А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальное убийство" (страница 1)

   Питер Джеймс
   Идеальное убийство

   Мартин Ричардс, начальник полиции графства Суссекс

   1

   Мысль убить жену пришла в голову не в результате внезапного озарения. Виктор Смайли практически никогда не действует по мгновенному побуждению. Он тщательно планирует, поочередно обдумывая каждый ход.
   Шаг за шагом, шаг за шагом.
   Фактически принимает любое решение лишь после досконального рассмотрения любого возможного варианта. Это бесит до чертиков его жену Джоан. Почти так же бесит, как мужнин храп. Она шутит, что в один прекрасный день на его могильном камне выбьют девиз: «Шаг за шагом». И добавляет, что он, видимо, будет и умирать шаг за шагом.
   В сорок три года Виктор – диабетик с заметным брюшком и редеющими волосами, зачесанными на проплешину длинной прядью. Сорокалетняя Джоан – толстушка с двойным подбородком. При первом знакомстве она признала его привлекательным и энергичным. Он в ней увидел ходячее олицетворение секса.
   Живут они в тихом квартале Брайтона в маленьком доме, примыкающем одной стеной к соседнему, откуда через плотную застройку открывается вид на зеленые холмы Южного Даунса, вздымающиеся вдали. Когда оба супруга дома, они почти всегда скандалят. Если не между собой, то с соседями.
   Виктор был на ножах со всеми, с кем когда-либо жил по соседству. И это среди многого прочего бесит Джоан. Она практически каждый день ссорится с мужем по самым разным поводам. Вчера ругала его за покупку огромного телевизора, который занял половину гостиной, а он еще сильнее ругал ее за микроволновку стоимостью в целое состояние. По его мнению, старая еще послужит.
   Вечером вспыхнул новый конфликт из-за ее намерения обновить пол на кухне. Прежний его вполне устраивает. Не так долго жить осталось.
   Ночью снова повздорили из-за храпа. Раньше Виктор никогда не храпел. Теперь Джоан его расталкивает почти каждую ночь, упрекает и объявляет, что лучше было бы спать со слоном. Все чаще и чаще уходит в свободную комнатушку, чтоб хоть чуть-чуть соснуть. Вылезает из постели, накинув на себя одеяло, сворачивается калачиком на жесткой односпальной кровати.
   Они познакомились в джазовом танцевальном кружке в брайтонском церковном зале, когда Виктору стукнул двадцать один год. Он учился на компьютерных курсах в техническом училище, жил с овдовевшей матерью. Джоан работала диспетчером в службе такси, жила с родителями. Один приятель известил Виктора, что в танцевальном кружке полно классных телок. Подружка известила Джоан, что в танцевальном кружке запросто можно найти подходящего парня.
   Виктор показался вполне подходящим, несмотря на определенную робость и неуклюжесть на танцплощадке.
   – У тебя обе ноги левые, – подшутила Джоан, когда он пригласил ее на очередной тур.
   «А у тебя классные сиськи и обалденные ноги», – мысленно заявил он, стараясь не вжиматься в нее окаменевшим членом.
   Джоан сочла его забавным, милым, очень симпатичным. Есть в нем какая-то искорка. Пожалуй, удачный выбор. Плевать, что отец назвал его лентяем, а мать утверждает, что у него жадный взгляд.
   Виктор сроду не видел такой потрясающей девушки, как Джоан. Девушка прямо с обложки глянцевого журнала. Подростком он наклеивал такие обложки на стены и пускал сладострастные слюни. Конечно, он оценил и ее широкие плодовитые бедра. Когда Джоан согласилась прийти на свидание, он никак не мог в это поверить. Познакомившись позже с ее родителями, Виктор внимательно присматривался к матери. Прочитал где-то, что каждая женщина с возрастом все больше и больше походит на мать. Ничего страшного. Мать почти в пятьдесят аппетитная. Беспокоиться нечего. Мать с дочерью отвечают всем требованиям.
   В день свадьбы Джоан представляла себе Виктора будущим влиятельным бизнесменом. У них будет четверо детей – два мальчика и две девочки. Они будут жить в огромном доме с плавательным бассейном. Виктор представлял себе, что Джоан и через двадцать лет останется стройной, будет с ним дважды в день бешено кувыркаться в постели. Дети тоже неплохо, пока не слишком отягчают жизнь, и особенно сексуальную.
   В итоге он застрял в карьерном тупике, они оба застряли на девятнадцать лет в скромном домике, детей нет и не предвидится. Живут с рыжим котом по имени Грегори. Кот к обоим относится неприязненно.
   Джоан не желает примириться с мыслью, что это навсегда. Обоим плохо. Разве это жизнь?
   Они практически ни в чем не согласны. Каждую ночь злобно спорят, закрыть окна или открыть. Он не может спать в духоте, она не может заснуть в холоде.
   Хуже всего походы в ресторан. Ужины по субботам, давно ставшие ритуалом, все больше и больше пугают Джоан. Она всегда старается зазвать другую пару, чтобы не сидеть за столиком с глазу на глаз с Виктором, но из-за непрерывных супружеских пикировок все друзья и знакомые отвалились со временем. За исключением Теда и Мэдж, У которых тоже нет других друзей и знакомых.
   В каждом ресторане Виктор долго читает меню, требует подробных объяснений у официанта, после чего, как правило, заказывает то, что в меню не указано. Почти всегда одно и то же: креветочный коктейль и стейки с жареной картошкой. Фактически все бывают довольны. Но и в китайских ресторанах, обожаемых Джоан и Мэдж, и в индийских, до безумия обожаемых Тедом, Виктор упорно заказывает распроклятый коктейль из креветок и стейки с жареной картошкой. При отказе бормочет сквозь зубы расистские замечания.
   – В ресторане обязаны подавать то, чего дома не подают, – громко провозглашал он, подмигивая Теду, подталкивая локтем Мэдж, добавляя: – Позор, что в меню нет орального секса, которого я дома тоже не получаю!
   – Для нас это не проблема, правда, детка? – ухмылялся Тэд, крепко тиская под столом бедро жены.
   Та заливалась румянцем и с гордостью провозглашала:
   – Мой Тед просто гадкий маньяк.
   Джоан краснела, извинялась перед официантами, желая добавить: «Мне стыдно приходить сюда с этим жирным, лысым и самодовольным ничтожеством с безобразным зачесом на лысину, в кричащем костюме с жутким галстуком. Правда, когда я за него выходила, он был симпатичным и стройным…» Впрочем, она никогда не осмелилась бы на такую тираду.
   Вместо этого шипела на мужа:
   – Попробуй что-нибудь другое для разнообразия. Хоть раз отважься!
   – Зачем, если мне нравится именно это? – неизменно спрашивал Виктор. – Зачем пробовать то, что может не понравиться? Вдруг я завтра умру?
   Дай-то Бог, чаще и чаще думала про себя Джоан.
* * *
   То же самое с книгами и с телевизором. Виктор читает одни детективы и смотрит одни детективы. Любимый герой – Шерлок Холмс. Каждый рассказ о Шерлоке Холмсе читан и перечитан, каждый кинофильм и телесериал просмотрен и пересмотрен. Лучший исполнитель роли Шерлока, по его мнению, – Бэзил Рэтбоун. Именно тот мужчина.
   У Виктора есть твердое мнение по любому вопросу, включая вождение автомобиля. Он никогда не разговаривает за рулем, без конца объясняя, как это опасно.
   – Притормози, – приказывает ему Джоан.
   – Заткнись, – огрызается он. – Мне мешает твоя болтовня. Это очень опасно.
   Дома Виктор курит сигары, почему-то не видя в них никакой опасности, утверждая, что вредны не сигары, а сигареты, отмахиваясь от возмущенных замечаний, что у него изо рта воняет, как из пасти огнедышащего дракона. Прежде, когда они любили друг друга, для нее это значения не имело. Она называла его ненасытным развратником, признавалась, что любит запах дыма. В дальнейшем воскресные утра, когда он с пятницы не брился, стали поистине невыносимыми. Все равно что заниматься любовью с дикобразом, наглотавшимся огня.
   Ни одна хорошенькая девчонка из брайтонского салона «Киска» не упрекает Виктора за табачную вонь изо рта. Они с большой охотой угощают его всеми разновидностями орального секса, которого он всегда жаждет, привязывают к спинке кровати, хлещут кнутом, называют гадким-прегадким мальчишкой.
   После каждого визита в салон он едет домой, заползает в постель к спящей жене, которая с каждым днем прибавляет в весе, читает очередной детективный роман, обдумывает просмотренные днем сайты о ядах и видит во сне счастливое будущее.

   Первую работу Виктор получил в фирме в окрестностях Брайтона, которая выпускала краски для автомобилей. Среди прочих химикатов в процессе производства использовался смертельный цианид. Однажды, допоздна задержавшись, он украл пузырек с ядом. Много лет прятал его в садовой сторожке среди банок со средствами от сорняков и прочего хлама.
   В последнее время, окончательно пресытившись семейной жизнью, посиживал там, глядя на пузырек и мечтая пустить его в дело.
   Таким образом, мысль об убийстве жены вызревала не день, не неделю, не месяцы, а два с лишним года. Не знал Виктор лишь того, что Джоан два с лишним года планирует убить его.

   2

   Если бы Виктор был повнимательней, то заметил бы признаки. Они накапливались шаг за шагом.
   Совместная жизнь дала трещину из-за того, что Джоан не смогла родить ребенка. Они долго старались, получая взаимное удовольствие. Потом пошли по врачам, которые объявили, что слизистые оболочки ее яичников отторгают сперму Виктора. Оба обвиняли друг друга. Она его обзывала неполноценным, презрительно замечая, что у настоящего мужчины член работает подобающим образом. Он насмешливо отвечал, что полноценной женщине не требуются шестьдесят пять миллионов сперматозоидов, хватит и одного.
   Занимались они любовью все реже и реже, потом вообще перестали, только по утрам в воскресенье, и то не каждую неделю.
   Виктор искал утешения в салоне «Киска», Джоан завела любовника. Когда мужа не было дома, налегала на шоколад и пирожные с кремом, иногда допьяна напивалась белым вином по специальной цене, которое приносила с работы из супермаркета.
   Первым признаком появления в ее жизни другого мужчины была новая прическа. Но Виктор поначалу ее даже не замечал, стараясь пореже смотреть на толстевшую жену.
   Сидел с банкой пива перед телевизором под кислым взглядом кота. Смотрел, как мисс Марпл раскрывает убийство в доме викария. Джоан пришла, села рядом, читая излюбленный макулатурный любовный роман. Он добрых полчаса раздумывал, что изменилось в ее внешности, но так и не разобрался.
   Потом в голове что-то щелкнуло. Нет больше длинных темных волос, которые он видел со дня их свадьбы девятнадцать лет. Их сменила современная стильная стрижка бритвой. На его замечание, что она выглядит мужеподобно, Джоан ответила, что он ни хрена не смыслит в моде.
   Второй признак – покупка нового белья – тоже был упущен до подведения баланса на кредитной карточке в конце месяца. Дорогое шелковое белье. Затем последовали наряды, каждый месяц отмеченные на их кредитке. Точнее сказать, на его кредитке, за все платится его деньгами. Она получает сущие гроши за повременную работу кассиршей в супермаркете. Он обругал ее за расходы, она сообщила, что решила заняться благотворительностью, отдавая долг обществу. На собраниях надо прилично выглядеть.
   Бесконечные собрания проводятся каждый вечер. По ее утверждению, ради общего блага. Ради помощи обездоленным и несчастным. Поэтому она все чаще задерживается допоздна. Оставляет готовые блюда в микроволновке, пока он смотрит любимые детективы и спортивные передачи. И очень хорошо. Только в счетах нет ничего хорошего.
   Она тратит больше, чем он зарабатывает, поэтому приходится пополнять недостачу из сбережений. В долгосрочной перспективе этого не планировалось. Деньги копятся не на покупку новых тряпок, а для осуществления гораздо более важных планов.
   Джоан уверяла, что супругам полезно иметь разные интересы, любовно поглаживала его по голове, разрешала смотреть телевизор, пока она спасает мир.
   Сначала Виктора все устраивало, кроме ее расходов. Он дослужился до менеджера по компьютерным технологиям в компании «Стэнли Смит и сын», которая занимает девятое место в Англии по производству ячеечных коробок для яиц. Теперь, когда Джоан занята по вечерам, можно, выйдя из офиса, праздно выпить пару пинт пива, выйти с курящими собутыльниками, подымить, от души поболтать.
   Напиваясь дважды в неделю для храбрости, он заскакивал в «Киску» рядом с Силвуд-стрит, быстренько с кем-нибудь перепихивался и шел домой. В ожидании писка микроволновки измерял содержание сахара в крови, делал вечерний укол инсулина. Потом с большим удовольствием пересматривал сериал с Пуаро или с инспектором Морсом.
   В салоне «Киска» его все сильней привлекала стройненькая Камилла с пышной гривой белокурых волос. Она призналась, что сбежала в Брайтон от своего дружка Каспара, который ее бил. Виктор слушал признания в крошечной комнатке на кровати с розовыми простынями, с пришпиленным к стене прейскурантом (мастурбация, хлыст, секс по полной программе, оральный за особую плату), с квадратным телевизором, где крутятся порнофильмы. Однажды, лежа с ней рядом после десятиминутного сеанса, объявил, что хочет помочь.
   Камилла объявила, что он ей нравится. С таким мужественным мужчиной она себя чувствует в безопасности. Виктору было очень приятно. Джоан не признает его мужественным.
   Хочется дать Камилле больше денег, чтобы она начала в Брайтоне новую жизнь. Хочется оградить ее от бугая Каспара. И для себя спланировать новую жизнь вместе с ней.
   Перед каждым оральным сеансом Камилла рассуждала о будущей райской совместной жизни. После каждого сеанса Виктор увеличивал чаевые.
   В результате усугубились финансовые заботы. Уже приходится напрягаться, выплачивая взносы по ипотеке на приобретение дома. Из-за растущих потребностей Джоан давно превышен банковский кредит. Она слишком много тратит в последнее время на соблазнительное белье, на новые наряды и парикмахеров. До сих пор особых проблем не возникало благодаря услужливому банковскому менеджеру, который оказывал всяческое содействие после случайной встречи с Виктором в салоне «Киска». Теперь его уволили, а новый менеджер с глубоким сожалением объявил, что кредит исчерпан полностью, ничего не поделаешь. Никаких больше денег.
   Придется выбирать – либо реже посещать салон, меньше платить Камилле, либо не позволять Джоан пускать деньги на ветер.
   Безусловно, не бином Ньютона.
   Виктор закрыл общую кредитную карточку, не поставив в известность жену. Вернувшись домой в тот вечер, она с порога заорала, что карточку не приняли в обувном магазине и ей никогда в жизни не было так стыдно. Обозвала жирной ленивой задницей. Мама с папой были абсолютно правы, чертовски глупо, что она их не послушала.
   Виктор не обращал внимания, глядя по телевизору очередную экранизацию Агаты Кристи. Интересно, что будет, если влить в чай цианистый калий? Будет ли Джоан в агонии корчиться на полу вроде актрисы, умирающей в данный момент на экране?
   Он только не догадывался, что Джоан тоже мысленно видит его в агонии.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация