А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Видевший Бога (сборник)" (страница 5)

   Выйдя за ограду ГУВД, Георгий с Володей остановились. Глянув на часы, Володя спросил:
   – Что делать будем? До поезда еще почти пять часов.
   Георгий достал фляжку и, запрокинув голову, поднес ее к губам. Вдруг он почувствовал на себе чей-то взгляд. Он опустил фляжку и повернул голову. Недалеко у ограды стоял парень и смотрел прямо на него. Заметив, что Георгий посмотрел в его сторону, парень резко развернулся и пошел прочь.
   «Михайлин!» мелькнуло в голове у Георгия «Это Михайлин!»
   – Григорий – окликнул он уходящего парня.
   Парень не обернулся, но с шага сбился.
   – Григорий стой – Георгий сделал несколько шагов в сторону удаляющегося Михайлина.
   Тот, почувствовав погоню, остановился и, развернувшись, навел пистолет на Георгия. Володя, заметив в руках у парня пистолет, отступил и, укрывшись за кирпичным оградным столбом, тоже достал оружие. Георгий, увидев наведенный на него ствол, остановился и, подняв руки вверх, произнес:
   – Григорий, я знаю, что произошло тринадцать лет назад. Ты прав, они это заслужили – он немного обернулся и, глядя на Володю готового стрелять, сделал небольшой шаг вправо, перекрыв собой Григория.
   – Мы арестовали Субботина, и он будет отвечать – продолжал он свой разговор с Григорием – Шутовской мертв. Он повесился семь лет назад в колонии. Если ты позволишь, я покажу тебе заключение о его смерти.
   Григорий, наклонив вбок голову, смотрел куда-то мимо Георгия.
   Георгий открыл, было, рот, чтобы продолжить начатые переговоры, но в этот момент раздался хлопок выстрела. Пуля просвистела немного в стороне от головы Георгия. Он невольно присел и обернулся. Володя, упав на асфальт, выстрелил, но Григорий, опередив его, уже выстрелил себе в голову. Георгий всего этого не видел. Он смотрел на, распростертое на земле, тело Субботина у самой проходной ГУВД.
   Георгий с Володей стояли над мертвым Григорием. Он лежал на спине с открытыми глазами. Казалось, что свой последний взгляд он устремил вверх к небесам в очередной раз моля их о невозможном спасении.
   – У него было всего семь пуль на то чтобы осуществить свой замысел и наказать семерых мерзавцев, и он это сделал – как-то удрученно произнес Георгий, словно упрекая себя в чем-то.
   – Ты думаешь, на Ленинском он действовал ножом, потому что экономил пули?
   – Думаю да.
   – Получается, Шутовской, повесившись, высвободил Михайлину последнюю пулю для себя?
   – Нет, здесь он, так или иначе, должен был умереть. Даже если бы Шутовской был жив. Убив Субботина, у этого здания в котором Григорий не видел Бога – Георгий мотнул головой в сторону ГУВД – он перешагнул допустимую для себя черту. Это уже был не акт возмездия, а банальное убийство. А убийцей он быть не хотел.
   – А кем он хотел быть? – изумленно спросил Володя.
   Георгий глянул на напарника, но ничего не сказав, наклонился и закрыл парню глаза.
* * *
   Звонок надрывался. Серафима Яковлевна поспешила открыть дверь. Георгий стоял, облокотившись на проем.
   – Я убил Кузмича – произнес он.
   Женщина понимающе кивнула головой:
   – Проходи.

   2
   От саксофона до ножа

   (Все события и персонажи вымышленные. Совпадения всего лишь совпадения.)
   Если посмотреть на город во время первого весеннего потепления, с того места, откуда видны почти все его улицы и переулки, в то непродолжительное время дня, когда огненный зрачок солнца, покинув зенит, начинает обратный отсчет, прячась на ночь за веки горизонта, то, кажется, нет на земле более доброго и красивого места. Дома издали выглядят ухоженными и аккуратными. Бульвары и улицы, как будто начертаны на ватмане тонко отточенным карандашом. Облака ленивыми барашками медленно пересекают голубой луг, раскинувшийся над городом. Город же, как бы очнувшись после продолжительной болезни, начинает дышать полной грудью. Пробуждение чувствуется во всем. В усиливающемся шуме улиц. В тишине оттаявших двориков. В повеселевшем многоголосье птиц не умолкающем даже под вечер. Люди, прервав долгое зимнее молчание, начинают разговаривать друг с другом, останавливаясь прямо посреди улиц, возвращаясь к теплым рукопожатиям, вместо помахивания, на ходу, рукой в перчатке.
   Но не все улицы стали столь оживленными и приветливыми. Некоторые, все еще, несли на себе отпечаток недавних бурь. Зима, не хотела выпускать их из своих объятий, и потому они были холодными и пустынными. По одной из таких улиц шел человек, во взгляде которого весны не было. В его глазах не было ничего, кроме безысходности и опустошения. Он шел, не смотря по сторонам и не оглядываясь, по зимнему приподняв воротник своего пальто. Он, прокладывал свой путь по тем улицам, по которым другие люди ходили только по необходимости, и при малейшей возможности старались свернуть на другую, более приветливую и знакомую.
   Остановившись, человек, все-таки огляделся. Его привлекла вывеска, зазывавшая в кафе, где: «Можно быстро и вкусно поесть, а также выпить изысканного вина и посмотреть вечернее шоу». В подтверждение, рядом с надписью, была нарисована девушка, в одной руке державшая бокал вина, в другой две маски, символы Талии и Мельпомены. Одежда девушки состояла из трех цветков, расположенных перевернутым треугольником. Человека поразила гениальность художника сумевшего при помощи одного бокала вина, трех цветков и двух масок, отобразить всю суть жизни, состоящую из бесхитростного переплетения дней, и ночей, вечернего смеха, и утренних слез.
   Кафе располагалось в цокольном этаже старого дома уже много лет не знавшего даже косметического ремонта, и жильцы которого, видимо, давно перешагнули границу того возраста, в котором пятая симфония Шопена приводит к паническому страху перед вечностью. Фасад же кафе, напротив, был отделан плиткой из полированного мрамора. Массивная дверь из красного дерева висела на бронзовых петлях с ажурными, загнутыми в бок, уголками. Чуть выше середины двери была прибита старая подкова, сулившая, как видимо, счастье каждому, кто переступит порог заведения. Не столько из чувства голода, сколько из необходимости отвлечься, человек открыл дверь. Три небольшие ступеньки, ведущие вниз, являлись началом узкого коридора, имеющего два выхода. Один был закрыт дверью, точной копией входной, только меньших размеров и без подковы. Второй выход прикрывали свисающие плетеные веревочки, через которые просматривался небольшой зал, состоящий из столиков разной формы и полукруглой сцены, обозначенной ковровым покрытием бордового цвета. Человек раздвинул веревочки и вошел внутрь.
   От бара, расположенного вдоль левой стены, тут же отделилась девушка официантка, одетая в черную короткую юбку и белую полупрозрачную блузку. Направляясь к человеку, официантка несла на лице, заученную неестественную улыбку. Раньше он никогда не задумывался над тем, как много противоречий между внутренним миром и внешним обликом людей. Глядя на девушку, он размышлял: «Интересно, что за мысли бороздят сейчас извилины этого юного существа? Может быть, она думает о предстоящих выходных днях, и я для нее, один из тех барьеров, которые ей необходимо преодолеть, чтобы добраться до него, а может…»
   – Добрый вечер, – приветливо произнесла девушка, не снимая с лица улыбки, прервав рассуждения человека, – где вы желаете присесть?
   Человек поздоровался и указал на маленький столик, расположенный в затемненной стороне зала, почти у самой сцены. Девушка подвела его к столику, подала меню и, молча, отошла на место. Проводив ее взглядом, человек снял пальто и повесил его на вешалку в углу. Сев за столик, он осмотрелся. В заведении почти никого не было, лишь за одним из столов сидели двое мужчин и девушка. Мужчины были значительно старше девушки. Они о чем-то напряженно спорили, девушка же, безучастно потягивала коктейль и, поглядывала на нового посетителя ничего не выражающим взглядом. Пустота ее глаз шокировала человека. За пустотой всегда скрывалась порочность, но такой бездонной пустоты, в упор смотревшей на него, он еще не встречал. Видимо порок основательно поселился в ее безвольной душе.
   «Что привело ее сюда? Голод? Вечерняя тоска? Или она завсегдатай этого кафе, и знает наизусть, всех кто бывает в нем, и он привлек ее внимание лишь как новое блюдо в давно изученном меню?».
   Человек заглянул в меню, предложенное официанткой, подметив каламбур, образовавшийся из мыслей и действительности. Страница, предлагающая съестные блюда, выглядела довольно скудно, из чего следовало, что первая часть вывески, была, не совсем правдива, и накормить посетителя, не являлось основной целью заведения. Перечень спиртных напитков был велик, но далеко не изыскан, что ставило под сомнение и второе утверждение вывески. В самом конце меню, надпись, с причудливыми вензелями, сообщала: «Шоу “Тени” начнется в двадцать два ноль-ноль». Человек бросил взгляд на часы. «Девять вечера. Остался час»
   Подозвав жестом официантку, он наугад назвал пару блюд и бутылку красного вина. Девушка, записав заказ в маленький блокнот, исчезла за ширмой в конце бара. Через несколько минут она появилась вновь, неся на руке круглый разнос. Аккуратно расставив на столике содержимое разноса, она удалилась, пожелав человеку приятного аппетита. Человек наполнил резной бокал вином и засмотрелся на него.
   «Почему он так поступил? Что заставило Леху сделать этот шаг? Выброситься в окно…»
   Человек пригубил вина.
   «Да сейчас многим музыкантам приходится не сладко, но Леха был гениальным поэтом и его песни нравились людям».
   Человек вздохнул. Он еще раз вспомнил слова произнесенные матерью Алексея, когда они возвращались сегодня с кладбища. « Я давно уже предчувствовала беду – говорила она, едва сдерживая слезы – но, что можно было сделать? Леша жил с такими мыслями, с которыми жить невозможно. На все попытки отвлечь его от них он отвечал “ Увы, но, дорога правды ведет не в страну счастья, а в пустыню одиночества”».
   Человек поднял бокал и сделал два больших глотка.
   Да, именно так часто говорил Леха, когда они собирались компанией у кого-нибудь дома. Но, тогда никто не придавал большого значения его декадентским высказываниям. Все весело подбадривали, говоря, что нужно проще ко всему относиться. Лишь когда Леха пел, все становились серьезными и, молча, слушали, пропуская через себя надрывные сюжеты его песен.
   В зале почти погас свет. В этом полумраке человек обратил внимание на то, что все места уже были заняты. На сцену вышли две танцовщицы, в обтягивающих костюмах из тонкой черной ткани. Кружась по сцене, они, не касаясь друг друга, исполняли какую-то эротическую пантомиму. За каждым их движением, следили два ярких прожектора. Человек с удивлением подметил, что тени, отбрасываемые телами танцующих девушек, кажутся, совершенно обнаженными, а их объятия, выглядят более близкими и откровенными, чем объятия самих исполнительниц. Создавалась иллюзия, что тени наперед знали каждое движение своих владелиц, и даже были на шаг впереди, поэтому во время танца посетители следили не за девушками, а за их тенями.
   Поглощенный зрелищем, человек не заметил, как девушка из-за соседнего столика подсела к нему, и о чем-то спрашивала. Ее спутники куда-то вышли, так как их места пустовали.
   – Прошу прощения, из-за музыки, я не расслышал ваших слов, – извинился он.
   Девушка скривила рот в недоверчивой улыбке, но вопрос повторила.
   – Вы раньше здесь бывали? Как вас зовут?
   «Боже! Как банально».
   Человек поморщился:
   – Имя? Я не знаю его сам.
   Девушка, в изумлении, открыла рот и уставилась на него не моргающими глазами.
   Он попытался вернуть ее к действительности:
   – А вы раньше бывали здесь?
   – Раньше я здесь играла на пианино.
   – Здесь?!!! – пришло время удивиться человеку.
   Он окинул взглядом, стоящую на сцене аппаратуру:
   – Я не вижу ни рояля, ни кустов, где он бы мог находиться.
   Девушка рассмеялась:
   – Нет, это было два года назад, до того как выкупили это помещение – девушка достала из пачки сигарету и закурила – раньше здесь был кружок «Детской песни» и я, после «Гнесинки», целый год стучала тут по клавишам.
   – Где, если не секрет, вы играете сейчас?
   – Нигде! – девушка выпустила изо рта колечко табачного дыма – сейчас музыкой занимаются только дураки и неудачники.
   Человек изменился в лице и посмотрел в сторону стола, откуда пришла девушка.
   Мужчины уже были на месте и продолжали свой разгоряченный разговор.
   – Кто ваши спутники? – спросил он после некоторой паузы.
   – Один из них мой друг – гордо произнесла она – вот он занимается, тем, чем надо. Завтра мы на три дня едем с ним в «Карат» – девушка в упор посмотрела на Человека – знаете, где находится этот пансионат?
   – Знаю.
   – Так вот там, сутки стоят столько же, сколько сейчас музыкой зарабатывают за месяц, – с презрением сказала она.
   Человек саркастически улыбнулся:
   – Ты сама платишь в «Карате»?
   – Я?!!! – девушка искренне удивилась – почему платить должна я?
   – А кто должен платить?
   – Меня же друг туда везет! Вот он пусть и платит!
   – А если на следующие выходные он не захочет тебя туда везти?
   – Ну не захочет он, захочет другой, – отмахнулась она, скорчив гримасу нетерпимости.
   У человека появилось желание нагрубить. Перед ним сидела вещь, согласная быть ею. Она совершенно не переживала из-за того, что кем-то будет выброшена на обочину, потому что наивно верила: следом пройдет кто-нибудь другой и обязательно подберет ее.
   Ему стало скучно. Он отвернулся.
   «Все эти девушки с обочины, совершенно одинаковы, и в помыслах и в поступках. Как сороки, готовы в любую минуту бросить имеющуюся у них побрякушку, едва заметят более блестящую».
   Человек подозвал официантку и стал долго рассматривать меню, время от времени задавая вопросы, и делая вид, что не может определиться в выборе блюд, не обращая, на сидящую рядом девушку, больше никакого внимания. Ей ничего не оставалось, как встать и уйти. Заказав кофе, он отпустил официантку.
   Вечер тем временем набирал обороты. Оживление и шум нарастали. На сцене девушек-теней сменили юноша, одетый в костюм тореадора, и девушка, в наряде Кармен с веером в руках. Они исполняли танец, в котором Диего убивает свою возлюбленную. Человек в недоумении пожал плечами.
   «Кому понадобилось в заведении, предназначенном для опустошения человеческих голов от мыслей, сделать все для того, чтоб избавиться от мыслей было невозможным? Кого должны были образумить: маски в руках у девушки с вывески, “Тени”, танцующая Кармен? Неужели кто-то преднамеренно разбросал эти предупреждения по всему кафе?»
   Человек еще раз окинул взглядом посетителей. Они были заняты разговорами, едой и спиртным. Никого из присутствующих не интересовало, что происходило вокруг, вернее они не придавали этому особого значения. Похоже, никто не задумывался над тем, что происходящее сегодняшним вечером, останется таким навсегда, так как станет прошлым, которое никогда нельзя будет изменить.
   «Необратимость, вот что правит всем на земле. Разве можно вернуть Леху? Нет! В мире все необратимо. Это горькая правда жизни. Вот, хотя бы вино, налитое в бокал. Какой долгий путь оно проделало, прежде чем попасть в него, но повернуть этот процесс вспять невозможно. Даже если сейчас перелить вино обратно в бутылку, оно не превратится снова в виноград».
   Человек перелил вино в бутылку, саркастически улыбнулся и посмотрел на часы. Было почти двенадцать часов. Он подозвал официантку и попросил счет.
   – Вам не понравилось наше вино?
   Человек с изумлением посмотрел на нее.
   – Я видела, как вы полчаса неподвижно смотрели на бокал, а потом вылили все обратно в бутылку – растерянно сказала она.
   Он улыбнулся.
   – Нет, мой поступок никак не связан, ни с качеством вашего вина, ни с его количеством употребленным мной.
   – Тогда зачем, вы, это сделали?
   – Ты, действительно хочешь это знать?
   – Я никогда не замечала, чтобы так поступали.
   Человек отодвинул стул, приглашая ее присесть. Девушка замялась но, бросив взгляд в сторону бара, опустилась на предложенный стул.
   – Я думал о безвозвратности, и о том, как тяжело, порой, знать правду – он покрутил в руке бутылку – а вино перелил, чтоб прогнать сомнения.
   – Разве знать правду плохо? – изумилась она.
   – Знание правды, это не всегда знание карт, которые лежат в прикупе. Иногда это знание того, что ты эту игру проиграешь. Но не играть нельзя.
   Девушка задумалась:
   – Да, возможно у правды есть и такая сторона.
   В ее глазах появилось любопытство.
   – Как вас зовут?
   – Это плохой вопрос.
   – Разве?
   – Да. Я надеюсь, что на моей могиле установят простую деревянную табличку, на которой не будет, ни имени, ни даты, а только надпись: отойдите, он жил мало и плохо.
   – Гениально! – воскликнула девушка.
   – Никогда не говори так.
   – Почему?
   – Быть гением опасно, быстро умрешь. Человечество не любит ни красивых, ни гениальных людей.
   – Почему вы все время даете, какие-то жуткие ответы.
   Любопытство на лице девушки сменилось крайним удивлением, и ее последняя фраза прозвучала намного громче предыдущих. Человек непроизвольно взглянул на соседний столик, но там никто не заметил оживления в их беседе. До них ни кому не было дела.
   «В этом вся жизнь: никому ни до кого нет дела».
   Он посмотрел на сцену. Там царил полный хаос. Шоу закончилось, и под звуки, раздражающей музыки, изо всех сил пытающейся разорвать мембраны динамиков, дюжина подвыпивших посетителей исполняла какой-то безумный танец, больше походивший на ритуальную пляску индейского жреца впавшего в экстазиальное состояние. «Ресторанные танцоры» всегда производили большее впечатление чем профессионалы, но в этот раз человека привлекло то, что быстро мигающий свет делал тела танцующих, похожими на неживые зеркальные отражения. Как будто не было ни смазливых молоденьких девиц, ни лысеющих «джентльменов», тщетно пытающихся поспевать за музыкой, и только их образы, застывшие в зеркалах, продолжали хаотично двигаться, время от времени сливаясь воедино. Безликие и бездумные отражения, не желающие ни чего кроме бесконечности данного вечера.
   «Что может изменить в этом хаосе смерть Лехи?»
   Человек вспомнил о девушке. Она напряженно ожидала ответа. И он вернулся.
   – Дружок, я стараюсь давать не жуткие, а простые ответы, – перевел он разговор в более спокойное русло – к сожалению, они не всегда приятны.
   – Почему же вы не можете ответить на такой простой вопрос, как вас зовут? – не отступала официантка – вы не любите свое имя?
   – Не люблю. Имя угнетает человека. Оно возобладает над ним. Многих людей знают только по именам, и судят о человеке, не видя его ни разу, полагаясь только на славу его имени, дурную или хорошую, а это не всегда верно. Что б делать какие-то выводы о человеке, нужно не имя, а сам человек – он в очередной раз глянул на часы – через несколько минут ваше кафе закрывается, и мы вынуждены будем расстаться, поэтому нет смысла засорять нашу беседу именами.
   Девушка посмотрела по сторонам. Потом встала, сказав:
   – Подождите минутку, я сейчас.
   Она подошла к стойке бара и, переговорив, о чем-то, с барменом и второй официанткой, вернулась.
   – Вам нужно сейчас уходить?
   – Уходить, к сожалению, нужно всегда, как бы ни хотелось остаться.
   Повесив руки плетьми, девушка захныкала:
   – Неужели вы никогда не ошибаетесь?
   – Разве я тебе говорил, что никогда не ошибаюсь? Наоборот. Выдавать свои слова и поступки за панацею, глубочайшее заблуждение. Но в чем, в данный момент, ошибаюсь я?
   – В том, что обязательно нужно уходить.
   Человек, молча, указал пальцем на надпись в меню, регламентирующую время работы заведения, потом на свои часы, и вопросительно посмотрел на девушку.
   Она прикрыла часы на его руке ладошкой.
   – У нас при кафе есть несколько комнат…
   Человек, улыбнувшись, немного смутил ее, и девушка заговорила быстрым, оправдательным тоном, отведя глаза в сторону:
   – …и тем, кто живет далеко, если они не успевают на общественный транспорт, разрешается оставаться в них – она посмотрела на человека – если вам все-таки не обязательно куда-то идти, то мы можем продолжить там наш разговор.
   Человек потер пальцами лоб: «Все просто и понятно. Проклятая вывеска. Ладно».
   – Мне незачем, куда-то идти,– он опять непроизвольно улыбнулся. – Но если не секрет, почему домой не идешь ты? Твой дом далеко или тебя пугает полночь?
   – В ваших вопросах появилась ирония, – подметив его улыбку, заволновалась она.
   – Это трагикомизм. Не обижайся, я просто вспомнил вашу вывеску.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация