А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сладкое вино желания" (страница 2)

   Глава 2

   Прохлада. Душ. Ужин. Мысль об этих трех вещах заставляла Бренну быстрее передвигаться. Черный «мерседес», стоящий рядом с ее джипом, был неприятным напоминанием о присутствии Джека в доме. Впрочем, она не нуждалась в напоминаниях. Он весь день присутствовал в ее мыслях, и она не могла полностью сосредоточиться на работе. Ей не нравится проводить вечера в одиночестве, но в такой компании она не нуждается.
   Сбросив грязные ботинки в прихожей, она прямиком отправилась в спальню. Джек, должно быть, находится в своей старой комнате. Вообще-то ее превратили в комнату для гостей, но Макс не терял надежды, что Джек однажды снова ею воспользуется.
   И вот сейчас он там. Только потеряв отца и получив в наследство половину винного завода, он заставил себя сюда вернуться. Бренну охватило чувство вины, когда она, стоя под душем, смывала с себя пот и пыль и вычищала из-под ногтей машинное масло.
   Макс никогда ничего не говорил ей в лицо, но Бренна всегда знала, что в глубине души он считал ее виноватой в том, что его отношения с сыном испортились.
   Она каждый день на протяжении последних десяти лет старалась возместить это Максу, трудясь бок о бок с ним на его виноградниках. Умом она понимает, почему Макс столкнул их с Джеком, но эмоционально ей сейчас очень тяжело.
   Она до сих пор не пришла в себя после спора с Джеком на плантации. Он вывел ее из себя, заявив, что собирается продать свою половину постороннему человеку. Из всех возможных вариантов развития событий этот ей и в голову не пришел. Но самым неожиданным открытием для нее стала реакция ее тела на его близость. Ей понадобился целый час, чтобы успокоиться.
   Выключив воду, Бренна вздохнула. Если это не катастрофа, тогда она не знает, что это такое. «Аманте Верано» всегда был единственным оплотом стабильности в ее жизни, центром ее вселенной, и эти основы вот-вот рухнут. Ей нужно время, чтобы подумать. А еще ей нужно поесть.
   К тому времени, когда она вытерлась и надела пижаму, у нее громко урчало в желудке, и она с мокрыми волосами отправилась на кухню в поисках чего-нибудь съестного.
   Дайана оставила для нее в холодильнике тарелку с ужином. Поставив ее в микроволновку, Бренна налила себе бокал вина. Когда еда разогрелась, она села с тарелкой за стойку и взяла телевизионный пульт.
   Только она отправила в рот первый кусочек картофельной запеканки, как в кухню вошел Джек. Она чуть не подавилась.
   Когда он полез на верхнюю полку за стаканом, черная майка, открывающая загорелые мускулистые руки, слегка задралась, и Бренна увидела плоский живот с четко обозначенным рельефом пресса. Джек наполнил стакан водой и протянул ей.
   О боже. Она слишком хорошо помнит его тело. У нее пересохло во рту, и ей стало трудно глотать. Она закашлялась, и Джек с обеспокоенным видом протянул ей стакан с водой. Она сглотнула и покачала головой. Она не может пить с ним из одного стакана, как если бы они были близкими людьми. Она взяла свой бокал и сделала глоток. Нетерпкое вино на этот раз почему-то обожгло ей горло. Прокашлявшись, она заставила себя успокоиться и посмотреть на Джека:
   – Вижу, ты нашел спортзал Макса.
   – Да. Он отлично оборудован. – Он наконец заметил, что она в пижаме, и его брови взметнулись.
   Бренну бросило в жар. «Успокойся, – сказала она себе. – Это всего лишь пижама. Закрытая и скучная. Можешь оставаться здесь и продолжать есть».
   – Макс решил, что нам нужен спортзал, хотя я никогда не понимала зачем. – «Подцепить на вилку, отправить в рот, прожевать, проглотить. Хорошо». – Мы здесь получаем физические нагрузки старомодным способом.
   «Ради бога, не смотри на меня так».
   – Я помню.
   Джек оперся о другую сторону стойки. Бренна чувствовала на себе его пронизывающий взгляд. Ей хотелось взять тарелку и пойти в свою комнату, но она игнорировала это желание.
   – Тебе обязательно смотреть, как я ем? – спросила она, когда ей это начало надоедать.
   – Ты что-то сегодня недружелюбна, – спокойно произнес Джек, заставив ее еще больше нервничать.
   Бренна с притворным спокойствием положила вилку на тарелку:
   – А ты ожидал чего-то другого, черт побери? Ты приезжаешь сюда в разгар рабочего дня и, ничего со мной не обсудив, заявляешь, что собираешься продать свою половину. По-твоему, мне следует прыгать от радости. Будь реалистом, Джек.
   По его щеке покатилась капля пота. Подняв руку, он вытер ее. При этом его майка снова задралась, и Бренна увидела его пресс. Низ ее живота пронзила знакомая боль.
   – Тебе нужна реальность? Хорошо. Мы можем прекратить эту пустую болтовню и перейти прямо к делу.
   От его ледяного тона боль желания быстро прошла. Бренна гордо расправила плечи:
   – Прямо к делу. Отлично. Видишь ли, сейчас мы собираем виноград раннего гибридного сорта, разведением которого Макс и Тед занимались последние несколько лет. Я хочу изготовить из него белое вино, которое принесет «Аманте Верано» известность. – Поднявшись, она обошла стойку и положила тарелку в посудомоечную машину. – Когда оно будет готово, я непременно дам тебе знать.
   Джек не сдвинулся с места. Сейчас он находился так близко, что она чувствовала исходящее от него тепло и запах его кожи. Сглотнув, она закрыла машину и повернулась к нему лицом.
   – Бренна, не надо.
   Притворившись, будто не понимает, о чем идет речь, она встретилась с ним взглядом:
   – Не надо что? Говорить о делах?
   Джек небрежно сложил руки на груди. Любому постороннему человеку он бы показался невозмутимым, но только не Бренне. Его следующие слова подтвердили ее правоту.
   – Мне все равно, что ты будешь делать с этим виноградом или с каким-либо еще. Я просто хочу, чтобы ты позволила мне продать мою половину.
   – На тот случай, если я непонятно выразилась раньше, повторяю: я не дам тебе своего разрешения. Не позволю тебе продать половину нашего хозяйства чужаку.
   Джек спросил с едва скрываемым раздражением:
   – Тогда чего ты хочешь, Бренна?
   – Я хочу, чтобы ты вернулся в Сан-Франциско. Управляй своей империей и оставь «Аманте Верано»… – «и меня», – мысленно добавила она, – в покое. – Ты можешь оставаться пассивным партнером. Просто позволяй нам спокойно делать наше дело и ни во что не вмешивайся, а мы будем переводить на твой банковский счет твою долю прибыли.
   – Прибыли? – Джек цинично рассмеялся. – Да в это место сколько денег ни вкладывай, толку все равно не будет.
   – Да, у нас была пара непростых лет, но мы обязательно сдвинемся с мертвой точки. Ты хоть знаешь, сколько времени нужно, чтобы винный завод начал приносить прибыль? Годы, Джек. Мы уже близки к этому. Мы опережаем все прогнозы.
   – Я смотрел ваши бухгалтерские книги, Брен.
   Брен. Уменьшительное имя, которым Джек называл ее когда-то, как-то странно взволновало ее.
   – В таком случае ты должен знать, что я говорю правду.
   – Это не имеет значения. Сколько еще раз я должен тебе повторить, что мне не нужен винный завод?
   Бренна чувствовала, что внутри нее все начинает закипать, и завидовала самообладанию Джека.
   – Это просто винный завод, – сказала она, – а не бордель.
   Он фыркнул:
   – Бордели приносят прибыль.
   – Винные заводы тоже. Тебе просто необходимо запастись терпением. Впрочем, тебе незнакомо это понятие, – пробормотала она.
   – Бренна… – Мускул на его щеке снова задергался.
   Хватит защищаться. Пора переходить в наступление.
   – И кто из нас двоих сейчас настроен враждебно?
   – Если я и спорю с тобой, то только потому, что ты ведешь себя неразумно. В очередной раз.
   Он намекает на то, что произошло десять лет назад? Еще немного, и они подерутся. Она бы с удовольствием чем-нибудь в него запустила.
   – Не начинай. Его сложенные на груди руки напряглись.
   – Я бы с удовольствием закончил. Бренна сделала шаг назад:
   – Почему ты так жаждешь продать свою половину? Это же наследство Макса.
   – Наследство Макса – это «Гарретт пропертиз», – отрезал он.
   – Неужели можно так быстро продать половину такого большого хозяйства?
   – Все возможно, если того требует ситуация. Главное, чтобы цена устраивала обе стороны. Это называется бизнесом, Бренна. – Неожиданно он выпрямился во весь рост и навис над ней. Ей было бы намного проще, если бы их что-нибудь разделяло.
   – В этом-то все и дело, Джек. «Аманте Верано» для меня больше чем бизнес. Больше чем источник дохода. Это мой дом. Все, чего я когда-либо хотела, и тебе это известно.
   – Правда, Брен? Это действительно то, чего ты хочешь?
   Его вопрос взволновал ее, но она не подала виду. Она сложила руки на груди, скопировав его позу:
   – Конечно. Джек как-то странно на нее посмотрел:
   – С каких это пор? Он снова заговорил о прошлом. Намекнул на то, что ему давно следовало бы забыть.
   – Прошло много времени, Джек. Люди меняются.
   Одна темная бровь поползла вверх.
   – Очевидно.
   «Не нужно переходить на личности. Сосредоточься на делах».
   – Я выкуплю твою долю.
   Джек удивленно посмотрел на нее:
   – У тебя где-то припрятаны такие большие деньги? Я поражен, Брен.
   Она пропустила его издевку мимо ушей.
   – Нет. Сейчас у меня нет таких денег, но в конце концов они будут. Возможно, уже через несколько лет…
   – Я не собираюсь привязывать себя к этому месту. Хочу поскорее с ним расстаться и забыть о его существовании.
   Для него, как и для нее, их партнерство ловушка. Осознание этого придало Бренне смелости, и она дерзко улыбнулась:
   – В таком случае наши переговоры зашли в тупик.
   Судя по тому, как сузились его глаза, он насторожился. Прекрасно. Она может закончить этот разговор на высокой ноте.
   – Я иду спать. Завтра мне рано вставать. Чувствуй себя как дома или, еще лучше, отправляйся домой. Мы все обсудили.
   Джек вмиг очутился перед ней, загородив ей путь к отступлению. Их разделяло всего несколько дюймов, и ее тело мгновенно отреагировало на его близость.
   – Нет, не все.
   – Отойди от меня, – потребовала она.
   – Чтобы ты снова убежала? Попыталась отсрочить неизбежное?
   Ей пришлось запрокинуть голову, чтобы встретиться с ним взглядом.
   – Неизбежное? Продажа это, по-твоему, неизбежное? Вряд ли.
   – Если бы ты хоть немного разбиралась в бизнесе, ты бы знала, что от нашего партнерства не будет никакого толка, если у нас разные цели. Возможны два исхода дела. Либо продать сейчас, либо потерять все потом.
   По ее спине пробежал холодок.
   – Нет. Ты никогда бы не допустил, чтобы бизнес – какой бы то ни было бизнес – потерпел крах. Это совсем на тебя не похоже.
   Джек отстранился, дав ей наконец необходимое пространство, и она облегченно вздохнула. Правда, это облегчение продлилось лишь до того момента, как он сказал:
   – Все когда-нибудь бывает в первый раз, Бренна.
   Его слова подействовали на нее отрезвляюще. Да, он не может продать свою половину без ее согласия, зато может всячески мешать ей заниматься бизнесом. Эта мысль никогда прежде не приходила ей в голову, но его взгляд сказал ей, что он вполне способен на подобное. Ее охватило отчаяние, и она, чтобы сдержать слезы, больно укусила себя за губу. Она не может себе позволить расплакаться перед ним.
   – Ты так сильно меня ненавидишь? – прошептала она.
   Медленно окинув ее взглядом, он ответил:
   – Это просто бизнес. Можешь идти, Брен, но подумай над тем, что я сказал. Завтра мы продолжим наш разговор.
   Ее колени дрожали, но она постаралась выйти из кухни с гордо поднятой головой. Оказавшись в своей спальне, она закрыла дверь и прижалась к ней спиной, пока ноги окончательно не подвели ее.
   Она никогда не видела Джека таким. Даже после их последней ссоры, когда она собирала вещи, а Джек вызывал машину, чтобы ее отвезли сюда. Когда на Джека оказывали давление, он становился хмурым и молчаливым, но не жестоким и расчетливым. И поскольку Джек никогда не разбрасывался пустыми угрозами… Черт побери. Она обманывала себя, думая, что они смогут забыть прошлые обиды и построить деловые отношения. Она даже представить себе не могла, что он до сих пор ее ненавидит и лучше разрушит все, что создал Макс, чем будет работать с ней.
   Бренна устремила взор к потолку:
   – Почему ты так со мной поступил, Макс?
   Затем она подошла к кровати и в изнеможении плюхнулась на нее.
   С каких это пор? Намек Джека больно ее задел, напомнив ей о мечтах амбициозной восемнадцатилетней девчонки, влюбленной в него. Черт побери, она почти забыла об этом. Почему он не забыл? Застонав, она накрыла голову подушкой. Тогда она думала, что Макс и ее мать будут всегда управлять «Аманте Верано», а она будет делиться своими знаниями с внешним миром, посещать винные заводы Франции и Италии и привозить домой новые идеи. Джеку понравился ее план, и он ее поддержал.
   Но в большом внешнем мире ей не нашлось места, и она вернулась домой. Затем умерла ее мать.
   Похоже, ее место здесь, в «Аманте Верано». Она приняла это и с головой ушла в работу на винном заводе Макса, сделав ее смыслом своей жизни.
   Она не может позволить Джеку все разрушить, как бы сильно он ни ненавидел «Аманте Верано». И ее.

   Во второй раз за этот день Джек позволил Бренне уйти. Когда это он утратил свою хваленую способность действовать хитро и осторожно? С чего он взял, что эти переговоры нужно вести так же, как все остальные? Хорошо продуманная тактика, здравый смысл и деловое чутье всегда ему помогали. За исключением тех случаев, когда речь шла о Бренне. Брен всегда знала, как вывести его из себя. Ему было неприятно это признавать, поскольку в других ситуациях он никогда не позволял себе терять терпение.
   Но в их с Бренной отношениях не было ничего постоянного и предсказуемого. Они развивались бурно и стремительно, но как только страсти улеглись, начали рушиться с пугающей быстротой. Все смелые мечты и планы рассыпались при столкновении с суровой реальностью, и одной любви оказалось недостаточно. Они делали друг друга несчастными.
   Но только не в постели. При мысли об этом Джека бросило в жар. Заниматься любовью с Бренной было все равно что жечь костер рядом с пороховым складом. Горячо, опасно, разрушительно. Но тогда они были слишком молоды и глупы, чтобы понимать, что одного секса, как бы хорош он ни был, недостаточно для сохранения отношений.
   Сегодняшний вечер подтвердил, что его тело за прошедшие годы не забыло Бренну. Ее прелести были скрыты под хлопчатобумажной пижамой, но оно все равно отреагировало на ее близость пробудившимся огнем желания.
   Но как только Бренна с ним заговорила, он вернулся к реальности. Его руки все еще хотели к ней прикоснуться, но здравый смысл напомнил ему, почему он здесь оказался.
   Вне зависимости от их прошлых обид, он не хотел рушить планы Бренны, связанные с этим местом. Но в то же время он не хотел быть их частью. Макс нашел тех, кто продолжит его дело, но его, Джека, это не интересует. Несмотря на все ее разговоры о партнерстве, Бренна тоже не хочет иметь с ним дело.
   Ему нужно выпить. До сих пор он ничего не заметил, кроме вина, которое никогда не любил. Вино на полках, вино в шкафчиках, вино в холодильнике. В этом доме есть хотя бы пиво, черт побери?
   Тогда он вспомнил, что Макс всегда держал в своем письменном столе бутылку скотча. Его отец предпочитал вино, но иногда любил пропустить стаканчик более крепкого напитка.
   Чтобы оказаться в кабинете, ему пришлось пройти мимо спальни Бренны. Под дверью горела полоска света, но в комнате было тихо.
   Для владельца небольшого винного завода кабинет был огромным. Главным предметом интерьера был письменный стол Макса. Под углом к нему располагался стол поменьше. Скорее всего, при жизни Макса за ним работала Бренна. Когда Джек начинал изучать семейный бизнес, его стол тоже стоял под углом к отцовскому. Вот только тогда окна кабинета выходили на мост Золотые Ворота, а не на виноградники.
   Во втором ящике слева Джек нашел бутылку скотча. Взяв с полки стакан, он налил себе немного и, опустившись в кресло Макса, задумчиво посмотрел на стол Бренны. Изначально этот стол предназначался для Джека. Отсюда он должен был помогать отцу управлять «Аманте Верано». То, что он этого не хотел, для Макса не имело значения.
   Когда потрясение после побега Джека и Бренны прошло, Макс даже обрадовался этому союзу. Развод послужил Джеку хорошим поводом для того, чтобы держаться подальше от «Аманте Верано». Первый бизнес Макса отнимал у его сына много времени и сил, особенно с тех пор как Макс полностью передал «Гарретт Пропертиз» в руки Джека и сосредоточился на винном заводе. Встречаться лишний раз с бывшей женой Джеку тоже не хотелось.
   Но его тело, похоже, не было с этим согласно. При мысли о Бренне оно напряглось. Как такое возможно? Ведь с тех пор прошло уже десять лет. Определенно ему следовало забыть ее за эти годы.
   Джек несколько минут молча потягивал скотч, сидя в отцовском кресле. Услышав какие-то шорохи справа от себя, он поднял глаза и увидел Бренну, проскользнувшую босиком в кабинет.
   – Я думал, тебе завтра рано вставать.
   Вздрогнув, Бренна резко повернулась на звук его голоса.
   – Черт побери, Джек, ты напугал меня до полусмерти. Что ты здесь делаешь? – возмутилась она.
   Он пожал плечами:
   – Я мог бы спросить тебя о том же.
   – Это мой кабинет. – Бренна дерзко вскинула подбородок.
   Не в силах удержаться от соблазна поддеть ее, он поднял стакан как для тоста:
   – Сейчас он наполовину мой.
   Покачав головой, Бренна села за боковой стол и включила компьютер:
   – Если ты не возражаешь, я бы хотела немного поработать.
   Она хочет, чтобы он отступил? Не дождется!
   – Работай сколько хочешь. Ты не будешь мне мешать.
   Бренна вцепилась в подлокотники своего кресла, и даже в полутьме он увидел, как побелели костяшки ее пальцев. Если он прислушается, то, возможно, услышит, как она скрежещет зубами.
   Бренна вздохнула, после чего ее пальцы быстро забегали по клавиатуре, нарушая тишину щелкающими звуками.
   – Новый отель в Монтеррее продает наше вино быстрее, чем я успеваю его туда поставлять, – сказала она. – Идея Макса продавать наши вина в твоих отелях была просто замечательной.
   – Да.
   Она отбросила волосы назад, и они упали на спинку кресла медно-рыжим покрывалом.
   – Это означает, что ты, возможно, начнешь получать свою долю прибыли скорее, чем ты думаешь.
   Неужели она таким образом пытается убедить его в том, что владеть половиной винного завода выгодно?
   – Мне не нужны деньги.
   Бренна пожала плечами:
   – Хорошо. В таком случае я куплю новые чаны.
   «Разве с этой женщиной можно нормально разговаривать?»
   – Ты только что купила новые чаны.
   Бренна резко повернулась в своем кресле:
   – Как ты узнал, черт побери?
   Ему не следовало ее провоцировать, но он не мог удержаться:
   – Видел счет-фактуру. Ты купила итальянские чаны. Очень дорогие.
   Выпрямив спину, Бренна начала деловым тоном:
   – Я постепенно заменяю старые чаны новыми. Лучшие резервуары изготавливают в Италии. Поскольку хорошее оборудование – залог хорошего качества продукции, я не зря потратила деньги. – Она глубоко вдохнула. – Почему ты копался в моих документах? Я думала, что производство вина тебя не интересует.
   – Не интересует. Но поскольку я владею половиной «Аманте Верано»… – ему нравилось, как сужались ее глаза всякий раз, когда он ей об этом напоминал, – я должен убедиться, что бизнес ведется должным образом. Ты сама сказала, что это у меня в крови.
   – Ты ничего не знаешь об этом бизнесе, поэтому тебе лучше оставаться пассивным партнером.
   – Я не умею быть пассивным. До тех пор пока я не продам свою половину…
   Джек замолчал, позволив ей самой мысленно закончить фразу.
   Для этого Бренне понадобилась всего секунда. Когда она поняла его намек, от ее деланого спокойствия не осталось и следа.
   – Ты действительно намерен оспаривать каждое мое решение?
   – Конечно.
   Глаза Бренны неистово сверкнули. Хорошо, что взглядом нельзя убить.
   – Но ты прекрасно знаешь, что есть простой способ от меня избавиться. Поставь свою подпись, Брен, и я с радостью отсюда уберусь.
   Закатив глаза, Бренна снова повернулась лицом к компьютеру. Она немного попечатала, затем остановилась и прижалась головой к спинке кресла.
   – Сначала ты грозился разорить мой завод, теперь грозишься свести меня с ума. Подумать только, Макс часто говорил мне, что ты принес бы большую пользу этому месту.
   – Есть простой выход из этой сложной ситуации, ты же знаешь.
   – Это совсем не просто. – Бренна слегка повернулась в кресле. Ее горло дернулось, и она провела ладонями по лицу.
   – Все намного проще, чем ты думаешь, Брен. Я тебе здесь не нужен, и ты прекрасно это понимаешь. Подпиши бумаги, и я уеду.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация