А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "InterТеррор в России. Улики" (страница 2)

   МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

   Международный терроризм – негосударственное, открыто не санкционированное государствами как субъектами международного права трансграничное насилие в отношении гражданского населения и гражданских инфраструктур, преследующее политические (в первую очередь международно-политические) цели. Он характеризуется ложной (фальсифицированной) международно-правовой асубъектностью и представляет собой способ выведения насильственных методов решения международно-политических вопросов за пределы международного регулирования, контроля и международных санкций. Проще говоря, международный терроризм действует так, что стремится затруднить либо даже исключить привлечение к ответственности действительных организаторов и координаторов международно-террористической активности международным сообществом или отдельным государством – даже в том случае, когда известны конкретные исполнители того или иного террористического акта. Если взять реальную перспективу – попадание в международно-террористическую сеть оружия массового уничтожения (ОМУ), то эта асубъектность не позволяет заключить с международным терроризмом договор о неприменении ОМУ, нанести ответный или превентивный удар, применить к нему санкции в случае его применения.
   Главный, едва ли не единственный инструмент международно-террористической деятельности – организация «Аль-Каида», представляющая собой глобальную сеть нежестко (преимущественно идеологически) связанных группировок, внедряемых и действующих на национальном (локальном) уровне, при активной внутрисетевой координации и межэтнической циркуляции. В настоящее время «Аль-Каида» представляет собой аморфное образование, своего рода туманность, в которой есть более-менее густые скопления, региональные филиалы: «Аль-Каида в Месопотамии», «Аль-Каида в Европе», «Аль-Каида в Леванте и Земле Египетской», «Аль-Каида в Берберии» и т. д., а также множество организаций, групп и группировок, буквально тяготеющих к «Аль-Каиде» и сливающихся с ней или являющихся этакими «клонами» «Аль-Каиды».
...
   При этом происходит превращение «Аль-Каиды» (или международного терроризма, что в сущности одно и то же) в самостоятельный фактор мировой политики. Этот голем холодной войны еще наделает бед…
   Миру предлагался некий «исламский проект», патронируемый в первую очередь Саудовской Аравией и имеющий международный характер. Организационная форма реализации этого проекта – претендующая на статус международной организации саудовская «Лига исламского мира», Рабита аль-алям аль-ислами. Попытки реализовать этот «исламский проект» предпринимались в разных странах. Однажды он даже был реализован: в талибанском «Исламском эмирате Афганистана». Имеют место эти попытки и на территории России, как в форме имплантации филиалов самой «Аль-Каиды» (по преимуществу на российском юге), так и в форме внедрения ассоциированных с «Аль-Каидой» группировок, занимающихся пропагандистской подготовкой почвы для последующей имплантации ячеек глобальной международно-террористической сети. В материалах «Аль-Каиды» Чечня после 1994 года фигурировала как «Исламская республика Чечни».
   Ячейки глобальной международно-террористической сети идеологически, организационно, финансово и даже оперативно связаны с зарубежными, иностранными центрами. И если, например, оперативная или финансовая или даже организационная связь является скрытой, то не может не обратить на себя внимание тот факт, что эти группировки позиционировали себя отнюдь не как национальные. Террористические группировки в России: и «Батальон шахидов «Риядус-Салихиин» (включен в список международно-террористических организаций антитеррористическими структурами ООН), и «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа» (квалифицирован Верховным судом Российской Федерации как террористическая организация) позиционировали себя как части «Аль-Каиды», используя не «ичкерийское», а черное аль-каидовское знамя. Под этим знаменем осуществлялись агрессия против Дагестана в 1999 году и теракты в «Норд-Осте», Беслане.
   Последние по времени международно-террористические акции на территории России: события августа – сентября 2004 года (взрыв двух пассажирских самолетов, самоубийственный террористический акт у станции метро «Рижская» в Москве, теракт в Беслане) являются очередным этапом в войне международного терроризма против нашей страны. Предыдущие этапы: взрывы жилых домов в российских городах и «джихад» с территории Чечни на территорию Дагестана в 1999 году, теракт в «Норд-Осте» в 2002 году, теракт в поезде московского метро в 2004 году. Эти террористические акции являются свидетельствами того, что международно-террористическая сеть готова прибегнуть к совершению терактов против максимального числа гражданских лиц и чувствительных элементов гражданской инфраструктуры.
...
   Одним из подтверждений того, что Россия является объектом агрессии со стороны международного терроризма, стало видеообращение лидера «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена к американскому народу накануне президентских выборов в США, в котором он сообщил, что «Аль-Каида» уже десять лет (то есть с 1994 года) воюет против России.
   По его словам, отработав соответствующие методы на нашей стране, «Аль-Каида» стала применять их против Соединенных Штатов.
   Международно-террористический характер агрессии против России определяется не столько наличием иностранцев среди непосредственных исполнителей террористических актов (преимущественно это граждане арабских государств: Саудовской Аравии, Алжира, Марокко и др.), сколько тем, что теракты совершаются группировками, включенными в международно-террористическую сеть «Аль-Каиды» в качестве отрядов, действующих на национальном (локальном) уровне. Так, ответственность за теракты августа – сентября 2004 года взяла на себя группировка «Батальон шахидов «Риядус-Салихиин». (Она же взяла на себя ответственность за теракт на Дубровке.) Эта группировка и подобные ей («Ярмук», «Табук», «Джаннат» и др.) явились результатом имплантации на российской территории иностранных (инонациональных, эгзогенных) субъектов – ваххабитских амиров (военных командиров, формирующих отряды «моджахедов» из пришлых и коренных жителей региона) и ваххабитских улемов (знатоков шариата, дающих террору обоснование, апеллирующее к исламу). По этой схеме формируются ячейки «Аль-Каиды» в разных странах мира, а на территории Чечни эта схема олицетворялась саудовцем амиром Хаттабом и саудовцем же Абу-Умаром Мухаммадом ас-Сайфом, бывшим членом Высшего совета улемов Королевства Саудовская Аравия.
   «Аль-Каида» позиционирует себя как религиозная (исламская) организация.
...
   Основа идеологии «Аль-Каиды» – последовательный ваххабизм, адаптированный к условиям конца XX – начала XXI века.
   Международно-террористическая активность «Аль-Каиды» привела к расколу в исламе. В ходе дискуссий, в которые вовлечены политические деятели, сотрудники спецслужб, ученые, журналисты, духовенство разных религий, эта проблема формулируется как соотношение: традиционного ислама, с одной стороны, и радикального ислама (джихадизма, такфиризма, салафизма, неосалафизма, сектантского ислама, исламского фундаментализма, исламского экстремизма, исламского радикализма, ваххабизма в кавычках, псевдоисламского экстремизма и т. д.) с другой. Этот раскол выражается в том, что большая часть мусульман доверяет Усаме бен Ладену или его виртуальному имиджу.
...
   По данным американского исследовательского центра «Пью Глобал Этитьюдс» (the Pew Global Attitudes Project), уровень доверия к Бен Ладену составляет 60 % опрошенных в Иордании, 51 – в Пакистане, 35 – в Индонезии, 26 – в Марокко, 7 % – в Турции.
   В разных странах сложилась целая группа улемов, которые дают, условно говоря, бен-ладеновскую интерпретацию ислама. Усама бен Ладен в данном случае – это только олицетворение процессов и тенденций. Начало этим тенденциям положила деятельность, которой занимались власти Королевства Саудовская Аравиия (КСА) с середины 1970-х годов, признав ваххабизм официальной идеологией.
   Сегодня международная ваххабитская сеть существует в условиях, когда в самой Саудовской Аравии появляются политические силы, стремящиеся пересмотреть прежний государственный курс, осуществить «деваххабизацию» страны. Показательной акцией является признание в этом году властями КСА террористической организацией благотворительного исламского фонда «Аль-Харамейн» и его роспуск[1]. Не в последнюю очередь это вызвано тем, что международные террористы саудовского происхождения, мотивированные на ведение «джихада» во имя установления «настоящей исламской власти» за рубежом, стали возвращаться в Саудовскую Аравию, где такой власти как раз и нет: королевская власть не предусматривается ни в исламе, ни в ваххабизме. На родной земле ваххабиты стали бороться уже за свои идеалы известным методом – террором, так что один из способов справиться с ними там – канализировать активность ваххабитских «пассионариев» за рубеж, например в Ирак. Там международно-террористические акции не прекращаются. Группировка «База джихада в стране Тигра и Евфрата» (или «Аль-Каида в Месопотамии»), руководимая иорданцем Абу-Мусабом аз-Заркави, прямо заявляет о том, что она – действующий на территории Ирака филиал «Аль-Каиды». Примечательно, что часть терактов от имени «Базы джихада», до недавнего времени называвшейся «Единобожие и джихад», совершаются «чеченцами» – арабскими террористами, воевавшими ранее против России в Чечне.
   Анализ истории арабского и исламского мира, а в последующем и других регионов демонстрирует, как распространение ваххабизма приводило к возникновению экстремизма и терроризма в арабских странах (Египет, Сирия, Алжир и т. д.), а затем – все дальше по миру вплоть до Индонезии, Филиппин и Сингапура, включая и Россию. Упрощая картину ради большей ясности, можно охарактеризовать процесс распространения ваххабизма в мире как диктат: навязывание мусульманам разных стран мира политических целей, не органичных общественно-политической ситуации (как если бы мусульманам в той или иной стране говорили: вы должны желать того-то и того-то и воевать за это). Здесь допустима аналогия с Советским Союзом, который в 1970-1980-е годы претендовал на представительство интересов «пролетариата» в разных странах мира. При помощи просоветских коммунистических партий он ставил перед «пролетариатом» этих стран конкретные политические задачи типа установления «диктатуры пролетариата», притом что в этих в странах «пролетариатом» в духе «Манифеста коммунистической партии» и не пахло.
   Посредством систематической пропаганды (араб. да‘ва) мусульманам внушали и внушают, что они должны желать установления «настоящей (истинной, чистой) исламской власти» (халифата) там, где они живут. Это происходит во всех тех государствах, где исторически сформировались пусть не идеальные, но функционирующие политические системы, принявшие во внимание этнические, конфессиональные, культурные, цивилизационные внутренние условия. Первыми под ваххабитскую «перемолку» попали страны с мощной исламской традицией, в первую очередь Египет. При этом происходил процесс ваххабизации, идеологической и/или организационной, религиозно-политических организаций, которые действовали в странах распространения ислама (типа организации «Братья-мусульмане», созданной в 1928 году, или «Исламской партии освобождения», Хизб ут-Тахрир аль-ислами, созданной после Второй мировой войны). Стали создаваться всё новые группировки, в той или иной форме присоединяющиеся к глобальной международно-террористической сети, и сейчас их насчитывается не менее полутысячи.
   Международный терроризм наносит удары разрозненно, на национальном или региональном уровне. Это создает у тех, кто непосредственно не затронут террористическим ударом, иллюзию того, что он не является объектом террористической войны. Но важнейшим условием успеха в борьбе против международного терроризма является понимание того, что это – враг всего цивилизованного человечества.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация