А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последний наказ" (страница 6)

   – Гонец из-под Владимира прибыл – старший ключник, тот, с кем они вчера договаривались о ночлеге, дышал тяжело, как загнанный – Беда, братие… Пал стольный город Владимир, позавчера еще пал. А вчера, похоже, и Суздаль взяли.
   Ратибор смотрел на старого ключника, и видел все, как сквозь текучую воду. Все… Вот теперь все…
   Он обернулся, взглянул в огромные, сухие глаза княгини Лады.
   – Собирайся, госпожа моя. Уходим быстро.
   – Куда вы? Солнце почитай зашло, ночь вот-вот… Да и ворота уже закрыли, поди! – всполошился старый ключник.
   – Закрыли – откроют! – отрубил витязь.
   – Не откроют – старик был тверд – Еще вчера открыли бы. А нынче… Никакого серебра не хватит, Ратибор Вышатич. Ибо мертвым серебро ни к чему.
   Витязь сгреб старика за рубаху – тот часто задышал.
   – Пойми и ты меня, старик. Нельзя нам ждать. Завтра… Завтра татары тут будут. Уж ты мне поверь.
* * *
   – …Едрить твою в дышло и в кочерыжку, и во все дырки!!! – подвел итог переговорам с городской стражей Ратибор, не желая более сдерживаться.
   – Проваливай! – калитка караульного хода захлопнулась с железным лязгом. Некоторое время витязь стоял, тупо глядя на окованную железными полосами низенькую дверцу. Покосился на стоявшую чуть поодаль княгиню, оглаживающую коней.
   – Прости меня, госпожа – сокрушенно произнес витязь, подойдя вплотную – Хреновый из меня философ. Не убедил.
   – Погоди-ка, Вышатич – княгиня направилась к двери в караулку – Сейчас я… Да не иди за мной, прошу тебя!
   Ратибор, чуть поколебавшись, остановился. Издали увидел, как постучала княгиня, как открылось окошко. Спустя минуту открылась и дверца. Еще чуть, и молодая женщина идет обратно. Заскрипела, отваливая, створка ворот.
   – Поехали, Вышатич – Лада вскочила в седло, без лишних слов направляясь к воротам. Витязь ошарашенно последовал за ней.
   Когда тяжелая створка с гулом захлопнулась за ними, и послышался скрежет задвигаемого бруса-засова, витязь не выдержал.
   – Как удалось тебе, госпожа моя? Я им десять гривен предлагал…
   – А я просто попросила. По-человечески.
* * *
   – Ну вот и Волга, госпожа моя.
   Восток едва светлел, и гладь замерзшей реки призрачно белела перед двумя всадниками. Витязь пристально вглядывался вдаль, силясь различить детали в темной массе леса на том берегу.
   – А где Ярославль, Вышатич? – тихо спросила княгиня.
   – Ярославль там – Ратибор махнул рукой куда-то направо – Токмо мы пойдем в другую сторону.
   Он снова помолчал.
   – Сегодня нам надо пройти как можно больше. Возможно, после это будет трудно. Первое, что сделают татары – заступят все торные пути.
   Ратибор послал коня вперед, держась правого берега. Подуставшие за ночь кони недовольно всхапывали, но шли-таки довольно бодрым шагом, невзирая на глубокий снег. Мешки с припасами колыхались за спиной, переметные дорожные сумы висели на луке седла. Возможно, и правда следовало взять запасных коней?
   Да, еще в Ижеславле князь советовал ему взять подменных коней, легче везти пожитки, но Ратибор твердо отказался. Серка и Игреню он выбрал из-за их особого качества. Они никогда не ржали, если находились вместе. А это по нынешним временам самое главное. Не хватало еще, чтобы на призывное ржание какой-нибудь мохноногой татарской лошаденки красавец-конь, застоявшийся в княжеских конюшнях на богатых хлебах, ответил звонким ответным ржанием.
   Прошел час, другой, а они все так же двигались в сером сумраке. День выдался хмарный, и оттого казалось, что рассвет никак не наступит. Витязь поймал себя на мысли, что хорошо бы, если бы ночь продолжалась бесконечно, до самой весны. Вон бывалые люди говорят, что в далеких полуночных странах так бывает зимой – солнце не показывается, только заря зажигается и снова гаснет…
   Ратибор думал. Надо сделать привал, найти тут укромное место, подальше от реки. Нет, разбойников сейчас опасаться вряд ли стоит, все разбойники сейчас попрятались в страхе, угадав своим разбойничьим, звериным чутьем, что от этого зверя пощады не жди… И еще надо пройти сегодня днем хотя бы верст семьдесять, тогда можно будет считать, что оторвались от погони. Ночами татары не ходят, стало быть, к Ростову подойдут только после полудня. Да задержатся под городом, пусть ненадолго… Стало быть, к Волге выйдут уже завтра, не раньше. Да по глубокому снегу не разгонишься… А вот если пойдут наперерез?
   Он покосился на княгиню. Выглядела она бледно, суточный отдых с банькой напрочь съела ночная дорога. Вот и еще одна проблема…
   – Устала, госпожа моя?
   – Есть такое, Вышатич – без улыбки подтвердила молодая женщина.
   – Потерпи чуток – витязь чуть улыбнулся – Скоро привал устроим. Вот подале отойдем…
   И снова копыта месят глубокий, уже покрытый слежавшейся коркой февральский снег. Да, это здесь, на открытой всем ветрам реке, снегу почти по колено, а в лесах сейчас…
   Они остановились на привал в очень удобном месте – высокий ельник на выдающемся в пойму Волги мыске был густ и непроницаем для постороннего взгляда, и в то же время позволял наблюдать все, что делается на реке.
   – Ты уж не взыщи. Огня зажигать не будем, дым нас выдаст.
   – Я поняла.
   Кони уже хрупали овсом, насыпанным в торбы. Витязь навалил елового лапнику, сколько смог, поверх постелил попону.
   – Отдохни, госпожа моя. Я покараулю.
   Княгиня слабо, благодарно улыбнулась.
   – Раскисла я, Вышатич?
   – Ну что ты. Ежели бы так-то все бабы держались… Так, пожалуй, и мужиков не надо было бы в дружину брать.
   Ну вот, наконец-то. Улыбнулась, и улыбка на диво вышла – словно солнышко мелькнуло среди серых туч.
   – Ох и философ ты, Вышатич…
   Он внезапно насторожился, вглядываясь из-под мохнатых еловых лап. На реке показался обоз, идущий вниз по реке. Саней тридцать, не меньше, да с конной охраной. Ох, дурни…
   – Кто там, Вышатич? – княгиня выглядывала сзади.
   – Обоз купеческий. Не знают они ничего, али жадность выше жизни у купчин. Проскочить надеются…
   – Не знают, должно. Предупредим?
   Витязь уже собрался выйти из укрытия, чтобы предупредить купцов о сложившемся положении, но его опередили. На заснеженную гладь реки густо посыпались всадники на низкорослых лошадках, и окрестности огласились многоголосым воем. Купцы и верховая охрана заметались, обоз сбился в кучу. Кое-кто схватился за оружие, но это, очевидно, было бесполезно – нападающих была тьма-тьмущая, и они уже стреляли на скаку. Еще спустя несколько мгновений обоз окружили, тускло засверкали кривые сабли. Похоже, все…
   – Вот и они. Быстро, однако… Уходим, госпожа.
   Серко и Игреня недовольно всхрапнули, когда их законный обед был грубо прерван, но голоса не подали – ну, молодцы… Еще спустя пару секунд двое путников исчезли в чащобе, ведя коней в поводу, уходя подальше от реки.
   Они пробирались довольно долго, покуда не забрели в самую гущу, где сугробы вперемешку с валежником были уже по грудь.
   – Здесь станем, госпожа – витязь начал разгребать снег, откидывая лежалые ветки в кучу – Сюда не сунутся. Переждем.
   – И что дальше, Вышатич? – княгиня озиралась.
   Ратибор подумал.
   – Все, госпожа. Отныне торные дороги нам заказаны. Теперь по тропам пойдем. Ночами, токмо ночами.
   – Не понял ты меня, Ратибор Вышатич – княгиня бледно улыбнулась уголком рта – Я спрашиваю – что дальше?
* * *
   … Они пробирались уже которые сутки, двигаясь по ночам, в неверном лунном свете. Двигались молча, бесшумно, выбирая самые глухие окольные тропы. Впереди призраком скользил Ратибор, за ним в шести шагах следовала молодая княгиня. На ночлег останавливались в глухомани, где не всякий медведь решился бы устроить свою берлогу. Ратибор действительно знал эти места, как свои пять пальцев, князь не ошибся в выборе. Огня они теперь не разжигали, чтобы запах дыма не выдал. Первое время витязь опасался, не занедужит ли княгиня. Но молодая, здоровая женщина держалась.
   Она вообще держалась отменно, княгиня Лада. Молча и быстро исполняла его команды. Молча ехала сзади на своей Игрене, совсем бесшумно – не всякий витязь в княжьей дружине мог похвастать такой выучкой.
   Нет, Ратибору и раньше доводилось видеть, как молодая княгиня скачет наперегонки, звонко смеясь навстречу ветру, и далеко не всякие молодые боярчата могли тягаться с нею. Старухи ворчали – не дело княгине носиться на коне, как сорванцу из ночного, блюла бы степенность… Но князь очень любил свою суженую, и не говорил ни слова. Хочет скакать на коне – пусть ее. Лишь бы звучал в княжьем тереме звонкий девичий смех.
   Но одно дело проскакать пару верст наперегонки, чтобы потом соскочить на поляне, где уже расстелены вышитые скатерти, ломящиеся от яств, и совсем другое – из ночи в ночь бесшумно скользить в зимнем морозном мраке, чтобы днем забыться чутким, тревожным полусном под грудой меха, где-нибудь под корявым выворотнем в чащобе леса. И уважение к своей госпоже у витязя все возрастало. Единственно, чего старался избегать Ратибор – глядеть в ее глаза, где холодным донным льдом стыла безнадежность.
   Они продвигались теперь медленно, запас овса в дорожных мешках стремительно таял, и хочешь не хочешь – приходилось думать, как выйти к людям.
   …Первое, что почуял витязь – запах гари. Он принюхался, с силой втягивая воздух – точно, не так давно пожар лютовал, вчера или позавчера.
   – Держись след в след, госпожа моя.
   По мере продвижения запах гари все усиливался, и наконец между деревьями показалось то место, где еще совсем недавно стояла довольно крупная деревня. Именно то место – поскольку самой деревни больше не существовало. Ратибор долго вглядывался в развалины. Обгорелые развалины еще не подернулись белым снежком, но дымков над ними уже было не видать. Похоже-таки, третьего дня пожарище…
   И ни звука. Ни единого звука. Страшней, чем на кладбище.
   – Поедем отсюда, госпожа моя…
   Княгиня вновь бледно улыбнулась уголком рта.
   – Думаешь, в других меслах не то? Ты сам сказал давеча – привыкать нам надо.
   Витязь крякнул. Ладно…
   – Будь по-твоему. Поглядим.
   Деревня была выстроена в две нитки, то есть по обе стороны проезжей дороги, огороды и поля уходили к лесу. Витязь поморщился – открытое место…
   Откуда-то вывернулась кошка, глянула на проезжавших дикими глазами.
   – Кис-кис… – машинально позвала кошку княгиня.
   Но несчастное животное, похоже, напрочь утратило всякое доверие к людям. Без звука кошка метнулась куда-то в кусты, пропала.
   – Слышь, Вышатич… – похоже, молодой женщине было невтерпежь молчать, такую жуть навевала мертвая деревня – У нас тут один калика перехожий был летом… Помнишь, такой кудлатый, а на самой макушке гуменцо? Из Афона шел…
   – Был такой – подтвердил Ратибор, припоминая.
   – Так вот он говорил – первейший признак скончания времен, это когда кошки от людей бежать станут. Собаки не то, собака есть раб, и с хозяином до конца пойдет, хоть и в пекло, а кошка…
   Она не договорила. Поперек дороги валялась окоченевшая голая женщина, с распоротым животом и отрезанными грудями. А рядом на колу поломанной изгороди был насажен грудной младенец. А вон еще…
   Княгиня издала сдавленный звук, перегнувшись с седла, сползала наземь. Ратибор соскочил, не дал ей упасть. Женщину рвало желчью, буквально выворачивая наизнанку.
   – Прав ты был, Вышатич, а я дура… – отдышавшись, слабым голосом заговорила Лада – Поехали отсель…
* * *
   И снова кони месили глубокий снег, осторожно ступая, и Ратибор то и дело отводил в сторону ветви, перекрывающие лесные тропы, выглядывая путь. Пару раз ветер доносил до них запах гари, и они обходили то место по широкой дуге – оба уже поняли, что после татар искать нечего.
   Витязь думал. Надо уменьшить порции коням, тогда, пожалуй, до Твери дотянем… Надо…
   – Что это, Вышатич?
   Они как раз выбрались на большую лесную прогалину, очевидно, оставшуюся в чаще после лесного пожара. Над лесом, далеко впереди поднимался громадный темный гриб дыма.
   – Это Тверь, похоже – помолчав, как обычно, ответил Ратибор.
   – И Тверь тоже… – княгиня закусила губу. Ратибор встретил ее взгляд, и содрогнулся.
   – Куда теперь, Вышатич?
   – На Торжок – вздохнул Ратибор – Попробуем.
   Про Тверь он старался не думать. Какой смысл? Теперь надо думать о том, где и как раздобыть корм для коней. Потому что до Торжка им овса не хватит, как ни экономь.
* * *
   Зябкий зимний рассвет застал их в пути, и не было времени хорониться в чащобе. И места здешние Ратибор знал уже не так хорошо. И порушенная лесная деревенька выглядела настолько безлюдной, будто не люди построили ее, а выросла она сама, подобно лесным деревьям.
   На околице деревушки торчали стога сена, немалая редкость по нынешним временам. Надо же, не растащили поганые. Далеко стоит лесная деревушка-весь от торных дорог, поленились тащить сено из лесной глухомани.
   Они недвижно стояли на опушке леса, укрытые лапами мохнатых елей. Ратибор искоса, краем глаза наблюдал за княгиней. Тонкое лицо – хоть сейчас на икону! – исхудало, и огромные черные глаза занимали едва не половину. Сколько может держаться женщина, без горячей пищи, отсыпаясь в снегу, без огня?
   – Котелок не потеряла ли, княгиня? – Ратибор попытался улыбнуться, и удивился – губы не раздвигались, словно стянутые. Отвык улыбаться за эти дни.
   Она взглянула на него. Видать, ее губы тоже не очень-то слушались хозяйку, но она справилась с ними, и улыбка получилась на диво – несмелая, но так, будто мелькнуло меж свинцовых туч яркое солнышко.
   – Я сварю доброе варево, Ратибор Вышатич. Только чур, дрова твои…
* * *
   – … Нет ли другого чего, Вышатич? Там вон, на взгорке, вроде изба получше была.
   Княгиня стояла, нерешительно оглядывая убогое жилье. Низенькая дверь – не дверь, прямо лисий лаз – выбита, на обычной в таких крестьянских домах войлочной петле висит обломок неструганной корявой доски. На земляном полу и того хуже, какие-то черепки, щепки, тряпки неопределенного цвета. Вместо печи – яма в полу. На низкой балке – рукой достать можно! – прокопченной соломенной крыши висят какие-то веревки, на стенах развешаны там и сям пучки трав. Да уж, не княжий терем…
   – Не можно туда, госпожа моя. Здесь мы, почитай, невидимы. Изба в землю зарыта выше крыши, да по балке можно отойти куда хошь, хоть вправо, хоть влево. А на юру в случае чего и деться некуда.
   – Здесь колдунья жила, Вышатич – княгиня зябко передернулась – вон, смотри, травы да обереги колдовские…
   Да, верно. Ратибор уже и сам понял, что они очутились в логове местной деревенской колдуньи. Но что это меняло? Одна неглубокая балка, уходящая обеими концами в гущу леса, перевешивала все прочее.
   Ратибор быстро натаскал хвороста, которого во дворе была навалена целая куча. Видимо, колдунье было не под силу валить лес, и не могла она позволить себе купить крепкие смолистые поленья. Так что пробавлялась сбором сушняка, благо лес – вот он.
   Покончив с устройством очага, витязь спустился в балку, где из земли бил незамерзающий родничок. Зачерпнул воды из маленького оконца, заросшего инеем, как боярин шубой – только глаза и видать.
   Он уже поднялся к хате, мимоходом проведав коней – хлева или там сарая у колдуньи не было, и коней они привязали к завалинке, прямо за стеной землянки, со стороны балки, куда и выходила дверь – как вдруг пригнулся, слившись со стеной.
   Из недалекого леса выезжали конные. Разумеется, татары, он уже видел их меховые малахаи и слышал гортанные непонятные разговоры, до него долетали отдельные выкрики и смех.
   Ратибор стремительно нырнул в лаз землянки. Госпожа княгиня старательно раздувала огонь, стоя на коленях, совала в костерок сухую бересту. Витязь без лишних слов вылил в очаг воду из котелка, разом порушив все труды княгини.
   – Татары, госпожа. Собирайся тихо.
   Ратибор сунул ей котелок, а сам приник к узкому волоковому оконцу. Да, местная колдунья понимала толк. Сквозь узкую щель можно было обозревать все, что делалось в деревушке и на дороге к лесу, оставаясь самому незамеченным. И в случае чего незаметно улизнуть через дверь, выходящую прямо на склон балки. Впрочем, чему удивляться? Колдуньи, они от века бывали хитрые. Ратибор еще раз похвалил себя за удачный выбор позиции.
   Процессия между тем вытягивалась из лесу. Татары гарцевали на своих мохнатых лошаденках, без опаски перекликаясь и смеясь. Ратибор считал их – один, два, три… А это еще что?!
   Из лесу выкатывались сани-розвальни, одна за другой. Санями правили закутанные в рваное тряпье бесформенные фигурки, в которых витязь не сразу признал женщин. Другие женщины сидели на санях сбоку, нахохлившись.
   Татары, гортанно смеясь, начали заворачивать обоз к стогам. Один взмахнул нагайкой, взвизгнула женщина. Новый взрыв смеха, перемежаемый нерусской речью.
   «Как дома у себя» – Ратибор почувствовал прилив ненависти и тут же постарался загасить его. Гнев – плохой помощник, голова должна быть ясной.
   «За сеном прибыли. Видать, позорили все вкруг городов, теперь и по закоулкам шарить начали»
   Ратибор еще думал, а глаза уже пересчитали врагов. Восемнадцать. Все верхоконные, все при луках. Уходить надо немедленно.
   – Готова я, Вышатич – княгиня уже стояла, подпоясанная, брови собраны в нитку.
   Руки Ратибора между тем натягивали тетиву на лук. Вот интересно, как это поганые умудряются столь долго держать свои луки натянутыми, и не слабеют они? Или все же прямят их ночами?
   – Держи, госпожа моя – Ратибор протянул ей лук – мало ли…
   Свой лук он натянул с трудом, наступив ногой. Славный лук сделал мастер Лесина, тяжеловат, правда. Но за прицельную дальнобойность в пятьсот шагов можно простить и большее.
   Он еще раз глянул в волоковое оконце и похолодел. Двое конных татар отделились от остальных. Они гнали перед собой двух женщин, смеясь и щелкая нагайками. Женщины тащили котел на палке. Неподалеку от стогов взвилась в небо струйка дыма. Не оставалось сомнения – татары собирались славно пообедать, покуда русские бабы будут метать сено и налаживать возы. Эти направлялись сюда, за водой. Значит, знают места.
   Плохо, ох, плохо.
   – Госпожа – прохрипел Ратибор – не уйти нам так просто.
   Он едва сделал жест, и княгиня поняла без слов. Змейкой выскользнула наружу. Честное слово, ежели бы у него был такой понятливый оруженосец – медовыми пряниками кормил бы.
   Витязь тоже выскользнул в дверь. Поймал отчаянный взгляд огромных черных глаз.
   – Не уйти нам, Вышатич…
   Ратибор сделал над собой немыслимое усилие, и губы наконец поддались. Он улыбнулся.
   – Нет, госпожа. Это им не уйти.
   Что-то дрогнуло в глазах княгини. Она несмело улыбнулась в ответ. Вот интересно, как это получается у нее, будто солнышко из-за туч выглядывает?
   – Бей первого – уже шепотом сказал Ратибор.
   Все правильно. Первого из засады всегда бить легче. Первый враг – просто мишень. А вот второй – уже противник.
* * *
   Они вывалились из-за угла, взметая снег конскими копытами. Щелкали устрашающе плети-нагайки, и две женщины с затравленным взглядом, одетые в лохмотья, проваливаясь в нетронутый снег выше колена, тащили казан, втягивая головы в плечи. Ясно, по воду пришли.
   Должно быть, первый татарин не успел понять, что с ним произошло. Смех оборвался, из горла всадника торчала стрела, прошедшая навылет. Он рухнул мешком, не выпуская из рук нагайки.
   Второй татарин, возможно, что-то понял перед смертью. Вот только что? Во всяком случае, рот он успел открыть ровно настолько, чтобы туда влетела ратиборова стрела.
   Трупы врагов еще падали, а Ратибор уже рвал из руки одного нагайку. И когда успел, ежели сам не заметил?
   – Стоните, бабы – прохрипел витязь, а нагайка уже щелкала, как будто и не меняла хозяина – Насильничают вас поганые, ну!
   Вот интересно – все ли русские бабы такие понятливые, когда припрет, или это только им попались такие сообразительные? Во всяком случае, столбняк длился не более, чем надо нищему, чтобы перекреститься. Затравленное выражение в глазах сменилось отчаянной решимостью, сквозь которую просвечивала сумасшедшая радость, как будто пришел Избавитель, который вот буквально сейчас перебьет всех поганых, всех до единого.
   Ратибор вдруг поймал себя на том, что широко улыбается, и притом без всяких усилий. Конечно, ему не под силу перебить все орды Батыя, но вот этих самых он перебьет. Нет у него другого выхода. Если хоть один уйдет, подмога явится очень, очень быстро. Поэтому лечь должны все, все до единого.
   И выходит, для этих вот баб он и есть настоящий Избавитель.
* * *
   Нагайка перестала щелкать. Бабы стонали и плакали, как будто взаправду их насиловали грязные вонючие степняки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация