А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сладкое вино желания" (страница 4)

   Джек не смог удержаться от улыбки, но глаза Бренны по-прежнему оставались закрытыми, и она не могла ее видеть.
   – Не будем, если ты не начнешь. Я просто задал тебе вопрос.
   Ее плечи опустились.
   – Прекрасно. – Немного подумав, она провела ладонями по поверхности воды и добавила: – Хороший урожай и хорошее вино.
   «Она когда-нибудь думает о чем-то другом?»
   – А кроме вина, Брен?
   Она поджала губы в притворном раздражении:
   – Прогулки по виноградникам на закате, когда тихо и прохладно, но еще не темно.
   В их совместной истории было несколько таких прогулок, но ему не следует сейчас ей о них напоминать.
   – Мороженое с помадкой и орехами. И… и…
   Можно я еще раз назову хорошее вино?
   – Как-то скучно, не считаешь?
   Ее глаза снова открылись.
   – Что я еще могу сказать? Я довольствуюсь малым. А как насчет тебя?
   – Мне по душе спокойные заседания совета директоров, когда от меня не требуют невозможного. Быстрые автомобили. Хороший скотч.
   Бренна покачала головой:
   – Странный список.
   – Ну не для всех же счастье ограничивается хорошим вином.
   Он произнес это небрежно, но подбородок Бренны задрожал, и она поспешно закусила губу. Джек чувствовал, что она набирается смелости, чтобы сказать ему что-то важное.
   – Прости меня, Джек, – наконец произнесла она.
   Извинение? Он ожидал чего угодно, только не этого. Чего она добивается?
   – За что, Брен? – спросил он.
   – За многое. Но главным образом за то, что мое присутствие здесь мешало тебе сюда приезжать.
   Он фыркнул, и Бренна вопросительно посмотрела на него.
   – Бренна, будь у меня желание сюда приехать, твое присутствие меня бы не остановило.
   Она наморщила лоб:
   – Но тебе же раньше здесь нравилось. Ты проводил много времени на свежем воздухе. Ты ведь только после… ну ты знаешь… после нашего развода перестал сюда приезжать. Это из-за меня, и мне очень жаль.
   Он мог бы сказать что угодно, но после такого признания Бренна заслуживает откровенности.
   – Я не люблю вино. Не люблю виноград. Меня нисколько не интересует сельское хозяйство. Подумай, как часто я сюда приезжал в первые два года после того, как Макс купил этот завод.
   – Кажется, дважды.
   Наклонившись вперед, он встретился с ней взглядом:
   – Это потому что ты была в школе, и я тебя еще не видел. Затем я приехал сюда с Максом, когда ты окончила школу, и наконец познакомился с тобой. После этого я зачастил в «Аманте Верано».
   Лицо Бренны вытянулись, глаза расширились от потрясения.
   – Ты хочешь сказать, что тем летом ты приезжал сюда только для того, чтобы повидать меня?
   Джек кивнул:
   – И после того как мы расстались, у меня не было причин сюда возвращаться.

   Глава 4

   Признание Джека потрясло Бренну до глубины души. Она надеялась, что за стрекотом сверчков и шумом пузырьков в ванне не слышно ее участившегося поверхностного дыхания.
   – Я всегда думала, что ты приезжал сюда не из-за меня, – пробормотала она.
   Джек пожал широкими плечами, и ее внимание снова переключилось на его тело. Большая его часть была скрыта под водой, но оно притягивало ее, как магнит, пробуждало волнующие воспоминания. Ей было очень трудно одновременно смотреть на тело Джека и вести важный разговор. Тогда она постаралась задержать взгляд на его переносице.
   – Ты прекрасно знала, что к тому времени, когда мы развелись, для меня здесь больше не осталось ничего привлекательного.
   – Но после нашего развода ты даже не приезжал сюда к Максу.
   – Находиться под одной крышей с бывшей женой, в то время как бывшая теща спала с моим отцом, – было не самой лучшей идеей. – Он криво усмехнулся. – Даже несмотря на красоту здешней природы.
   Бренна это понимала. После развода с Джеком она даже собиралась вернуться в свой старый дом, но Макс и ее мать отговорили ее от этого.
   – Затем Макс стал все больше времени проводить здесь и все реже бывать в городе, – продолжил он. – Работа в «Гарретт пропертиз» подчинила себе всю мою жизнь. То небольшое количество свободного времени, что у меня оставалось, я не собирался тратить на поездки сюда.
   Внезапно Бренна обнаружила, что в его тоне нет ни капли гнева. Это притупило угрызения совести, не дававшие ей покоя все эти годы. В его взгляде появилось знакомое тепло, на которое ее тело мгновенно отреагировало. Грудь начало покалывать, внизу живота разлилась сладкая боль. Выражение его лица сказало ей больше, чем слова.
   Как же приятно осознавать, что Джек не испытывает к ней ненависти и его тело не забыло о том, что их когда-то связывало. Ей вдруг стало жарко, и горячая вода явно здесь ни при чем.
   Несмотря на все это, ей нельзя терять нить разговора. Он очень важен для нее.
   – Но Макс всегда… – Не в силах договорить, она остановилась.
   Джек пристально посмотрел на нее:
   – Думаешь, Макс тебя винил?
   Она кивнула:
   – Должно быть. Когда мы развелись, он так расстроился.
   – Макс не любил, когда его планы рушились. Он мечтал создать единую гостинично-винодельческую империю. Тебе удалось сделать то, чего никогда не удавалось ему, – вызвать у меня интерес к этому месту. Наш развод отбросил его на исходную позицию. Тогда он и придумал это нелепое партнерство. Макс не считал тебя виноватой в нашем разводе, Брен. Он во всем винил меня одного.
   В его голосе не было горечи, однако ей от этого легче не стало.
   – Прости меня, Джек. Мне правда жаль, что я стала причиной вашего с Максом разрыва.
   – Перестань извиняться. Ты здесь ни при чем. Наш развод был для меня удобным предлогом, чтобы здесь не появляться.
   Всего лишь предлогом? Нет, это невозможно.
   – Должна быть еще какая-то причина. Твои разногласия с Максом…
   – Не имеют никакого отношения к нынешней ситуации, – закончил он, сделав небрежный жест рукой.
   Бренна подтянула колени к груди и обхватила их руками. Она пришла сюда расслабиться, но вместо этого напряжение только нарастало.
   – В таком случае, почему? Если ни я, ни Макс здесь ни при чем, почему ты так одержим желанием продать свою половину?
   Набравшись смелости, она посмотрела на него. Он по-прежнему не выглядел сердитым. Скорее уставшим от этого разговора.
   – Сколько еще раз мне придется это повторять? Я не хочу заниматься виноделием. Я знаю, тебе этого не понять, потому что ты этим одержима. Тебе нужно почаще отсюда выбираться, расширить круг общения и увидеть, что мир не вертится вокруг этих чертовых виноградников.
   Вот и поговорили. Его резкое замечание нарушило доверительную атмосферу. Внезапно ей стало тесно, и она выбралась из ванны. Прохладный вечерний воздух коснулся ее кожи, но ничто было не в силах остудить ее гнев.
   – Какой же ты все-таки негодяй, Гарретт.
   – Я? – произнес Джек в притворном замешательстве.
   Тепло исчезло из его взгляда, и боль желания сразу же прошла. Старые обиды вернулись. Все встало на свои места. Так намного проще.
   – Ты смотришь на меня свысока, разговариваешь со мной снисходительным тоном. Конечно. Наивная Бренна живет в своем замкнутом мирке и не знает, что где-то может быть лучше.
   – Ты не можешь отрицать, что живешь здесь обособленно от остального мира. Раньше ты это признавала.
   От волнения Бренна принялась ходить туда-сюда.
   – Возможно, но это не означает, что я наивна.
   Только потому что я не училась в колледже…
   Джек выбрался из воды и сел на край ванны:
   – Это было твое решение. Тебя бы взяли в колледж при университете Дэвиса.
   – Только потому, что в то время я носила фамилию Гарретт. Зачем мне было тратить время на лекции о виноделии, если я и так уже все знала?
   – Возможно, тебе бы это понравилось. Или ты могла бы поступить в другое учебное заведение и выбрать себе еще какую-нибудь специальность.
   – Мне так жаль, что из-за моей необразованности тебе было неловко перед твоими городскими друзьями-снобами, – произнесла она язвительным тоном.
   – Они снобы потому, что их интересы отличаются от твоих?
   – Нет, потому что они смотрят на других свысока. – Она сложила руки на груди. – Ты должен знать. У тебя была большая практика.
   Джек раздраженно запустил пальцы в волосы:
   – Зачем нам этот спор? Мы уже давно не муж и жена.
   – И слава богу. – Взяв свой бокал, она сделала большой глоток.
   – Если кто и сноб, Бренна, так это ты. Она поперхнулась вином:
   – Я? Вряд ли. Джек подошел к ней и встал всего в нескольких дюймах от нее.
   – Ты винный сноб, если можно так выразиться.
   Вся эта поэтическая чушь вроде «нектара богов» морально устарела.
   Его замечание больно ее задело, и она не выдержала:
   – Да, я скучна, да, я сноб и не хочу видеть дальше собственного носа. А ты грубый самоуверенный негодяй с комплексом собственного превосходства. Не знаю, почему мы с тобой вообще оказались вместе.
   Бренна пожалела об этих словах сразу, как только они сорвались с ее губ. Когда она поймет, что нельзя махать красной тряпкой перед быком?
   Взгляд Джека медленно скользнул по ее телу, и ее кожу начало покалывать. Как она могла забыть, что почти обнажена? Ее соски затвердели под тонкой тканью бюстгальтера, и губы Джека изогнулись в улыбке.
   – Думаю, я помню почему, Брен, – спокойно сказал он.
   От его хриплого голоса нервные окончания в ее теле зазвенели. Он был так близко, что она чувствовала исходящее от него тепло. Ее сердце учащенно забилось, колени задрожали. Черт бы его побрал!
   – Н-не меняй тему.
   – Я не меняю. Эта тема постоянна. – Он провел пальцем по ее ключице.
   – Это всегда было между нами.
   – Джек, не надо, – произнесла она, но не смогла отстраниться. Ее тело хотело большего. Все, что ей для этого нужно, это сделать маленький шажок вперед…
   Нет… Чтобы не смотреть на искушение, она закрыла глаза, но ее другие органы чувств оставались под его воздействием. Секс ничего не решил бы. «Никогда не решал», – напомнила она себе. Они это проходили уже много раз. Сначала ссора, затем бурное примирение в постели. С помощью интимной близости они лишь на время откладывали решение проблемы. Сейчас она бы только все усложнила.
   Она должна об этом помнить, как бы сильна ни была боль желания.
   Его пальцы скользнули вниз по ее боку, затем переместились на живот. Их прикосновения были такими легкими, что ей казалось, будто на нее села стайка бабочек.
   – Джек, я… Мы не должны. Не можем. – Она не знала, что пытается сказать, но лучше слабый протест, чем никакого.
   – Мы можем, – пророкотал Джек. – И я знаю, что ты хочешь.
   Его пальцы переместились на ее ягодицы.
   «Будь сильной». Бренна глубоко вдохнула, и ее ноздри уловили соблазнительный запах его кожи. «Отойди немедленно». Сигнал от мозга не дошел до ее ног, так как в этот момент рука Джека начала обхватывать ее за талию.
   Бренна колебалась и ненавидела себя за это. «Какой может быть от этого вред?» – спрашивало ее тело.
   «Большой», – ответил ему разум.
   В ее голове пронеслись сотни аргументов против, но это не помешало ей приблизиться к нему на шаг. Джек притянул ее себе, и она почувствовала, как волоски на его груди щекочут ей кожу.
   Разум затуманился, и она прижала ладонь к груди Джека, чтобы создать барьер. Он резко вдохнул, и мышцы под ее ладонью напряглись.
   «Всего один раз».
   Джек положил руку ей на подбородок и повернул ее голову под нужным для поцелуя углом. В этот момент реальность вмешалась в последний раз. Состоится этот поцелуй или нет, она будет жалеть в любом случае.
   Его губы почти уже коснулись ее губ, когда она схватила его за запястье. Бренна чувствовала, как под ее пальцами бьется его пульс с той же бешеной частотой, что и ее сердце. Она отвернулась и задела щекой щеку Джека.
   – Ты хочешь меня, Брен, – прошептал он. – Я это чувствую.
   Насчет этого он абсолютно прав. И она тоже чувствует, как сильно он ее хочет. Все, что ей нужно сделать, это сказать «да».
   – Я готов пойти на уступки. – Джек поцеловал ее в висок, затем в мочку уха, отчего по ее спине побежали мурашки. – Подари мне сегодняшнюю ночь, и ты станешь единственной владелицей «Аманте Верано».
   Джек услышал, как Бренна резко вдохнула, прежде чем изо всех сил толкнуть его в грудь. Ее глаза неистово засверкали, руки сжались в кулаки.
   – Ты шутишь, черт побери?
   Должно быть, причиной этого предложения послужил туман в голове, вызванный волнующей близостью Бренны. Мысль о том, чтобы отдать ей свою половину винного завода приходила ему в голову и раньше. Это был бы самый быстрый и легкий выход из положения, но Джек не относился к нему всерьез. В конце концов, как заметила Бренна, он бизнесмен до мозга костей. Добровольный отказ от прибыли не является распространенной практикой в мире бизнеса.
   Но, как бы там ни было, предложение уже сделано.
   – Я не шучу, Бренна.
   Встретившись с ней взглядом, он стал наблюдать, как возмущение, недоверие и ярость сменяют друг друга в ее глазах. От гнева ее щеки покраснели, но он не собирался идти на попятную. Ему по-прежнему хотелось к ней прикоснуться, почувствовать, как ее гладкая кожа горит от желания. Ощутить на своих губах ее вкус, который он не забыл, несмотря на все эти годы.
   Его предложение дает ей отличный предлог, чтобы удовлетворить желание, которое он у нее вызывает. Он избавился бы от ненужного партнерства, получив приятную компенсацию. Они оба остались бы в выигрыше.
   – О боже. – Сделав еще шаг назад, Бренна недоверчиво покачала головой. Ее плечи были напряжены, и Джек мысленно подготовился к эмоциональному взрыву.
   Но его не последовало. Пламя гнева так же быстро погасло, как и вспыхнуло. Подойдя к столику, она присела на его край и пробормотала:
   – Я думала, мы с тобой уже обсудили все возможные варианты, но это что-то новенькое. – Ее плечи опустились, и, когда остатки гнева улетучились, она глухо рассмеялась. – Отдаться тебе в обмен на твою половину «Аманте Верано»? Это возмутительное предложение, Джек, но вполне приемлемое. Какое бы решение я ни приняла, я в любом случае окажусь в невыгодном положении.
   – Ну если ты предпочитаешь смотреть на ситуацию с этой стороны…
   – А разве есть другая сторона? – перебила его Бренна. – Если я соглашусь на продажу твоей половины, я навсегда отделаюсь от тебя, зато получу бог знает кого в качестве нового партнера, и мне страшно даже себе представить, что будет с моим бизнесом. Если я не соглашусь, ты превратишь мою жизнь в ад. – Бренна принялась расхаживать туда-сюда, энергично жестикулируя. – Таким образом, отбросив остатки самоуважения и переспав с тобой, я спасу свой бизнес. Теоретически это звучит заманчиво, но я уже говорила тебе, что мне какое-то время будет нужна твоя поддержка.
   В конце концов она, упершись руками в бока, посмотрела на него. Ее грудь, прикрытая крошечным бюстгальтером, вздымалась и опускалась. Гнев вернулся.
   – Скажи мне, с какой еще стороны можно на это смотреть. Так, чтобы не пострадала ни моя гордость, ни мой бизнес?
   Она уставилась на него широко распахнутыми глазами в ожидании ответа. Он загнал ее в угол, не оставив ей ни единой лазейки для бегства. Преподаватели университета Сан-Франциско, который он окончил со степенью магистра экономики управления, гордились бы тем, как он мастерски применил проверенную временем деловую стратегию, поставив своего противника в невыгодное положение и обеспечив себе преимущество.
   Вот только почему-то он совсем не испытывал удовольствия. В гнетущей тишине Бренна прерывисто дышала, уголки ее глаз блестели от слез. Затем она закрыла глаза и сделала глубокий вдох, словно пытаясь взять себя в руки.
   У Джека сдавило грудь. Он никогда раньше не видел слез Бренны. Она дулась, кричала, хлопала дверьми, но никогда не плакала.
   Она не проронила ни слезинки, когда развалился их брак, стойко держалась на похоронах своей матери, но сейчас, когда она рискует потерять половину своих чертовых виноградников, у нее глаза на мокром месте. Это возмутительно, но он все равно чувствует себя мерзавцем.
   Его тело было по-прежнему напряжено, но ему удалось произнести ровным тоном:
   – Забудь об этом, Брен. Считай это предложение проявлением моего временного помешательства.
   Глаза Бренны распахнулись, лицо вытянулось от изумления. Она посмотрела на Джека так, словно он только что ее ударил:
   – Что?
   – Я сказал забудь.
   – Не думаю, что это возможно. – От гнева ее слезы вмиг высохли. – Ты не можешь поиграть со мной и уйти. Все изменилось, Джек. Я больше не позволю тебе причинить мне боль.
   – Я причинил тебе боль? – удивился он.
   – Да, ты разбил мне сердце, Джек, но я уже перестала плакать.
   Он разбил ей сердце? Она из-за него плакала? Да она хладнокровно порвала с ним и ушла, ни разу не оглянувшись.
   – Ты сама ушла от меня, Брен. Не забывай об этом.
   Ее губы дернулись.
   – Да. А ты был так любезен, что предложил отвезти меня домой, пока я собирала вещи.
   – А что еще мне было делать? Ты сказала, что тебе со мной плохо и ты хочешь домой. Я не мог заставить тебя остаться.
   – Ты не хотел, чтобы я осталась. Ты был так же несчастен, как и я.
   – Я тебе это говорил, Брен?
   – В этом не было необходимости. – На последнем слове ее голос сломался, и она прокашлялась. – Ты прав, – добавила она. – Нам следует это забыть.
   Ну уж нет. Он не позволит ей отступить, когда она сама бросила ему вызов.
   – Довожу до твоего сведения, что это ты ушла. Ты подала на развод. Как ты можешь винить меня в том, что я разбил тебе сердце, когда сама меня бросила?
   Бренна отпрянула, словно он ее ударил. Затем глаза ее сузились.
   – Хочешь сказать, что это я во всем виновата? Даже не пытайся. В разрыве всегда виноваты обе стороны. Я любила тебя, Джек, и мне было больно, потому что ты меня не любил.
   Он не ослышался?
   – Ты думаешь, что я тебя не любил?
   – Ты меня хотел, – произнесла она с отвращением.
   – Я этого не отрицаю. Но если говорить о разбитом сердце, думаешь, мне не было больно, когда ты предпочла мне виноградники в Сонома? Так что не смей больше говорить, что я тебя не любил. Потому что это не так.
   Он был вознагражден за свою откровенность, когда ее глаза широко распахнулись.
   – Дела у нас всегда обстояли лучше, когда мы не разговаривали.
   Никто не мог вывести его из себя так, как Бренна. Ему следовало оставить ее одну и не затевать этот разговор.
   – Я с тобой согласен.
   – Тогда почему?..
   – Думаю, мы закончили этот разговор. Нет смысла возвращаться назад и начинать заново этот спор. Когда будешь готова подписать бумаги, дай мне знать. – Взяв свое полотенце, он повесил его на плечо и удалился.

   Глядя вслед уходящему Джеку, Бренна испытывала облегчение и в то же время вспоминала болезненную сцену из их прошлого. Вот только на этот раз не будет ошеломляющего примирения в постели.
   На дрожащих ногах она подошла к столику и села на стул. Услышав, как закрылась дверь дома, она закрыла лицо руками.
   Это настоящий кошмар, от которого она никак не может проснуться. Она чуть не поддалась соблазну и не приняла его непристойное предложение. Если бы он его не озвучил, она бы, возможно, сейчас находилась в его объятиях.
   Как он только посмел ей такое предложить… Ей даже думать об этом невыносимо. Что хуже: тот факт, что Джек такого невысокого мнения о ней, или то, что на долю секунды она всерьез задумалась над его предложением.
   И как объяснить боль, которая охватила ее, когда он взял его назад?
   Она думала, что время сделало ее невосприимчивой к нему. Что за прошедшие десять лет она его забыла.
   На ее глаза навернулись слезы. «Нет!» – сердито приказала она себе, глубоко дыша. Она больше не будет из-за него плакать. Она выплакала достаточно слез после их расставания. В восемнадцать лет она безумно его любила, но со временем пришла к выводу, что чувства были односторонними. Поэтому, когда Джек сказал ей, что любил ее и страдал после ее ухода, она испытала сильное потрясение, от которого не могла отойти до сих пор.
   От сильного эмоционального напряжения у нее заболела голова. Взяв халат, она поплелась в дом, все еще не веря, что Джек снова заставил ее плакать.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация