас он набросится на Сэма, вырубит его – и тем самым вдохновит своих бойцов на подвиг. Они сметут московских «быков» и вырвутся на простор. А там видно будет…
   О том, что Сэм спец по рукопашному бою, он почему-то не подумал. Об этом Фирсан вспомнил, когда оказался в унизительно неудобном положении. Он лежал спиной на столе с выкрученной рукой, а Сэм занес над ним кулак. Телохранители даже не пытались помочь своему поверженному боссу.
   – Бить иль не бить, вот в чем вопрос! – с издевательством произнес Сэм. – Так бить или не бить?
   Фирсан закрыл глаза, давая понять, что сдается. И Сэм понял все правильно, поэтому отпустил противника.
   – Разве Захар тебе не говорил, что я могу убить с одного удара? – спросил он, глядя, как Фирсан отряхивает пиджак.
   – Нет.
   – Это я убил твоих людей. Митроху и Пустыря.
   – И он это знал? – возмутился Фирсан.
   – Знал. Потому и решил, что я ему подхожу. Захар умел красиво говорить. Но при этом он был идиот идиотом…
   С этим невозможно было не согласиться.
   – Не то слово.
   – Кстати, о мальчиках. Ты отправил в Москву захаровского киллера. Саня его зовут. Захар не знает, как на него выйти. Может, ты поможешь?
   – Зачем он тебе?
   – А ты угадай.
   – Любовь? – съязвил Фирсан.
   – Да, любовь к Джеме, – спокойно отреагировал Сэм. – Которую ты заказал. Я так понял, Саня должен ее убить. И кто еще там с ним?
   – Ты ее предупредил, она уехала…
   – Может, ты отправил своих гоблинов за ней?
   – Если бы я знал, где она…
   – Ты должен понимать, что пока ты не снимешь заказ на Джему, я с тебя не слезу.
   – Хорошо, я сниму заказ. Но тогда я возьму два дня, чтобы решить с переводом…
   – Хорошо. Пусть будет два дня. Но акции сегодня.
   Фирсан опустил голову. Он сам виноват, что не смог удержать завод. Увы, но Сэм здесь полный хозяин. И спецназ ему подчиняется, и бойцы его настроены очень серьезно. Фирсан сам загнал себя в ловушку, и выход у него только один – отдать акции, чтобы получить возможность занять круговую оборону. Он закроется в своем особняке, окружит себя охраной, включит все свои связи, задействует специальную бригаду. И людей Ямала к делу подключит. Если они нужны Сэму, он их получит… вместе с пулей.
   Если не станет Сэма, то Фирсан сможет справиться с его шарашкиной конторой. И на нотариуса он плотно наедет, чтобы тот признал сегодняшнюю сделку с акциями незаконной. Он отобьет акции, если получит свободу маневра.
   Домой Фирсан вернулся поздно ночью. Без акций, но с деньгами. За ним неотступно следовали две машины с московской братвой, да и сам особняк, судя по всему, был взят под наблюдение. Фирсана это не смущало. Сейчас он свяжется с Танкером, и тот пришлет людей, которые быстро избавят его от опеки…
   Но трубку взяла жена Танкера. Оказалось, что сегодня его верного бригадира приняли менты. Тогда он позвонил Мирону, но и тот уже находился в кутузке… На месте оказался только Ренат; он смог собрать людей, организовать охрану и оборону дома. Однако при этом выяснилось, что менты приняли еще нескольких человек из рядовых бойцов.
   А на следующий день Фирсан узнал, что всем арестованным предъявлены обвинения по давним эпизодам, дела по которым давно уже пылились в архивах. У многих его бойцов были проблемы с законом, но только сейчас менты смогли до них дотянуться. Потому что Фирсан им теперь не указ. Также без особых проблем они могли закрыть и его самого.
   В тот день Фирсан ясно осознал, что не об обороне ему надо думать, а о бегстве. Но как это сделать, если Сэм не спускает с него глаз?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация