А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Губитель женщин" (страница 6)

   – Как и с лордом Дирингом. Говорят, его мать – сущий дракон. Да она просто испепелит сыночка, если он уронит фамильную честь.
   – Пожалуй, да, – засмеялась Каллиопа. – Но все равно нам лучше рассмотреть все кандидатуры, пусть и маловероятные.
   – Вот именно. Потому что внешность бывает обманчива.
   Каллиопа кивнула. Ей это очень хорошо известно благодаря изучению античного мира. Вот древние греки кажутся сейчас такими рациональными, бесстрастными, красота их строгая и возвышенная. А на самом деле их статуи и храмы были ярко раскрашены. Их представления о порядке, их философия и трагедии обнаруживают любовь к безумству, экстазу, ко всему иррациональному.
   Люди везде одинаковы – что в современном Лондоне, что в древних Афинах или Спарте. Множество масок скрывает то, что помещено в сердцевине. Загадку!
   Навстречу им как раз двигалась самая большая загадка. Конечно же лорд Уэствуд собственной персоной. Неудивительно, что люди о них судачат – он часто оказывается там же, где она. Сейчас это вновь был светозарный Аполлон. Под мышкой он держал небольшой плоский сверток, улыбался прохожим, останавливался, чтобы поцеловать ручку хихикающим барышням или перекинуться словом с приятелями.
   Маска под маской… где же подлинный человек?
   Чем ближе он подходил, тем больше замедляла шаг Каллиопа.
   – Что случилось? – удивленно спросила Эмлин, прослеживая за направлением взгляда Каллиопы. – Опять он! И какой он сегодня красивый!
   – Может, лучше повернем назад? – предположила Каллиопа. – А то мы сильно оторвались от остальных.
   – Ерунда. – Эмлин решительно двинулась вперед, и Каллиопе волей-неволей пришлось следовать рядом. – Если ты станешь его избегать, это только подогреет сплетни. Будем вежливыми и поздороваемся.
   Когда лорд Уэствуд заметил их, Каллиопе показалось, что он слегка нахмурился, но его лицо тут же осветила солнечная улыбка.
   – О, мисс Чейз, леди Эмлин! Прекрасный сегодня день для прогулки, не так ли?
   – Да, действительно. А мы как раз обсуждали наши костюмы для бала у герцога Авертона, да, Каллиопа? – Эмлин так выразительно качнула бровями, что Каллиопе осталось только кивнуть. – Поскольку тема задана греческая, мы решили взглянуть на статуи в парке для вдохновения.
   Уэствуд поджал губы.
   – Что бы вы ни надели, милые дамы, я уверен, что на балу вы будете прелестнее всех.
   Эмлин рассмеялась:
   – Это, может, и правда, только в отношении мисс Чейз. Она-то всегда выглядит как греческая статуя.
   Он перевел взгляд на Каллиопу, но она ничего не сумела прочесть в его глазах, темных, как воды Серпентайна.
   – Ой! – Эмлин внезапно выпустила руку Каллиопы. – Вон идет одна моя приятельница, с которой мне срочно необходимо поговорить. Я отлучусь на минуту, прости, Каллиопа, простите, лорд Уэствуд.
   Ну что она задумала? Каллиопа попыталась удержать подругу, но та ускользнула прочь, покинув ее самым предательским образом. И Каллиопа осталась наедине с лордом Уэствудом.
   Разумеется, не совсем наедине. Вокруг них была, наверное, добрая половина Лондона, а сзади приближались Клио и остальные члены Дамского художественного общества. Но казалось, что они были одни во всем парке. У Каллиопы закружилась голова, затуманились глаза, так что, кроме него, она больше никого не видела. Она сжала руки, напоминая себе о решении сохранять хладнокровие, вести себя естественно. И никаких споров, никакой питательной среды для пересудов.
   – Значит, вы собираетесь на бал к Авертону? – спросил он таким же непонятным тоном, как выражение его глаз.
   – Конечно. Как все. Я очень хочу увидеть Артемиду. Если только…
   – Если что?
   Каллиопа вспомнила, с какой ненавистью смотрел он на герцога в музее, когда тот неслышно подкрался к Клио.
   – Если только по какой-то причине это будет небезопасно.
   – И вы полагаете, что мне известна эта причина?
   – Может быть. По крайней мере, лучше, чем кому-то еще. И я очень надеюсь, что вы мне скажете, если отчего-то мне и моей сестре туда не следует идти. Мы с вами, правда, не то чтобы друзья…
   Наконец-то он позволил некое подобие эмоции – слабую улыбку, напоминавшую луч солнца, прорвавшийся сквозь густое облако.
   – Почему же нет, мисс Чейз? Почему мы не друзья, хотел я сказать?
   – Я… ну… – Каллиопа запнулась в смятении. – Может, мы и могли бы…
   – Не будь мы оба такими упрямыми?
   Она втянула в себя воздух. Он просто дьявол! Едва она решила, что разгадала его, как он надул ее. Под маской – новая маска. Он заставил ее забыть о хладнокровии.
   – И все-таки ответьте, лорд Уэствуд! Есть причина, по которой нам с Клио лучше не ходить на бал? – Например, такая, что он вознамерился похитить Алебастровую Богиню, пока остальные будут поглощены танцами?
   Он пожал плечами.
   – Вы сами сказали, что на балу будут все. Перед всем светом Авертон не посмеет ничего сделать. Вы будете в безопасности. Если только не совершите ничего опрометчивого.
   – Опрометчивого? – воскликнула Каллиопа. – И что такого я могу совершить? Опрометчивые поступки скорее в вашем духе. Я просто хотела осмотреть статую, выпить бокал шампанского – у герцога оно обычно превосходное – и спокойно уехать.
   – Как и приличествует музе, – откровенно усмехнулся он.
   Хладнокровие и вежливость! Каллиопа одернула себя.
   – А сами вы придете?
   – О, непременно. Я тоже большой поклонник хорошего шампанского.
   – Полагаете, это будет благоразумно? – с сомнением спросила Каллиопа.
   – Я всегда знаю меру, мисс Чейз. Особенно в изысканном обществе.
   Она едва не топнула по тротуару ногой, словно рассерженный ребенок.
   – Вы знаете, что я имею в виду!
   – Ну да. Вы намекаете на сцену, имевшую место в элгинском зале. Я очень часто показываю себя перед вами с худшей стороны, мисс Чейз, и вынужден просить прощение. Что правда, то правда – я недолюбливаю герцога, а он меня. Но я не настолько глуп, чтобы устраивать скандал на балу, хотя, возможно, вы мне не поверите.
   – Я и не думаю, что вы способны устроить на балу скандал, – удивленно ответила Каллиопа. – Не в вашем духе превращать бальный зал в место для выяснения отношений.
   – Только музей? Но вы и ваша сестра можете спокойно идти на бал. Ведь все будут в масках, не так ли? Авертон даже не узнает, приду ли я. И вы тоже. – Он поклонился, и бумага, в которую был завернут сверток у него под мышкой, зашуршала. – Приятного дня, мисс Чейз. Не смею мешать вам наслаждаться прогулкой.
   Каллиопа проводила его глазами, видела, как он здоровается с Клио и другими девушками и спешит дальше по своим делам, очевидно весьма неотложным даже в такой чудесный день.
   Но вы ошибаетесь, лорд Уэствуд, я непременно узнаю, на балу вы или нет.
* * *
   Камерон откинулся на спинку стула и обвел взглядом библиотеку. Теперь это была его библиотека, но фактически с тех пор, как он вернулся из своих странствий, чтобы принять титул графа Уэствудского, библиотека по-прежнему продолжала оставаться отцовской. Как и весь дом. Куда ни взглянешь, везде стоит мебель отца, висят его ковры и пустуют ниши, которые прежде украшали предметы его коллекции. В поместье все иначе – там мебель принадлежала нескольким поколениям и не носила личного отпечатка. А лондонский особняк обставлял отец, и все в нем дышало его любовью к Греции, страстью коллекционера.
   Но скоро все изменится. Камерон слишком долго жил чужой жизнью. Пора начинать свою.
   Он встал и взял со стола небольшой плоский предмет, аккуратно упакованный в коричневую оберточную бумагу. Подошел с ним к камину, и его взгляд упал на картину, висевшую над ним. Картину привез отец из своего долгого путешествия – довольно посредственную, с изображением египетских пирамид. Камерону она всегда не особенно нравилась, хотя он и помнил ее с раннего детства. Краски были тусклыми, перспектива отображена неверно, не передано богатство оттенков пустыни, и никакой загадочности в пирамидах – просто геометрические фигуры.
   Он потянулся и снял ее с крючьев. Под ней обнаружился квадрат более ярких голубых шелковых обоев. Камерон развернул сверток, повесил то, что было в нем, на место пирамид и отошел полюбоваться. Еще увидев это в витрине галереи, он понял, что вещь должна принадлежать ему. Он сразу решил, что повесит ее здесь, чтобы смотреть на нее каждый день, сидя за столом.
   Это было изображение Афины, стоящей между двумя сияющими колоннами ее храма. Позади горел священный огонь, высвечивая гибкую фигуру в белом гофрированном шелке. На одной ее вытянутой руке сидела серая сова, вторая лежала на стоящем рядом щите. У ног лежал золотой шлем. Волосы струились по плечам черным водопадом.
   Красивое белое овальное лицо с широко поставленными серыми глазами было серьезным и проницательным. О, она хорошо понимала свой путь!
   Короче говоря, это была Каллиопа Чейз.
   Камерон улыбнулся ей, хотя и сомневался, что она одобрит такую фамильярность. Настоящая Каллиопа Чейз вряд ли оценит то, что он повесил ее прототип в своей библиотеке. Но он не мог пройти мимо этой картины. Она была просто очаровательна, как и современная копия.
   Почему его так влечет к ней, хотя все их встречи заканчиваются ссорами или пустыми шутками? Лучше держаться подальше от нее и от всей ее семьи. Чейзы представляли собой проблему, которая была ему ни к чему. Его ждет важная работа, нельзя позволить отвлечь себя от нее даже прекрасной Афине с пылающим взором. Пламя ее глаз только и ждало, чтобы обжечь его, если он подойдет слишком близко.
   Но не подойти было невозможно.
   Стоило ему увидеть ее, как он словно помимо воли оказывался рядом. В последнее время ему стало казаться, что ссора с ней увлекательнее, чем любовные отношения с любой другой женщиной. А когда он пробовал представить, каково это – ссориться с ней и одновременно быть ее любовником, голова его готова была взорваться! Ее пылкая натура проявит себя и в постели…
   – Черт! – Он резко отвернулся, чтобы не видеть всезнающих глаз Афины. Шансы, что Каллиопа Чейз окажется в его постели, были ничтожны. Она даже к дому его не приблизится, узнав, что он сделал с коллекцией своего отца. С этой музой даже Афродита ему не поможет, как бы страстно он этого ни желал.
   Но от Авертона он в силах ее уберечь. И возможно, от ее глупой затеи, касающейся Вора Лилии. Она сказала, что будет на балу у Авертона. Хорошо. Он не спустит глаз со своей Афины.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация