А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Монументы Марса (сборник)" (страница 66)

   4

   Андрюша Бессонов, с которым я учился в одном классе, сказал мне решительное «нет». Он поднял меня на смех. Он объяснил мне снова, что я не смогу вернуться обратно. И совершенно неизвестно, что представляет собой альтернативная Земля, в которой предусмотрено мое появление через десять лет.
   Я жал на то, что я совершенно одинок. Что никто не спохватится. Что никто не узнает. Что пора ему переходить к экспериментам с людьми, потому что иначе его машина времени останется лишь теоретической конструкцией, а это обидно.
   В конце концов Андрюша Бессонов догадался, но догадался неверно.
   – Ты болен? – спросил он очень серьезно.
   – Болен, – сразу согласился я.
   – И это… они отказались дать тебе надежду?
   – Я надеюсь, что через десять лет они мне помогут, – сказал я. – Доктор уверяет, что вопрос создания лекарства – месяцы.
   Андрюша поверил мне. Ему нужно было логичное и разумное объяснение моему странному желанию. Неизлечимая болезнь была единственным объяснением, которое его могло удовлетворить. Но он снова мне отказал.
   А потом почти согласился. И не знаю, что было важнее – его желание помочь мне, учившемуся с ним в одном классе, или страсть ученого. Ему в самом деле безумно хотелось отправить человека в будущее. Ведь он был изобретателем машины времени.
   В результате я сделал это без его разрешения, вроде бы обманув его. Категорически запретив мне приближаться к машине, он показал, как она действует и что надо сделать, если уйти на десять лет в будущее.
   Я не стал прощаться с ним. Я просто пошел поглядеть на «место времени» вблизи – и провалился в темень…

   5

   Я спускался к реке по улице, огражденной глухими заборами, которые порой нехотя раздвигались, чтобы дать место одноэтажному фасаду в три окна. Улица повернула под прямым углом, и неожиданно я увидел внизу реку.
   Улица круто стремилась к берегу, к пристани, а затем, на том берегу, так же круто поднималась наверх и пропадала в лесу. Город переплеснул реку, но сил его хватило только на два десятка домов.
   Пристань была внизу, я видел ее красную крышу. Под обрезом крыши было название «Мочалки». Название меня удивило, потому что город назывался иначе. Но слово «Мочалки» было знакомо.
   Возле пристани толпились люди, стояли фургоны, автобус.
   Снимали кино.
   Я знал, что снимают кино, потому что специально шел туда. И знал, разумеется, что действие будущей комедии происходит в городке «Мочалки». Такого городка нет. Я его сам придумал – маленький чудаковатый город. Но обыкновенность вывески и обыкновенность самой пристани заставили меня забыть, что городок «Мочалки» пять лет назад родился в моем воображении, а надпись – плод трудов художника киногруппы.
   И когда я осознал, в чем дело, я улыбнулся от благодарности к художнику, который так нечаянно обманул меня и заставил на минутку поверить в собственную выдумку.
   Розинский, режиссер фильма и мой приятель, ждал меня у видеокамер, которые полукругом осадили площадку.
   – Ну, как? – спросил он меня, надвигаясь круглым животиком. – Ты себе это так представлял?
   – Не так, – сказал я, – но мне нравится, как ты себе это представляешь.
   Сейчас он потянет меня в сторонку, подумал я, и начнет жаловаться на группу, на качество видеокассет, на Викторию, на директора. Удивительный человек. Мы с ним снимаем пятую картину, пятую картину он работает с той же Викторией, с тем же директором и все равно подозревает их в неуважительном к себе отношении, в снисходительности, даже в презрении.
   – Пошли к монитору, – сказал Розинский вместо жалоб. – Поглядим материал, который до обеда снимали.
   Мониторы стояли в комнате начальника пристани, которую тот освободил для группы, хотя сам из любопытства остался и сидел теперь за пустым столом.
   Оператор крутил дубли сразу на двух мониторах. Второй брал сцену под прямым углом к главному. Катер на воздушной подушке причаливал к пристани, с него сходили пассажиры. Старик Поляковский крутил головой, разыскивая в толпе свою невестку. На секунду его взгляд задержался на высокой плотной девушке с темно-рыжими волосами, непослушными, даже буйными, скрепленными сзади резинкой. Оператор дал ее крупный план, и я увидел, что у нее ярко-зеленые глаза.
   – Это кто? – спросил я. – Я ее не знаю.
   – Это не актриса, – сказала Виктория. Могучая седовласая Виктория. Как она изменилась за те годы, что мы работаем вместе! – Это местная, из массовки. Розинский от нее без ума.
   – Это я от нее без ума! – сказал оператор. – С такими данными давно надо в Москву.
   – Ее не уговоришь, – вздохнул Розинский. – У нее хозяйство, мать больная. Жених скоро из армии вернется.
   Когда мы кончили смотреть материал, то оставили второго оператора корректировать световую гамму снятых кадров, а сами вышли на теплый вечерний склон. Приехал оркестр, который должен был играть на проводах героя.
   Я поймал себя на том, что кручу головой в поисках девушки с зелеными глазами. Ее не было.
   – Где же ваша находка? – спросил я Розинского. Он сразу догадался, о ком речь.
   – Надя? – сказал он. – Честно говоря, почти уверен, что Виктория с ней расплатилась и отправила ее домой. Сейчас проверим.
   Розинский поднял руку, и тут же рядом возник администратор. «Ну и вышколил группу мой давний друг, – подумал я. – Когда ты начинал свою первую картину, администраторы тебя просто не замечали».
   – Миша, – сказал Розинский, – вчера у нас такая рыженькая работала. Надя…
   – Виктория Олеговна сказала, что больше ей приходить не нужно.
   – Вот видишь, как я их всех знаю. – И тут же Розинский обернулся к Мише-администратору и приказал: – Чтобы немедленно отыскать – и на площадку.
   – Но Виктория Олеговна…
   – Я сказал.
   Миша бросился к своему «жигуленку» – розовому, тридцать шестой модели, недавно купил. Я догнал его.
   – Миш, я с тобой.
   – Пожалуйста, – сказал он. Он ничего не понял. Он спросил: – Вас по дороге в гостиницу завезти?
   – Нет, я с тобой к Наде.
   Миша не осмелился перечить. Сам Николай Дмитриевич, маститый, заслуженный, лауреат, пожелал! Им, великим людям, дозволены маленькие причуды.
   Надя жила в двухэтажном доме на окраине. Он каким-то чудом остался здесь, хотя всех соседей его уже снесли. От одиночества дом казался молчаливым и пустым. Маленькая седая женщина с нервным, видимо, вечно озабоченным лицом обернулась к нам.
   – Надю! – сказал бесцеремонный Миша.
   – Не будет она больше сниматься, – буркнула сердито женщина. У меня было такое ощущение, что я ее когда-то видел. Хотя, скорее всего, просто знаю этот тип женщин. – Ей заниматься нужно. Опять провалится в институт.
   – Только на один день, – сказал Миша. – По личной просьбе режиссера. Видите, даже наш автор приехал. И вообще ей прямая дорога в кино.
   В этот момент Надя вышла из дверей. Мне показалось, она была уверена, что за ней должны были приехать и позвать. Нет, она не была накрашена или как-нибудь особенно одета. У нее была очень белая, в веснушках кожа. И волосы ее были не то чтобы рыжими, а очень густого, темного медного цвета. Она знала силу своего взгляда. Она внимательно поглядела на меня.
   – Николай Дмитриевич. Знаменитый писатель, – поспешил представить меня Миша. В иной ситуации я бы одернул его. Но что поделаешь, пускай Надя слышит именно эти слова.
   – Я знаю, – сказала Надя. – У меня ваша книжка есть. А Виктория Олеговна сказала, что в моих услугах она больше не нуждается.
   Она удачно скопировала голос Виктории и даже надменную – графскую – каменность ее лица. Миша хихикнул:
   – Сам Розинский просит.
   – Мама, – сказала Надя, – я буду вечером.
   И пошла к машине.
   «Как она естественна! – подумал я. – Как она правильно садится в машину».
   В машине она поглядела на меня оценивающе. Гожусь ли я в знаменитые писатели?
   – Я думала, что вы старый, – сказала она.
   – Я и так немолодой, мне скоро пятьдесят будет.
   – Никогда не дашь, – сказала Надя. – Вас, наверное, в автобусе еще молодым человеком называют? Молодой человек, передайте билет. Правильно?
   – Еще называют.
   – Режиссер кажется старше вас.
   – Только кажется.
   – Я вообще считаю, что молодым девушкам нечего делать со своими сверстниками. Скучно до ужаса. Мужчина должен иметь опыт.
   Это были не ее слова. Наверное, из какого-нибудь кинофильма. Она положила ногу на ногу, колени у нее тоже были белые.
   – Я совсем не загораю, – заметила она мой взгляд. – Обгораю и снова белая. Даже обидно, как будто в отпуске не была. Вы мне завтра книжку свою подпишете?
   – Обязательно.
   Мы приехали. Розинский ждал, не начинал без Нади. Не потому, что она была ему нужна, а потому, что таким образом устанавливал свою безграничную власть в группе. Виктория дулась, но молчала.
   Надя прошла к толпе провожающих главного героя так, словно была единственной звездой на площадке. Роли у нее никакой не было, но я заметил, как вторая камера периодически замирала на ее крупном плане.
   Был перерыв. Поехали за кассетами, конечно, не рассчитали и забыли запас в гостинице. Надя отыскала меня на берегу.
   – Мне этот Сема надоел, – сказала она.
   – Кто?
   – Сема, оператор. Он меня сегодня в кино звал. Операторы ничего не решают, правда?
   – В чем?
   Она не ответила. Продолжала, словно не слышала:
   – У нас кино идет интересное, индийский фильм, в двух сериях. Вы не смотрели?
   Глаза ее были настойчивыми, чистыми.
   – Не люблю индийские фильмы, – сказал я.
   – Я тоже не люблю, – сказала Надя слишком быстро. – Они такие примитивные. Но иногда хочется развлечься и ни о чем не думать.
   – Надя! – закричал Розинский. – Ты куда ушла? Начинаем.
   – Зовет, – сказала она. – Обратил на меня внимание. Говорит, что у меня данные.
   Она отошла к группе. Но недалеко. Остановилась и спросила:
   – А вы специально к речке отошли?
   – Нет, – удивился я.
   Она засмеялась низким сочным смехом.
   А я понял, что специально отошел к реке, надеясь, что она подойдет ко мне.
   Этого еще не хватало, рассердился я на себя. Знаменитый писатель. Сколько ей лет? Двадцать, не больше. Девушка хочет в кино. Девушка совершенно не представляет, что это такое. Она думает, что это и есть красивая жизнь. Ей все говорят: ах, у тебя удивительные глаза! Ах, какие волосы! Понятно, почему сердится Виктория: непозволительно острое внимание со стороны мужчин. Я поглядел наверх. Виктория стояла, ждала Надю, но смотрела на меня. Как мне показалось, с осуждением.
   На следующий день мне надо было уезжать.
   Перед поездом я зашел на площадку. Посмотреть, как будут снимать. А может, взглянуть на Надю. Может быть. Вчера я уехал раньше других, был зол на себя, устал как собака. Уехал, пока снимали, лег спать.
   Я знал, что Наде делать на площадке нечего. Но почти не сомневался, что она придет.
   Она меня увидела, когда я шел по улице.
   Она сидела, болтала с оператором Семой.
   Сразу поднялась и пошла мне навстречу.
   – Вы вчера ушли, даже не попрощались, – сказала она с осуждением. Как будто я нарушил обещание ждать ее.
   – Устал.
   – А я в кино ходила. С Семой. Ужасная тоска эти индийские фильмы.
   У Нади были губы очень нежного розового цвета.
   – Как вы думаете, – спросила вдруг Надя, – у меня есть шансы поступить во ВГИК? Или в театральное училище?
   – А почему ты хочешь?
   – Я обязательно поступлю, – сказала Надя. – А вы мне поможете?
   – Как же я вам помогу?
   – Ну, у вас связи, вас все знают. Вот я книжку принесла, подпишите.
   Пока я подписывал книгу, а она корректировала надпись: «Напишите лучше – «Дорогой Наде», так лучше», подошел Миша, сказал, что машина ждет.
   Надя взяла книгу, спрятала в сумочку.
   – Что вы ей написали? – спросил Миша.
   – Не твоего ума дело. – Надя четко разбиралась, кто ей может помочь в Москве, а кто ей не нужен.
   Но Миша не обиделся. Пошел к машине.
   – Вы верите, что я поступлю? – спросила Надя.
   – Убежден, – искренне ответил я.
   – Я в Москве вас найду. Мне даже вашего телефона не надо. Осенью приеду.
   Потом она протянула мне руку, как послушная девочка.
   – Не уходите еще. Я вам тоже подарок приготовила.
   Она извлекла из сумочки елочную игрушку, таких давно уже не делают. Петушок из давленого картона, позолоченный.
   – Если увидимся в Москве, – сказала она серьезно, – я вас по петушку узнаю.
   – Николай, ты с ума сошел! – крикнула Виктория. – На поезд опоздаешь.
   Я побежал к машине. От машины оглянулся. Надя стояла, приветственно подняв руку. Очень белую руку.
   В поезде я снова расстроился. Попытаюсь объяснить почему. Мне скоро пятьдесят лет. Формально я вроде бы достиг многого. Меня знают, печатают, снимают. И если я завтра умру или улечу на Марс, то, полагаю, еще долго будут говорить о моем тоне, моей стилистике, моем видении мира. А если честно – добился ли я того, чего хотел? Нет, ничего не изменилось. Двадцать лет назад я писал лучше, хоть многого и не умел. Сейчас я на площадке, с которой путь только вниз. Поэтому мое общение с тщеславной и прямодушной в своей целенаправленности Надей было ложью. Не видела она меня. Видела только имя на обложке книги или в титрах фильма. Улыбаясь, превратила меня в ступеньку, по которой можно подниматься к заветной вершине. А в сущности, никому я не нужен и ничего не стою… Я полез в карман, достал золотого петушка. Он был потерт на краях. Видно, много раз его доставали из коробки и вешали на елку. Узнает она и без петушка. Я положил петушка обратно в карман, и пальцы нащупали что-то еще. Я вытащил это что-то. Оказался снова картонный позолоченный петушок. Второй. Я положил их рядом на колени.
   Фантастика, подумал я. Петушки размножаются.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 [66] 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация