А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "InterТеррор в России. Улики" (страница 4)

   Абсолютное подчинение своей группировке и активная вражда (вплоть до убийства) ко всем, кто к ней не принадлежит, являются, по утверждению ваххабитов, решающими свидетельствами единобожия человека. Как человек может уберечься от того, чтобы его не провозгласили «неверным», и тем самым спастись от санкций за свое «неверие»? Отказавшись от любых форм «неверия» и «многобожия» и покаявшись в своем «неверии», можно стать последователем единобожия, как его понимает ваххабизм. Но и это не убережет человека от обвинений в «неверии» и «многобожии», так как он может иметь колебания и сомнения. Кроме того, он может быть обвинен в «лицемерии», то есть в тайном, скрываемом «неверии», и подвергнут такфиру, что лишит неприкосновенности его жизнь и имущество, и он станет объектом санкций вплоть до убийства. Принадлежность к ваххабитской группировке предполагает и принятие идентификационных признаков – например, мужчины подбривают усы и не бреют бороду, носят короткие, выше щиколоток брюки и т. п., что делается «от противного», реализуя еще один ваххабитский принцип – «недопустимости подражания неверным».
   Главная санкция в отношении всех «неверных» – лишение их жизни. Так, если человек не следует шариату, как это следование понимают ваххабиты, то он «неверный». По утверждению ваххабитов, «Всевышний сказал: «Тот, кто допустил подобное, тот неверный, которого следует убить», если он не вернется к Закону Аллаха и Его Посланника». Убийство «неверных» должно проводиться системно и организованно, в форме джихада против «неверных».
...
   Джихад как вооруженная борьба является, по мнению ваххабитов, условием распространения их учения. Джихад направлен против «неверных», «многобожников» и «лицемеров».
   Ваххабиты выделяют разные типы джихада. «Джихад бывает четырех типов: 1) Джихад против шайтана. 2) Джихад против души. 3) Джихад против неверных. 4) Джихад против лицемеров». Однако в ваххабитской литературе, распространяемой на русском языке, не обнаруживается никаких подробностей относительно «джихада против шайтана» или «джихада против души». Ваххабитские постулаты о джихаде касаются джихада против «неверных», «многобожников» и «лицемеров», то есть тех, кого ваххабиты таковыми объявляют.
   Джихад определяется как «вооруженная борьба с позиций ислама», «отстаивание интересов Аллаха вооруженным способом». Если джихад, в трактовке ваххабитов, есть вооруженная борьба, то понятно, почему в их текстах не обнаруживается никаких положений, например, о «джихаде против души» (о нравственном самосовершенствовании). Странно выглядели бы рассуждения о «вооруженной борьбе» человека против собственных пороков. Джихад, трактуемый ваххабитами как вооруженная борьба, является обязательным. «Джихад – это высшее проявление ислама, как сообщил об этом Посланник (имеется в виду Пророк Мухаммад, но соответствующие слова Пророка не приводятся. – А.И.). Он – горнило, в котором выплавляются мусульмане и которое позволяет отличить скверного [мусульманина] от хорошего. Он также является пропуском в рай», а «рай – под сенью мечей». Нелишне подчеркнуть (хотя это и очевидно), что «вооруженная борьба» есть использование оружия с намерением убить противника. «В вооруженной борьбе мусульмане выходят победителями в обоих случаях: убили ли они или их убили».
   Цели джихада как вооруженной борьбы следующие (в разных ваххабитских публикациях различается последовательность пунктов). Во-первых, вооруженная борьба против всех, кто препятствует распространению ваххабитского учения и его монопольному господству. «Вооруженная борьба во имя того, чтобы слово Аллаха было превыше всего остального, а вся религия была целиком посвящена Аллаху». Или в несколько иной формулировке: «Ликвидация любых препятствий, мешающих распространению призыва к Аллаху. Защита религиозных догм и исламской акиды от любых опасностей, которые угрожают им». Во-вторых, целью ваххабитского джихада как вооруженной борьбы является борьба со всеми «неверными», «многобожниками» и «лицемерами». «Борьба с язычеством (многобожием. – А.И.) и язычниками (многобожниками. – А.И.), так как Аллах абсолютно не допускает приобщения к Себе кого-нибудь еще» и «вооруженная борьба с лицемерами». Правда, «неверные» могут спастись от убийства, если примут ислам или признают власть ваххабитов. «Предводитель мусульман, повстречав безбожников, призывает их принять ислам. Если они откажутся, тогда им следует платить подушную подать, а иначе – вооруженная борьба». Но, здраво рассуждая, и это не спасет их от убийства. Ведь эти люди в любой момент могут быть обвинены ваххабитами в том, что они «лицемеры». В-третьих, джихад как вооруженная борьба ведется для «защиты мусульман и их родной земли». При этом есть очень важный нюанс – защищать вооруженным путем ислам, мусульман и их родную землю ваххабиты призывают и в случае потенциального врага, то есть такого, намерения которого могут быть расценены ими как враждебные. Кроме того, ведется «вооруженная борьба с врагом, воюющим или намеревающимся воевать с мусульманами».
...
   Мир в ваххабитской трактовке есть вынужденное обстоятельствами воздержание от обязательного джихада как вооруженной борьбы.
   «Ведение Джихада зависит от того, насколько это возможно. И так претворяются в жизнь мекканские аяты (более ранние аяты Корана. – А.И.), где говорится о мире, о прощении, пока мусульмане еще слабы, и мединские аяты (более поздние. – А.И.), предписывающие в обязательном порядке воевать и участвовать в военных действиях, когда мусульмане обретут силы».
   Эти общетеоретические положения ваххабитской идеологии конкретизируются в произведениях аль-каидовцев. В Интернете обнаруживается работа саудовского ваххабитского шейха Юсуфа аль-Айири, руководившего филиалом «Аль-Каиды» в Саудовской Аравии (ее полное название: «Аль-Каида в стране Двух Великих Святых Мест» – Аль-Каида фи биляд аль-Харамейн) и не так давно убитого в перестрелке с органами правопорядка Саудовского королевства. Работа называется «Покончила с собой или стала шахидкой Хава [Бараева]» (Халь интахарат ам исташхадат Хава’). Из чтения трактата, обильно снабженного вырванными из контекста цитатами из Корана и Сунны, следует, что теракты так называемых шахидов и шахидок на российской земле – результат индоктринации, осуществляемой ваххабитскими «учителями» из Саудовской Аравии и их учениками, прошедшими ваххабитскую школу в Саудовской Аравии либо в каком-то ином месте: от лагерей «Аль-Каиды» в Афганистане до лондонской мечети в Финсбери-парке.
   Идеологическое обоснование терроризма в России – ваххабитское. Самый свежий пример – русскоязычный аль-каидовский сайт «Исламский джамаат» (Jamaat-islamia), действующий на момент публикации этой книги. На сайте особо указывается, что он «основывается в своих статьях и фатвах на следующих исламских улемов и салафитских (читай: ваххабитских. – А.И.) шейхов нашего времени». Среди них указываются все те ваххабиты, кто цитируется на страницах этой книги в качестве идеологов международного терроризма: шейх Ибн-Усеймин, шейх Насир аль-Фахд, шейх аш-Шуайби, шейх аль-Айири (глава саудовской «Аль-Каиды», он назван на сайте аль-Уяури), а также обосновавшиеся в Британии Абу-Хамза аль-Мисри, Омар Бакри Мухаммад. На этом сайте размещен ваххабитский трактат об убийстве женщин и детей, ставший прямым идеологическим предписанием для совершения теракта в Беслане 1–3 сентября 2004 года, – «Об умышленном убийстве женщин и детей [неверных]» (At-Tibyān Fi Istihdāf An-Nisā’i Was-Sibyān)[11]. На 109(!) страницах доказывается, что женщин и детей неверных не только можно, но и нужно убивать. В книге цитируются соответствующие фетвы ваххабитских улемов. Там же размещено произведение Абдаллаха Шамиля Абу-Идриса (то есть Ш. Басаева) «Книга моджахеда».

   Ваххабитское квазигосударство

   Летом 2002 года в фантомном государстве, называемом «Чеченская Республика Ичкерия», произошел переворот. Власть в нем перешла не только де-факто, но и де-юре к международным террористам – ваххабитам из Саудовской Аравии и других арабских стран. На заседании некоего Маджлисуль Шура были приняты «поправки и дополнения» к Конституции ЧРИ (на самом деле замена Конституции), о чем 10 сентября 2002 года сообщил сайт «Кавказ-Центр», опубликовавший эти поправки[12]. Само название «Маджлисуль Шура» не чеченского происхождения. Как и в случае с названием террористической группы Ш. Басаева, это арабские слова. По-арабски Маджлисуль Шура означает «совещательное собрание». В ваххабитской интернет-сети это собрание было названо «расширенным заседанием исламского правительства Чечни». На нем присутствовал «президент» ЧРИ Аслан Масхадов. При этом собрание проходило на арабском языке, которого Масхадов не знает. «Исламское правительство» просто «расширили» за его счет, а смысл происходящего ему передавал Шамиль Басаев (Абдаллах Абу-Идрис), который, наверное, знает арабский чуть лучше[13]. Видеозапись собрания, размещенная в Интернете, очень хорошо показывает, как распределены роли участников. Его результатом стал документ, названный арабским словом «низам» (уложение), который можно расценить даже как забавный. «Сплочение рядов и единение слова – признаки победы, необходимые укреплять и беречь руководством государства и всеми мусульманами» (при цитировании здесь и далее сохраняется орфография источника). Ваххабиты-арабы не только сочинили это «уложение», но и переводили его на русский язык!
   На самом деле поводов для веселья мало: речь идет о создании ваххабитского квазигосударства, власть в котором принадлежит иностранным (не имеющим отношения ни к России, ни к Чечне как ее части) гражданам, являющимся духовными лицами или выдающим себя за таковых. В разделе «Общие основания» исправленной Конституции было закреплено, что «источником всех принимаемых решений являются Коран и Сунна». «Высшим органом власти ЧРИ является Маджлисуль Шура». Ключевым элементом нового квазигосударственного образования является религиозный орган – Верховный шариатский суд (он же Шариатский комитет, он же Комитет Фатвы и Суда): «Члены Маджлисуль Шура утверждаются главой государства с согласия Верховного шариатского суда». Естественно, в этом шариатском органе сидят предполагаемые знатоки Корана и Сунны, которые являются наблюдательным советом, надзирающим за «Маджлисуль Шура»: «Не разрешается Маджлисуль Шура принимать решения, противоречащие Корану и Сунне». Право на контроль со стороны шариатского органа за всем, что только возможно, объясняется незатейливой тавтологией: «Всякая несправедливая политика противоречит шариату, а справедливая политика – часть шариата. Основываясь на этом, не дозволяется членам Маджлисуль Шура и властным органам вести политику, противоречащую шариату».
   Текст изменений Конституции ЧРИ пронизан ваххабитским пафосом борьбы против «неверных». В главные обязанности Маджлисуль Шура, всех госорганов заявленного квазигосударства и его граждан входит распространение той формы религии, которую авторы дополнений и изменений называют исламом: «призыв к исламу, повеление одобряемого и запрещение недозволенного, оберегание, исцеление общества, которое неверные стремятся испортить, является обязанностью Маджлисуль Шура, правительства, а также всех мусульман». Функция государства – вечный джихад против «неверных»: «Два условия защиты ислама и мусульман от кафиров и мунафиков – подготовка и джихад на пути Аллаха».
...
   Пожалуй, главная цель принятия «низама» – предоставление всей полноты прав на территории ЧРИ иностранным моджахедам.
   В тексте говорится: «Все мусульмане ансариты, принимающие участие в джихаде по защите свободы и независимости ЧРИ, являются ее полноправными гражданами».
   Назначения, произведенные «президентом» Асланом Масхадовым по следам «расширенного заседания исламского правительства Чечни» («Кавказ-Центр», 27 августа 2002 года), являются мерами по реализации этого прожекта. Вот только несколько ключевых должностей, которые заняты иностранными ваххабитскими амирами и улемами: командующими фронтами назначены амир Камал (северное направление) и амир Абу-Вал ид, он же Абу-ль-Валид (восточное направление). Руководителем ключевого Шариатского комитета назначен Абдул-Халим, его заместителем шейх Абу Умар [ас-Сайф], финансового комитета – амир Супьян, службы внутренней информации – Башир. Есть, конечно, и несколько чеченцев: Ахмед Закаев (информационный комитет), Мовлади Удугов (служба внешней информации). Об Абу-ль-Валиде, Абу Умаре (он же Мухаммад бен Абдаллах ас-Сайф), реальном руководителе «шариатского комитета», точно известно, что они саудовские подданные, коллеги и продолжатели дела Хаттаба (саудовского подданного Самера бен Салех ас-Сувейлема), который на момент ваххабитского переворота в ЧРИ уже умер. Попробуем разобраться. Группа иностранцев, которых никто ни в какой, пусть даже сомнительно легитимный орган самопровозглашенной ЧРИ не выбирал, устроила «посиделку» (по-арабски маджлис), пригласив на нее нескольких местных, приняла некий низам, сформировала органы власти, назначила иностранцев на ключевые должности в этих органах власти, а бывший «президент» самопровозглашенной ЧРИ все это скрепил своей подписью.
   После первых успехов международной антитеррористической коалиции в Афганистане в 2001–2002 годах «Аль-Каида», до этого пользовавшаяся гостеприимством «Талибана» на афганской земле, стала искать новый плацдарм. Маджлисуль Шура стал наводить ваххабитские (или, если кто хочет так назвать, аль-каидовские) порядки в Чечне. Стали приниматься решения-приговоры в отношении российских мусульман на территории как Чечни, так и всей остальной России. Этим объясняются непонятные постороннему наблюдателю убийства имамов мечетей, потомков пророка Мухаммада в Чечне. Мы располагаем образцом такого решения.
...
   8 октября 2002 года сайт «Кавказ-Центр» опубликовал документ, названный «Приказ правительства ЧРИ о всеобщей мобилизации». На самом деле это был призыв к джихаду, обильно снабженный цитатами из Корана и Сунны.

   Как мы помним, никакого «правительства ЧРИ» в тот момент не существовало. Этот призыв подписан Шариатским комитетом и Маджлисуль Шура. Какое направление должен был принять джихад, ведущийся с территории Чечни, можно понять, если обратиться к обширному интервью Аслана Масхадова, где он прямо говорит об «экспансии исламской политической доктрины на соседние республики, находящиеся в составе Российской Федерации»[14]. На сайте филиала «Аль-Каиды», действующего в Чечне, за некоторое время до теракта в Моздоке начался опрос посетителей. На вопрос «Поддерживаете ли вы перенесение моджахедами, действующими в Чечне, боевых действий на территорию России?» к 12 июля 2003 года ответили 3025 арабских посетителей сайта, из которых 85 % сказали твердое «да». 7 июля тот же сайт опубликовал комментарий к теракту в Тушино, где было обещано: это только начало «огненного ливня», который испепелит Россию[15].
...
   Перенос ваххабитского джихада из Чечни, с территорий, контролируемых этим ваххабитским квазигосударством, начался не с Моздока. Это произошло во время террористической акции, начавшейся в Москве, на Дубровке, 23 октября 2002 года.
   Так началась реализация «внешней политики» квазигосударства, созданного иностранцами на территории Чечни. Вся символика теракта в «Норд-Осте» была ваххабитской. Это и женщины в черных одеждах с закрытыми паранджой лицами (смертнику незачем скрывать свое лицо, мужчины были без масок, а чеченки паранджу не носят). Это и черное ваххабитское знамя (а не знамя ЧРИ!), которое нацепили на занавес. И Мовсар Бараев сообщил, что они из той самой «Райской обители» – из отряда «Риядус-Салихиин»[16].
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация