А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новый порядок" (страница 7)

   Высокий болотник с пронзительными глазами встал перед Джедао. Одного взгляда хватило, чтобы понять – вот он, этот болотный вождь. Главный враг. Личный враг Джедао.
   – Прикройте мне спину! – заорал Джедао – Ах-ха!
   Удар, который нанёс Джедао, мог на месте уложить быка. Но болотник неуловимо-стремительным движением ушёл в сторону, и уже Джедао пришлось ловить ответный удар боевого топора.
   –Х-хак!
   –Х-хо!
   – Ах-ха!
   Звон сталкивающейся меди и трескучий перестук древков боевых топоров. Джедао по праву считал себя мастером боя, но сейчас он ничего не мог поделать с невероятно ловким и сильным противником. Ну, погоди…
   –Хха!
   Болотник, поймав лезвие топора Джедао, сделал резкий рывок на себя, и лезвие со звоном улетело куда-то, оставив в руках командира палку с сиротливо торчащими медными кольцами, которыми лезвие крепилось к рукояти. Следующим движением болотник, валясь в подкате, рубанул Джедао по ноге. Хруст перебитой кости, и командир полутысячи непобедимого войска великого Нармера обнаружил себя лежащим мордой вниз на горячих камнях. Он зарычал, пытаясь подняться…
   Страшный удар в затылок высек из глаз Джедао целый сноп искр. Обман… Вся его жизнь – обман… Проклятые болотники… Проклятый Нармер… Проклятая судьба…
* * *
   – …Потерпи, командир.
   Тутепх сидел на камне, чуть морщась, пока лекарь перевязывал ему ногу. Достали-таки на исходе боя. Правда, царапина, но на такой жаре рана мигом загниёт, если не обработать сразу. Жгучий настой, которым промывали раны, был сродни кипятку по ощущениям.
   Бой закончился. Орали ослы, шарахаясь на привязи туда-сюда, но с тропы не сходили – умная скотина. На раскалённых камнях в беспорядке валялись убитые. Воины бродили среди окровавленных тел, слышались короткие хряпающие удары – это добивали раненых солдат Нармера. Свои раненые уже сидели в сторонке, ожидая очереди, а те, кого лекари успели обработать, поднимались и шли наверх, стараясь поскорее выбраться из огненной печи Калёной лощины.
   К вождю подходил Мкхаи, прыгая по камням. Его резерв ударил в самый последний момент с тыла, превратив «клещи» в «котёл».
   – Каковы наши потери, Мкхаи? – Тутепх поднялся, неловко опираясь на подраненную ногу. Больно, однако… – Сколько убито?
   – Двести восемь убитых, и почти столько же раненых. Человек тридцать тяжело, остальные стоят на ногах – Мкхаи отёр пот со лба, держа шлем под мышкой. – Речь о другом. Что делать с ними?
   Тутепх оглядел захваченный караван. Да, это вопрос. Такой добычи у воинов Земли Папируса ещё не было. Вот обрадуются старейшины в Буто!
   Девушки стояли, сбившись в кучки. Когда начался бой, они все разом соскочили с ослов и легли на землю, выдавая тем самым огромный опыт. Видимо, подобные сценки во владениях проклятого Нармера отнюдь не редкость.
   Тутепх медленно пошёл к ним, немного прихрамывая. Девицы совсем притихли, только глаза настороженно глядели из-под полотняных покрывал.
   – Кто вы и откуда, девушки? – обратился к пленницам Тутепх, улыбнувшись – Не бойтесь, воины Земли Папируса не причинят вам зла.
   Никто не шелохнулся, и Тутепх мысленно усмехнулся. Да, это была правда. В Земле Папируса к женщинам относились почтительно. Их не будут бить, заламывать руки, держать по двое, пока третий насилует несчастную жертву… Но вот ночью… Здоровые молодые мужчины и горячие парни, к тому же изрядно оголодавшие по женской ласке… И никаких изнасилований – всё произойдет само собой. Нет, надо срочно отправлять их в Буто. Иначе это уже будет не военный лагерь…
   – Мы из Приозёрья, великий вождь – внезапно подала голос одна из пленниц – Нас везли на Синай, потому что у наших отцов нет ничего, чтобы заплатить налоги нашему Повелителю. Прикажи своим воинам, чтобы нас не убивали. Всё остальное берите.
   Девушка вдруг встала на колени, и все остальные тоже. Они стояли на коленях, прямо на горячих камнях, а в голове у Тутепха стучало. Вот как, вот как… «Всё остальное берите»… Вот он каков, стало быть, «новый порядок» великого Нармера.
   – А как же девичья честь! ВАМ не стыдно?
   Девушка, выступившая первой, подняла на вождя нома Розового Лотоса сухие, спокойные глаза. Тутепху стало не по себе. Так смотрят люди, уже приготовившиеся отойти в Туат, Царство Теней. Ей всё равно. Ей же всё равно!
   – Нам всё равно, господин – словно подслушала его мысли девица – Каждый солдат, носящий топор и копьё, может сделать с пленницей всё и убить. Не надо нас бить и убивать. Мы молоды и здоровы, господин. Мы можем работать.
   – Ну вот что! – возвысил голос Тутепх – Вас никто не тронет, я сказал! Здесь не верхние земли. Сейчас вы пойдёте в наш лагерь, это недалеко. Вам дадут еды, воду найдёте в источнике. А завтра утром отправитесь в Землю Папируса. Назад проклятому Нармеру мы вас не отдадим, не бойтесь!
   Тутепх тяжело повернулся и пошёл. Он вдруг отчётливо понял, что такое «новый порядок». Раньше просто слышал, и думал, что понимает. А теперь вот понял. Не умом, печёнками понял, что будет с Буто и всей Землёй Папируса, если придёт сюда «новый порядок» И его Сидха будет стоять вот так же, на коленях, перед таким выродком, как этот их начальник, валяющийся с проломленной головой?
   Тутепх криво усмехнулся. Нет, конечно. Девушки Земли Папируса не привыкли к этому. И уж его Сидха подавно. Ну, значит, её будут держать двое, пока третий… А потом она будет валяться где-нибудь в канаве, с распоротым животом. И все другие непокорные тоже. Останутся только покорные. Сперва покорные грубой силе, под угрозой смерти. Потом привыкнут. А их дети будут уже смотреть на ЭТО, как на должное. Им уже будет всё равно. Стадо двуногих баранов и овец под надзором псов-солдат, и над всем этим стадом – один проклятый Повелитель…
   Тутепх резко остановился. Воины убирали трупы убитых товарищей. Но этого парнишку ещё не успели подобрать, и он лежал, раскинув руки. Верх лица был обезображен ударом топора, но Тутепх узнал его.
   – Эх, Бубу… – Тутепх не заметил, что заговорил вслух – Что я скажу твоей матери?
* * *
   –…Почему я узнаю это только теперь, Баки?
   Нармер глядел на своего шпиона, как на раздавленное насекомое. Маленький человечек, с неряшливой всклокоченной бородой, нечёсаными патлами и вывороченными широкими ноздрями выглядел отталкивающе. Одет человечек был в некогда нарядную, но засаленную накидку и грязную юбку, порванную сбоку.
   – Поверь, о мой Повелитель, я старался! – человечек вскинул руки к небу, не вставая с колен. Голос у него был блеющий, козлиный – Но на Совет никого из посторониих не пускают, и мне пришлось затратить все серебряные и золотые кольца, что ты мне дал, дабы развязать языки. Я даже понёс убытки!
   Нармер глубоко вздохнул, раз и другой, успокаиваясь. Убытки, стало быть… Ну почему ему, Повелителю всей Земли Пчелы приходится терпеть этого мерзавца? Как было бы сладостно скормить эту тварь крокодилам, во славу Себека. Нельзя, опять нельзя… Вообще в Земле Папируса почему-то идут на службу Повелителю только вот такие мерзавцы.
   – Ладно, Баки – Нармер заставил себя улыбнуться – Тебе возместят твои убытки, так и быть. Но в следующий раз новости должны быть у меня не позже, чем через шесть дней. ТЫ ПОНЯЛ?!
   – О да, мой Повелитель! – радостно взблеял мужичонка – Как только золото и серебро будут у меня, я немедленно отправлюсь в обратный путь.
   Больше всего Нармеру хотелось сейчас залить этому типу глотку хоть и расплавленным золотом. Ладно…
   – Ты получишь золото, Баки – Нармер снова улыбнулся, и улыбка на сей раз вышла вполне естественная – Немедленно. И отправляйся назад.
   – Непременно, о мой Повелитель! Но позволь мне ещё одну просьбу.
   – Какую?
   – Я так давно не видел женской ласки, о Повелитель – мужичонка мерзко захихикал.
   – А что, в Земле Папируса больше нет женщин? – поинтересовался Нармер.
   – А-а… – Баки разочарованно махнул рукой – Те, которые согласны, требуют золота или серебра, или меди, и смотреть на них страшно. Те же, каких я хочу… Они ж все дикие, мой Повелитель. И у каждой за спиной отцы-братья и прочие родственники. Мне надо, чтобы было не больше двенадцати лет…
   – Ты сейчас получишь золото, Баки, – перебил его Нармер, не дослушав – сядешь в свою лодку и отправишься вниз по Хапи. Если через полдекана ты ещё будешь в Нехене…
   – Я понял, о мой Повелитель – заблеял мужичонка – Уже, уже иду!
   Когда агент исчез, Нармер хлопнул в ладони.
   – Атумхет – обратился он к бесшумно возникшему на пороге доверенному писцу-секретарю – Запиши у себя. Тутепх, вождь болотников из их нома Розового Лотоса. Самый опасный. Взять живым.
   Брови на гладко выбритом лице писца поползли вверх. Нармер улыбнулся необычному зрелищу – Атумхета крайне сложно было удивить чем-либо.
   – Я запишу, мой Повелитель – писец уже справился с эмоциями – Кто это должен сделать и когда?
   Нармер вздохнул. Да, это вопрос. Это будет трудно. И, если этот слизняк не лжёт, очень трудно. Перед собой можно и не придуриваться – если этому Тутепху удастся претворить в жизнь свои идеи, вполне может оказаться, что брать будут не его. А будут брать уже Нармера, великого Повелителя Земли Пчелы.
   – Это должен будет сделать тот, кто сумеет. И не ставь срок исполнения. Это может случиться только тогда, когда мы войдём в Землю Папируса. Вернее всего, в сам Буто.
   – Хорошо, мой Повелитель. Я запишу всё именно так.
   – Да, чуть не забыл… Как только мы войдём в Буто, с этого – Нармер кивнул вслед ушедшему Баки – снять шкуру живьём. Без моего отдельного напоминания.
   – Хорошо, мой Повелитель – спокойно ответил писец, не дрогнув ни единым мускулом лица – Это должен сделать?..
   – Кто первый успеет – улыбнулся Нармер.
   – Да, мой Повелитель – слегка поклонился писец.
* * *
   Костры горели по всему периметру военного лагеря славных воинов Земли Папируса. Ветер доносил запах дыма, оттуда слышался смех, и уже не только мужской. Тутепх помотал головой, словно отгоняя мух. Все приказы сейчас будут бесполезны. Он, Тутепх, хорошо знает – вождь может отдавать только те приказы, кторые будут выполнять, а вовсе не наоборот. Похоже, сегодня состоится ночь массового лишения девственности.
   Из темноты возникла фигура, в которой Тутепх признал Мкхаи.
   – Скучаешь, командир? Или болит нога?
   – Садись, Мкхаи – Тутепх приглашающе хлопнул ладонью рядом с собой – Мясо будешь? Правда, ослятина, но ничего, молодая.
   Несколько вьючных ослов из каравана были ранены в запале боя, и их пришлось прирезать. Сейчас останки бедных животных истекали соком на большом глиняном блюде.
   – Ух, что там твориться! – Мкхаи ухватил кусок горячего мяса – Парни с ума посходили. Да что парни – все женатые мужики готовы…
   – Если такие караваны будут приходить ещё – засмеялся Тутепх – боюсь, женщины не станут отпускать своих драгоценных муженьков в дозоры одних!
   Мужчины разом расхохотались.
   – Мда, вот удивятся люди, как мы вернёмся с дозора. Глядишь, многие женятся на своей добыче!
   – Женятся, говоришь… – Тутепх помолчал, подбросив пару веток акации в крохотный костерок перед собой, обложенный полудюжиной округлых камней – Скажи, Мкхаи, а вот ты хотел бы такую жену? Ну, из этих?
   Мкхаи посерьёзнел. Он думал так долго, что Тутепх уже решил – ответа не будет.
   – Знаешь – внезапно заговорил Мкхаи – В детстве нас, пацанов, заставляли пасти коз. Ну, а у мальчишек в тринадцать-четырнадцать лет есть некоторые желания… У девушек такие парни особым спросом не пользуются…
   – Можешь не продолжать – засмеялся Тутепх – И сколько течных козочек ты лично осчастливил?
   Они снова захохотали.
   – Да нет, я только раз попробовал, из любопытства. И бросил. Потому как это не любовь, а обман себя.
   Мкхаи встал, поднёс к костерку охапку нарубленных веток акации, с уже увядшей листвой.
   – Так вот, что я хотел сказать-то… Конечно, эти девахи куда лучше тех коз – Мкхаи мотнул головой куда-то в темноту – Но с настоящими женщинами им не сравниться.
* * *
   Масляные светильники горели неровным, пляшущим светом, и от этого глаза всех сидящих мерцали в полутьме красными отблесками, как у ночных хищников.
   – Я собрал вас так поздно, друзья мои, чтобы сообщить новость, только что полученную от гонца с Низа. Новость ОЧЕНЬ плохая. Наш караван, шедший под охраной в пятьсот солдат, захвачен врагом.
   Вельможи умеют справляться со своими эмоциями. Но сейчас пламя светильников озаряло вытянувшиеся лица и расширенные глаза.
   – Как это возможно? – первым заговорил Хабу – Сколько же людей держат болотники на пути караванов?
   – И тем не менее это случилось – Нармер холодно улыбнулся – Таким образом, дорога к синайской меди для нас закрыта намертво. Можно было бы, конечно, попробовать отправить ещё один караван. Скажем, под защитой трёх или пяти тысяч солдат. Но мы этого делать не будем. Такая медь будет дороже золота.
   Нармер помолчал, давая время своим вельможам осознать проблему.
   – И что теперь делать? – подал голос толстяк Иуну.
   Нармер вновь усмехнулся.
   – Для чего же я собрал вас, невзирая на то, что Атум давно загасил свой очаг? Этот вопрос надо решать, и решать немедленно. А чтобы вы полнее осознали эту необходимость, я расскажу вам, что решили Смотрящие Земли Папируса на своём совете…
   –…Вот такие дела – закончил рассказ Нармер. – Теперь вам ясно, надеюсь? Старинная поговорка гласит – как бы ни была длинна верёвка, она имеет концы. Верёвка кончается, друзья мои. Оба конца уже показались.
   – Может быть, успокоить этих болотников, Повелитель? – вновь заговорил Иуну. – Отправить в Буто послов с дарами…
   – Они примут и послов, и дары – согласно кивнул головой Нармер. – И послы вернутся целыми и невредимыми, и даже с ответными дарами. Но как только спадёт вода, войско болотников будет в Земле Пчелы. Война неизбежна, Иуну. Теперь вопрос стоит так – или мы, или они.
   – Но где взять медь, Повелитель? – заговорил Хабу. – Или всё же придётся вооружать солдат кремневыми топорами?
   – Это означало бы обречь себя на поражение, Хабу – в глазах Нармера светился огонь, отражение плошек с горящим маслом – И даже если бы мы приняли такое глупое решение… Время упущено. Изготовить нужное количество оружия уже не удастся – кремень не медь, которую можно лить в форму.
   Повелитель замолк. Теперь слышалось только шипение горящего в светильниках масла.
   – Нам нужна медь, друзья мои. Пятьсот талантов. И мы её найдём. Ты хочешь что-то сказать, Себхак?
   – Да, мой Повелитель. Именно это я хотел сказать. Медь в Земле Пчелы есть. В каждом доме имеется что-то медное – хотя бы шило.
   – Вот – Нармер улыбнулся уголком рта. – Да, Себхак. Именно так. Раз другой меди нет, нам придётся взять эту.
   – Как скажешь, Повелитель, так и будет – чуть поклонился Себхак.
   – Тогда все свободны – улыбнулся Нармер. – У вас полно дел, и я не буду отрывать вас от них.
   Сановники разом встали, поклонились и направились к выходу.
   – Себхак, останься на пару слов – бросил вдогонку Нармер.
   Себхак остановился на полдороге, пропуская остальных.
   – Слушаю, Мой Повелитель.
   – Да ты садись – улыбнулся Нармер, похлопав рукой по циновке. –Пара слов может быть долгой.
   И снова Себхак, не двинув бровью, выполнил пожелание Повелителя.
   – Вот какое дело, Себхак… – Нармер сделал паузу, собираясь с мыслями. – Ты уже всё понял, про этого Тутепха?
   Себхак ответил не сразу.
   – Я понял, мой Повелитель. Сейчас он в военном лагере, ладно. Но вот когда он вернётся в Буто… Правда, если бы ты дал мне задачу раньше, я бы всё подготовил как следует. А так придётся всё делать наспех. Но болотники не умеют толком охранять своих вождей, просто пока не додумались. Так что, думаю, всё получится.
   – Я рад, что ты есть у меня, Себхак – улыбнулся Нармер.
* * *
   – Ха-а-ха-ха! Ой, не могу! Теперь ты самая знаменитая женщина в Буто, Сидха! А Тутепх, наверное, скоро станет самым знаменитым во всей Земле Папируса!
   Сидха, полулёжа на циновке, устроенной на ворохе тростника так, что получалось что-то вроде кресла с пологой спинкой, разморенно улыбалась. Устала за сегодня… Хорошо, что пришла в гости младшая сестра. Вот и повод для отдыха.
   Жара сегодня была уже не столь свирепой, как в предыдущие дни, а в глубине хижины было почти прохладно. Скоро, скоро придётся зажигать очаг, сложенный из чёрных плотно пригнанных кусков гранита, чтобы обогреть жилище и выгнать прочь зимнюю промозглую сырость. Сидха обвела глазами стены, увешанные разными вещами, полки с красивыми расписными посудинами, пучки травы-мухоморки, висящие у входа в хижину, чтобы не досаждали рои назойливых мух, тучами снующие над Буто в летние месяцы… Вот странно – всё здесь так же, как и перед отъездом Тутепха. А кажется, что хижина совершенно пуста.
   Сестра, навестившая Сидху, откровенно веселилась. Кошка, сидевшая на коленях у девушки, недовольно размахивала хвостом, и наконец спрыгнула наземь, сиганув через столик и столкнув чашу с пивом.
   – А! Моё пиво! – сестра попыталась перехватить чашу, но пиво уже впитывалось в циновку.
   – Перестань, Мерит. Ведёшь себя, как маленькая – одёрнула сестру Сидха – На тебе ещё пива, только успокойся! Вон, Басет напугала своим диким хохотом.
   – Ох, ну всё у вас не просто так! – Мерит подставила чашу под струю пива из кувшина – И кошка-то у вас не кто иная, как сама Басет [14]
   – А то! – Сидха налила в свою чашу воды, отхлебнула. – Видала, какая красавица? У кого такая ещё?
   Кошка, услышав о себе столь лестное мнение, выгнулась, сладко потянулась и повалилась набок, жмурясь.
   – Да, счастливая ты, сестрица – Мерит отхлебнула пиво, почмокала, смешно оттопырив губу. Сидха улыбнулась. Мерит была младше её на два года, но пятнадцать лет – возраст для девушки вполне зрелый. А всё губу оттопыривает, как малышка. До чего же сильны привычки, принесённые из детства! – Счастливая! Тутепх – это же… Это… – Мерит сделала жест рукой, будто собиралась огрести Вселенную, в тщетной попытке подобрать подходящий эпитет.
   – Тутепх – это Тутепх – пришла на помощь сестре Сидха – И этим всё сказано. Ты лучше рассказывай, что у нас дома.
   – Дома? Всё хорошо дома. Отец взял Ауана, уехали в Мендес по торговым делам. Мама вот обижается. Совсем забыла ты нас, говорит.
   – Да где забыла-то? – Сидха возмущённо округлила глаза – Вот была…
   – Ничего себе «вот»! Полмесяца почти прошло!
   – А ты думаешь, легко быть замужней женщиной? – засмеялась Сидха – Тутепха нет, а папа Тигами в кузнице с утра до ночи. И Ако теперь там же, пытается вместо Тутепха работать. Одному медь лить несподручно, а работы у них сейчас полно. А я всех пои-корми – и мужиков, и коз, и кошек! Да ещё в хижине у них там прибирай…
   – Ой, как раз насчёт… Днём и ночью ведь льют-куют все кузнецы. И Ави мой с отцом и братьями стрелы делают, не разгибаясь…
   Сидха улыбнулась. Мой Ави… Славный парнишка. Вот только выкупа у многодетной семьи на невесту собрать трудно. Оттого и сидит пока в девушках Мерит, ждёт…
   – Когда уже твой Ави заберёт-то тебя?
   – Заберёт! – абсолютно уверенно изрекла Мерит. Таким тоном говорят: «завтра взойдёт солнце» – Уже папа готов скостить на меня цену…
   Сидха прыснула, поперхнулась, и сёстры враз расхохотались.
   – За тебя же давали десять дебенов серебра!
   – Ну, когда это было! Я тогда молодая была… – притворно вздохнула Мерит, скромно опустив очи долу. И сёстры снова расхохотались – Да и не пошла бы я за этого толстого увальня. У меня есть Ави, вот!
   – Ну и молодец – вновь улыбнулась Сидха, подливая сестре ещё пива.
   – Не, ты вот чего скажи – Мерит уже слегка охмелела – Правда война будет?
   Улыбка сползла с лица Сидхи.
   – Правда, Мерит.
   – И когда?
   – Я тебе не Смотрящий – рассердилась Сидха – К чему такие вопросы?
   Мерит тоже стала серьёзной. Поставила свою чашу с пивом на столик.
   – Я ведь не просто так любопытничаю, сестра. Мне НАДО. Понимаешь? У меня Ави. Ведь Тутепх всё время был на Совете, и ты от него должна знать. Скажи!
   Сидха помедлила. Аргумент был серьёзный. Ави уже вошёл в пору, когда молодым парням дают в руки копьё и боевой топор.
   – Войско Нармера придёт, как только спадут воды Хапи.
   – Так скоро? – сестра смотрела на Сидху расширенными глазами – Это… Это же через месяц!
   – Ой, да отстала бы ты! – вдруг взвилась Сидха – «У меня Ави» – передразнила она сестру. – А у меня вот будто никого нет!
   – Да ладно, ладно… – забормотала Мерит. Кошкой соскользнула со своей циновки, прижалась к сестре, ласкаясь. – Прости глупого ребёнка. Да?
   – Ребёнок… – фыркнула Сидха, успокаиваясь – Сиськи вон какие отросли, замуж собралась, а всё ребёнок. Ладно, ребёнок, садись и пей пиво – она вновь рассмеялась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация