А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Губитель женщин" (страница 5)

   Глава 5

   В чем дело, де Вер? Почему я не могу перекинуться словом с кабацкой девкой?
   В голове Камерона и спустя много лет продолжали звучать эхо насмешливых слов Авертона, его циничный смех. А перед глазами маячила самодовольная ухмылка, которая исчезла только после того, как Камерон впечатал свой кулак в его лицо, разбив аристократический нос. Это, впрочем, было слабым утешением для девушки лет шестнадцати, которая плача убежала прочь в разорванном платье. И не утолило ярость Камерона, ведь он знал, что следующую девушку спасти не сможет. Как и следующую украденную вазу или скульптуру.
   Пока друзья оттаскивали его, он успел услышать слова Авертона:
   – Да пусть идет. Чего еще ждать от сына простолюдинки.
   Тогда понадобилось человек десять, чтобы увести Камерона, и вскоре он покинул душные стены Кембриджа, чтобы отправиться странствовать. Среди простолюдинов Италии и любимой маминой Греции. Годы странствий стерли воспоминания о тех словах Авертона, об ощущении подавшейся под кулаком кости. До сегодняшнего дня.
   Вид Авертона, низко склонившегося к Клио Чейз, и беспомощное волнение Каллиопы вдруг заставили его вспомнить захудалую таверну и ту девушку в разорванном платье. Воспоминание вернулось с пугающей ясностью.
   Ныне Авертон считался чудаком, почти что отшельником, который появляется на публике, только чтобы похвастаться своими очередными приобретениями. На очереди была Алебастровая Богиня. Камерон еще не видел его по возвращении в Лондон. Но пороки герцога явно лишь затаились, спрятались за его крадеными сокровищами. Кто посмел бы бросить ему вызов? Кто вообще дерзнет уличить всесильного и богатого герцога в преступлении?
   Камерон остановился в дверях музея и провел рукой по волосам. Гнев постепенно отпускал его. Теперь ему больше пристала трезвая рассудительность, а не горячие порывы туманной юности. Никаких Дионисов. Афина – вот какая богиня ему нужна сейчас в помощь.
   Он еще постоял на крыльце, на ветру, не обращая внимания на кипевшую вокруг повседневную лондонскую суету. Вспомнились мать, ее рассказы о великих героях Греции – Ахилле, Аяксе, Гекторе. Им была присуща импульсивность, они бросались в битву не раздумывая.
   – Ты такой же, как они, сынок, и однажды это приведет тебя к беде, – предостерегала она. – Есть другие способы одерживать победы.
   Пока он стоял, облокотившись на чугунные перила, двери отворились, и из музея вышли Каллиопа и Клио с младшей сестрой, которую они держали за руки. Она оживленно болтала, но две старшие музы были молчаливы и серьезны, словно мысли их витали далеко от музейного двора. Каллиопа время от времени тревожно поглядывала на Клио.
   Камерон спрятался от них за большое каменное кашпо, он не мог сейчас заговорить с Каллиопой, она конечно же шокирована его вспышкой ярости, а он не сможет ничего ей объяснить. Но потом он последовал за ними, держась в отдалении, пока не убедился, что они благополучно сели в экипаж и приставания герцога или кого-то из его компании им больше не грозят. Если Авертон полагает, что может беспрепятственно досаждать кому-то из Муз Чейзов, он сильно заблуждается.
* * *
   «Лорд Меллоу, мистер Райт-Хемсли, мистер Лейксли».
   Каллиопа разглядывала свой список при свете свечи, покусывая кончик карандаша. Все это, несомненно, люди со средствами, не обделенные умом и в то же время коллекционеры древностей. Насколько подходит им роль Вора Лилии?
   Она вспоминала остальных знакомых мужчин, которые не являлись детьми или совсем уж немощными стариками. Или не были простоваты, как бедненький Фредди Маунтбэнк.
   «Лорд Диринг, сэр Майлз Гибсон, мистер Смитсон…»
   Но в конце концов ее мысль непременно возвращалась к одному имени – лорду Уэствуду.
   Ведь сперва она нисколько не сомневалась, что это он! Он обладал всеми требуемыми качествами – умом, мотивом, известной долей безрассудства, видимо приобретенной им за годы жизни в Греции и Италии. У него доставало смелости отстаивать свои убеждения, пусть и абсолютно ошибочные. Но теперь что-то тревожило ее, некий надоедливый голос внутри нашептывал сомнения. Неужели – возможно ли – это оттого, что он ей нравится?
   – Ерунда! – воскликнула она, бросая карандаш. Ну конечно, нисколько он ей не нравится. С какой стати? Он со своим безрассудством бросает вызов всему, что ей дорого. А голосок внутри – врожденная женская слабость, падкая на обворожительную улыбку и взгляд блестящих глаз, – внушали совсем другое.
   Короче, граф был и остается самым подходящим кандидатом на роль Вора Лилии. Его вспышка гнева, вызванная поведением герцога Авертона, только делала это предположение еще более вероятным. Уэствуд явно точит нож на герцога, который обычно прячет в бархатном футляре.
   Но в мгновение ока этот нож может взвиться и нанести удар.
   Каллиопа впилась глазами в список, медленно нацелила карандаш. И в нем появилось новое имя: лорд Уэствуд.
   Сзади скрипнула дверь спальни, предупреждая, что она уже не одна. Каллиопа торопливо сунула листок под стопку книг и плотнее завернулась в шаль.
   – Занимаешься, Кэл? – тихо спросила Клио, опускаясь в кресло у стола.
   – Немного почитала, никак не могу заснуть.
   – Я тоже. – Она повертела в руках блокнотик сестры. Клио казалась очень бледной, а глаза без очков большими и темными. Каллиопа вспомнила, что за ужином сестра почти не притронулась к еде.
   Вот чертов Авертон! Почему ему вздумалось именно сегодня заявиться в музей, испортить им экскурсию, пристать к сестре! И почему он выбрал именно Клио? Сидел бы тихо дома со своей Алебастровой Богиней!
   Но в таком случае у Каллиопы никогда не будет шанса поймать Вора Лилии! Алебастровая Богиня – на редкость соблазнительная приманка. Если бы только Клио не подвернулась так некстати на пути герцога.
   – Что он сказал тебе в музее? – спросила Каллиопа.
   – Кто? – подняла глаза от блокнота Клио.
   – Авертон, конечно! Ты сегодня весь день такая тихая. Даже не слушала, когда папа читал «Энеиду».
   Клио пожала плечами:
   – Наверное, я просто устала. А Авертон не имеет никакого значения.
   – Но он вел себя…
   – Это абсолютно не важно. Он, как и многие титулованные мужчины, считает, что все женщины, стоит их только поманить, станут его собственностью. Даже не поманить, а просто взять. Как шкатулку слоновой кости, как алебастровую статую из делосского храма. А когда он наталкивается на ту, которая не хочет иметь с ним дела, это только разжигает его решимость. Но у меня решимости побольше.
   В этом Каллиопа не сомневалась. Никто не сравнится с Клио в решительности и целеустремленности. Разве что лорд Уэствуд.
   – Но я даже не знала, что ты с ним знакома.
   – Я и не знакома. Так, пару раз сталкивались в магазине и на выставке. Я явно чем-то привлекла его внимание.
   Каллиопа изумленно уставилась на сестру. А она-то считала, что они очень близки.
   – Клио, почему же ты ничего не рассказывала?
   – Я же говорю – это абсолютно не важно! – воскликнула Клио, хлопая ладонью по стопке книг. Книги рассыпались, и лист бумаги, лежавший под ними, оказался на виду. Клио немедленно им завладела. – Что это?
   – Ничего. – Каллиопа попыталась выхватить листок, но Клио не дала.
   – «Лорд Диринг, мистер Смитсон, мистер Лейксли…» Это перечень твоих кавалеров?
   – Вот уж нет! – Каллиопе удалось, наконец, отобрать лист. Она сложила его пополам и спрятала в какой-то толстый том. – Такой кавалер, как мистер Лейксли, мне точно не нужен. Он умеет только играть в карты.
   – Кажется, там было имя лорда Уэствуда? Едва ли ты числишь его среди своих поклонников, хотя, как я заметила в музее, вы весьма мило болтали.
   – Мы говорили о греческой мифологии. А этот список я готовила для завтрашнего заседания нашего общества.
   – Ах да, заседание. Брось темнить, Кэл.
   – Ладно, я скажу. Нам надо хорошенько приготовиться к балу у лорда Авертона. Этой ночью мы должны быть начеку. Чтобы не повторилась история с леди Тенбрей. Разве что…
   – Что?
   – Разве только ты не захочешь пойти на бал. Это будет вполне объяснимо при том, как ведет себя герцог. И если хочешь, мы можем больше никогда не вспоминать про этот эпизод.
   Клио с суровым лицом откинулась на спинку кресла, скрестила на груди руки. Эта поза сестры была знакома Каллиопе с детства.
   – Глупости, Кэл. Меня ведь не зарезать собирались в элгинском зале. Ну, он сказал мне пару слов. Ничего такого, с чем бы я не справилась. Незачем обращаться со мной как с хрупкой фарфоровой чашкой.
   Каллиопа невольно улыбнулась. В детстве Талия всегда оказывалась первой в беге наперегонки, настоящая Аталанта, а Клио лучше всех лазала по деревьям – и прыгала с них вниз, словно у нее были крылья. Еще она лучше всех плавала и карабкалась на гору.
   Герцог еще не понял, с кем столкнулся.
   – Нет, конечно, – согласилась Каллиопа. – Ты уж точно не фарфоровая.
   – Ну, так расскажи мне все. Это, видимо, кандидаты в Воры Лилии?
   Каллиопа достала листок, разгладила его на столе.
   – Да. Кое-кто немножко притянут за уши, я знаю.
   – Немножко! Мистер Эмерсон амфоры от лошадиной подковы не отличит. А лорд Маллоу безнадежно близорук.
   – Гм. – Каллиопа подтолкнула листок к сестре. – Раз ты такая умная, напиши сама, кого считаешь нужным.
   Клио, поджав губы, просмотрела список:
   – Это не Хенсон. Он никогда не сделает ничего такого, что не одобрит его маменька. И не Смитсон – слишком честный. А вот где лорд Вильмонт?
   – Ой, я о нем забыла. Молодец. Помнишь его кратер – больше никто его не видел. – Каллиопа приписала новое имя, и Уэствуд уже не был последним в списке.
   – Еще лорд Эрли! Забыть не могу, как он чуть не вызвал на дуэль сэра Бассингтона, когда тот заявил, что каменная стела относится к амарнскому периоду.
   – Они все оценивают в деньгах. Надо вписать обоих.
   Они долго не ложились спать той ночью, обсуждая характер каждого подозреваемого. Одних вносили в список, других вычеркивали. И только лорд Уэствуд прочно занял в нем место.

   Глава 6

   – Я прошу внимания, – сказала Каллиопа. – Протокол будет вести мисс Клио Чейз.
   Болтовня и шуршание стихли, чашки опустились на столики, лица, горевшие жадным любопытством, обратились к Клио.
   – Что за тему мы сегодня обсуждаем, Каллиопа? – спросила Эмлин. – Наверное, очень важную, раз ты собрала нас раньше обычного.
   – Неужели случилось что-то страшное? – простонала Лотти Прайс. – Кто-то убит? Отравился? Заболел?
   – Кто-то должен отобрать у нее эти романы, – пробормотала Клио.
   – Лотти, дай Каллиопе сказать, – одернула подругу Эмлин.
   – Нет, никого не убили, и не отравили, и не зарезали, – произнесла Каллиопа. – И надеюсь, мы не допустим ничего подобного.
   Эмлин широко раскрыла глаза.
   – Ты считаешь, что убийство может произойти?
   – Я так и знала! – вскричала Лотти. – Назревает какой-то ужасный заговор.
   – Боюсь, что на этот раз Лотти не так уж далека от истины, – вздохнула Каллиопа.
   – Ты что хочешь сказать? – спросила Талия. – Кого собираются убить? Может, нам стоит вооружиться?
   – Нет, я не имела в виду ничего подобного, – заверила Каллиопа, спеша пресечь зарождающуюся панику среди подруг. – О покушении на человека мне ничего не известно. Заговор касается Алебастровой Богини.
   Барышни облегченно откинулись на стульях, но напряжение продолжало висеть в воздухе.
   – Ты по-прежнему думаешь, что ее украдет Вор Лилии? – спросила Эмлин.
   – Да, во время бала-маскарада у герцога, как я уже говорила в прошлый раз, – подтвердила Каллиопа. – Нам предстоит разработать план ее спасения.
   – Я готова охранять ее днем и ночью, – вскричала Талия, вскакивая со стула и сверкая глазами, уже представляя, как карает мечом потенциального вора. – Вы мне только дайте знать, уж я с ним разделаюсь.
   – Талия, дорогая, сядь. – Клио покачала головой. – Нам не нужна Боудикка[1] с ордами иценов, чтобы приглядывать за одной маленькой статуей.
   – Откуда ты знаешь? – буркнула Талия, опускаясь на место. – А может, у Вора Лилии есть сообщник. Или даже несколько.
   – Даже если их у него батальон, чего не может быть, поскольку батальону не разместиться в библиотеке леди Тенбрей, он от нас не уйдет.
   – Так в чем заключается твой план? – уточнила Эмлин. – Что нужно делать?
   – Я составила список тех, кого, пусть даже отдаленно, можно заподозрить в воровстве, – сказала Каллиопа, доставая список – плод ночных трудов. – На бал приглашен весь лондонский свет, и они там точно будут. Каждая из вас возьмет на себя одного или двоих. Вашей задачей будет выяснить, какой на них костюм, а затем вы станете наблюдать, не попытаются ли они скрыться из зала.
   – Надеюсь, ты не поручишь мне следить за Фредди Маунтбэнком, – сказала Эмлин. – Он и без того успел мне надоесть.
   – Маунтбэнка даже нет в списке, – утешила ее Каллиопа и вспомнила о стычке между Маунтбэнком и Уэствудом под их окнами. – Наблюдение надо вести как можно более скрытно. И будьте внимательны – ошибиться очень нежелательно.
   – Может, нам лучше работать в парах, – предложила Лотти. – Так проще будет выследить того, кто захочет улизнуть.
   – Кстати, отличная идея, Лотти, – одобрила Каллиопа. Схватив у Клио карандаш, она быстро откорректировала текст. – Итак, вот ваши подопечные.
   Талия раздала листочки членам общества, и девушки склонились над ними, хихикая и восклицая.
   – Мистер Эмерсон! – сказала Лотти. – Вот за кем приятно будет следить, он такой красавчик.
   – Как и лорд Меллоу, – кивнула Эмлин. – Но почему сюда затесался мистер Хенсон? Он даже прогулку по бульвару не сумеет спланировать, что уж говорить о краже.
   Каллиопа стукнула молоточком по столу, призывая леди к порядку.
   – Теперь, когда вы получили задания, перейдем непосредственно к балу…
* * *
   – И ты правда думаешь, у нас что-то получится? – спросила Эмлин, подходя к стоявшей у окна Каллиопе.
   Та обернулась к подругам, окружившим фортепьяно, за которым Талия исполняла ноктюрн Бетховена.
   – Не знаю, – откровенно ответила она. – На балу будет настоящее столпотворение, а нам нужно проследить за определенными людьми. Причем в маскарадных костюмах. Но я все равно не могу просто ждать, когда эту статую украдут, и не попытаться хотя бы что-то предпринять.
   – Я понимаю тебя. Мы чувствуем то же, хотим, чтобы все сокровища были спасены, чтобы их берегли и изучали. Но нас только пятеро. И все равно, Каллиопа, не сомневайся, мы все сделаем, чтобы спасти Алебастровую Богиню. Даже в ее храме в Греции у нее не было более преданных служительниц.
   Они некоторое время молчали, слушая игру Талии и глядя на улицу. Эмлин прошептала подруге на ухо:
   – Ты сама собираешься следить за лордом Уэствудом?
   Каллиопа слегка вздрогнула:
   – Я решила предоставить его Клио.
   – Ну нет, лучше ты. Вы ведь с ним всегда кружите вокруг друг друга, словно два ястреба.
   – Да ничего подобного! – воскликнула Каллиопа, но тут же понизила голос, потому что на них обернулись. – Я вокруг него не кружу. И вообще, Эмлин, что ты имеешь в виду?
   – Ну, Каллиопа, милочка! Все же видят. Когда вы в комнате вдвоем, воздух прямо накаляется. Брат говорил, что даже в его клубе это в последнее время обсуждают и даже заключают пари.
   – Пари? Обо мне заключают пари? – У Каллиопы даже заныло в животе. – Как они смеют? Что… что именно обо мне говорят?
   – Тебе правда хочется узнать? – глядя на нее с сочувствием, спросила Эмлин. – Напрасно я об этом заговорила…
   – Нет, не напрасно. Если обо мне судачат, я хочу знать.
   – Ну… половина из них спорит, что ты выйдешь за Уэствуда замуж до конца сезона. Вторая половина – что один из вас попадет в Ньюгейтскую тюрьму за убийство другого.
   Каллиопа прижала ладони к животу.
   – А твой брат какое пари заключил?
   – Каллиопа! Он никогда бы не стал…
   – Да брось! Он же мужчина, держать пари – у них это в крови.
   – Во всяком случае, он мне не сказал. Я и так рассердилась на него за то, что он не прекратил это безобразие.
   – Люди не могут не сплетничать. Но им, наверное, отчаянно недоставало предмета для сплетен, если взялись за такую скучную особу, как я. Откуда они взяли эту чушь?
   Эмлин пытливо взглянула на нее:
   – Все-таки это не чистой воды фантазия. Ты и лорд Уэствуд при каждой встрече огрызаетесь и ссоритесь. Или бросаете друг на друга испепеляющие взгляды. Что же людям остается думать?
   Каллиопе на самом деле стало нехорошо. Она тяжело опустилась на ближайший стул и обхватила себя руками.
   – Ты что, неужели правда не знала? – спросила Эмлин.
   – Я была слишком погружена в древнюю историю, – пробормотала Каллиопа. – Ломала голову над загадкой Вора Лилии. И наверное, плохо смотрела по сторонам. Мама всегда говорила, что нельзя слишком сильно погружаться в себя – это к добру не приведет.
   – Ну, большой беды тут нет, – утешила ее Эмлин. – Тебя же не застали целующейся с ним! И ты права – это только глупые сплетни людей, которым больше нечем себя занять. Скоро об этом забудут и заговорят о чем-то другом. По словам брата, они спорят еще о том, не принц ли Вор Лилии? Так что сама видишь, какой чушью заполнены их книги для пари!
   Каллиопа через силу рассмеялась. Предполагать, что принц, тучный, краснолицый, в своем скрипящем корсете, влезает в окно и открывает замок отмычкой, было до того абсурдно, что дурнота почти прошла.
   – Лучше не обращать на них внимания, – сказала Эмлин. – Не пойти ли нам прогуляться в парке? День слишком хороший, чтобы сидеть дома, а нам нужно время, чтобы обдумать наши бальные планы.
   – Да, мне что-то захотелось на воздух, – призналась Каллиопа.
   – Отлично. Сейчас позову остальных.
   Эмлин повернулась, чтобы идти, но Каллиопа удержала ее за руку:
   – А ты сама что думаешь про меня и лорда Уэствуда?
   Эмлин мягко улыбнулась:
   – Что я могу сказать? Я такая же незамужняя девица, как и ты, и мой главный поклонник – Фредди Маунтбэнк. Я мало знаю о романтических чувствах. Ты вот говоришь, что он тебе не нравится. Допустим, но ты уверена, что только это принимается в расчет? Может быть, лучше спросить Лотти, как это бывает в ее романах?
   Каллиопа в замешательстве смотрела вслед удалявшейся подруге. Она неплохо разбирается в памятниках античного мира, их можно изучать, классифицировать. Но с мужчинами-то так нельзя! Особенно с Уэствудом. Может, и в самом деле стоит помимо Аристотеля и Геродота почитать романы? Просто очевидно, что ей безнадежно не хватает наблюдательности, умения разбираться в современной жизни и романтических отношениях. Может быть, этот пробел восполнит «Ужасная тайна герцога»? Ведь при правильном подходе изучить можно все. Геродот тут точно не помощник.
   Каллиопа встала и решительно направилась к подругам, уже надевавшим шали и капоры для прогулки.
   – Лотти, – окликнула она. – Можно тебя на минутку?
* * *
   После дождливого утра день выдался на удивление ясный и сухой, и народу в Гайд-парке было немало. По боковым аллеям скакали всадники, изредка останавливаясь у изгороди, чтобы поболтать со знакомыми, которые проезжали мимо в открытых ландо, демонстрируя модные обновки. Няни в крахмальных чепцах и накидках зорко следили, как их подопечные пускают кораблики в тихих темных водах Серпентайна или катят обруч по гравиевым дорожкам.
   Каллиопа с удовольствием смотрела на смеющиеся личики и вспоминала, как няня, а иногда и мама приводила сюда ее и сестер. Девочки воображали, что Серпентайн – это Средиземное море, деревья и камни – священная роща вокруг храма Аполлона в Дельфах, а они – настоящие музы. Вдохновительницы искусств и наук. И внезапно Каллиопа почувствовала острую тоску по тем навсегда ушедшим временам, когда она считала, что любая мечта может сбыться и любую цель можно достичь. Даже стать такой же мудрой, как музы. А теперь Каллиопа иногда думала: правильно ли поступил отец, дав дочерям такие имена? Не обернутся ли они своего рода проклятием для нее и сестер?
   Как ей сейчас хотелось вернуться к счастливому неведению детства. Вот она идет сейчас по дорожке, а вокруг, наверное, шепчутся: «Смотрите, вон Каллиопа Чейз! Та самая, которая бегает за лордом Уэствудом».
   Эмлин держала ее под руку и весело улыбалась.
   – Какой сегодня бодрящий воздух!
   – И правда, – соглашалась Каллиопа. Ей и самой не мешает приободриться. Эмлин права: сплетни о ней и лорде Уэствуде – исключительно продукт праздных умов и скоро утихнут. Если она не будет давать пищу для них.
   – Посмотри, вон мистер Смитсон! Он есть в списке? – спросила Эмлин.
   – Гм. – Каллиопа задержала взгляд на джентльмене, который, поравнявшись с ними, вежливо приподнял шляпу. – Боюсь, что с ним я погорячилась. С его фигурой пролезть в окно просто невозможно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация