А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Монументы Марса (сборник)" (страница 74)

   – А ты что сказал?
   – Ты знаешь, что я плохо говорю, очень плохо говорю, совсем не знаю слов, такой вот тупой гомо-шимп, я сказал, что Лидер хорошо, Лидер сильный.
   – А девушка красивая? – спросил Второй.
   – Не твое дело, – сказал я. – Будешь в лесу, отыщешь себе еще красивее.
   – Сейчас идет совещание, – сказал Барри. – Надо идти послушать.
   – Боюсь, что сегодня ничего интересного не узнать, – сказал я. – Они обсуждают, как разместить гостей и что приготовить на банкет.
   – Может, тогда я схожу? – спросил Барри.
   – Нет, я сам, – сказал я. День был ответственный, и я не мог доверять даже старине Барри.
   Я выбрался через окно, поднялся по ветви винограда на крышу и прополз до окна комнаты совещаний.
   Все эти маршруты были проверены поколениями гомо-шимпов, и если мы далеко уступаем людям в интеллекте, то, к счастью, не разучились лазить по деревьям, так как законы леса в нас куда сильнее, чем законы города, и двухсот лет слишком мало, чтобы наша кровь и мышцы забыли о прошлом. Я не знаю, кто был первым, пробравшимся скрытым снаружи желобом к окну комнаты совещаний. Это было, наверное, много лет назад, когда какой-то гениальный гомо-шимп понял, что разум его развит настолько, что лучше научиться утаивать от людей то, что проснулось в нас, – сознание собственной исключительности.
   Люди окружили нас тончайшими приборами. Людям кажется, что любой всплеск мысли, любое движение чувств тут же будет отражено самописцами и биофонами. И они совершили ошибку – они построили весь этот мир по своему образу и подобию, они старались сделать и нас по своему образу и подобию. Но природа оказалась сильнее. Связи в мозгу, реакции, блокировка центров мозга – все это зиждется на иных, чем у людей, правилах. Мы это поняли, когда обнаружили, что, доверяясь показаниям приборов, люди судят о нас ложно.
   И с тех пор по мере того, как мы развивались, подчиняясь людским приборам и жестоким экспериментам, которые были направлены не только на то, чтобы развить наш мозг, но и на то, чтобы лишить нас приватности, чтобы мы всегда и при всех обстоятельствах ели, спали, думали, действовали, любили, размножались только на глазах, под контролем, мы учились скрытности, учились обманывать приборы – мы не второсортные люди, не уроды, мы новая раса – гомо-шимпы!
   Я подобрался к комнате совещаний вовремя. Как раз разговор шел о моей персоне. Выступала Формула.
   – Он становится невыносим, – щебетала она. – И оказывает дурное влияние на остальных особей.
   Ах, подумал я, как они избегают слова «животное»!
   – Конкретнее, – сказал доктор Вамп.
   Если выделять из числа людей наиболее положительных «особей», то доктор, безусловно, относится к таковым. Может, потому, что он ведает лечебницей и зачастую выступает против излишне жестоких экспериментов – он лишь лечит, и у него добрые руки.
   – Сегодня к нам поступила новая самочка, – сказала Формула.
   И перед моими глазами возник сладостный образ девушки, пугливо прижимающейся к ногам детины из управления заповедников.
   – Я попросила Джона помочь мне.
   – Джон не вызывает во мне доверия, – сказал Батя, директор института.
   – Но он очень развитое «существо», – сказала Формула. – И часто нам помогает. Обезьянка очень боялась. Наверное, мы вдвоем справились бы с ней, но тут из кустов выскакивает этот Лидер и бросается на животное. По-моему, он хотел надругаться над зверушкой.
   Формула была близка к слезам. Черт побери, подумал я, за какое чудовище она меня принимает!
   Неожиданно Формула получила подкрепление от Скрыпника, заведующего хозяйством.
   – Он становится диким зверем, – сказал толстый Скрыпник. – Он вчера забрался на склад и распотрошил половину запасов. Я не представляю, как мы будем устраивать банкет.
   Я внутренне улыбнулся. Операцию на складе проводили мы с Дзиттой и двумя молодыми ребятами. На первое время нам будут нужны сгущенное молоко, кое-какие консервы. Но похищение пришлось обставить в форме бандитского налета. Иначе бы оно вызвало подозрение.
   – Пора его отдавать в зоопарк, – сказала Формула. – Если он и мутант, то регрессивный. Обыкновенная обезьяна. Опасность для большого эксперимента.
   – А что вы скажете, доктор? – спросил директор.
   – Я воздержусь от выводов, – сказал доктор. – По моим наблюдениям, Лидер – здоровый индивидуум, обладает авторитетом в стае.
   – Вот именно – в стае, а мы стремимся создать общество! – воскликнула Формула.
   – А что вы думаете? – директор обратился к заведующему контрольно-измерительной лабораторией – моему главному противнику, которого мы не без успеха водили за нос, зная, когда нужно изгнать из головы все мысли, кроме мыслей о еде.
   – Уровень интеллекта невысок… – Контрольщик углубился в свои записки, извлекая их из карманов, раскладывая на столе, путая мои данные с данными других гомо-шимпов, и в результате запутал все настолько, что директор остановил его. Затем он спросил мнение других специалистов. Все были единодушны. Я хулиган, плохо влияю на молодежь, и от меня надо избавиться.
   С одной стороны, мне все это было приятно слушать, потому что это значило – я их провел. С другой – любому разумному существу обидно, когда его хотят отправить в зоопарк.
   – Подытоживаю, – сказал директор. – Лидера готовить к отправке. В полной тайне. Созвонитесь с зоопарком в Сухуми, оттуда есть запрос. Полагаю, что лучше всего это сделать нынче ночью. Теперь перейдем к другим заботам. Во сколько прилетает рейсовый с гостями?
   – В семнадцать тридцать, – сказал Скрыпник. – Мы его паркуем на запасном поле, машина большая.
   Об этом флаере я знал. Он прилетит из Австралии. Остальные гости будут слетаться на малых машинах. Нам нужен именно этот флаер.
   Ну что ж, мне можно было уходить. Я узнал две важные вещи.
   Во-первых, время не терпит. Если мы сегодня вечером не сделаем задуманного, ночью меня тайком, подло, предательски люди отправят в зоопарк. Второе – нужная нам машина с половины шестого будет стоять на запасном поле – удивительная удача! Запасное поле окружено лесом, и подходы к машине скрыты зеленью.
   Я спустился в сад.
   С некоторой грустью я смотрел на пруд, на спортивную площадку, на классные комнаты. Никогда я уже не увижу этого мира, в котором я вырос, осознал себя и свой долг перед расой.
   Ну что ж, всему на свете бывает конец, вспомнил я чьи-то слова. Даже сказке бывает конец.
   В спальне меня ждали.
   – Все в порядке, – сказал я. – Флаер прилетает в семнадцать тридцать. Стоит на запасном поле.
   Моя информация была встречена возгласами радости.
   О решении отослать меня в зоопарк я говорить не стал. Недоброжелатели, а их немало даже в маленьком сообществе, сочтут меня эгоистом, спасающим свою шкуру.
   Мы наблюдали сверху, как съезжались гости. Так как уже наступал вечер, а юбилейные торжества состоятся лишь завтра, то с гомо-шимпами гости пока не должны были встречаться. Лишь идиот Джонни, конечно, шастал между приезжими, фотографировался с ними и говорил банальности, которые поражали гостей, как поражает заявление попугая: «Попка дурак, сам дурак».
   Еще засветло с большими предосторожностями мы перетащили из лесных тайников поближе к флаеру некоторую часть грузов. Мы не намеревались в Большом лесу, на берегах Конго, становиться дикими животными. Мы забирали с собой и учебные микрофильмы для детей, и запас голокассет, кое-какие приборы и инструменты – в общем, начиналось великое переселение маленького народца. Народца, которому надоело быть подопытным кроликом. И который обрел вождя в моем лице.
   Вечером в саду зажгли иллюминацию. Подъезжали все новые гости, под яблонями Скрыпник поставил длинные столы с закусками. Перед сном к гостям вывели малышей, которые хором спели песню «В лесу родилась елочка, в лесу она росла». Гости умилялись.
   Я тайком проверил, все ли нужные замки сломаны.
   Темнело. Все было готово.
   Хорошо бы они не догадались оставить стражу у большого флаера.
   Флаер мне понравился. Он был в самом деле велик, я на таком еще не летал, никто из наших не летал. Но мы знали, как работает автоматика. Мы полетим низко, они хватятся, когда мы будем уже над Африкой.
   Луна была ущербной, так что мы двигались свободно, почти не прячась. По крайней мере, здесь люди с нами не могут сравниться.
   Все стихло. Лишь из окон гостиницы и дома сотрудников, отданного гостям, доносились голоса и песни. Тем лучше, пускай веселятся. Завтра их ждет большое разочарование. Некого им будет демонстрировать.
   – Слушай, – спросил я мудрую Дзитту, – мы берем Джонни или оставляем?
   – А ты как думаешь?
   – Я бы его оставил людям в утешение.
   – Я с тобой согласна. Тем более что с нами он не будет счастлив. Он привык к комфорту, а мы от него отказываемся.
   Третий привел детей. Детей сопровождали матери, дети были сонные и капризничали.
   Мы быстро посадили их во флаер. Как хорошо, что люди столь самоуверенны, что даже не оставили у него никакой охраны, даже запереть его толком не сумели.
   Дзитта пересчитала гомо-шимпов.
   – Шестьдесят четыре «особи», – сказала она с улыбкой. Она умела копировать Формулу.
   – Все? – спросил Барри. Он уже поднялся внутрь. Он будет вторым пилотом.
   – Стой! – сказал я. – Мы же ее забыли!
   – Кого? – не поняла Дзитта.
   – Девушку, которую привезли сегодня. Неужели ты хочешь, чтобы она досталась Джонни?
   – В лесу ты найдешь невесту и получше, – попытался поддразнить меня Третий.
   Я так зарычал на него, что он шустро залез во флаер и, полагаю, будет молчать до Африки.
   – Не делай глупостей, – сказала Дзитта, – ты переполошишь весь институт.
   – Нет, – сказал я твердо. – Устраивайтесь удобнее. Я скоро буду.
   Большими прыжками я помчался к изолятору.
   Как назло, дверь была заперта. Я подошел к окну. Окно было непробиваемым, ничем его не возьмешь.
   С той стороны из темноты на меня смотрели большие прекрасные глаза девушки. Она понимала, что я пришел к ней. Она расплющивала о стекло свои большие губы, как бы зазывая меня. Глупая, милая, неразумная тварь.
   В два прыжка я оказался на крыше. Отвинтить вентиляционную решетку было делом двух минут. Я спешил, я представлял себе, как волнуются мои соплеменники. Без меня мог начаться бунт, ведь зачастую лишь моей железной волей удавалось удержать их в повиновении.
   Вот наконец решетка летит в сторону.
   Но кто-то идет по дорожке.
   Пришлось лечь, прижаться к крыше.
   Я почуял запах Джонни. Этого еще не хватало. Я чуть не рассмеялся! Романтическое приключение! Соперник во тьме!
   Я услышал, как этот недоумок стучит в стекло, вызывая девушку. Жуткая ревность обуяла меня. Но что делать? Затевать с ним драку? Тогда мне в голову пришла рискованная идея.
   – Кто здесь шляется? – спросил я громким басом, подражая директору. – Немедленно спать! Иначе отправлю в зоопарк.
   Мой розыгрыш подействовал. Раздались быстрые шаги – Джонни перетрусил и покинул поле боя.
   Теперь следовало спешить втройне. Меня могли услышать. Особенно я не выносил сторожевого робота, который, правда, вступает на вахту лишь после полуночи. Мы хотели его сломать, но, разумеется, природное наше легкомыслие победило – забыли.
   Я проник в вентиляционный люк. Там было тесно.
   Я загудел, призывая девушку. Она поняла. Протянув вниз руку, я нащупал ее нежные длинные пальцы.
   Я помог ей выбраться на крышу.
   Она доверчиво последовала за мной.
   Какое счастье! Она всем своим видом, каждым движением говорила: «Ты мой избранник».
   «Ты у меня еще научишься говорить», – подумал я.
   У флаера начиналась паника. Я исчез, указаний нет. Дзитта еле удерживает все мое воинство внутри. Барри накинулся на меня с упреками. Я передал ему барышню, а сам быстро прошел к креслу пилота.
   – Внимание! – сказал я. – Всем занять места. Матери, держите детей. Мы спешим. Нас ждут леса Африки. Нас ждет свобода!
   Через стекло я кинул прощальный взгляд на институт. Некоторые окна еще светились. Старинное здание, построенное по моде XX века, темной громадой поднималось над деревьями.
   Я провел рукой над пультом, мысленно включая автоматику. Загорелись огоньки на пульте.
   Я набрал код – я знал, как это делать. Направление… Загорелась карта Северного полушария. Я нашел на ней Конго. Дотронулся указкой до нужной мне точки. Дал старт. Флаер быстро пошел вверх.
   Сзади верещали ребятишки.
   Институт провалился в темень.
   Огни на земле тускнели. Мы пронзили редкие облака. Машина поворачивалась, ложась на нужный курс.
   Я смотрел на карту передо мной. Тонкая зеленая полоска – наш маршрут – начала расти и изгибаться к югу. Я задумался.
   Неожиданно я почувствовал прикосновение.
   Я обернулся. Моя возлюбленная стояла рядом. Она хотела быть со мной.
   Я улыбнулся ей.
   – Мы в безопасности, – сказал я Барри, который сидел в соседнем кресле. – Они нас не догонят.
   – Они могут поднять машину с аэродрома на пути.
   – Вряд ли, – сказал я. – Они до сих пор не хватились. А если и хватились, то не догадаются, куда мы делись.
   И в этот момент зловеще вспыхнул экран связи.
   Первым моим движением было желание спрятаться, скрыться от глаза экрана. Я пригнулся.
   Ахнул рядом Барри.
   Но потом я понял, что скрываться нет смысла. Лучше встретить опасность лицом к лицу.
   На экране было лицо директора института. Батя был серьезен.
   – Лидер, – сказал он, – я знаю, что ты здесь.
   – Я здесь, – сказал я, выпрямляясь. – И вы можете убить нас, но вы не сможете остановить нас.
   – Лидер, – сказал Батя, – может, ты хочешь, чтобы наш разговор был без свидетелей? Тогда скажи Барри, чтобы он ушел.
   – Хорошо, – сказал я.
   – Я останусь, – сказал верный Барри. – Я не боюсь.
   – Директор прав, – сказал я. – Выйди. У тебя длинный обезьяний язык.
   Барри обиделся. Он медленно вылезал из кресла, ворчал что-то. Девушка оробела, она смотрела на меня, на директора, который ее не замечал. Он знал, что она ничего не понимает. В отличие от многих других директор знал всех нас в лицо.
   Я протянул руку – пилотская кабина невелика – и закрыл дверь.
   – Что вы хотите сказать? – спросил я. – В чем ваш ультиматум?
   – Это не ультиматум, – сказал директор, – а только информация.
   – Прошу. – Я отчаянно трусил. Против меня был весь мир – три миллиарда людей.
   – Лидер, вот уже несколько лет, как мы осознали, что приборы наши не дают объективной картины вашего состояния. Мы не сразу и не единодушно поняли, что наш Эксперимент удался. Удался даже более, чем мы на то рассчитывали. Двести лет работы накладывают стереотипы поведения на экспериментаторов. Мы закоснели. Но когда мы поняли, что загнали вас, наших младших братьев, которым мы дали разум, не спрашивая их разрешения, в тупик, привели к необходимости таиться…
   – Вы давно это поняли?
   – Давно.
   – Почему вы тоже таились?
   – Потому что не могли прийти к общему мнению, потому что неизвестно было, как продолжать Эксперимент, потому что надо было передавать ответственность за него тем, кто вырос у нас на глазах… Это сложно. Может быть, со временем мы сядем с вами, Лидер, и обсудим эту проблему за чашкой чая.
   Я понял, что впервые за двести лет к шимпанзе обращаются на «вы».
   – Простите, – сказал я твердо, сжимая руку девушки, – но мы не вернемся. Опыты кончились!
   – Да я же не спорю! – ответил директор. – Хотя мне, честно говоря, жаль с вами расставаться. Я прожил рядом с вами двенадцать лет. Ты был еще младенцем, когда я пришел в институт.
   – Я помню, – сказал я. – Но мы не вернемся.
   – Летите, вас никто не задерживает. И учтите, что в багажном отделении флаера лежит запас продуктов. Вы же взяли очень мало, а прежде чем вы освоитесь, детям нужна калорийная пища.
   – Значит, вы все знали! – И вдруг я понял, что это удар. Удар по моему самолюбию, по моему тщеславию, по моей тайне…
   – Не расстраивайтесь, – сказал директор. – Это не умаляет ваших заслуг. Вы сделали не меньше, чем весь институт. Я говорю искренне.
   Я знал, что он не притворяется. У нас, гомо-шимпов, куда лучше, чем у людей, развита интуиция. Мы еще многому можем людей научить.
   А директор как будто угадал мои мысли.
   – Я надеюсь, что вы сможете нас многому научить. И поэтому нам надо было расстаться. Вовремя. Вы нашли выход, которого не могли найти мы.
   – И сегодняшнее заседание с решением отправить меня в зоопарк…
   – Было частично инсценировано. Мы уже давно знаем, что вы подслушиваете все наши совещания.
   – И Формула? – Этого я не мог вынести.
   – Доктор Пименова не в курсе, – улыбнулся директор. – Она бы никогда не согласилась отпустить вас в тропический лес, где вся вода некипяченая.
   – Ничего, – сказал я с облегчением, – с ней остался ее любимый Джонни.
   Дверь сзади открылась. Я обернулся. Там торчали встревоженные морды Дзитты и Барри.
   – Все в порядке, – сказал я. – Полет продолжается.
   Я протянул руку, чтобы отключить связь, и понял, что экран связи погас.
   – Это был директор? – спросила Дзитта. – Чего он хотел?
   – Он требовал, чтобы мы вернулись, – сказал я твердо. – Но я ему отказал. Полет продолжается.
   На морде Барри было восхищение. Я победил самого директора.
   Дзитта сощурилась. Не поверила. Но промолчит.
   Я погладил по голове девушку.
   «Не буду я учить ее говорить, – подумал я. – Наш разговор с директором следует оставить в тайне. Президент республики гомо-шимпов должен быть вне подозрений».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [74] 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация