А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Губитель женщин" (страница 15)

   Глава 15

   Вылазка на природу, организованная Эмлин в первый день, была посвящена водопадам, которых в этих местах было множество.
   – Вам очень понравится, – обещала Эмлин, когда они двинулись прочь от дома, закутанные в плащи по случаю утреннего тумана. – Там все такое таинственное. Будто переносишься в прошлое.
   Каллиопа вполне поверила ей, созерцая окрестности, такие не похожие на все, что она видела прежде. Туман низко стелился серебристым тюлем, наброшенным на темно-зеленую землю, цепляясь за древние каменные стены. Тишину нарушало только отдаленное блеяние овец или смех кого-то из путников.
   Камерон поравнялся с ней, и Каллиопа неуверенно ему улыбнулась. Здесь он тоже казался другим, чем в Лондоне, сменив модные костюмы на потертое синее пальто и простые башмаки. Волосы он небрежно зачесал назад, и капли тумана вспыхивали в них, как бриллианты. Он выглядел здесь так же естественно, как и на светском балу, и на берегу греческого моря. Впрочем, он везде чувствовал себя одинаково непринужденно. И Каллиопа ему в этом завидовала.
   – Мы похожи на отряд древних скандинавов, вам не кажется? – спросила она. – Которые вышли с зарей на очередную морскую битву.
   Камерон засмеялся, и, как всегда, его искренний и искрящийся, как шампанское, смех вызвал в ней желание смеяться вместе с ним.
   – Значит, вы и о викингах знаете? А я думал, Чейзы интересуются исключительно Древней Грецией. Демократией, философией, олимпийскими богами.
   – Дело в том, что тема Греции была первой в нашем образовании, но о викингах и галлах мы тоже читали. Одна из наших нянь рассказывала нам страшные истории о галерах свирепых викингов, об их кровавых набегах. Нам это ужасно нравилось.
   – А что потом случилось с этой вашей няней?
   – Она ушла, конечно, и мама нашла новую, которая стала рассказывать нам классические, но не менее кровавые истории из Древней Греции и Рима.
   Камерон протянул руку, чтобы помочь ей перебраться через невысокую стену, и их руки в перчатках разъединились несколько позже, чем требовали обстоятельства. Каллиопа, к своему изумлению, поймала себя на том, что ей хочется, держась с ним за руки, убежать сейчас от всех…
   – Я давно не вспоминала ее рассказов, – проговорила она. – Просто эти места очень живо о них напомнили.
   – Да, здесь все особенное, – согласился он. – Загадочное.
   – Думаете, здесь и правда были викинги? Может быть, они как раз жили среди этих стен на холмах и поклонялись Одину и Фрейе?
   – Это был римский форт, но боюсь, дальше мои познания не простираются, – засмеялся Камерон. – Де Веры, как и Чейзы, полагают, что история началась лет за триста до Рождества Христова.
   Эмлин, возглавлявшая группу вместе с мистером Смитсоном, обернулась и крикнула:
   – Эй, догоняйте, мы почти у цели.
   Каллиопа и Камерон прибавили шагу и вместе с остальными вошли в небольшое ущелье. Солнце, пробившееся сквозь тучи, разогнало туман в долине, но здесь царил сумрак и необъяснимо, но явственно ощущалось присутствие какой-то древней магии. Камерон снова взял Каллиопу за руку, и они вместе спустились по крутой песчаной тропе в заколдованное место. У Каллиопы скользили подошвы ботинок, но она была уверена, что Камерон не даст ей упасть. Здесь река, до этого плавно струившаяся серебристо-голубой лентой, внезапно вскипала, превращенная чьей-то неведомой волей в бурлящий поток. Она делала поворот, устремлялась в ущелье и падала вниз с высоты десяти – двенадцати футов в озеро, вспениваясь и разбиваясь о камни утесов.
   В ущелье сильно пахло землей, диким чесноком, мхом и мелкими цветами, каким-то чудом растущими на голом камне.
   Каллиопа не могла отвести глаз от открывшегося им зрелища. Она держала Камерона за руку, а все остальные – друзья, сестры, Алебастровая Богиня и даже она сама в этом мире – исчезли. Все, что она считала важным, ушло, остался только один вечно длящийся миг.
   – Каллиопа? – тихо позвал Камерон, заглядывая ей в лицо. – С вами все в порядке?
   – Как это прекрасно, – прошептала она. – Вы когда-нибудь видели что-нибудь красивее?
   – Один раз, – сказал он и осторожно прикоснулся пальцем к ее локону, который выбился из-под капюшона.
   Она вспыхнула и отодвинулась от него. Чудесный миг прервался, прежнее смущение овладело Каллиопой, и она подошла к компании, скользя по мокрому песку. Каким образом он каждый раз при новой встрече заставляет ее забыть о себе, своих обязанностях, своем месте в мире осмотрительности и благоразумия? Она погружалась с головой в его золотое сияние, его свобода и красота завораживали ее, и она думала только о настоящем. Она, как и остальные дамы, не избежала чар Греческого Бога. Он – бог легкомыслия и веселья, она – самая серьезная из муз, практичная, осторожная, склонная к углубленным занятиям. Далекая от романтики и бурных проявлений чувств.
   Она не давала себе забыть, что они с Камероном временные союзники, соединенные только стремлением спасти Алебастровую Богиню. Но когда Артемида окажется в безопасности, они по-прежнему останутся самими собой. Двумя совершенно разными людьми.
   Она встала рядом с Клио и подняла глаза к не бу – бледно-голубому, чей далекий свет скудно проникал в затененное ущелье. Совсем как ее ум, который почти понял истину, некую скрытую цель, и это было словно кусочек неба. Далекий и усколь зающий, он уплывал прочь, прежде чем она успевала схватить его.
   Она взглянула на Клио, которая, не отрываясь, смотрела на клокочущие потоки. Ее сестра тоже стала похожа на это ущелье – мрачная, непонятная, полная закоулков, где гнездятся призраки. И это пугало Каллиопу, которая сделала бы все, чтобы помочь сестре, спасти ее от преследовавших ее теней. Но как это сделать, если она не знает точно, от чего ее надо спасать?
   – Как здесь хорошо, – проговорила Клио. – Какое древнее место! Древнее, чем человеческая память… чем мы даже можем себе представить.
   – Кажется, за водопадом есть пещера, – сообщила Эмлин.
   – Я доплыву туда и посмотрю! – закричала Талия вызывающе, явно желая возобновить недавнюю ссору. Каллиопа в отчаянии закрыла глаза – Талия вполне способна на такую выходку.
   – Простудишься до смерти, – рассеянно заметила ей Клио. – Расскажи еще об этих водопадах, Эмлин. Я уверена, что с ними связано много легенд.
   В течение следующего часа они сидели на камнях и слушали истории Эмлин о водяных феях. И все это время Каллиопа чувствовала на себе неотрывный взгляд Камерона.
* * *
   Когда компания двинулась домой, солнце окончательно пробилось через облака и разогнало остатки утреннего тумана. Местность была все так же красива, но таинственность ушла. Фермеры уже хлопотали на полях, тяжеловозы тянули телеги, бродили белые мохнатые овцы в поисках еды. Обычная жизнь, в которой нет места волшебству. Но Каллиопа все никак не могла стряхнуть с себя очарование, пережитое у водопада, чувство потерянности во времени. Ей было от этого не по себе, она не любила пребывать в замешательстве.
   Был один лишь способ освободиться. Следовало сосредоточиться на Алебастровой Богине. Она вспомнила про листок бумаги, спрятанный в саквояже, с именами, которые она переписала из списка, найденного Клио в подставке Алебастровой Богини. Они, несомненно, означают что-то важное. Может, в них и заключена отгадка, которая ускользает от нее? Она покосилась на Камерона, который шел рядом с Лотти и слушал пересказ нового романа. Слушал очень внимательно, кивая к месту, делая вежливые замечания. И не выказывал ни малейших признаков нетерпения. Может, он сам увлекается готическими романами?
   Надо показать ему таинственный список. Сама Каллиопа ничего в нем не могла понять, а он, зная герцога и его окружение, возможно, о чем-нибудь догадается. А может, только снисходительно усмехнется про себя ее фантазиям, как, возможно, усмехается сейчас про себя, слушая Лотти.
   – Свернем сюда, – нарушила ее мысли Эмлин. – Здесь путь короче, чем по главной дороге, а отец и герр Мюллер хотели до ланча поговорить с нами о Сократе. Или о Софокле.
   – Мне просто не терпится, – пробормотала Клио. – Мы проговорим о них до самого обеда, чувствуя, как постепенно нарастает голод. Итак, фрейлейн…
   – Тише, – засмеялась Каллиопа. – Герр Мюллер – европейская знаменитость. Нам повезло, что он делится с нами своими знаниями.
   – Ну, раз ты так считаешь… Я понимаю, знания никогда не бывают лишними. Но я предпочитаю водопад.
   Все направились следом за Эмлин в узкий туннель, образованный тесно растущими деревьями с плотно переплетенными кронами, отбрасывающими на землю скользящие тени. Здесь царила жутковатая тишина, нарушаемая только хрустом веток под ногами.
   – Лотти назвала бы это «логовом Лесной колдуньи», – прошептала Клио. – Берегись, о прохожий, шагнувший под эти своды.
   Каллиопа засмеялась, одновременно подавляя невольную дрожь. Наконец лес кончился, и они вышли на открытое пространство, но тут их глазам предстал новый впечатляющий вид – замок, стоящий на горе, на фоне безбрежного неба. Он был не таким уж древним, но достаточно старым, примерно четырнадцатого века, как определила Каллиопа, глядя на зубчатые шероховатые стены, на которых явно недоставало трепещущих флажков для полноты картины. Угрюмо смотрели бойницы, а вблизи наверняка они увидели бы и ров с водой, и подъемный мост. Массивная громадина бдительно берегла покой этих земель. Замок был по-своему даже красив и в отличие от других местных замков, вроде Болтона и Ричмонда, в хорошей сохранности.
   – Вот он – замок Авертона, – объявила Эмлин, и Каллиопа ничуть не удивилась. Замок был похож на своего хозяина – загадочный и красивый, но чем-то отталкивающий и зловещий. И где-то в глубине этой холодной крепости заперта Алебастровая Богиня.
   Каллиопа взяла Клио за руку. Та, не отводя глаз от замка, крепко сжала пальцы сестры.
   – Как символично, – пробормотала она и, высвободив руку, заспешила вперед.

   Глава 16

   – В «Эдипе» Софокл показывает нам человека одновременно проклятого и благословенного, очистив шегося страданиями. Он вкусил свободу и испытал судьбу, и как видно из этого отрывка…
   Каллиопа слегка шевельнулась на стуле, не отрывая глаз от герра Мюллера, который рассказывал о цикле пьес, посвященных Эдипу. Сегодня у нее совсем не было настроения слушать про героев, убивавших своих отцов, женившихся на своих матерях и в конце концов ослепленных и обреченных бродить в поисках крова! У нее было достаточно своих забот. И хорошо бы эти заботы окончились более благополучно, чем у того, кто «вкусил свободу и испытал судьбу».
   Она сложила руки на расшитой бисером сумочке, чувствуя ладонью вложенный внутрь лист бумаги. На другом конце комнаты сидел Камерон и тоже слушал профессора. Глаза его были странно пустыми, видимо, мысли блуждали где-то очень далеко.
   Интересно, о чем он задумался? О Греции, где скитался Эдип? Каллиопа представила разрушенные мраморные статуи под палящим солнцем, в разросшемся чертополохе снуют маленькие ящерки. Экзотический край нескончаемой жары и древних чар. Может, именно в это они так стараются погрузиться с помощью лекций, бесконечных обсуждений старых философов, старых богов? Воссоздать не свободу, не судьбу, а греческое солнце и давних существ, обитавших там? Богов, наяд, нимф…
   Она снова взглянула на Камерона, который, как всегда, казалось, воплощал эти мечты. Летняя леность, за которой скрывается быстрая, как ртуть, способность к переменам.
   Он шевельнулся на стуле, поймал ее взгляд и улыбнулся. Каллиопа кивнула и надежнее прикрыла руками сумочку. После лекции надо будет найти способ поговорить с ним наедине, чтобы избежать любопытных взглядов подруг и вопросов Клио. Она все еще не сказала сестре, что привлекла Камерона в помощники.
   Леди Кенли, наконец, удалось побудить герра Мюллера привести лекцию к долгожданному завершению. Солнце давно село, из окон веяло ночной свежестью. Папа и другие джентльмены подошли к профессору со своими вопросами, а Эмлин тем временем увела более юную часть гостей в столовую, где был накрыт ужин а-ля фуршет.
   – Страдания Эдипа возбуждающе действуют на аппетит, – сказала Талия, нетерпеливо накладывая себе на тарелку еду.
   – Особенно выколотые глаза, – пробормотала Клио. – Мне только чаю, больше ничего.
   Каллиопа, оглядываясь на сестер, как бы невзначай подошла к Камерону.
   – А вы что думаете о бедном Эдипе, мисс Чейз? – спросил он, передавая ей чай.
   – У герра Мюллера очень интересная точка зрения, – ответила она.
   – Она самая банальная. То же самое вам повторит каждый школьник. Когда, наконец, выйдет человек и скажет что-то новое, например, что Эдип пал в результате козней спартанцев? Или заговора персов?
   – Вы в самом деле так считаете? – засмеялась Каллиопа.
   Он пожал плечами и усмехнулся:
   – Боюсь, что вообще не питаю к Эдипу сильных чувств.
   – Признаюсь, я тоже. Я, наверное, слишком мечтательная и больше люблю истории о богах и богинях.
   – Дорогая мисс Чейз, мечтательная – самое последнее слово, которое пришло бы мне в голову, чтобы описать вас.
   А какое слово ему пришло бы в голову? Каллиопа очень хотела спросить, но не посмела, решив, что и так знает ответ. Наверняка «скучная», «надоедливая».
   – Может быть, вы передумаете, когда увидите, что у меня в сумочке, – сказала она.
   – Я сгораю от любопытства. – Его глаза блеснули.
   – Здесь я не могу вам показать. После ужина Эмлин позовет играть в шарады. Я скажу, что у меня оторвалась оборка или еще что-нибудь, а вы приходите в маленькую гостиную у библиотеки. Это не займет много времени.
   Она кивнула и отошла поболтать с Эмлин и мистером Смитсоном. Придет ли он? Ну, конечно, придет.
* * *
   Каллиопа стояла у окна маленькой гостиной, окна которой выходили не на оранжерею, как ее окна, а на подъездную аллею, ведущую к воротам, через которые в день своего прибытия галопом проскакал Камерон. Сегодня небо было безоблачным, луна светила ярко, и Каллиопе казалось даже, что она видит очертания зубчатой стены замка Авертона.
   Но это, разумеется, были чистые фантазии. Замок стоял слишком далеко отсюда, хотя присутствие герцога странным образом ощущалось во всей округе. Он парил над ней, как ястреб.
   За ее спиной тихо отворилась дверь. Она оглянулась и увидела силуэт Камерона, которого на миг осветили лампы из коридора, прежде чем дверь снова закрылась. Он остановился у стены, но разделявшее их пространство было таким небольшим, что она явственно ощущала его близкое присутствие. Его запах, тепло его тела. Она вспомнила, как они остались наедине в кабинете Античного общества. И он поцеловал ее, и она с тех пор помнит каждое мгновение этого поцелуя.
   Каллиопа плотнее завернулась в шаль.
   – Никто не видел, как вы вышли? – спросила она.
   Он покачал головой:
   – Большинство джентльменов перед игрой в шарады отправились пропустить по стаканчику бренди, и я вышел с ними – дамы решат, что я ушел с мужчинами, мужчины – что остался с дамами.
   – Очень умно!
   – Конечно. Разве вы пригласили меня сюда не ради моего ума? Или же – ради моих прекрасных глаз?
   – Ради того и другого, наверное.
   – Вот как? Я заинтригован. – Он подошел и встал рядом с ней у окна.
   – Ваши глаза мне нужны, чтобы они взглянули на это, а ум – чтобы разгадать, что это значит, – сказала она, решительно отметая воспоминания о поцелуе. По крайней мере, стараясь изо всех сил это сделать. И протянула ему листок.
   Камерон поднял его к свету, сдвинул брови.
   – Золотой Сокол? Лиловый Гиацинт? Боюсь, что мои умственные способности явно ограничены для задачи такого рода. По-моему, это полная белиберда. Где вы это взяли?
   – Клио нашла в ту ночь на балу у герцога. Листок был спрятан в подставке Алебастровой Богини.
   – Вот этот? – взглянул он на нее с удивлением.
   – Ну, это вообще-то копия. Оригинал у Клио. Я тут совсем ничего не поняла. Может, это какой-то шифр?
   – Понятия не имею… – Он перечитал список. – Я помню, в университете Авертон и его приятели давали друг другу всякие нелепые прозвища. Не думаю, что это именно они, но, возможно, что-то похожее.
   – Список его друзей? Что-то вроде тайного общества?
   – Как ваше Дамское общество, – улыбнулся он.
   – Наше Дамское общество не делает тайны из своего существования, – вспыхнула Каллиопа. – И мы не даем друг другу глупых кличек.
   – Конечно нет. Это другие зовут вас Музами Чейзов.
   – Я не просила, чтобы меня назвали Каллиопой, знаете ли! Скорее предпочла бы называться Элизабет или Джейн.
   – Неужели? Ну, Джейн-то вам совсем не подходит.
   – Я гораздо в большей степени Джейн, чем Каллиопа, уверяю вас. Но мы отклонились от темы. Что вы все же думаете об этом списке? Может, это преступная шайка?
   Он снова просмотрел список, и на этот раз улыбка исчезла с его лица.
   – Я бы не счел это невероятным, раз дело касается Авертона. Когда этот человек скучает, он на многое способен. Но в чем именно тут дело, я затрудняюсь сказать. Прошли те времена, когда контрабандой провозили французские вина и шелка, но отсюда у него есть доступ к старым катакомбам в заливе Робин Гуда… – Он посмотрел в окно, словно тоже предполагал увидеть зловещие стены крепости. – Мне надо хорошенько все обдумать, а вы лучше возвращайтесь в гостиную. Можно я возьму листок?
   Каллиопа кивнула. Странные имена успели отпечататься в ее памяти.
   – Конечно. А вы разве не вернетесь назад?
   – Пока нет. – Он улыбнулся и мягко коснулся ее руки. – Что скажут люди, если увидят, как мы возвращаемся вместе?
   Каллиопа усмехнулась. Сплетни, разумеется, приумножатся, и им придется обручиться. Что будет ужасно.
   Так ли это?
* * *
   Каллиопа открыла глаза и обнаружила, что лежит не в гостевой комнате на кровати под балдахином, а на твердом каменном полу. Она всмотрелась в окружавший ее мрак. Мысли были тяжелыми и путаными,словно голову окутал плотный слой ваты. В замешательстве она приподнялась, решительно не припоминая, когда покинула теплую кровать. И не понимая, где и каким чудом оказалась!
   Она находилась то ли в пещере, то ли в комнате с каменными стенами. Свет проникал сюда откуда-то сбоку, желто-зеленый, колеблющийся. А издалека доносился глухой плещущий шум.
   Ой, – подумала она, – это же пещера за водопадом! – И одновременно с этим: – Я, наверное, сплю.
   Конечно, это сон! Но что он означает? Почему ей снится место, которое она никогда не видела наяву? Каменный мешок с пронизывающими сквозняками и затхлым воздухом?
   Каллиопа встала и увидела, что на ней халат и тапочки, но тем не менее холода она не ощущала. Теперь, когда она поняла, что это сон, она испытывала только любопытство. Какие мысли в ее дремлющем сознании перенесли ее сюда? Она двинулась в направлении источника света.
   Он повел ее по длинному коридору с низким потолком и скользким полом. Как ни странно, вдоль стен здесь стояли предметы, которые она видела в доме герцога – Дафна, египетская львица, Пан со своей флейтой. Их мраморные глаза провожали ее взглядами, полными упрека.
   – Почему ты не спасла нас? – услышала она свистящий шепот. – Почему ты бросила нас?
   Каллиопа ускорила шаг, потом побежала, чтобы скрыться от холодных взглядов и жутких голосов. Но на всем бегу вдруг споткнулась и полетела в пустоту, в никуда. В ужасе она зажмурилась, не в силах дажекричать, ожидая каждую секунду, что разобьется насмерть.
   Но вместо этого приземлилась на что-то мягкое, теплое, обволакивающее, похожее на пуховую кровать. Медленно она открыла глаза и огляделась.
   Но она лежала не на кровати, а на саркофаге, а перед ней, окруженная туманным зеленоватым светом, стояла Алебастровая Богиня со вскинутым луком. Ее глаза казались живыми, как и у статуй в коридоре, но в них не было упрека. Они смотрели сочувственно, обеспокоенно. Странно, ведь из всего пантеона богов Артемида была наименее милостивой… Она, не дрогнув, превращала людей в оленей или убивала их стрелами, если они делали что-то ей неугодное.
   – Не глупи, – одернула Каллиопа себя. – Это только сон. Дружелюбная Артемида так же нереальна, как грот, полный античных статуй. Как я здесь оказалась? – спросила она.
   – Разумеется, это я вызвала тебя, – ответила Артемида. Ее мраморные губы не шевелились, но голос раздавался гулким эхом. Он был именно такой, каким его представляла Каллиопа, – молодой, уверенный и властный. Очень похожий на голос Клио.
   – Зачем? – Каллиопа спустила ноги с золоченого края саркофага, но не осмелилась спрыгнуть на землю. Внизу она видела только мрак.
   – Ты и твои друзья любите меня и хорошо мне служите, – сказала Артемида. – Но я должна тебя предостеречь. Твоя миссия здесь таит в себе много опасностей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация