А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сладкое вино желания" (страница 1)

   Кимберли Лэнг
   Сладкое вино желания

   Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

   Глава 1

   – Бренна, они созрели. Я позвоню Марко и скажу, чтобы он прислал сюда людей завтра утром.
   – Слишком рано. – Бренна перепроверила показания рефрактометра. Ни у кого больше в Сонома виноград не созревает так рано. – Нам следует подождать еще по меньшей мере две недели.
   – Ты мне не доверяешь? – обиделся Тед.
   Они дружили и работали вместе уже много лет, и Бренна поспешила успокоить своего виноградаря.
   – Вовсе нет. Никто не разбирается в этих вещах лучше тебя. Я просто удивлена, вот и все.
   Сорвав ягоду, Тед отправил ее в рот, разжевал, и на его лице появилась блаженная улыбка.
   – Очевидно, этот сорт винограда любит наше солнечное засушливое лето. Ты просто не хочешь собирать урожай в жару.
   – Точно.
   Но это только одна из причин. Новые чаны для винограда прибыли только на прошлой неделе и, сложенные стопками, стоят по всему зданию. Главный насос по-прежнему капризничает, у нее еще много бумажной работы… и… и… ей нужны эти дополнительные две недели, чтобы морально подготовиться к сбору урожая и выжиманию сока.
   Бренна посмотрела на виноградные лозы, гнущиеся под тяжестью спелых гроздей. Она понимала: ягоды не будут ждать, пока она привыкнет к тому, что винный завод «Аманте Верано Селларз» теперь принадлежит ей. Точнее, его половина.
   Готова она или нет, виноград нужно собирать. Она знает, что нужно делать, поскольку занимается этим всю свою жизнь. Но она никогда не делала это в одиночку. Сейчас у нее на плечах лежит большая ответственность.
   – Жаль, что Макса нет здесь с нами. – Вздох Теда вернул ее к реальности.
   – Да. Благодаря Максу эти виноградники стали известны на всю страну. – Бренна слабо улыбнулась Теду, осматривающему ягоды. – Он должен был быть здесь. Это несправедливо. – Она с трудом сдерживала слезы. Она не может снова расклеиться. Макс хотел бы, чтобы она мужественно держалась. Всем в «Аманте Верано» нужна уверенность в том, что она держит ситуацию под контролем. – Звони Марко. К завтрашнему вечеру первая партия ягод уже будет в чанах.
   Они пошли вверх, время от времени останавливаясь для того, чтобы проверить спелость винограда на разных акрах и сделать заметки. Другие сорта винограда более предсказуемы в сроках созревания. Еще пара недель – и они будут готовы. Сентябрь предстоит напряженный.
   – Ты уже говорила с Джеком? – небрежно спросил Тед.
   При упоминании этого имени ее сердце подпрыгнуло.
   – Мы перебросились парой слов на похоронах.
   С тех пор я его больше не видела.
   Они выразили друг другу соболезнования, обменялись рукопожатиями и разошлись. Бренна помнила, какую неловкость испытывала во время той встречи. И застарелую боль.
   – Он знает?
   – Уверена, что да. Нотариус Макса звонил мне и объяснил условия нашего партнерства. Полагаю, Джек первый все узнал.
   – И что? – Тед наконец осмелился задать вопрос, который был у всех на уме.
   – Ничего. Уверена, Джек занят своими отелями и судебной тяжбой с водителем, врезавшимся в машину Макса, так что ему сейчас не до нас.
   Трагическая гибель Макса выбила всех из колеи. Оставшиеся после него многочисленные дела и проекты помогли Бренне отвлечься от горя. Забота о любимых виноградниках Макса немного облегчала боль утраты.
   Теда этот ответ, похоже, не удовлетворил.
   – После выжимания сока я договорюсь о встрече с нотариусами, и мы разберемся в этом вопросе. – Она ободряюще похлопала его по плечу. – Иди домой. Впереди у нас напряженные дни.
   – Другими словами, мне следует проводить время со своей дочерью, пока есть такая возможность?
   – Да.
   Она тоже будет работать не покладая рук и докажет всем, что достойна продолжать дело Макса.
   – Не хочешь поужинать с нами? Ты же знаешь, мы с Дайаной всегда тебе рады.
   Это очень заманчивое предложение, но ей нужно научиться справляться в одиночку. Быть сильной. Эти несколько недель Дайана заботилась о ней как мать.
   – Нет, спасибо. Поцелуй за меня мою крестницу, хорошо?
   – Обязательно.
   Помахав ей на прощание, Тед ушел, оставив ее одну рядом с главным домом. Отсюда Бренна видела свет в окнах квартиры над винным магазином, которую он занимал вместе с Дайаной и маленькой Хло.
   Она тоже оставила свет в гостиной зажженным, поскольку еще не привыкла к унылой темноте большого дома. И сомневалась, что вообще когда-нибудь привыкнет. Возможно, после сбора урожая она заведет себе щенка. Тогда дом перестанет казаться таким пустым, и по вечерам ей не будет так одиноко.
   Войдя в дом, Бренна сразу направилась в кабинет Макса. Точнее, в свой кабинет, где ее ждала куча бумаг. Работа – лучший способ скоротать вечер.
   Чтобы избавиться от гнетущей тишины, она включила стереосистему, после чего села в кресло и попыталась сосредоточиться на счетах-фактурах и письмах с заказами, постоянно переполняющих ящик для входящей почты, сколько бы времени она на них ни тратила.
   Но привычного настроя не было. Вопрос Теда напомнил ей о том, что она так старательно прятала на задворках своей памяти.
   В конце концов у Джека дойдут руки до «Аманте Верано», и она понятия не имеет, что будет делать, когда он здесь появится. Избегание, безопасная тактика, проверенная временем, на этот раз не сработает. Хочет она этого или нет, ей придется встретиться с Джеком. Какой из нее руководитель, если она боится разговаривать со своим партнером?
   При мысли о Джеке на нее нахлынули эмоции, которые она не хотела испытывать. Их история слишком сложна, чтобы притворяться, будто ничего не было. Макс был ее приемным отцом, наставником, другом. Бренна, ее мать и Макс были счастливой семь ей. Джек не был частью этой семьи, причем не только по собственному желанию. История отношений Бренны и Джека могла бы стать отличным сюжетом для мыльной оперы..
   Но в конце концов ей придется с ним встретиться. Ее пульс участился, и она несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. Ей нужно сконцентрироваться на настоящем и не позволять прошлым обидам влиять на бизнес.
   Она начала всерьез задумываться над тем, что сказала Теду. Встреча на нейтральной территории в присутствии нотариусов – отличная идея. Эта встреча будет иметь деловой, а не личный характер, и она сможет сдерживать свои эмоции.
   Много лет назад Джек сказал ей, как важно не смешивать личную жизнь с работой.
   – Не позволяй одному влиять на другое, – посоветовал он.
   Должно быть, он твердо следовал этому принципу, когда развивал свой бизнес на тихоокеанском побережье.
   Несомненно, Джек захочет относиться к их новому партнерству только как к бизнесу. Если ей это удастся, им обоим будет проще вести переговоры. Никаких прошлых обид. Только бизнес.
   В этом случае тот факт, что когда-то они были мужем и женой, не будет иметь никакого значения.
* * *
   Джек искренне надеялся, что безумие в их семье не передается по наследству. Что последняя воля Макса была проявлением преждевременного старческого слабоумия, вызванного чрезмерным употреблением вина, или злой шуткой с его стороны. Его странному решению должно быть какое-то объяснение. Как жаль, что он не может оживить своего отца хотя бы на несколько минут и узнать, что тот задумал.
   Другими словами, безумие старика – это единственно возможное объяснение тому, что теперь он владеет половиной винного завода в Сонома.
   А вторая половина принадлежит Бренне Уолш.
   Бренне следовало остаться в книге его жизни эпизодом, связанным с беспечной влюбленностью и поспешными решениями, а не появляться в новых главах.
   Наверное, все, что имеет отношение к Бренне, ассоциируется у него с ошибками и сомнениями. Большую часть своего пути в Сонома он спрашивал себя, правильно ли поступает, собираясь лично присутствовать на этой встрече. Роджер, его нотариус, предложил позаботиться об этом, но по какой-то непонятной причине Джек почувствовал необходимость обсудить это дело наедине с Бренной. Но чем ближе он подъезжал к виноградникам, тем больше убеждался, что это не лучшая идея. Ему следовало бы сейчас готовиться к предстоящей поездке в Нью-Йорк, главная цель которой – расширение «Гарретт пропертиз».
   Он закатил глаза. Да, ему следовало бы заняться более важными делами, вместо того чтобы потакать своему желанию поскорее разорвать связь с этим местом.
   Кусты винограда разрослись с тех пор, как он приезжал сюда на похороны матери Бренны пять лет назад. Лозы стали такими буйными, что почти полностью закрывали табличку с надписью: «Добро пожаловать в Аманте Верано!»
   По обеим сторонам дороги простирались бесконечные ряды виноградных плантаций, на вершине холма виднелись белый дом и старое деревянное здание винного завода. Все вместе это создавало живописную картину.
   Это место почти не изменилось с тех пор, как двадцать лет назад Макс купил винный завод и навсегда переехал сюда из Сан-Франциско, превратив свое хобби в дело всей своей жизни. Это произошло до того, как Джек встал во главе «Гарретт Пропертиз» и его жизнь превратилась в сплошную ответственность.
   Проезжая мимо маленького домика, который Макс превратил в винный магазин, после того как Бренна и ее мать переехали в главный дом, он отметил про себя, что парковочная площадка рядом с ним пуста. Неудивительно: для туристов еще слишком рано.
   Где искать Бренну? В лаборатории? В офисе? Ему хотелось побыстрее все закончить и вернуться в цивилизованный мир. Наследство Макса лежит у него на плечах тяжелым грузом, и чем скорее Бренна поставит свою подпись на документах, тем лучше.
   Он даже вино не любит, черт побери!
   Поднявшись на следующий невысокий холм, он увидел трактор, движущийся по направлению к винному заводу, с прицепом полным винограда.
   Джек никогда не интересовался ни выращиванием винограда, ни виноделием и давно забыл то немногое, чему когда-то научился, но даже он знал, что собирать урожай еще рано. Какой странный поворот событий. Зато он получил ответ на свой вопрос.
   Бренна где-то среди этих чертовых кустов.
   Джек вздохнул. Он может либо пойти искать ее на плантации, либо подождать в доме, пока она не закончит работать.
   – Нужно поскорее покончить с этим делом, – пробормотал он себе под нос.
   Проклиная всю сложившуюся ситуацию, Джек остановился рядом с домом. Он взял свой ноутбук и сумку с туалетными принадлежностями и отнес в комнату, которую когда-то занимал, после чего отправился пешком вниз по склону искать свою бывшую жену.

   – Бренна, ты нужна на заводе. Насос опять барахлит, – послышался голос Теда из конца ряда, в котором она работала. – Рик ударил по нему ногой, но все без толку. Он попросил меня привести тебя.
   Бренна вздохнула. Новый насос доставят не раньше чем через две недели. Если бы виноград не созрел раньше времени, проблем не было бы.
   – Он ударил по правильному месту? Тед кивнул:
   – Да. Дважды.
   Выпрямившись, Бренна засунула ножницы в задний карман джинсов, сняла перчатки и вытерла ладонью потный лоб.
   – Здорово. Чего нам сейчас не хватает, так это полностью разбирать и заново собирать насос. Ты справишься здесь один?
   – Конечно.
   По спине Бренны потекли струйки пота, и она поморщилась. По крайней мере, она пораньше уйдет с жары. Она позвонит Дайане и попросит принести для нее чистую футболку.
   Достав из кармана мобильный телефон, Бренна положила на его место перчатки и пошла между рядами. Разговаривая с Дайаной, она не заметила мужчину, идущего ей навстречу, и столкнулась с ним. Удар был таким сильным, что шляпа слетела с ее головы, а телефон выпал из рук.
   – Простите, – пробормотала она, когда сильные руки обхватили ее, чтобы не дать ей упасть. В следующую секунду она увидела рубашку из тонкого хлопка, какие не носят ее работники, затем ей ноздри защекотал знакомый аромат одеколона. Хватка мужчины тоже начала ей казаться знакомой.
   Затем все это сложилось воедино, и ее поразила догадка. Джек.
   – Тебе не кажется, что для сбора урожая рановато, Бренна?
   Его глубокий голос, походящий на рокот грома, отозвался эхом во всех уголках ее тела, но нотки сарказма, которые она в нем уловила, быстро заставили ее взять себя в руки. Небрежно сбросив со своих плеч его ладони, она подняла с земли шляпу и телефон и скопировала его тон:
   – Виноград собирают сразу, как только он созревает. Тебе следовало бы это знать.
   Бренна совершила ошибку, когда посмотрела на него. Его взгляд оценивающе блуждал по ее телу в мокрой от пота футболке, потертых джинсах и пыльных рабочих ботинках, прежде чем задержаться на ее лице.
   Она надеялась, что ее щеки вспыхнули от жары, а не от его взгляда.
   Одна его темная бровь изогнулась дугой, когда Бренна убрала собранные в хвост волосы под шляпу и опустила широкие поля, чтобы защитить глаза от солнца.
   – Тебе нужна новая шляпа, Бренна. Эта видала лучшие дни.
   Он узнал ее, черт бы его побрал. Джек купил ей эту шляпу в самом начале их романтических отношений. Знай Бренна, что он сегодня здесь появится, она бы оставила ее дома. Это ее любимая шляпа, и она ее носит только потому, что ей в ней комфортно, а не потому, что это подарок Джека. Она надеялась, что он не подумал иначе.
   Бренна вызывающе вскинула подбородок:
   – Она очень практичная.
   Засунув руки в задние карманы джинсов, она изо всех сил старалась держаться непринужденно, несмотря на то что ее ладони вспотели, а сердце бешено колотилось.
   – Что привело тебя в «Аманте Верано», Джек?
   Его глаза весело заблестели.
   – Я знаю, что нотариус Макса уже ознакомил тебя с его завещанием. Из этого следует, что ты должна была ждать моего приезда.
   – По правде говоря, я ждала звонка твоего нотариуса, а не твоего личного визита.
   Это самый долгий разговор, который у них был за последние пять лет, и она плохо с ним справляется. Нервничает и постоянно оправдывается.
   – Для этого дела нам не нужны нотариусы. – Он достал из кармана джинсов сложенный конверт. – Если бы мы могли сейчас пройти в какое-нибудь тихое местечко…
   Какое-нибудь тихое местечко. При воспоминаниях, которые вызвали у Бренны эти слова, ее колени слегка задрожали. В то далекое лето всякий раз, когда они находили «какое-нибудь» тихое местечко, это всегда приводило к…
   Бренна вовремя заставила себя спрятать эти воспоминания в самый дальний уголок памяти и сосредоточиться на конверте у Джека в руке. У нее было такое ощущение, что содержимое этого конверта ей не понравится.
   Собравшись с духом, она встретилась с ним взглядом:
   – На случай, если ты не заметил, говорю тебе, что я сейчас занята. Определенно ты не забыл, чем мы здесь занимаемся.
   – Бренна… – Его лицо напряглось. Очевидно, ее ответ вызвал у него раздражение.
   Это помогло. Ее охватило негодование, вытеснив другие, более волнующие эмоции. Черта с два она позволит Джеку после стольких лет отсутствия вести себя здесь так, словно это место принадлежит ему. Хорошо, ему принадлежит половина «Аманте Верано», и она до сих пор чувствует себя виноватой в том, что он долго здесь не показывался.
   И все же он ей не начальник и не может ей командовать. Какое бы важное дело ни оторвало Джека от его отелей, оно может подождать.
   – Пока я здесь с тобой болтаю, мой виноград портится. Мне нужно починить дурацкий насос, чтобы сегодня вечером выжать из ягод сок. Так что тебе придется подождать.
   Довольная тем, что последнее слово осталось за ней, Бренна быстро прошла мимо него, собираясь заглянуть на завод и вернуться к работе. Неожиданно Джек схватил ее за руку и рванул на себя. Теперь их разделяло всего несколько дюймов, и ее тело сразу же отреагировало на его близость.
   Ее захлестнула волна желания, которого она не испытывала уже много лет. Он был так близко, что она видела свое отражение в его глазах, чувствовала запах его кожи.
   Она тяжело сглотнула:
   – Не сейчас, Джек. Я…
   – Я знаю, ты занята. Я тоже занят. Думаешь, я хотел сюда приезжать? – Его темные брови сошлись на переносице.
   Его грубые слова подействовали на нее как пощечина. Все же боль и потрясение, которые она испытала, пришлись кстати. Они помогли ей сосредоточиться на настоящем.
   – Я собираюсь продать свою половину, – произнес он более спокойным тоном.
   На смену ее потрясению пришел гнев.
   – Ты не можешь. Мы с тобой партнеры…
   – О, я прекрасно знаю, как было учреждено это нелепое партнерство. Оно едва законно и абсолютно бессмысленно. Но я уже нашел покупателя. Все, что мне от тебя нужно, это твоя подпись.
   Бренне тоже меньше всего хотелось иметь в качестве партнера своего бывшего мужа, но она не может ему позволить продать половину «Аманте Верано».
   – Я ничего не буду подписывать, черт побери. Мне жаль, что тебя не устраивают условия нашего партнерства. Поверь, я тоже от них не в восторге, но нам придется друг друга терпеть.
   – Тебе не придется меня терпеть, когда ты подпишешь документы.
   Его хватка причиняла ей боль, и ей пришлось хлопнуть его по руке, чтобы он ее отпустил. Он отстранился. Мускул на его щеке снова задергался.
   – Дай угадаю, – отрезала Бренна. – Ты нашел кого-то, кто хочет проводить выходные подальше от городской суеты и хвастаться перед друзьями своими виноградниками?
   Взгляд Джека сказал ей все, что она хотела знать.
   – Мой ответ «нет».
   – У тебя нет выбора, Бренна. Мне не нужен винный завод. Даже половина.
   К счастью, Макс предугадал такой поворот событий и продумал до мелочей условия их будущего партнерства.
   – А я не собираюсь отдавать половину того, над чем мы с Максом столько трудились, человеку, который ни черта ни понимает в этом бизнесе.
   – Ты бы предпочла иметь дело со мной? Разве это не хуже?
   Как она может ему объяснить, если сама едва понимает, зачем ей это партнерство?
   – Из двух зол лучше выбирать меньшее.
   Джек открыл рот, чтобы возразить, но в этот момент у нее зазвонил мобильный, напомнив ей о делах, которыми она должна заниматься вместо того, чтобы спорить с бывшим мужем.
   – Я пошла помогать разбирать насос. Виноград не может ждать. Пока, Джек.
   На этот раз он не попытался ее остановить. И правильно сделал, поскольку она была так взвинчена, что могла бы запросто его ударить. Все же он бросил ей вслед:
   – Мы еще не закончили, Бренна. Не думай, будто от меня так просто отделаться.
* * *
   Почувствовав, что Бренна начинает закипать, Джек позволил ей уйти. Она шла с гордо поднятой головой и прямой спиной, но, судя по энергичным движениям рук, разговаривала сама с собой.
   Возможно, противостоять Бренне таким образом было тактической ошибкой. Он так хотел поскорее со всем этим покончить, что позволил этому желанию взять верх над деловыми принципами. Черт побери, рядом с Бренной его здравый смысл, как всегда, отключился.
   Это единственное объяснение, которое у него есть.
   Джек хорошо знал Бренну и спланировал весь разговор в деталях, но, когда она с ним столкнулась, вспомнил каждый изгиб ее тела и напрочь забыл о своем первоначальном плане. Затем он схватил ее за плечи и почувствовал, как по ее телу пробежала мелкая дрожь. Она не видела его лица, но узнала его.
   Ему следовало знать, что Бренна так отреагирует на его новость. Разумеется, их прошлое влияет на ситуацию больше, чем хотелось бы. Да еще взрывной темперамент Бренны. Что сказал Макс вскоре после того, как рыжеволосые Бренна и ее мать поселились у них? «Единственное, чего нужно бояться, это рыжеволосых женщин и легкого удара под уклон». Поскольку Джек не играл в гольф – у него не было для этого ни времени, ни терпения, – он пропустил оба предостережения отца мимо ушей. Позднее он на собственном опыте убедился в правильности первой половины утверждения Макса.
   Он должен был прислать к Бренне своего нотариуса. Неужели он забыл, что с Бренной нелегко иметь дело?
   Раздраженно вздохнув, он сложил конверт и снова убрал в карман. Сегодня вечером, после того как Бренна выжмет сок из собранного винограда, он снова с ней поговорит.
   Она не сможет вечно откладывать этот разговор. Дом не настолько большой, чтобы она могла от него спрятаться. Бренна, несмотря на свой цвет волос, не умеет долго злиться.
   Тем временем он просмотрит кое-какие документы в кабинете Макса. Он сделает все сегодня и завтра навсегда уедет из Сонома.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация