А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свадебный переполох" (страница 11)

   Глава 11

   Необходимо оставить у гостей память о запахах, выбирая для свадьбы цветы с тонким и характерным ароматом.
Серафина Марч. Идеальная свадьба
   Джози провела ладонью по лбу. – Ты спрашивал, доверяю ли я тебе… – начала она. Гидеон прислонился спиной к скале.
   – Ты ответила, сев со мной в самолет, хотя даже не знала, куда мы летим.
   – Это относится лишь к одной стороне доверия.
   – Согласен.
   Она, не отрываясь, смотрела в его глаза, словно пытаясь разглядеть что-то, пытаясь найти подтверждение того, что он примет ее исповедь.
   – Ты поцелуешь меня, Гидеон?
   Он почувствовал, как под его пальцами хрустнул пластиковый контейнер, сминая то, что было внутри.
   Поцелует ли он ее?..
   Прошлой ночью, когда они работали вместе, Гидеон прекрасно понимал, что Джози изо всех сил пытается отвлечь его от вопросов о ее прошлом. А ему больше всего на свете хотелось обнять ее и сказать, что все-все будет хорошо. Вместо этого он сосредоточился на дурацких коробочках.
   Гидеон почти полночи пролежал без сна, глядя на Джози. Он старался запомнить все – форму уха, маленькую морщинку возле рта, появлявшуюся время от времени, когда она улыбалась, манящий изгиб шеи.
   Она и не догадывалась, что этим утром, в лодке, когда она прижалась щекой к его спине, он просто заставил себя отодвинуться, чтобы не совершить какую-нибудь глупость. Он прекрасно помнил ее реакцию на их случайный поцелуй – страх.
   А когда Гидеон увидел, как этот идиот Даррен Бак кричит на Джози, ему пришлось собрать все самообладание, чтобы не сгрести его в охапку и не выкинуть вон из кемпинга.
   И вот она решила наконец поделиться с ним. Рассказать о том ужасе, который пережила в прошлом. Но что подтолкнуло ее к этому? Что он сказал? Гидеон прокрутил в голове несколько последних фраз.
   Следующий раз…
   Он сказал это, почти не задумываясь.
   Следующий раз. Возможность будущего…
   Но сначала ей необходимо поведать обо всех скелетах в шкафу. И она попросила поцеловать ее, поскольку боялась, что потом он уже не захочет этого сделать.
   Поцелует ли он ее? Нет проблем.
   Но стоит ли?
   Положим, его так поразит ее рассказ, что он не сможет поцеловать Джози снова. Что с ней будет, когда подтвердится все то, чего она боялась? Он причинит ей боль. Не намеренно…
   Джози по-прежнему не отводила своих невозможных фиолетовых глаз. Тех глаз, что плакали над судьбой ее матери прошлой ночью. Тех глаз, что смотрели на Гидеона с состраданием, когда он изливал перед ней боль своего сердца. Имеет ли он право отказаться?
   – Ты действительно этого хочешь? – спросил Гидеон, надеясь, что она не заметит неуверенности в его голосе.
   Она тряхнула головой:
   – Извини. Я не должна была просить об этом.
   – Молчи, – шепнул Гидеон, делая к ней шаг. И когда Джози, вздрогнув, снова подняла на него глаза, он обхватил ладонями ее лицо и наклонил голову. – Молчи…
   Ее губы были мягкими, со вкусом клубники, такими сладкими, что он задрожал от напряжения, стараясь, чтобы его поцелуй оставался легким и нежным, хотя ему ужасно хотелось сжать ее в объятиях и довести до исступления, заставить забыть все кошмары, о которых она собиралась рассказать. Сделать ее своей здесь, в темном влажном ущелье, таком же старом, как само время.
   Или это дрожала Джози? Гидеон заставил себя отстраниться:
   – Все хорошо?
   Она кивнула. Тогда он обнял ее за плечи, чтобы она могла прильнуть к нему. И не видеть его лица.
   Какое-то время Джози молчала. Потом начала говорить – о своей матери, о ее последних днях.
   – Больница приводила ее в ужас. Она хотела умереть дома.
   – Ты ухаживала за ней? Долго? – спросил он, когда она опять замолчала.
   – Несколько месяцев. Шесть… может, семь. Алек себя не утруждал.
   – Алек? Твой отчим? А отец?
   – Погиб на войне в Персидском заливе. А Алек… Думаю, маме было очень одиноко. У нее был дом, который оставили ей родители, пенсия солдатской вдовы плюс неплохой заработок всего за несколько часов в день. Алек очень хотел переехать к нам, но ему пришлось жениться на маме, прежде чем она позволила ему это.
   – А ты? Тебя он не трогал?
   – Нет. Он знал, что я вижу его насквозь и не упущу возможности выставить из нашего дома. Со мной он был осторожен. – Джози посмотрела на него. – Ты подумал, что?..
   – Ну, такие мысли приходили мне в голову.
   – Нет, со мной это никогда не случилось бы. Это все равно что потерять над собой контроль. Ведь в этом и заключается секс, верно? Полностью сдаться?
   – Это обоюдная капитуляция, Джози. Подарок для двоих.
   – Обоюдная? Я никогда так не думала…
   Гидеон не верил своим ушам. Упрямая, напористая Джози, похоже, мало знает о сексе. И, судя по всему, никогда ничего подобного не испытывала. Должно быть, манипулятор, подчинивший себе ее мать, внушил девушке отвращение к любви. Заставил увидеть в этом слабость…
   – Так что же случилось, Джози?
   – Однажды медсестра, которая приходила два раза в день, предложила мне подышать свежим воздухом, в то время как она посидит с мамой. Алек был на работе. Погода в тот день стояла теплая, солнечная. В парке цвели розы. Я села на скамейку, вдохнула их аромат и заснула. Представляешь, Гидеон? Я проспала больше часа, а вернувшись, обнаружила дома только Алека. Он сказал, что, когда медсестра ушла, у матери начался приступ и он, не зная, что делать, вызвал скорую. Пока я добиралась до больницы, они успели подключить ее к аппаратам, а мама очень боялась этого.
   – В этом не было твоей вины, Джози.
   Она покачала головой:
   – Конечно, была. Я провела рядом с мамой три дня. Алек ни разу не пришел в больницу. А когда я после смерти моей матери и его жены пришла домой, то нашла его в кухне с какой-то девицей. Она была в мамином халате и пила чай из ее чашки.
   – Ох, детка, – прошептал Гидеон.
   – Я просто взорвалась, Гидеон. Я потеряла над собой контроль. Я вырвала чашку, сбросила все со стола. Чайник упал на пол, девица начала кричать, что я ее ошпарила. Алек попытался меня остановить, но я вырвалась и, схватив стул, ударила его по голове…
   Воздух был неподвижен. Не дрогнул ни один лист. Единственным звуком был шум водопада.
   – Приехала полиция и забрала меня. Но я была неуправляема. Врачу пришлось сделать мне укол, а когда он узнал, что я натворила, то предложил поместить меня в психиатрическую клинику – для моей же собственной безопасности.
   Ее горло сдавило от едва сдерживаемой ярости. Даже сейчас.
   – Мне не было предъявлено никакого обвинения, – продолжала Джози.
   – Ну, больница все же лучше, чем тюрьма.
   Она повернулась к нему:
   – Ты так думаешь? Ты действительно так думаешь? Если бы меня отправили в тюрьму за оскорбление действием, я, пожалуй, могла бы снискать своего рода уважение. Но от клейма психически больной никогда не избавиться. Меня держали там шесть месяцев. Шесть месяцев, Гидеон!
   – Шесть месяцев? Но ты же не была больна! Ты была разгневана, ты страдала.
   – Я чуть не покалечила двоих людей. Врачи наблюдали за мной, заставляли проходить тесты, пока я не научилась контролировать каждое слово, каждое движение. И только когда я стала совершенно послушной, меня решили отпустить.
   – Что же ты сделала?
   – Я пошла домой. – Джози до сих пор помнила, как приближалась к своему дому, как заставила себя постучать. Дверь открыл совершенно не знакомый ей человек. – Гидеон, Алек продал дом моей матери. Теперь там жили чужие люди. Их дети играли и качались на качелях, которые смастерил для меня мой отец.
   – Как он мог так с тобой поступить?
   – По завещанию, которое моя мать составила после гибели папы, все отходило мне, но, очевидно, оно стало недействительным, поскольку она второй раз вышла замуж. Алек автоматически стал ее наследником. Я пошла к соседке, хотела выяснить, куда он уехал. Я не собиралась никому причинять беспокойство. Меньше всего мне хотелось снова попасть в больницу. У меня ничего не осталось… Ни одной фотографии матери… Медалей отца…
   – Что сказала соседка? – спросил он.
   Джози покачала головой. Это уже не имело значения. Она видела реакцию Гидеона. Ему было неприятно находиться рядом с ней.
   – Джози?
   – Она попросила меня подождать, закрыла дверь перед моим носом, а сама начала звонить в социальную службу. Чтобы они приехали и забрали меня. Эта женщина знала меня с детства, и все равно ей было страшно. – Она вздохнула. – Потом… потом я нашла работу в отеле. На кухне. Где главной моей обязанностью было мытье кастрюль. Даже чистку картофеля они не могли мне доверить. Ведь тогда им пришлось бы дать мне нож.
   – Неужели тебе не к кому было обратиться?
   – А ты как думаешь? – огрызнулась она.
   Да, с Сильвией было проще. Сильвия просто слушала. Не задавала никаких вопросов. Она дала Джози выговориться, потом приготовила чашку мятного чая и спросила, не нужна ли ей работа.
   – Я потеряла над собой контроль, – заторопилась девушка, желая подвести итог и закончить разговор. – Я обварила кипятком женщину за то, что она пила чай из чашки моей матери. Ударила стулом отчима. Захотел бы ты пустить меня к себе? – Она не ждала ответа. Райский сад утратил для нее все свое очарование. – Здесь жарко. Я пойду наверх.
   – Кое-кто захотел, – сказал Гидеон, прежде чем она успела сделать шаг. – Сильвия.
   – Ее подвело одно агентство – оно должно было прислать официантов для приема в отеле. Дежурному менеджеру, чтобы их заменить, пришлось срочно собрать всех, кого только можно. Ты не представляешь, в какой запарке он оказался…
   Джози работала за пятерых в тот вечер, следя за тем, чтобы еду и напитки подавали вовремя. Потом она увела с банкета не в меру нагрузившуюся шампанским актрису и нашла комнату, где та смогла отоспаться и прийти в себя. Девушка увидела возможность отличиться и ухватилась за нее обеими руками.
   – Ты, должно быть, и в самом деле произвела впечатление, раз она взяла тебя даже без испытательного срока, – заметил Гидеон.
   – Я была единственной, кто остался, чтобы убраться, когда все закончилось. Помогла Сильвии сложить вещи. Она происходит из аристократической семьи, но тоже знавала трудные времена. Она, как и я, потеряла мать и родной дом. Это роднит нас.
   – Как давно ты работаешь с ней? – спросил он.
   – Почти пять лет.
   – И вот теперь ты здесь – в качестве организатора самой большой свадьбы сезона.
   – Мардж хотела, чтобы этим занималась Сильвия, – призналась Джози, жалея, что начала этот разговор. Следующий раз? Не будет никакого следующего раза. – Но она отказалась, поскольку была занята с ребенком.
   – Неужели не нашлось никакого другого организатора, который готов бросить все дела ради такого жирного куша?
   Она повернулась к нему:
   – К чему теперь говорить об этом?
   – А к тому, что кое-кому давно пора отпустить свое прошлое. Перестать беспокоиться, что подумают о нем другие. То, что случилось с тобой, конечно, ужасно. Этот человек украл у тебя все: твой дом, твои воспоминания. Но если ты не распростишься с прошлым, оно поглотит и тебя, и твое будущее.
   – Ну, спасибо тебе, Гидеон. Как будто я раньше этого не слышала. Все эти советы – взять себя в руки, перестать жалеть себя, переспать с кем-нибудь…
   Он пожал плечами:
   – По-моему, лучше и не скажешь. Если потребуется помощь с третьим пунктом, дай мне знать.
   – Если у тебя на этот счет остались какие-то надежды, пол в офисе еще свободен.
   – Ты хоть пробовала его искать? – спросил он чуть погодя.
   Она нахмурилась:
   – Алека? Ты шутишь? Если бы я появилась возле его порога, он сразу вызвал бы полицию и заявил, что я ему угрожаю.
   – Ты даже не пыталась вернуть свои личные вещи? Вернуть фотографии?
   – Гидеон, ради бога! Все фотографии, должно быть, отправились на помойку в день его переезда. – В ее сумочке мелодично пропел телефон. – Ну, что еще ты хочешь узнать? – спросила она нарочито бодрым голосом. – Мне пришло сообщение. Я должна на него ответить.
   Джози ответила на сообщение, потом позвонила в свой офис, одновременно стараясь забыть о Гидеоне. Она снова превратилась в ту Джози Фаулер, которая два дня назад покинула Лондон. Снова облачилась в боевые доспехи.
   Гидеон, наверное, уловил этот сигнал и перестал обсуждать ее прошлое. В самолете Джози уставилась в иллюминатор и смотрела на раскинувшуюся внизу панораму, стараясь до последней минуты не потерять из виду водяной туман, поднимавшийся из ущелья. У нее текли слезы – должно быть, из-за отсутствия солнцезащитных очков.

   Когда они приземлились, джип уже стоял на месте. В кемпинге Джози, не дожидаясь его помощи, сразу спрыгнула на землю.
   – Спасибо, Гидеон. Обед был замечательный, – сказала она, захлопнув дверцу. Он не последовал за ней. Через несколько шагов девушка обернулась и увидела, что он по-прежнему сидит в машине. – Все нормально? – спросила она, ощутив укол беспокойства. – Что-нибудь со спиной?
   – Нет, – сказал Гидеон. – Дело не в спине. Просто чувствую себя гадко.
   По крайней мере, он не стал притворяться.
   – Ты поступил честно, – заметила она. – А это самое большее, на что каждый из нас может рассчитывать.
   Джози не собиралась смущать его своим присутствием.
   Девушка старалась загрузить себя работой и не искать повсюду Гидеона. Она так старалась, что, войдя в столовую, не замечала его до тех пор, пока он не привстал со стула, словно хотел пригласить ее за свой столик.
   На какое-то мгновение все замерло. Ни звука, ни шороха – только они двое, заключенные в особом пространстве, вокруг которого мир продолжал свое движение.
   Кристал потянула Джози за руку, желая что-то сказать. Все встало на свои места. Она отвернулась.
   Завтра ее ожидал долгий день. Она заказала ужин в номер, посмотрела, есть ли для нее сообщения, а потом отправилась к себе, чтобы еще раз просмотреть план свадьбы.
   Джози прошлась по нему раз десять, прежде чем перестала ждать Гидеона и легла спать. Но и в постели она продолжала прислушиваться к каждому звуку. И притворилась спящей, когда он наконец вернулся.

   На следующее утро не было раннего пробуждения с кофе и булочками. Вместо этого, оставив спящего Гидеона, она позавтракала в столовой с фотографом, который ждал Кристал и Тэла. После завтрака они собирались прокатиться по бушу и сделать серию снимков.
   Позже, когда женщины, поплавав в бассейне, пустились в бесконечные обсуждения новинок моды, пока им делали маникюр, Гидеон собрал мужчин, страдающих от избытка энергии, и отвез их в ближайшую школу. К радости местных мальчишек, знаменитые футболисты дали там незабываемый мастер-класс.
   А в это время Джози присматривала за флористами, которые, украсив цветами катер, теперь занимались оформлением предсвадебного ужина.
   – А на твоем столике почему нет цветов? – поинтересовалась Кристал.
   – Послушай, Крисси…
   Но тут Кристал поразила всех неожиданной вспышкой гнева, которая слегка подпортила ее ангельский имидж.
   – Почему здесь нечетное количество гостей? – возмутилась она. – Это выглядит как-то неустойчиво… Это раздражает… Это, наконец, просто неаккуратно!
   Судя по всему, неаккуратность она считала одним из смертных грехов.

   Гидеон ушел к тому времени, когда Джози, покончив на время с делами, вернулась, чтобы принять душ, пройтись по волосам распрямителем и сделать макияж.
   С собой она привезла накидку из темно-фиолетового шифона и дизайнерское платье с открытой спиной, которые годились и для вечера, и для свадьбы.
   Наконец с волосами и макияжем было покончено. Фиолетовые чулки были потрясающе хороши, они без единой морщинки облегали ее ноги. На шее – фиолетовая бархотка, украшенная сверкающими стразами. На ногах – умопомрачительные босоножки.
   В последний раз проверив содержимое сумочки, Джози сделала глубокий вдох.
   – Игра началась, – сказала она и, повернувшись, увидела Гидеона.
   Он стоял, прислонившись к открытой двери. В кремовом костюме, в темной рубашке с открытым воротом, мужчина выглядел очень аппетитно.
   – Крисси послала меня посмотреть, где ты.
   – Зачем? Разве я потерялась?
   – Нет? – Он с сомнением посмотрел на нее и протянул руку. – Тогда идем. На твоем месте я не стал бы рисковать шеей, навернувшись на таких каблуках.
   Джози не заметила, чтобы Гидеон смотрел на ее ноги. Но с другой стороны, она не знала, сколько он пробыл здесь. Не желая с ним спорить, она разрешила ему провести ее по настилу и проводить на пристань.
   Простой деревянный причал с перилами был украшен цветами и маленькими фонариками, рассыпающими разноцветные блики по темной воде. По периметру были расставлены столы с напитками и канапе. Сам предсвадебный ужин был сервирован на катере.
   – Это выглядит просто великолепно, Джози. Ты проделала огромную работу.
   – С поздравлениями лучше подождать до завтра, – заметила она. – А сейчас мне нужно подняться на борт и посмотреть, все ли нашли свои места.
   Не дожидаясь ответа, она пошла к катеру, поднялась по трапу и, бросив последний взгляд на палубу, кивнула метрдотелю. Через пару секунд раздался удар колокола, приглашающий всех на ужин.

   – О чем задумалась? – спросил Гидеон.
   Гидеон сидел за столиком с нечетным числом гостей, рядом с ним стояла карточка с ее именем. Джози, корректируя план, переставила его карточку на столик в самом дальнем конце. Но пока она занималась тем, что направляла гостей к их столикам, кто-то вернул карточку Гидеона обратно. По едва заметной лукавой улыбке, мелькнувшей на лице Кристал, Джози догадалась, кого надо в этом винить.
   – Я думала о еде, – ответила она. – Никогда в жизни не пробовала ничего вкуснее. Было бы здорово, если бы Пол и его команда приготовили свадебный обед.
   – Я им это передам.
   – Должна заметить, у тебя вообще замечательный персонал. Ты должен гордиться ими. Гордиться тем, что ты сделал в память о Лиз.
   Гидеон не успел ответить. В это время встал Тэл, чтобы сказать гостям несколько приветственных слов.
   – Постарайтесь получить как можно больше удовольствия от нашего праздника, – пожелал он. – Никто из нас не собирается делать это дважды.
   Раздался одобрительный смех, послуживший сигналом для небольшого джазового ансамбля.
   – Теперь ты свободна? – спросил Гидеон. – Тебе не нужно никуда бежать?
   – Нет, но…
   – Видишь ли, мне кажется, что ты меня избегаешь.
   – Я? Тебя избегаю?
   – Разве не так? Я искал тебя вечером, но ты куда-то исчезла. А сегодня утром ты вскочила ни свет ни заря.
   – Одно предполагает другое, раньше ляжешь – раньше встанешь. Но ты тоже не скучал. Когда я тебя видела последний раз, дюжина девиц, открыв рот, ловила каждое твое слово. – Ее последние слова, похоже, ему понравились, и Джози чуть не задохнулась от ревности. – Но я тебе ужасно благодарна, поскольку ты снял с моих плеч заботу о мужчинах, – быстро проговорила она, желая замять оплошность. – Ну и как у вас там все прошло?
   – Они неплохо поладили с ребятишками. К тому же сделали солидный взнос в фонд школы. Даррен Бак был особенно щедр.
   – Именно этого ожидают от него читатели «Селебрити».
   – Вы танцуете, мисс Циник? – поинтересовался Гидеон, когда они присоединились к гостям, спускающимся по трапу. Его рука коснулась ее спины, и по коже девушки пробежали мурашки, хотя ночь была очень теплой.
   – Нет.
   – Никогда? Не тогда, когда она рискует потерять голову.
   – Не думаю, что ты испытаешь недостаток в партнершах. – Рядом с ними вот-вот могла вспыхнуть ссора. – А пока тебя не ангажировали, найди Даррена и попроси его получше смотреть за своей новой девушкой. – И Джози поторопилась встать между двумя женщинами, чтобы защитить подружку невесты и принять на себя прямой удар слева.
   Если бы на ней были ботинки, ничего не случилось бы, но высокие каблуки подвернулись, и она рухнула на пол как подкошенная.
   – Джози! – Гидеон провел пальцами по ее щеке. – Похоже, синяк будет приличный.
   – По крайней мере, он не достался подружке невесты, – пробормотала она. – С ней все в порядке?
   – У нее потекла тушь. Надеюсь, это не смертельно?
   Джози фыркнула:
   – Ладно, прекрати. Лучше помоги мне подняться.
   – Обопрись на мое плечо… – Однако вместо того, чтобы помочь ей встать, он подхватил ее на руки и куда-то понес.
   – Гидеон! Отпусти меня… Твоя спина…
   – Ничего с ней не случится. – Он толкнул ногой кухонную дверь. – Ты же сама говорила, что все это результат стресса. И благодаря тебе его больше нет. – И крикнул: – Давайте сюда колотый лед!
   Пол колол лед и раскладывал его по пакетикам, а Гидеон с предельной осторожностью прикладывал эти пакетики к ее щеке. Он отказался от помощи Кристал, которая прибежала узнать, что произошло.
   – Ах, мне жаль, что все так вышло…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация