А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прошедшая сквозь небеса" (страница 11)

   Дина подавила нервный смешок. Люди даже на другой планете люди. Нашли время для пикировки…
   Длинный силуэт лодки возник под аркой, явно разворачиваясь в грот. Двое мужчин сидя работали шестами, четверо торчали среди тюков. Дождавшись, когда лодка вплывёт в грот, Клик-Клак сложил руки рупором и рявкнул что есть мочи.
   – Стоять!!
   Двое гребцов разом осели на дно, побросав шесты вдоль бортов. Лодка теперь приближалась, плывя по инерции, совсем медленно. Над упругим надувным бортом возникли блескучие полоски, и лишь спустя пару секунд Дина осознала, что так выглядят арбалетные дуги в фас.
   – Кто такие? – гулко прозвучал под сводом пещеры встречный возглас.
   – Приличные раханы таких вопросов тут не задают, – голос Клик-Клака был ровен и чуть насмешлив, но девушка всё-таки уловила в нём дрожь.
   – Я задаю, и мне обычно отвечают, – голос с лодки, напротив, ни малейшей неуверенности не излучал. Двое гребцов, осмелев, вновь принялись за дело, впрочем, на всякий случай не высовываясь чересчур из-за бортов судна. – Встали все! Самострелов и пукалок у вас нет, очевидно, так что вежливость ваше единственное оружие.
   – Как насчёт винтовки? – Клик-Клак высунул из-за баррикады ствол.
   – Винтовочку мы конфискуем, пожалуй. Или ты хочешь сказать, что намерен здесь пальнуть? Не смеши.
   – Стоять, я сказал! – контрабандист клацнул затвором. – Помираем вместе или как? Считаю до двух. Раз…
   – Два! – уже откровенно насмехаясь произнёс оппонент с приближающейся лодки.
   Клик-Клак нажал на спуск, и под сводами пещеры щелчок ударника прозвучал неожиданно отчётливо.
   – Демоны! – выругался контрабандист, вновь передёргивая затвор.
   – Эй-эй, ты, припадочный! – голос с лодки враз утратил всю самоуверенность. – Не дури, слышь?! Всё, мы табаним!
   Шесты упёрлись в грунт, останавливая судёнышко, подобравшееся к баррикаде уже на какие-то сорок шагов.
   – Так-то лучше! – уже вполне серьёзно заговорил Клик-Клак. – Сожалею, ребята, но место занято. Вам придётся подождать… впрочем, мы уже уходим. Кстати, насчёт самострелов – это вы удачно заглянули, очень удачно.
   – А вот это ….. …. …! – на сей раз коммуникатор смог справиться с переводом лишь первой части предложения. – Если ты тут ошиваешься, то знаешь, сколько стоит каждая такая игрушка. Стреляй уже, полудурок!
   – А разве я говорил насчёт «даром»? – удивился Клик-Клак. – Мы намерены приобрести у вас эти игрушки, ребята. Всё по-честному.
   – Чего даёшь? – голос в лодке тоже стал деловит и сосредоточен.
   Посопев, контрабандист достал откуда-то из внутреннего кармана крупный прозрачный кристалл, вспыхнувший льдистым огнём.
   – Лови!
   Сверкающая искра пролетела над тёмной водой и упала в лодку.
   – Ха! Годится! – теперь голос оппонента явно выражал интерес. – Но это за один!
   – А ты хотел аванс сто процентов? Самострел брось ближе к берегу, там, где вы торчите слишком глубоко.
   Один из мужчин в лодке встал во весь рост и с размаху запустил арбалет в сторону «полуострова» с баррикадой на краю.
   – Давай ещё!
   Второй и третий акты обмена прошли аналогично первому.
   – Всё, хватит! – осадил вошедших во вкус коллег Клик-Клак. – Теперь осталось вам покинуть пещеру и отплыть выше по течению… Надеюсь, глупостей не будет?
   – С таким психом проще не связываться, – лодка уже пятилась к выходу. – Я так и понял, с верхов идёте. Мой тебе совет, коллега – не бери там товаром, попроси, чтобы тебе мозги подлечили!
   – Ладно-ладно, решим вопрос! – хмыкнул Клик-Клак, стягивая с себя одежду.
   Дождавшись, пока лодка с «коллегами» скроется из виду, контрабандист полез в озеро, как медведь. Воды в месте падения самострелов оказалось по грудь, и спустя пару минут все три «игрушки» были на суше.
   – Собираемся, быстро, – скомандовал контрабандист, и двое раханов без лишнего звука кинулись к лодке, одним толчком спустив судёнышко на воду. – Так и не подкачали лодку… на ходу придётся…
   – Ты мог нас всех убить, – напряженным голосом произнёс Джанго. – И её тоже!
   Клик-Клак передёрнул затвор и нажал на спуск – раздался сухой щелчок.
   – Старый трюк, но против дурней вроде тебя срабатывает безотказно. Поясняю для совсем уже полных жрецов. Для того, чтобы патрон попал в патронник, магазин нужно вставить на место до упора. До конца, а не слегка, понял?
   Дина осторожно вертела в руках инопланетянский арбалет. Аппарат был разряжен – тетива спущена, стрелы в ложевом канале нет. Короткая дуга голубоватого металла, гладко отполированное массивное ложе… что-то тут не то… и рычажок с кольцом вместо нормального спускового крючка… прямо ножницы какие-то…
   Она направила оружие в сторону от спутников и осторожно нажала на торчащий снизу рычажок. Никакой реакции. Тогда Дина сунула палец в кольцо, повела его вперёд, стараясь приладиться поудобнее. Арбалет враз ожил – с тихим шипением тетива встала на боевой взвод, откуда-то из ложа выскочила короткая металлическая стрела. Вот как… вот это да…
   – Аккуратней, – контрабандист мягко, но решительно отнял у девушки оружие. – Предохранителя тут нет, и спуск неудобный, не под человечью руку… чуть нажал и готово.
   – Так он самозарядный, что ли? – глупо спросила Дина.
   – Десять стрел в магазине, взвод сжатым воздухом… – мужчина был мрачен. – Только пальцем шевели туда-сюда…
   – Что-то не так, Клик-Клак? – прямо спросила девушка. – Ты чем-то расстроен?
   – Ну ещё бы не расстроен, – отозвался Кёркир. – Три Кристалла Удачи за три самострела… Не горюй, Клик-Клак, они тоже стОят…
   – Где стОят?! – ещё угрюмей возразил контрабандист. – Очнись уже! Мы плывём в Страну Дождя! Водяные исправный товар назад не берут! А неисправного у них не бывает…
* * *
   – … Отследить каждую щель, каждый камень. Значит, только два выхода в этих местах?
   – Нам известны два, господин, – местный особист ткнул пальцем в карту. – Здесь и вот здесь. Причём второй – просто дыра, туда с грузом не протиснуться. Но нет никаких гарантий, что далее в джунглях нет ещё промоин, ведущих в Лабиринт.
   – Можно подумать, каждому контрабандисту известны все без исключения промоины и дыры, – хмыкнул начальник Тайной службы. – Не стоит стараться думать за всех, господин Дригц. Я не прошу от вас невозможного, господа офицеры, но на своём участке Границы упустить преступников вы не можете. Мне кажется, детали вы тут продумаете самостоятельно, не так ли, господин капитан?
   – Так точно, господин Эалак, – командир заставы пригладил рукой непослушные волосы. Вдали от господина гранд-командора капитан утратил вид клинического идиота, в глазах проступила усиленная работа мысли. – По пять часовых на каждый выход придётся выставить… даже по шесть, пожалуй. Бойцы потерпят, не так это долго… Можно даже с форта снять оба пулемёта для надёжности – всё-таки в джунглях сидеть придётся… Но если высунутся, не уйдут.
   – Ну и замечательно, – чуть улыбнулся начальник Тайной службы, однако глаза оставались холодными. – Можно и пулемёты, отчего ж… на твоё усмотрение, благородный Крумц. Главное, запомнить всем твёрже чем Устав – женщина нужна мне целой и невредимой.
   – Мы-то поняли, господин Эалак, – начальник заставы вновь пригладил встающие вихры. – А вот чьё… задача… хоть винтовки у них забирай…
   – Значит, господам офицерам придётся лично возглавить те наряды, – вновь чуть улыбнулся главный особист. – Один спит, двое в карауле, и так далее… впрочем, это уже глубоко ваши внутренние проблемы.
   – Но как же форт, господин Эалак? – капитан кусал губу. – А если они таки рванут поверху? Из форта придётся погоню выдвигать. Один офицер в случае чего при орудии обязательно должен быть… а чьё без командира…
   – А разве я упоминал о форте? – начальник Тайной службы перестал улыбаться. – Похоже, ты всё-таки не до конца понял задачу, капитан Крумц. Я не хочу пугать вас, господа, но… Если, предположим, случится такое несчастье, и боевые твари Водяных разрушат этот форт, у вас всех будут неприятности, конечно, а у господина капитана даже довольно крупные. Но если эти нарушители уйдут… боюсь, о неприятностях речь идти уже не будет. Можно, конечно, ещё попробовать податься к Водяным – при условии, что вас там примут. Но проще всё-таки будет застрелиться.
* * *
   Подземный свод тянулся бесконечно, то расширяясь в колоссальные залы, то опускаясь почти до самой воды, так, что даже сидя в лодке приходилось пригибаться. Кое-где со сталактитов густо капало, где-то даже протекало струйками. А вот сам поток стал заметно полноводнее, и даже торчащих камней почти не видно… Вздохнув, Дина прикрыла глаза. Плыть бы так и плыть…
   Завтра всё это кончится. Ну то есть плыть им осталось последнюю сон-явь.
   Сколько она уже здесь? Кажется, целую вечность… Однако хронограф с календарём на запястье говорил иное. С того страшного мига, когда в «Прорыв» угодил вражий выстрел, прошла неделя. Одна земная неделя, семь суток… которых здесь не бывает. А с той минуты, как на отвалила крышку люка посадочной капсулы, и того меньше.
   После несостоявшегося боестолкновения в том гроте, где беглецы устроили привал, отношения между членами группы стали заметно теснее. Даже вечно ехидный и язвительный контрабандист перестал отпускать пренебрежительные шуточки насчёт жрецов. Вообще-то, как уже поняла Дина, нравы тут царили довольно простые, и она вскоре перестала мучительно размышлять, в какой форме отобразить просьбу остановиться для отправления больших и малых естественных надобностей.
   – … Мой дед с той поры здорово изменился, – Клик-Клак, передав рулевое весло старому географу, прихлёбывал травяной отвар из кружки. – Службу он вскоре всё-таки бросил, советами Видящей Водяных пренебрегать – себе дороже легко может выйти… Возвращаться в Столицу с теми жалкими сбережениями, что у него были, смысла не имело – известно, для приобретения даже самой захудалой столичной лавчонки самому справному капитану-пограничнику надо копить и копить. Про покупку поместья и речи не заходило, это под силу разве что командору, отслужившему полные десять тысяч циклов… если пить много не будет, а воровать совсем даже наоборот. Что оставалось делать? Искать место канцелярского червя, корпеющего всю явь над бумагами под грозным взором начальства, чтобы потом выпить кружку пива и завалиться спать? И так раз за разом до самой смерти… Моего деда такая судьба не устраивала, и он предпочёл остаться в Приграничье. А в Приграничье кроме военных есть лишь три профессии, способных прокормить – охотник-траппер, старатель да контрабандист. Насчёт трапперства дед отмёл сразу, помнил, стало быть, слова той Водяной насчёт оружия и благосклонности джунглей… В контрабандисты не так легко протиснуться, тут рахану со стороны головы лишиться раз плюнуть. Оставалось попробовать старательское ремесло.
   В общем, выкупил дед родную винтовочку, офицерам это разрешается, а в Приграничье даже приветствуется, и давай шастать по тем же джунглям, которые прежде облазил вдоль и поперёк. С той только разницей, что вместо полудюжины бойцов за спиной одна котомка, кайло да винтовка дулом вниз. Построил хижину возле ручья, из камыша да листьев кость-дерева, чтобы было где обсушиться после дождя… Ходит-бродит, сон-яви мелькают одна за другой, а находит сущую мелочь. То камень поделочный, то друзу пьянящих грибов… ну, пожрать там плодов или улиток древесных… В общем, никакого просвета. На плечах рванина, на ногах опорки из коры сплетённые – справную форму, в которой демобилизовался, дед мудро в сундучок, свинцом обитый поклал, да камнями тот сундучок завалил в месте укромном. В хижине, понятное дело, бесхозно разве только горшки глиняные оставлять можно…
   Не сразу, ой, не сразу понял мой дед, как везёт ему. Добыча ничтожная, это верно, да только куда более добычливые коллеги один за другим бесследно исчезают, а ему хоть бы хны. Плюс на патронах немалая экономия – можно верить, можно нет, а только ни разу не пальнул дед с того самого разговора у болотца. Не побаловался даже дичиной, по его словам – крепко засело в мозгу пророчество.
   В общем, прошло сколько-то сон-явей, и остался он один в живых из всей компании, с кем начинал. Уже и кличку дали ему – Некусай. Ни он не кусает, стало быть, ни его… Но только всему приходит предел, и дедову терпению тоже.
   И вот как-то раз оставил он винтовку в укромном месте, а сам в джунгли подался. Нарочно, заметь. Идёт и идёт, пока силы есть. Знаю, невероятным это покажется, в джунглях и с винтовкой в одиночку ой как непросто ходить… но что дед рассказал, то и говорю.
   В общем, опомнился он у того самого болотца, куда убитых сородичей Водяные поклали. Возле речного берега. Ноги сами принесли, что ли… Сел слегка передохнуть, а встать не может. Всё, кончились силёнки. Пошарил в мешке, где лепёшка последняя оставалась да горсть грибов сушёных… пусто. Когда прореха в дне мешка образовалась? А тут ещё дождь пошёл, для джунглей обычное дело – но для деда как последняя капля. Плакать бывшему офицеру вроде как не к лицу, да и кому это помогало? Ну, значит, дед напился воды из фляги, сорвал веточку да и баландает ею в воде, какое-никакое занятие, а то когда ещё смерть придёт. Совсем как тогда… Вспомнил про головастика игривого, улыбается. Вдруг за спиной плеск, как будто по луже кто ногой топнул. Дед мой оборачивается так неспешно – а чего спешить, ежели винтовки при себе нету? – и видит, стоит Водяной. Молодой совсем, недоросль.
   «Привет» – шелестит в голове у деда. – «Не узнал?»
   «Отчего не узнать» – отвечает. – «Вон ты какой вымахал… Знаешь, я рад, что всё тогда так хорошо вышло. Хоть одно стоящее дело в жизни вышло у меня хорошо»
   А тот молчит, таращится, всматриваясь в деда, как будто сквозь мутную воду дно углядеть пытаясь… ну, кто с ними дело имел, поймёт, о чём речь.
   «Я, конечно, не Видящий, но… Твоя нить жизни длинна, и не заканчивается здесь»
   «Ещё чего!» – возмутился дед. – «Никуда отсюда не двинусь. Чтобы я ещё и за своей смертью бегал – не чересчур ли будет? Пусть сюда приходит и точка»
   «Но отчего ты не хочешь жить дальше? Нет на тебе злодеяний, что тяжким камнем тянули бы в пучину Небытия. И здоровье твоё пока вполне крепко, и вообще ты не стар»
   «Боюсь, тебе не понять. Это вам, Водяным, под каждым деревом и стол и дом… ничего не надо… Короче, устал я. Такая как сейчас мне жизнь ни к чему, выхода же я не вижу»
   Долго, долго молчал Водяной, ну то есть голос в голове затих, удалился. Сел рядом с дедом и молчит, только дождь шумит в ветвях. Деду всё это окончательно надоело, лёг он на спину и глаза закрыл, чтобы не видеть больше бурого неба и бурого мира [1]
   «Жди здесь» – шелестит вдруг в голове у деда. Открывает он глаза, а молодой Водяной уж на берегу реки ласты распускает. Бултых и нету, только круги на воде… Дед пожал плечами и обратно глаза закрыл – он так и так никуда отсюда двигаться не собирался. Дождь тем временем стих понемногу, и потянуло деда в сон… не особо удобно на мокром мху почивать, ну да всё равно ему уже было.
   Допив отвар, Клик-Клак сунул кружку в воду, поболтал за бортом, изображая таким способом мытьё посуды. Аккуратно упрятал посудину в дорожный мешок.
   – Сколько проспал он, самому невдомёк, а только проснулся будто от толчка, и видит перед собой её. Ту самую Водяную, стало быть.
   «Ну здравствуй, Видящая» – улыбнулся дед, и отчего-то хорошо ему так на сердце стало. – «Вот и опять встретились мы… а я уж и не чаял. Балует меня жизнь-жестянка под самый конец»
   «Не спеши умирать» – чуть улыбается она в ответ. – «Возьми вот» – и протягивает ему горсть Кристаллов Удачи. Дед рот открыл и головой трясёт от обалдения.
   «Это… мне?!»
   «Ну а кому же ещё?» – смеётся Водяная. – «Только самый большой не продавай, держи при себе всегда»
   «Как же мне благодарить тебя, и что я должен буду взамен?»
   «Ну вот…» – теперь её огорчение было неприкрытым. – «Отчего вы все так глупы, сухокожие? Впрочем, оставим… Ничего ты не должен, бывший воин. Ты хотел богатства и удачи – вот они»
   Клик-Клак наклонился, пропуская над головой низко нависающий каменный уступ.
   – В общем, коренным образом жизнь дедова перевернулась. Вернувшись к хижине, достал он спрятанный сундучок, переоделся в приличную одежду да и двинул в Столицу. И как попёрло ему, как попёрло… Лавку купил на главной улице, торговля сразу в гору. Женился на хорошей девушке из приличной семьи, родились у них дети – две девчонки и парень, отец мой. Всеобщее уважение, дом полная чаша, в лучших семействах принимают хоть в явь, хоть в сон… В общем, жить бы да жить. Самый большой Кристалл Удачи из подаренных дед, как было велено, на шее в мешочке носил, так что удача ему была неизменна.
   И вот однажды решил он сразу громадный куш огрести – а к тому времени дела с ним вели такие раханы, что искоса и глядеть опасно. В покои к самому Повелителю вхожи… И вдруг чувствует однажды дед, нежась в постели, как на груди его будто огнём жжет. Он хвать за мешочек, а кристалл уж не светит ровно, как водится – мерцает-полыхает. Мигнул в последний раз и погас. Кончилась его сила, стало быть, вся вышла. А может, превысила его колдовскую защиту тяжесть, что навалили – дело, что дед с компаньонами затеял, непростое было…
   В общем, дело то рухнуло с треском, и дед, естественно, крайним оказался. Из всего имущества осталось то, что на нём надето. Жена, раз такое дело, с детьми в родительский дом подалась, дед по старой памяти права было качать решил, но тут уже тесть подсуетился, и вместо восстановления семейных уз получил бывший хозяин постановление о запрете проживания в Столице. Могли и вовсе в кандалы да на рудник, очень уж злы были на деда моего могущественные компаньоны. Ну да всё ж таки внуков жалеючи… короче, выбили за ворота пинком под зад – гуляй не хочу.
   Клик-Клак вновь замолчал, на этот раз надолго.
   – Ну, стало быть, вернулся дед в Пограничье, нашёл свою старую хижину, подправил и продолжил жить, как и не было куска счастливой жизни. Как будто долгий-долгий сон привиделся, а проснулся – и вот она, обычная мерзкая явь… Тростниковая хижина, каша из варёных корневищ в закопчённом горшке, грибы, улитки, и то и дело ливни, так что тряпьё просыхать не успевает. Тем бы всё и кончилось, и однажды околел бы дед в своём гнилом шалаше – как то и положено неудачливому старателю.
   Да только как-то раз просыпается он и видит – стоят перед ним тесть и мальчишка, уже подросток почти. Не вдруг признал дед в нём отпрыска.
   «Чем обязан?» – спрашивает. А тесть весь дрожит, и куда прежний гонор девался – бух ничком.
   «Прости, Чинга» – так моего деда звали. – «За себя не прошу, не вправе, но сына своего ты спасти обязан!»
   Ну, слово за слово, и выяснилась сквернейшая история. Оказался каким-то боком впутан в заговор дворцовый тесть… даже не то чтобы впутан, а просто тесные связи имел с теми могущественными Владыками. И когда раскрыла Тайная служба заговор, то Повелитель велел всех под корень, с родными-знакомыми… ну очень широкий круг вышел. Так надёжнее.
   Снова воцарилось долгое молчание. Контрабандист угрюмо разглядывал тёмную текучую воду, неспешно несущую надувное судёнышко в неизвестность.
   – Как именно спаслись они в ту страшную явь, когда всех заговорщиков, а также и отчасти причастных, и непричастных вовсе резали без разбору, отец рассказывать очень не любил, отмалчивался глухо. Зато говорил, как они бежали через Границу. Бежать от гнева Повелителя вообще-то можно… вот только некуда. В Страну Дождя, или к пустынникам, или в Страну Тьмы, или на Острова Мертвецов… есть и другие места, хорошо приспособленные для скорейшего окончания жизни. Тестя в первую же явь сожрал здоровенный кранг – цап и нету… Сына дед мой не отпускал от себя ни на полшага, самого же его джунгли всё ещё щадили – видать, крепок завет Видящей Водяных…
   В общем, и в третий раз оказались они на месте того пруда, или заводи… короче, всем понятно. Дед говорил, он даже не удивился – раз ноги принесли, им виднее. Всё равно ни одной здравой мысли, куда с пацаном податься, не было. И как надоумили его – сел и давай опять веточкой в воде баландать. Глядь, и вот она – Водяная то есть.
   «Это опять ты?» – говорит, губ не разжимая. – «Чего ещё пожелаешь?»
   «Спасения сыну своему» – без обиняков отвечает дед. – «Мне самому, это уж как получится»
   Долго, долго молчала Водяная, раздумывая.
   «Тебе, это уже ненадолго. Нить твоей жизни подходит к концу. А вот сыну твоему… Вопрос в том, хочешь ли ты ему такой судьбы? И хочет ли он сам?»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация