А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "День ангела" (страница 20)

   «Вот ты и изложи, а я, глупый, пока поем»
   Изображение корабля «зелёных» исчезает. Гек наливает себе кипятку, задумчиво смотрит на вазу с земляничным вареньем. Вздыхает, решительно пододвигает вазу к себе. Ест ложкой.
   «Объешься, будет аллергия»
   «Я потерплю. Когда ещё удастся попробовать инопланетного варенья? Я и дома без варенья есть не сажусь, ты в курсе»
   «Лопай, обжора. Значит, так. Телепортов у «зелёных» на Земле – по пальцам пересчитать. Ты же в курсе, до чего у них громоздкая техника. Струну держат непрерывно, что требует мощного источника энергии. Непрерывно держат потому, что не умеют нормально формировать канал. Иначе при каждом перемещении в районе установки происходило бы сильное землетрясение. Местной телепортации нет, тем более с открытым выходом, и уж тем более с плавающим. Каналы приёма и передачи разделены. Старт-камера, финиш-камера. Могут перемещать довольно тяжёлые грузы – примерно до тонны»
   «Негусто для такой громадины. А всё вспомогательное оборудование они не завозят?»
   «Делают здесь, естественно»
   Чук снова делает себе солидный бутерброд – два пласта сыра, переложенные слоем масла.
   «Кто из нас обжора?»
   «С кем поведёшься… Значит, так. По косвенным данным, три телепорта работают в Поясе Зла, это к югу отсюда, в горных районах. Там им раздолье. На территории этой страны действующих телепортов нет, во всяком случае, не было до недавнего времени. Но могут быть законсервированные, с погашенной струной»
* * *
   Размытые цветные пятна танцуют свой таинственный танец. Я слышу и вижу всё. И одновременно. Вот, например, совсем рядом с нами, пока особисты Чук и Гек сидят за столом, идёт другой разговор.
   «Почему ты не спишь? Ты очень устала сегодня. А завтра будет трудный день»
   «Ты устал не меньше. И завтра тебе будет ещё труднее. Но я знаю, почему ты не спишь. Вижу и чувствую»
   «Да. Завтра мы можем их потерять. Обоих сразу»
   Я ощущаю, как Белая молния – нет, нет, мама Маша – гладит его, успокаивает. Нет, опять не так – она больше успокаивает себя.
   «Я сказала Иолле, чтобы она рожала. Чтобы зачала сегодня, если сможет. Может быть…»
   «Не может быть, не обманывай себя. Она не выносит ребёнка, если его не станет. Умрёт раньше, и ты ничего не сможешь. Если бы сразу, ещё в ноябре, тогда… Да и этому не бывать. Ты в курсе, что затеяла наша дочь?»
   Мама Маша вполне могла бы прочитать мысли Уэфа, но она не хочет. Просто боится.
   «Она завтра будет рядом с ним»
   Вспышка эмоций. Мама Маша вскакивает, как стальная пружина.
   «И ты… разрешил? Ты же координатор, ты…»
   «Я разрешил. И оставь нытьё – это лучший вариант. Так у него гораздо больше шансов. Стало быть, и у неё. Жизнь вместе и смерть вместе. Вот так вот»
   Уэф тоже садится. Пауза, рвущаяся на куски от накала эмоций. Безнадёжное отчаяние. И отчаянная надежда.
   «Сколько протянула Светлая Радуга, когда стала Жанной Д”Арк?»
   «Примерно столько же»
   Мама Маша не плачет. Нет слёз. Она раскачивается, медленно, медленно.
   «Он тогда ещё мыслил верно – любое счастье имеет конец, но перед концом бывают ещё счастливое начало и середина. Неужели это всё? Только неполный год?»
   «Нет. Нет! Нет и нет!!» – Уэф встаёт во весь рост. – «Теперь не те времена, и мы совсем не те, и «зелёные» почти сдохли. Но главное – стали другими люди. Вот эти дикие аборигены этой вот дикой планеты стали совсем другими. Так что всё было не зря, вся наша работа. И наплевать мне на этот закон Элу-Лао. Ни Элу, ни Лао не работали на Земле, откуда им знать?..»
   Он вдруг прислушивается. Я знаю, к чему. Он почувствовал. Папа Уэф очень сильный телепат.
   «Родная, ты ничего не чувствуешь?»
   «Что?»
   «Прислушайся. К твоему любимому зятю. Он нас слышит!»
   Тяжёлый упругий шар касается моей головы, бессильно соскальзывает огромной каплей ртути.
   «Он спит, чего ты?»
   «Вот именно. Ну неужели ты не понимаешь?!»
   Пауза. Ярко выраженное недоверие сменяется сомнением, сомнение сменяется изумлением.
   «Роман… Великий Спящий?.. Он?..»
   «Не знаю. Но я чувствую»
   Мама Маша тоже встаёт во весь рост. Медленно идёт к Уэфу, прижимается, обхватывает руками и крыльями.
   «Ты иди. Иди к ним. Ты умный, ты у меня очень умный. Твои мозги нужны этим ребятам. Всё равно мы теперь не уснём. Иди же!»
* * *
   Люк трапезной тает мгновенно. На пороге Уэф.
   «Не спится, координатор?»
   «Уснёшь тут. Давайте лучше думать»
   «Не выспимся. Завтра будет трудный день»
   «Вот именно. Поэтому нужно продумать все детали. Вы уже прикинули ход событий?»
   «Да. Всё должно закончиться завтра»
   «Это понятно. Подробнее, пожалуйста»
   Они переглядываются. Смотрят на Уэфа.
   «Ну что же. Завтра с утра ваш Роман должен вернуться в Москву. Следует оказать «зелёным» сильное прямое противодействие, сила на силу. Твоя команда должна продолжать работу по контролю ситуаций, преодолевая их встречный контроль. У них не должно быть подозрений о подвохе. Сильное сопротивление вынудит их действовать быстро, бросив все силы для достижения основной цели. Нам известно, что вблизи дома, где проживают Роман и Иолла, уже установлены системы дистанционного наблюдения. К утру мы их ликвидируем»
   «Смысл?»
   «Пусть знают, что мы знаем. Мы не боимся, уповая на свою силу, не считаем их угрозу смертельно опасной – недооцениваем их. Разработана «легенда», почему Роману надо быть там – надо забрать одну вешь, и это для «зелёных» дополнительная приманка. Мы полагаем, они клюнут. Операция по его захвату будет проведена не позднее чем через десять-двенадцать минут после появления в квартире. До этого времени его необходимо задержать. Думаю, будут имитированы переговоры»
   «Откуда такая уверенность? Я не вижу высокой вероятности»
   «Не сердись, ты кое-чего не знаешь. Переговоры будут. Они клюнут»
   «Дальше»
   «В операции захвата Романа будут участвовать двое агентов влияния – это как минимум. Один с бригадой здешних… да, милиции. Второй с группой боевых биороботов. Возможно, третий будет вести переговоры. Плюс «летающая тарелка». Её экипаж – «зелёные» в натуральном виде. «Тарелка» будет контролировать воздух, пресекая попытку уйти на транспортном поясе, или даже на коконе. И в случае чего может использоваться для вывоза трофея»
   ««Тарелка» может справиться с нашим новым коконом?»
   «Нет, но они этого не знают»
   «Дальше»
   «Всё просто. Переговоры будет вести боевик, камикадзе-шахид, не приспособленный для философии. Поэтому он постоянно должен быть на связи с кем-то поумнее, скорее всего, с самим главным резидентом, или его помощником. Надо сделать так, чтобы разговор был интересным, чтобы они поддерживали связь как можно чаще, задавали вопросы. Мы его найдём»
   «Ясно»
   «Мы возьмём его, можешь не сомневаться»
   «Как быть с кораблём?»
   Гек вздыхает. С сожалением отодвигает пустую вазу из-под варенья, облизывает ложку. Вылитый пацан, даже ещё не подросток.
   «Точный вопрос. Корабль должен выйти на цель, на вашу базу то есть, не позже чем через четверть часа после захвата особого агента – как раз хватит, чтобы скачать информацию, с живого или с трупа. А так как движется он неспешно, во всяком случае, скорость будет не выше орбитальной, то к моменту захвата он уже будет в пути. И мы его грохнем. Вот буквально сейчас в Солнечную систему переносится наш звездолёт, он им и займётся»
   «А если он пойдёт над густонаселённой местностью?»
   «Мы его грохнем. Я отвечаю. Он не уйдёт. К себе домой не уйдёт, и здесь обратно не спрячется»
   «Дальше»
   «Дальше – проще. Резидент сдаст нам телепорты, он обязан знать. Сдаст, сдаст»
   «Когда вызываете ликвидаторов?»
   «Утром. Ещё раньше следует начать доставку грузов. Собственно, это надо уже…»
   «Понятно. А ты говоришь, спать… Пойду будить Юайю. А Кио пусть спит, его работа будет днём»
   Уэф встаёт, медленно идёт к люку. Теперь видно, что ему уже сто с лишним лет, и он устал тянуть непосильную ношу.
   «Уэф, можно вопрос?» – это Чук – «Он кто?»
   Уэф останавливается, взявшись за край люка. Думает.
   «Я не знаю. Теперь не знаю, правда. Ещё год назад он был диким аборигеном, ничего особенного. И абсолютно глухим, даже эмоции не чувствовал. Тогда я считал, что мою дочь постигло несчастье»
   «А теперь? Это важно. Завтра он будет на острие»
   «А теперь не знаю, я же сказал. Ты в курсе, что он нас сейчас слышит?»
   Изумлённое недоверие. Я чувствую, как меня касается тяжёлая капля ртути, бессильно стекает с мозгов.
   «Ты ошибаешься. Он спит»
   «Вот именно. Спит и слышит, и не только нас. Ты так можешь?»
   «Да ну… Нет, не может быть. Неужели он?..»
   «Завтра станет ясно»
   Уэф обводит их взглядом.
   «Он сильно изменился за год. Вырос. И он не только черпал, но и давал»
   Пауза.
   «Моя дочь взяла его подарок – сплошное кольцо. Кольцо его погибшей матери. И самое странное – я сейчас уже не уверен, что он принесёт ей несчастье. Вполне возможно, наоборот»
   Уэф уже перешагнул комингс люка, но остановился. Маячит в проёме.
   «Моя дочь будет завтра с ним. И я вас прошу, ребята – сделайте всё возможное…»
   Чук и Гек молчат. Думают.
   «Мы сделаем. Если их двое – «зелёным» делать нечего»
   Чук вдруг смеётся в голос.
   «А если ты прав, и он действительно Великий Спящий, ясно– и дальновидящий, то у резидента «зелёных» осталось совсем мало времени, чтобы застрелиться»
* * *
   – …Вставай, засоня! Проспишь всё на свете!
   Я с трудом раздираю глаза. Пепельно-жемчужное освещение скрадывает темноту, но окно уже спорит с ним. Рассветает.
   Ирочка уже встала. Она стоит у трюмо, примеряя белый закрытый купальник. Я в изумлении – с каких пор?..
   – Это не купальник – и я уже сам понимаю. Да, это спецкостюм, внутренний защитный слой. А вот и наружный – Ирочка натягивает облегающий снежно-белый комбинезон, с высоким стоячим воротником, закрывающим шею. А это что?
   На спине Ирочки красуется нечто, напоминающее сильно увеличенный сломанный зонтик.
   – Это моё холодное оружие, Рома. Понимаешь, у нас самыми сильными конечностями являются не руки-ноги, а именно крылья. И удар крыла – обычный приём. Сейчас у меня крыльев нет, но мозговые центры остались. Так что это протезы. Разрубят что угодно, хоть закалённую сталь. В случае чего лишними не будут.
   Она с силой взмахивает своими протезами. Острые тонкие шпаги со свистом рассекают воздух. Здорово!
   Её глаза грустны.
   «Чего хорошего? Вместо прекрасных крыльев – эти вот пырялки. Может, и вместо моих рук ты предпочёл бы видеть что-нибудь острое и стальное?»
   Я порывисто шагаю к ней, рискуя напороться на «пырялки», Ирочка едва успела убрать их, сложить за спиной. Я обнимаю её, прижимаю к себе. Опять обидел, опять не то ляпнул…
   Она мягко отстраняется. Берёт висящий на стенном крюке прозрачный шар, очень похожий на аквариум, надевает на голову.
   – Не надо, Рома, я раскисну. Смотри, как я тебе нравлюсь?
   Да, картинка впечатляет. Многочисленные значки вспомогательных устройств напоминают мне парадный мундир тяжёлого стратегического орденоносца Леонида Ильича Брежнева.
   – Потом я попрошу тебя позировать в твоих доспехах. Будет потрясающий комикс.
   Ирочка вертится, осматривая себя.
   – Но есть и плюс. Крылья же намного увеличивают площадь поражения, так что может, и хорошо, что их у меня нет.
   Она проверяет, касается устройств мыслью, и я понимаю мгновенно. Это вот устройства невидимости. Это – силовой отражатель, никакая пуля не достанет. Гравитационный ударно-импульсный генератор, расплющит в лепёшку слона. Так, гаситель электромагнитных волн… вшитый транспортный пояс… А это что, на рукаве?
   Ирочка сгибает руку в локте. На рукаве красуется вшитая штуковина – не то миниатюрный китайский фонарик, не то толстая стилизованная авторучка.
   – Это прибор для поражения…
   Ясно. Перед глазами стоит картина – здоровенный эсэсовец, разлетающийся на куски, как бомба. Мощный взрыв срывает башню с танка…
   – Как работает эта штука?
   – Очень просто. В поражаемом объекте развиваются внутренние разрушающие усилия, заведомо превышающие прочность материала. Чем прочнее, тем хуже объекту. Например, в человеке внутреннее давление будет всего несколько десятков атмосфер, а в монокристаллической вольфрамовой броне – несколько миллионов. Если в поражаемом объекте есть внутренние источники энергии – их энергия мгновенно высвобождается, дополнительно усиливая взрыв.
   В моём мозгу возникает сложный мыслеобраз. Я силюсь понять, но он мгновенно сменяется образом кота, рассматривающего кипу чертежей. Кот листает их, зажав в зубах карандаш, с ужасно умным видом. Очень смешно.
   – Ладно, мой хищник, – Ирочка смеётся, снимает защитный шлем. – Не бери на ум. Как работает? Очень хорошо работает. «Зелёные» будут в восторге, если дойдёт до него.
   Она стягивает свои боевые доспехи.
   – Твои доспехи вон, на полу.
   Действительно. У самого изголовья в круглом аквариуме шлема лежит свёрток. Когда успели?
   – Давно ещё. Сделали на всякий случай. И случай не замедлил явиться.
   Я тянусь к свёртку. Да с такими прибабахами… Что вообще может противостоять такой мощи?
   «Может, Рома. Очень даже может. Ты не знаешь «зелёных». Они очень хорошо умеют убивать. По сути, только это они по-настоящему и умеют. Ты не видел, как работает их плазменный разрядник? И скажи спасибо, что не видел»
   Я хочу развернуть свёрток, но Ирочка вдруг перехватывает мою руку.
   – Погоди, успеешь. Он подойдёт, не сомневайся. И курс обучения займёт полчаса, не больше. Давай сейчас знаешь что? До озера тут всего ничего…
   Я в изумлении. Сейчас?
   Её глаза смотрят в упор. Выражение лица донельзя серьёзно, но в глазах бесится смех, гася тревогу.
   «Я так хочу. И, может так случиться, это моё последнее желание. Так что исполняйте!»
   «Дурацкая шутка. Я не взял свой пояс»
   «Я дотащу тебя, это же не на крыльях. У нас есть полчаса»
   А, будь что будет!..
* * *
   Ух! Вот это водичка!
   Я выскакиваю из воды, как ощпаренный. Над озером густой предрассветный туман, как молоко, и я не вижу Ирочки, которая всё ещё плещется. На несколько вёрст кругом ни души, я чувствую это, вижу внутренним зрением. Только мы. Я и она.
   Она выскакивает из тумана, прыгая на одной ноге. Вытряхивает из уха воду.
   – Всё-таки вода тепловата. Сейчас бы в прорубь! У нас там такого удовольствия нету, вода никогда не застывает даже на полюсах.
   Я перехватываю её, и она тут же послушно замирает, прижимается ко мне. Я обнимаю её скользкое мокрое тело, глажу. Так. Уже теплее. Нет, правда, мне уже гораздо теплее.
   «Я ночью хотела от тебя ребёнка»
   «Я старался»
   «А кого бы ты хотел? Ну, мальчика или девочку?»
   «Всё равно. Лучше обоих сразу»
   «Значит, будут оба сразу. Ты имеешь дело с биоморфом!»
   «А можно трёх?»
   Она смеётся, гладит меня по лицу.
   «Тебе бы только отлынивать. Нет, Рома. Захочешь ещё – будешь трудиться на совесть»
   Мы вздрагиваем одновременно.
   «Роман, Иолла, это Уэф. Где вы?»
   Я съёживаюсь. И Ирочка оробела.
   «Мы, это… купаемся, папа. На озере. Мы тут рядом, правда, и кругом никого нет»
   «Что?! Вы… Ты вообще соображаешь, что делаешь?! Вам обоим бы только трахаться! С тобой, Роман, всё ясно. Но ты-то, Иолла?»
   Я чувствую, как разьярён Уэф. Никогда бы не подумал: у ангела – и такие выражения…
   «Всё-всё! Всё, мы уже…»
   «Стоять на месте. Нет, в лес! Пояс на тебе?»
   «Да – она торопливо застёгивает пояс – уже на мне»
   «Вас заберёт кокон. Взлетите по команде. Всё у меня!»
* * *
   Мы входим в трапезную робко, я боком пролезаю в люк. Нет, я по натуре человек не пугливый, но всё-таки…
   Ух ты! В глазах у меня зарябило – за столом сидят ангелочки в два ряда, и все одеты, как недавно моя Ирочка. Сверкают разнообразные устройства на боевых защитных скафандрах, будто нашивки, ордена и медали. Прямо слёт ветеранов войны.
   – Познакомьтесь. Это Роман, объект охоты. Иолла, его напарник в сегодняшнем деле.
   Ясно. Вот они какие, ликвидаторы. Среди них я замечаю наших знакомых особистов, одетых точно так же, в скафандры. Привет, ребята!..
   Чук и Гек усмехаются.
   «Привет, объект охоты. Ну вы и молодцы – в такой момент сбежать купаться!.. Нервы что надо. Ты нам нравишься, правда. И твоя живая легенда тоже»
   «Бардак в сарае!» – это Уэф, ещё не остыл, значит. Вообще, систематическое общение с людьми дурно влияет… Особенно со мной.
   Тут я замечаю множество других предметов, занимающих пространство трапезной, враз утратившей свой простор. Какие-то округлые камни-не-камни, тёмные цилиндры, что-то похожее на пылесос со многими шлангами. И рядом с нами – ящики со ржавыми болтами. Болты-то им зачем?!
   Они не успевают ответить. Я мгновенно понимаю – это не болты. Устройства для поражения, и так далее… Сами летают, сами стреляют, сами ищут цели, по мысленной команде оператора. Замаскированы под ржавые болты, так как часть устройств наверняка будет выведена из строя боевыми автоматами, защищающими объекты «зелёных», и не все их удастся найти. Поэтому они не должны привлекать внимания – валяется себе ржавый болт, ну и ладно.
   Уэф наконец остыл. Взял в руки горсть «болтов», где-то на М16. «Болты» вспорхнули с ладони, повисли в воздухе. Стайкой пролетели по комнате, и вдруг разом исчезли. Ха, они ещё и могут быть невидимы!
   – Операция начнётся через два часа. Обсудим окончательно…
   «Болты» возникают над ящиком из ниоткуда, со стуком сыплются, смешиваясь со своими собратьями.
   «А тебе, Иолла, я поручаю обучение Романа обращению со скафандром. И чтобы через час были готовы, ясно?»
   Он смотрит грустно, тревожно.
   «Ещё час назад я был почти уверен… Теперь нет. Уж вы постарайтесь, мои родные, без вывертов. Ну останьтесь в живых, я вас очень прошу!»
   Он чуть улыбается.
   «Как очень заинтересованное лицо»
* * *
   Всё тихо в квартире, оставленной только вчера. Всё, как обычно. Но это только кажется.
   Я чувствую, как вокруг копится зло. Как чужие мысли, холодные, беспощадные, именно чужие, приклеиваются ко мне.
   «Жучки» в подъезде и вокруг дома утром сняли, все до единого, продемонстрировав врагу нашу осведомлённость и бдительность. Мы не боимся, ясно? Сила у нас.
   Главное, не переиграть. Не дать почувствовать ловушку, не насторожить. Мы не боимся, уповая на свою силу. Добыча нелёгкая, да, но тем более…
   Для выяснения отношений была «забита стрелка». Да, на моей хате. Или хазе? Нет, я не боюсь, но бережёного бог бережёт. В общем, съезжаю я. В другое место, а куда – не скажу. Вот сегодня, только захвачу кое-что, и с вами перетолкую за жизнь. Изложите ваши претензии.
   Квартира за вчерашний вечер и ночь была превращена в крепость, и это правильно. Бережёного Бог бережёт. Нет вам доверия, граждане.
   Силовые отражатели, установленные перед всеми окнами, способные отразить удар артиллерийского снаряда. Дверь из сплава с памятью формы – не ангельский люк, конечно, но в сочетании с другими средствами – ого-го. Защита периметра, не позволяющая пробить стены кувалдой там или динамитом. А если что – так у меня транспортный пояс есть, плюс прибор невидимости. Нет, ребята, я вам не по зубам. Так что изложите вкратце ваше дело.
   Вот. Вот он идёт, парламентёр-убийца. Он будет тянуть время, пока не приготовятся группы захвата, основная и резервная.
   Первая – наши земные менты, слегка загипнотизированные, под командой их человека. Да, натурального земного человека, агента, завербованного «зелёными». Пошедшего на вербовку в трезвом уме и ясной памяти. Наверное, есть люди, готовые сотрудничать даже с дьяволом.
   «Сейчас возьмём этого чмо, и в баньку. Шеф обещал банкет, за службу. Кто он был, интересно?»
   Это я, малый. Только не чмо, как вы изволили выразиться – человек я. И не был, а есть. И не возьмёте. И не банкет в баньке, а капельница в реанимации, если, конечно, повезёт. Всё остальное верно.
   А вот и вторая группа. С оружием, достаточным для подавления сопротивления. Я долго пытаюсь прочитать их мысли, но безуспешно. И я вдруг с дрожью понимаю, что никаких мыслей у них нет. Только рефлексы, быстрые и безотказные, как у паука или таракана. Боевые биороботы, имеющие внешний облик людей, но выращенные где-то в тайных лабораториях «зелёных». Только их командир – биоморф, способный мыслить. Вот это уже натуральный «зелёный», правда, низшей касты. Представители высших каст не станут уродовать себя, опускаясь до человека. Чёрная работа для чёрных.
   Ого, а вот и «тарелка». Да, это совсем серьёзно. Нет, я не вижу её, но улавливаю движение мысли. Читать их мысли мне не особо интересно – это просто мысли определённого сорта аборигенов моей родной планеты, слегка переиначенные.
   «Шеф обещал подкинуть бабок, – мой мозг переводит без запинки, настолько просты мысли и понятия. – Нагреет, как всегда, конечно. Всё себе загребёт. Ну, может, сунет мелочь какую-то. Вот если бы сам господин Носящий Имя лично…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация