А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сладкое вино желания" (страница 10)

   Глава 11

   Бренну разбудил звонок ее мобильного телефона. Приоткрыв один глаз, она не увидела солнечного света. Значит, сейчас еще ночь.
   Рука Джека прижимала ее к кровати. Ее ноги запутались в простынях. У нее не было никакого желания выбираться из постели. Скорее всего, кто-то просто ошибся номером.
   Шум прекратился, и Бренна начала снова погружаться в сон. Примирительный секс был сегодня хорош как никогда, и Бренна не могла пошевелиться от усталости.
   Когда телефон зазвонил снова, она разочарованно вздохнула. На этот раз Джек тоже проснулся.
   – Это твой телефон? – пробормотал он.
   – Да. Наверное, кто-то не туда попал.
   – Значит, ты не собираешься подходить к телефону?
   – Нет.
   – Хорошо.
   Джек крепче прижал ее к своей груди, и его теплое дыхание согрело ей затылок. Довольно улыбаясь, она закрыла глаза…
   Зазвонивший телефон Джека разбудил их обоих. Когда Джек, выругавшись себе под нос, сел в постели, в голове у Бренны начали раздаваться первые сигналы тревоги. Им обоим звонят на мобильный среди ночи примерно в одно время. Что-то здесь не так.
   Подняв с пола свои брюки, Джек достал из кармана мобильный телефон. Тогда Бренна встала с кровати и пошла в другую комнату искать свою сумочку. Она слышала голос Джека, но не могла разобрать слова. Когда она просмотрела список вызовов в своем мобильном, ее сердце оборвалось. Там было два пропущенных звонка из «Аманте Верано». Ей следовало немедленно перезвонить, но что-то ее удерживало. Дома что-то случилось. Иначе ее не стали бы тревожить среди ночи.
   В дверях появился Джек с телефоном в руке. Его мрачное выражение лица подтвердило ее опасения. У нее задрожали колени.
   Казалось, Джек с трудом подбирает слова.
   – Это был Тед, – пробормотал он.
   О боже.
   – Произошел несчастный случай? Кто-то пострадал? Ди?
   – Никто не пострадал, – заверил ее Джек, и она испытала чувство облегчения. Но оно продлилось недолго, поскольку она знала, что худшее впереди.
   – Что произошло, Джек? Говори. Он глубоко вздохнул:
   – Был пожар.
   – Пожар? – Такого она даже предположить не могла. – Где? Когда? – Она уже открыла свою сумку и начала доставать из нее дрожащими руками одежду.
   Джек положил руки ей на плечи и встретился с ней взглядом.
   – На заводе. Брен… – Он тяжело вздохнул, и она мысленно подготовилась к худшему. – Здание сгорело дотла.
   К ее горлу подкатился комок.
   – О боже…
   – Мне так жаль, Брен.
   Ее завода больше нет. У нее это в голове не укладывалось.
   – Мне нужно… нужно… – Она тупо уставилась на одежду в своих руках, словно не зная, что с ней делать.
   – Заканчивай одеваться. Мы выезжаем сразу, как только ты будешь готова.
* * *
   Бренна никогда в своей жизни еще так не уставала, но спать не могла. Ее мозг лихорадочно работал. Ей еще столько всего нужно сделать.
   Они приехали в «Аманте Верано» на рассвете, но привычный для нее красивый сельский пейзаж портили теперь черные руины винного завода. В остальном все было как вчера. Неужели после ее отъезда прошло меньше суток? Произошедшее с трудом укладывалось в ее голове, и она не могла трезво соображать.
   Пока Тед посвящал ее в детали, Джек стоял рядом с ней и держал ее за руку. К ее большому облегчению, разговор с начальником пожарной команды Джек взял на себя.
   Сейчас он вместо нее принимал его в офисе, а она сидела на траве и смотрела на то, что осталось от ее винного завода. Стены наклонились под углом друг к другу, едва удерживая остатки крыши. В боковой стене зияла огромная дыра. Как сказал Тед, она образовалась в результате взрыва одного из резервуаров.
   Ей нужно пошевеливаться. Тед звонит всем, кому только можно, чтобы найти покупателя винограда. Им нужно собрать оставшуюся часть урожая на следующей неделе, иначе они потеряют весь виноград. Она не должна сидеть сложа руки, когда у нее столько дел.
   Сделав глубокий вдох, она поднялась на ноги и зашагала к дому.

   Будь Макс жив, Джек непременно отчитал бы его за то, что он застраховал свой завод на небольшую сумму. Это было крайне неосмотрительно. Для восстановления завода понадобятся огромные средства. Разумеется, Бренна это понимает.
   С того момента как они приехали сюда сегодня утром, он мало ее видел. Она вместе с Ди и Тедом искала, кому продать оставшийся урожай, в то время как Джек общался с пожарными и занимался бумажной работой.
   Только он подумал о Бренне, как она вошла в кабинет. Она выглядела бледной и подавленной, под глазами залегли тени. Это была полная противоположность сильной энергичной Бренны, которую он знал.
   – Как обстоят дела? – спросила она, сев в кресло напротив.
   Он решил немного подготовить ее к удару.
   – Откровенно говоря, Брен, не очень хорошо. У нас есть несколько вариантов, но…
   – Но они не решат проблему полностью. Я это тоже поняла. – Вздохнув, она закрыла лицо ладонями.
   Джек заметил на ее руках сажу. Ему следовало знать, что Бренна не будет держаться в стороне от сгоревшего здания, как рекомендовал начальник пожарной команды.
   – А как у вас с Тедом дела?
   Она горько рассмеялась:
   – Тоже не очень. Желающих купить у нас виноград практически нет. – Она вздохнула. – Придется приготовить из него дешевое домашнее вино. Моя мать в гробу перевернется.
   – Ты делаешь все, что возможно при данных обстоятельствах, Брен.
   – Я знаю, но мне от этого не легче. – Бренна тряхнула головой, словно пытаясь прояснить мысли. – Есть еще новости? Что сказал начальник пожарной команды?
   – Кроме того, что нам не следует подходить к сгоревшему зданию?
   Бренна опустила глаза.
   – Делать окончательные выводы еще рано, но он думает, что знает причину пожара, – сказал Джек.
   Бренна тут же уставилась на него:
   – Правда? Уже?
   – Да. Пожар произошел из-за короткого замыкания. Похоже, его вызвал неисправный насос.
   Лицо Бренны стало белее мела.
   – Насос? – прошептала она.
   Она выглядела так, словно вот-вот упадет в обморок. Обойдя стол, Джек опустился перед ней на корточки.
   – Ты в порядке, Брен?
   – Боже мой, это я во всем виновата.
   – Почему ты так говоришь? Поднявшись, Бренна обхватила себя руками:
   – В последнее время насос часто барахлил. На прошлой неделе я дважды его разбирала. – Когда она посмотрела на Джека, ужас в ее глазах потряс его до глубины души. – Это моя вина. Я сожгла свой завод.
   – Еще ничего не ясно, – попытался успокоить ее Джек. – Даже если дело в насосе, ты не виновата. Я знаю тебя, Брен. Ты смогла бы разобрать и заново собрать этот насос с закрытыми глазами.
   Это нисколько ее не утешило. Напротив, она еще больше расстроилась.
   – Конкуренты, сухой закон, засухи, филлоксера – все нам было нипочем. Вне зависимости от обстоятельств, моя семья всегда выращивала лучший виноград и делала лучшее вино в этих краях. Но как только управление заводом перешло в мои руки, я все разрушила.
   – Брен… – Джек потянулся к ней, но она резко отстранилась.
   – Не надо! – Ее голос дрожал. Сделав два шага назад, она прошептала: – Пожалуйста, не прикасайся ко мне. Я этого не вынесу.
   – Ты выглядишь изможденной. Почему бы тебе не пойти к себе и не отдохнуть? Потом мы вместе что-нибудь придумаем.
   Бренна тяжело сглотнула:
   – Ты прав. Я пойду прилягу. Увидимся позже.
   С этими словами она направилась к двери, что-то бормоча себе под нос. Наверное, продолжала себя ругать за этот чертов насос.
   Мелодичный звук компьютера просигналил о полученном электронном письме, заставив Джека переключиться на другие дела. Он не мог сейчас оставить Бренну, поэтому некоторое время назад написал Роджеру и сообщил ему об изменении своих планов. Он не мог перенести встречу в Нью-Йорке и попросил своего нотариуса отправиться туда вместо него. В ответном письме Роджер заверил его, что сделает все как надо, если Джек даст ему подробные указания.
   Через час Джек с помощью нескольких писем и звонков полностью решил эту проблему и отправился на кухню выпить пива. Мгновение спустя там появилась Бренна. Цвет ее лица немного улучшился, чего нельзя было сказать о настроении. Судя по влажным волосам, она только что вышла из душа. На ней были пижамные брюки, мешковатая футболка и шлепанцы.
   – Прости меня, Джек, – сказала она, прокашлявшись. – Мне не следовало тебе грубить.
   – Все нормально, Брен.
   – У меня был ужасный день. Я чувствую себя как листок, оторвавшийся от дерева и подхваченный ветром.
   – Ты обязательно с этим справишься. Как бы банально это ни звучало, уверяю тебя, все будет хорошо.
   – Дело в том… – Замолчав, она несколько раз глубоко вдохнула. – То, что ты сейчас здесь со мной, очень много для меня значит. Ты не должен был приезжать.
   Он покачал головой в знак возражения.
   – Нет, не должен был. Я случайно подслушала один из твоих телефонных разговоров. Я знаю, что ты отменил свою поездку в Нью-Йорк, чтобы остаться здесь. Я правда очень это ценю. – Ее пальцы нервно теребили край футболки. – Знаешь, когда я увидела то, что осталось от завода… – Ее голос сломался. Она сглотнула и попыталась снова: – Мне никогда еще не было так страшно и одиноко, как в тот момент. Но затем я вспомнила, что ты рядом, и поняла, что не одинока. – Она встретилась с ним взглядом. – Что не хочу быть одинокой.
   От ее слов у него перехватило дыхание.
   – Иди сюда, – только и удалось произнести ему.
   Бросившись к нему, Бренна крепко обхватила его руками и зарылась лицом в его грудь. Время от времени ее дыхание становилось судорожным и прерывистым, но постепенно напряжение ушло.
   Джек не знал, как долго он так стоял, вдыхая цитрусовый аромат ее волос и поглаживая мягкие пряди. Наконец Бренна ослабила свою хватку, и ее ладони заскользили по его спине. Когда она подняла голову и снова встретилась с ним взглядом, он увидел за пеленой тревоги и усталости прежнюю Бренну.
   Встав на цыпочки, она обхватила руками его шею, наклонила его голову и накрыла его губы своими. В этом поцелуе были огонь, страсть, желание, но все это подчинилось какому-то новому чувству.
   Потрясенный силой этого чувства, он застонал, подхватил ее на руки и понес в свою спальню.
   Бренна не хочет быть одинокой.
   Он тоже не хочет быть один.

   Пульсирующая боль в висках становилась все сильнее. Ей следовало вернуться в постель после первого утреннего звонка. Приятная пожилая женщина из Норт-Напа, узнав, что Бренна распродает свой виноград, выразила желание купить пару корзин для приготовления джема. Пустить на варенье любимый черный пино ее матери… При мысли об этом Бренна пришла в ужас.
   Не успела она отойти от этого потрясения, как Тед сообщил ей ужасную новость. От отчаяния ей хотелось плакать, но она глубоко вдохнула и сдержала слезы. Вчера Джек сказал ей, что она справится. Если она будет постоянно это повторять, то, возможно, поверит в благополучный исход дела.
   Когда она вылезала из постели на рассвете, Джек крепко спал. Сейчас он гремел посудой на кухне – очевидно, варил кофе. Несколькими минутами позже он вошел к ней в кабинет с двумя кружками дымящегося напитка.
   Поставив кружки на стол, он поцеловал ее в макушку и спросил:
   – Тебе удалось поспать?
   – Совсем немного, – призналась она. – Звонил Тед. У него плохие новости.
   – Что случилось? – спросил он, читая записи в блокноте, лежащем перед ней.
   – В результате пожара произошло загрязнение почвы. Растения впитают вместе с водой сажу и химикалии. Мы потеряем целый акр рядом с заводом. Возможно, даже больше.
   Губы Джека дернулись.
   – Мне жаль это слышать. Сколько времени понадобится, чтобы его восстановить?
   – После того как мы сменим землю и посадим новые растения, они дадут урожай только через три-пять лет.
   – Страховка, конечно, небольшая, но, по крайней мере, эту потерю покроет.
   Бренна знала, что Джек всячески пытается ее утешить, и была ему за это благодарна. Все же он не понимает суть проблемы.
   – Дело не в деньгах, – сказала она. Он посмотрел на расчеты в блокноте.
   – Все же это лучше, чем совсем ничего. Опять он о деньгах!
   – Джек, мой дед посадил эти кусты винограда почти шестьдесят лет назад. Растения сильные и здоровые. Они много лет давали отличный урожай, а мне придется их вырубить.
   – Но их ведь можно заменить. Неужели он ее не слышит?
   – Нет, нельзя.
   – Только такая сентиментальная женщина, как ты, может прикипеть душой к растениям, – мягко рассмеялся он.
   Она резко повернулась к нему лицом:
   – Что ты имеешь в виду?
   – Я просто хотел сказать, что ты эмоционально привязана к этому месту.
   – Да, – отрезала Бренна, хотя он и так всегда знал о ее чувствах к «Аманте Верано».
   Джек продолжил, словно она ничего не говорила:
   – До такой степени, что не всегда видишь картину в целом. Это всего лишь растения. Мы найдет им достойную замену.
   Его слова глубоко ранили ее.
   – Для меня они больше нежели просто растения. Их не так легко заменить, как ты думаешь. Этот виноград – основа «Аманте Верано», его история. Деньги здесь ни при чем. Прости, если это оскорбляет твою ученую степень, – добавила она.
   – Основа и история? Брен, когда ты научишься отделять эмоции от бизнеса?
   Он совсем ее не знает.
   – Вот твой ответ на все. Не смешивать бизнес и личную жизнь. Прости, но для меня это не так ясно, как для тебя. «Аманте Верано» не только мой источник дохода, но и мой дом. Я не могу отделить одно от другого.
   – В таком случае хорошо, что я здесь, правда? На этот раз его улыбка на нее не подействовала.
   – Ты намекаешь?..
   – Я ни на что не намекаю. Ты сама сказала, что не можешь быть объективной.
   С каким удовольствием она бы сейчас его придушила!
   – Виноделие очень субъективный бизнес. Мне нет необходимости быть полностью объективной.
   – Тогда хорошо, что половина этого места все еще принадлежит мне, не так ли?
   Это стало последней каплей. Ослепленная гневом, Бренна принялась лихорадочно рыться в бумагах на столе. Найдя конверт с первоначальным договором, она открыла документ на последней странице, схватила ручку и поставила внизу свою подпись.
   Обойдя стол, она ткнула договором Джеку в грудь, и он инстинктивно схватил его.
   – Вот. Теперь тебе уже ничего не принадлежит.
   – Брен…
   – Да, «Аманте Верано» сейчас переживает не лучшие времена, но это мои проблемы. Мне не нужно, чтобы ты меня опекал и указывал мне, как управлять моим бизнесом. Ты сам сказал, что я справлюсь, помнишь?
   – Я просто пытаюсь тебе помочь, Брен.
   – Я не нуждаюсь в твоей помощи. Можешь убираться на все четыре стороны.
   Не дожидаясь его ответа, она вернулась за стол Макса – свой стол – и, повернувшись к Джеку спиной, уставилась на цифры в блокноте.
   – Что ж, если ты так хочешь, Брен, прекрасно, – отчеканил он. – Желаю удачи.
   С этими словами он покинул кабинет. Через пару минут она услышала, как хлопнула задняя зверь и завелся мотор автомобиля.
   Бренна сидела неподвижно, пока шум мотора не стих в отдалении. Затем, закрыв глаза, она откинулась на спинку кресла и осознала, что только что произошло.
   Она снова потеряла Джека. Боль, которую она испытывала последние два дня, была слабой по сравнению с той, что охватила ее сейчас. Ее грудь словно сдавили железные обручи, отчего ей было трудно дышать.
   Бренна чувствовала, как ее глаза начинает жечь. «Слезами делу не поможешь», – напомнила себе она, но было уже слишком поздно. Опустив голову на сложенные на столе руки, она разрыдалась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация