А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Братки – не значит братья" (страница 19)

   Глава 19

   Патрон мягко вошел в камору, барабан жестко защелкнулся, револьвер с грохотом лег на стол. Аким с ужасом смотрел на пистолет, хотя Фирсан и не предлагал ему приставить ствол к виску. Но ведь предложит.
   Облажался Аким. Его бойцы захватили майора Солодова, повезли его в лес, но по пути на них напали какие-то люди в масках. Всех избили, а двоих с собой увезли. Но если б только это. Неизвестные забрали с собой и самого Солодова.
   – Где мент? – спросил Фирсан.
   – Не знаю!
   – Сутки прошли. Ни слуху о нем, ни духу… Как это понимать?
   – Тут что-то не так, – промямлил Аким.
   – Что-то не так у тебя сейчас в голове будет… Бери!
   – Толян!.. Анатолий Геннадьевич!!!
   – Я сказал, бери!
   Патрон вареный, и если боек пробьет капсюль, выстрела все равно не будет. Мало ли, вдруг у Акима крыша от страха съедет, и он повернет ствол против своего босса. Да и не то сейчас время, чтобы разводить мокруху. Вдруг собровцы в офис ворвутся, как объяснишь им, что Аким сам застрелился? Не поверят ведь… К тому же не стоит разбрасываться преданными людьми.
   Но Аким стрелять в него не стал. Крутнув барабан, дрожащей рукой приставил ствол ко лбу, зажмурился, скривив лицо, и нажал на спуск. Холостой щелчок привел его в чувство, но пот продолжал катиться со лба по щекам.
   Фирсан забрал у него пистолет, откинул барабан. Нет, боек бил по пустоте в каморе. Хоть и косвенное, но свидетельство, что Аким не виноват. Хотя Фирсан так не думал.
   – В следующий раз полный барабан заряжу, – пообещал он, бросив револьвер в ящик стола.
   – Я найду Солодова! – взяв себя в руки, пообещал Аким.
   – Боюсь, он теперь сам объявится. Неспроста все это, неспроста… – Фирсан открыл сейф, достал оттуда две упаковки по десять тысяч долларов в каждой. – Это тебе командировочные. Давай дуй домой, возьми там деньги, загранпаспорт и поезжай в Питер. Там пока побудь. И визу открой, лучше всего в Англию. И со мной на связи держись. Если тебя искать начнут, я маякну, за кордон вылетишь. Понятно?
   Аким кивнул. Он должен был понимать, что если его людей расколют, они покажут на него как на организатора похищения майора Солодова. Тогда его самого возьмут за жабры, и он покажет на Фирсана. Даже гранитные глыбы ломаются, не то что люди…
* * *
   Красностальский металлургический комбинат один из крупнейших в России, и занимал он территорию, на которой свободно мог бы уместиться небольшой город. И не удивительно, что главный административный корпус имел четырнадцать этажей и длинные коридоры.
   По одному из таких коридоров Семен сейчас и шел. Он направлялся к генеральному директору комбината. Большая свита с ним; правда, она таяла на глазах. Четырех бойцов пришлось оставить на входе, еще шестерых – на подступах к зданию; трое заняли оборону на первом этаж, еще столько же рассредоточились по этажам, остальные шли за Семеном.
   Ситуация напряженная. Комбинат охраняет частное предприятие, полностью подконтрольное Фирсану; там его люди, которые готовы умереть за своего босса. И оружие у них. Семен тоже провел работу: его человек без лишнего шума также зарегистрировал в Красностальске охранное предприятие, за приличные деньги ускорил получение лицензий, закупил служебные пистолеты. Так что люди Семена вооружены сейчас на законном основании. Дело такое, что Фирсан и ментов подключить может, если узнает.
   У Семена тоже есть прикрытие со стороны закона. В Москве у него связи на уровне Министерства внутренних дел – по его личной просьбе высокий милицейский чин встречался с начальником местного РУОП, объяснил ему ситуацию с комбинатом. Подполковник Коваль и сам понимал, что переход заводской власти из рук в руки может закончиться большим конфликтом, потому и вошел в положение нового хозяина. К тому же Семен со своей командой мог покончить с криминальной возней вокруг завода, а по возможности, с главной ее причиной – Фирсаном. И еще московский генерал обещал, что в случае успеха подполковник Коваль сможет возглавить Красностальский ГУВД… В общем, поддержку Семен получил. Поэтому на пути от заводских ворот его сопровождали собровцы. Часть из них осталась на проходной, несколько человек взяли под контроль вход в главное административное здание. Без такой поддержки люди Семена могли бы стать легкой добычей для фирсановской охранной фирмы. Но СОБР – это серьезно, поэтому инцидентов быть не должно.
   Семен сейчас не столько криминальный авторитет, сколько владелец контрольного пакета акций. Поэтому он считал себя вправе принять помощь со стороны ментов. Впрочем, за последние несколько лет он много раз обращался к ним за содействием, чего уж тут греха таить. Он же не в законе и клятву ворам не давал. К тому же он знал воров, которые вкладывали ментам друг друга без всякого зазрения совести…
   Приемная директора охранялась. Два крепких парня в черной униформе беспечно о чем-то болтали, поигрывая резиновыми дубинками.
   – Эй, вы куда? – Один из них кинулся навстречу Семену, но его телохранитель поймал парня за руку, которую тут же закрутил за спину.
   Тем же примерно манером обезвредили и второго. Их обоих передали под опеку спецназа. Пока все обходилось без сломанных носов и отбитых почек; может быть, этим ребятам тоже повезет.
   Дверь в приемную открыта, три секретарши за столами с компьютерами. Две из них женщины в годах – это для работы, одна молодая и красивая – эта кофе директору подает, и не только.
   Начальник планово-экономического отдела – величина на заводе немалая. Во всяком случае, Игорь Борисович Крайнев искренне так считал. Только молодая секретарша на него даже не смотрела. Пожилые любезничали с ним, а эта – ноль внимания. В компьютер уставилась – или пасьянсом себя развлекает, или тетрисом. А Игорь Борисович здесь, в приемной. Мужику под пятьдесят, а любовнице, говорят, всего девятнадцать. Любве-обильный мужик, потому и посматривает на молодую секретаршу с аппетитом. Как бы слюной не подавился…
   Шум в дверях привлек его внимание, он повернулся к Семену.
   – А-а, Немчинов! У меня здесь как раз приказ о твоем увольнении. – Со злорадством постучал он по своей папке.
   – Купчинов. Моя фамилия Купчинов. – Сурово посмотрел на него Семен.
   – Э-э… А-а…
   Говорят, Игорь Борисович хорошо разбирался в одежде и мог на глазок определить, сколько стоит тот или иной костюм. Семен в костюме от Эрменгильдо Зенья, а это своего рода эталон качества в мире деловых людей. И Крайнев не мог не заметить перемену в одежде. И в облике. Сейчас на него смотрел не подчиненный, а начальник.
   – Пошли!
   Он взял растерянного Игоря Борисовича за руку и подтолкнул его к лакированным дверям. Всполошившиеся секретарши попытались перегородить им путь, но телохранители без особых грубостей вернули женщин на место.
   Семен прошел в кабинет, в котором никогда не был по причине того, что считался на заводе незначительной личностью, не вхожей в кабинет директора. Даниил Георгиевич Быков даже не подозревал о его существовании. И приказ об увольнении подмахнул бы, не вдаваясь в подробности. Что для него какой-то там мелкий винтик в огромной системе?..
   Но Семен уже не винтик, он законный владелец всего механизма. Может, и не полный, но у него есть право собрать заседание совета директоров и поставить вопрос о смещении Быкова с должности. У него контрольный пакет акций, и его голос в любом случае решающий.
   Быков сидел в сумеречной глубине огромного кабинета и о чем-то нервно разговаривал по телефону. Увидев гостей, он многозначительно нахмурил брови: дескать, почему без приглашения?
   – Даниил Георгиевич, я здесь ни при чем! – заелозил перед ним Крайнев. – Это вот Немчинов… Э-э, Купчинов…
   – Купчинов?! – потрясенно уставился на Семена директор.
   – Да, Семен Петрович Купчинов.
   – Это ваши люди заняли проходную?
   Семен пропустил этот вопрос мимо ушей. Он забрал у растерянного Крайнева папку с бумагами, бросил ее на стол.
   – Там проект приказа о моем увольнении. Как Немчинова Сергея Андреевича. А вот копии документов, подтверждающих мое право на контрольный пакет акций.
   Телохранитель Семена бережно положил на стол кожаную папку. И предостерегающе глянул на Быкова. Мол, без фокусов.
   – Да, я знаю, к кому перешел государственный пакет, – подавленно проговорил Быков.
   – Считайте, что я принят на работу. В качестве председателя совета директоров. – Семен показал Крайневу на дверь – он здесь больше не нужен.
   – Но вас еще не выбирали…
   – Это проблема?
   – Ну, нет, конечно…
   – Мы будем с вами дружить, Даниил Георгиевич, или воевать?
   – Э-э… Конечно, лучше дружить!
   Семен имел представление о Быкове. Насколько хороший хозяин, настолько же и хапуга. Впрочем, его собственные махинации не могли нанести заводу непоправимого ущерба. Опустошительным ураганом здесь был Фирсан. Это через его подставные фирмы с завода на экспорт уходили тысячи тонн отборной стали. Он член совета директоров, за ним сила, и Быков ничего не мог с ним поделать. Да он особо и не старался с ним бороться. И сам хапал, сколько мог, чтобы как можно туже набить карманы до тех пор, пока комбинат не загнется окончательно. По большому счету, его нужно было увольнять, но пока лучше не торопиться.
   – Тогда составляйте приказ, Даниил Георгиевич. Комбинат больше не нуждается в услугах охранной фирмы «Дозор».
   – Э-э… А как же охрана? «Дозор» охраняет территорию всего завода, это более ста постов, четыреста человек сотрудников… Как же без охраны?
   – Приказ! – Семен сурово взглянул на директора.
   Он умел это делать, поэтому Быков пугливо вжал голову в плечи и вызвал секретаршу с книгой приказов; объяснил, что нужно сделать, а она уже сама составила текст распоряжения. Директор поставил свою подпись. Все, приказ вступил в силу, а его распечатка – дело десятое.
   Но и это было еще не все. Семен заставил составить следующий приказ. Завод брало под охрану частное предприятие «Страж». Захват завода можно было назвать силовым, но подписанный приказ придал ему определенную легитимность. Проблемы с законом Семену никак не нужны, потому и приходится суетиться.
   – Я так понимаю, «Страж» – это ваша охрана? – спросил Быков.
   – Наша, – кивнул Семен.
   Когда-то его криминальная община состояла из тридцати-сорока бойцов. Так уж вышло, что волынская братва, поздно включившись в борьбу за сферы влияния в Москве, больших успехов по крышеванию коммерческих предприятий не добилась. Но у общины был свой бизнес – сначала швейные мастерские, потом появился банк, торгово-посреднические фирмы. И еще Семен обзавелся покровителем в Кремле; он-то и помог ему выйти в высокие сферы бизнеса. Джема возглавила банк, через который прокручивались крупные суммы бюджетных денег, удачно включилась в проект с нефтью. Семен занялся продажей металла и кабельной продукции с подконтрольных ему заводов – вернее, заводиков, если сравнивать их с красностальским гигантом. Была у него масса других проектов. С высочайшей помощью он очень хорошо вписался в проект приватизации московской недвижимости – брал здания по минимальной цене, а сдавал их внаем по максимальной. Основал свою строительную фирму, которая приводила сдаваемые помещения в порядок. Сейчас это целая компания, строящая бизнес-центр в районе Садового кольца. Оптово-закупочные базы по всей Москве, склады, торговые салоны, рестораны, казино, через которые отмывались левые деньги, подконтрольные заводы – все это надо было не только сторожить, но и отбивать от жадной до чужого добра братвы. Потому бойцов у Семена немало. Бульшая часть из них числится и работает в штате охранной фирмы, но есть и элитные бригады, решающие более серьезные задачи. Джема находит и вкладывает деньги во многие доходные, но порою рискованные проекты, на этой почве иногда возникают проблемы, которые приходится решать кардинальным, что называется, образом. Остро строит вопрос о возврате инвестиций и кредитов, есть специальная бригада, которая этим занимается. В общем, если вдруг война, община способна выставить около двух сотен отборных бойцов, не считая наемных охранников, которых воевать никто не заставит.
   На Красностальск Семен перетянул внушительную бригаду из полусотни бойцов. Они составили костяк охранной фирмы «Страж», а остальные вакансии заполнят наемные кадры. Набор в фирму еще не объявлен, чтобы не смущать Фирсана, который пока лишь смутно догадывается о подводных течениях. Но вот эти течения подняли штормовую волну, и битва за комбинат началась. Как бы до стрельбы дело не дошло… Но пока все тихо.
   – И вы сможете взять под охрану весь комбинат? – не без сомнений спросил Быков.
   – Сможем, – уверенно ответил Семен. – Пока малыми силами, а там народ подтянем, все посты заполним. Не сразу, но все…
   – Так нельзя.
   – А как можно? У тебя четыре сотни охранников, а завод разворовали, – усмехнулся Семен. – Железо уходит налево целыми машинами. Про сталь я и не говорю – тут вы с Фирсаном развернулись, ободрали завод, как липку. Вагонами вывозите, составами…
   – Я здесь ни при чем, – мотнул головой Быков. – Это все Фирсан. Он меня за горло держит…
   – Знаю, и за горло держит, и за яйца. Все знаю… Мне известна схема, по которой вы работаете. Известно, по какой схеме завод обанкротили. Сталь за валюту продаете, а руду и кокс берете за пустые обещания. Потому что и поставщики под Фирсана легли. И еще дивиденды со своих акций снимаете по полной программе. Крепкая у вас тут мафия, не вопрос. Но ничего, мы со всем этим разберемся. И завод поднимем, и порядок наведем.
   – Да, хотелось бы. Только с Фирсаном так просто не сладить. Вы, Семен Петрович, правильно все сказали, мафия у него.
   – Ничего, клин клином вышибают.
   – Он очень опасный человек.
   – Поэтому я не советую тебе, Даниил Георгиевич, покидать это здание. Охрану мы тебе обеспечим…
   – Но у меня семья.
   – И дом твой под наблюдением.
   – Мой дом?! Под вашим наблюдением?!
   – А как ты хотел, Даниил Георгиевич? – усмехнулся Семен. – Руку надо держать на пульсе, иначе дело швах… Хочешь, милицейский пост возле твоего дома выставят?
   – Да, было бы неплохо…
   – Только вот вопрос, надо это мне или нет? Я еще точно не знаю, нужен ты мне, Даниил Георгиевич, или тебе на свалку истории пора? – цепко посмотрел на директора Семен.
   – На мне здесь все держится… – заелозил Быков.
   – На тебе здесь все развалилось. Хотя, в общем-то, работать ты умеешь…
   – Я же не виноват, что у Фирсана такие аппетиты.
   – У тебя тоже аппетиты хорошие. И нахапал ты достаточно. Знаешь, за какую цену нам контрольный пакет достался? Если в общем все считать, то за пятьдесят миллионов долларов. Много это или мало? Кто-то считает, что мало. А я считаю, что очень много. Пятьдесят миллионов – это только начало. Одних только долгов на полтора миллиарда, и то лишь по предварительным расчетам. Если глубже копнуть, то на все два лярда наберется. Кто с долгами разбираться будет? Мне придется все расхлебывать. А инвестиции в развитие производства? На дуговые сталеплавильные печи переходить надо. И доменное производство сохраним, и электросталеплавильное организуем. Дополнительный комплекс непрерывной разливки стали уже сейчас нужен… А откуда деньги брать? Опять же, своя сырьевая база нужна. Горно-обогатительные комбинаты под себя брать, железорудные, коксохимические. Своих же поставщиков и приобретем. Их сейчас за копейки взять можно, но так их тоже из пепла поднимать надо. Иначе нам эффективности не добиться. А это миллионы, если не миллиарды… А где деньги, Зин?
   – Ну, надо думать…
   – Надо думать, – кивнул Семен. – Всем надо думать. Ты же тоже акционер, Даниил Георгиевич. Сколько у тебя акций, семь процентов?
   – Восемь. Почти восемь…
   – И у Фирсана что-то около двадцати. Но с Фирсаном мы разберемся. А сейчас ты мне за долги ответить должен. За долги, которые на меня лягут. А ответишь ты деньгами, которые наворовал. Вернешь в кассу двадцать пять миллионов долларов.
   – Сколько?!
   Судя по тому, как дернулся Быков, кресло под ним превратилось вдруг в электрический стул.
   – Двадцать пять миллионов долларов, – немигающе смотрел на него Семен. – Живыми деньгами. Чтобы можно было расплатиться с рабочими. Тогда можешь спокойно работать дальше.
   – А если нет?
   – Тогда потеряешь все. Кресла своего лишишься, останешься без акций. А потом у тебя отберут и свободу. Этап будет, зона, карантинный барак, где тебя отпетушат в первую же ночь. Я знаю, что такое зона – сам в свое время за зоной смотрел. Поверь, гнойный пидор – это хуже смерти. Сам в петлю полезешь.
   – Э-э… я должен подумать… – в страхе посмотрел на Семена директор.
   – Думай, Даниил Георгиевич, думай. Голова у тебя большая, мыслей в ней много, запутаться в них можно. Если к Фирсану за помощью обратишься – значит, считай, запутался. Фирсан для тебя – тупиковое решение. Лучше сразу застрелиться. Я предлагаю тебе реальный выход. Если «да» – будем работать. Если «нет» – пеняй на себя…
   – Но у меня нет таких денег!
   – Есть. На секретных счетах, которые не такие уж и секретные. Поверь, если очень захотеть, до них можно добраться… Короче, я жду ответ.
   – Хорошо, договорились. В конце концов, я тоже акционер компании…
   Семен презрительно усмехнулся, глядя на Быкова. С ним проблем не будет. Гораздо сложней справиться с Фирсаном. Кое-какие козыри в игре против него есть, надо только правильно их выложить…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация