А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "«Шестисотая» улика" (страница 27)

   Но, как видно, этот парень оказался не из таких. Ни слова не говоря, он хлестко ударил кулаком в усатую рожу, и когда Грек упал, быстро пошел к своему «Опелю».
   – Ах ты, сучонок! – взвыл Грек, пытаясь подняться на ноги. И когда ему это удалось, зеленый «Опель» пролетела мимо, едва не зацепив усатого капитана левым передним крылом. К счастью, Грек успел увернуться.
   Из подъезда выскочили Туманов с Ваняшиным. Подбежали к Греку.
   – Ты жив? – оживленно спросил Туманов, подбегая.
   – А хрен ли мне сделается? Только вот, кажется, вставной зуб у меня вылетел. – Грек хотел наклониться, чтобы отыскать зуб в траве, но Туманов схватил его под руку и, увлекая Грека за собой, побежал с ним к «девятке» Ваняшина, подгоняя на бегу: – Быстрее шевели ногами, Грек. Давай, ну же.
   Но Грек быстрее давать не мог, потому что окончательно еще не оклемался от сильного удара, который получил от парня.
   – Леша, заводи, – крикнул Федор, забрасывая Грека на заднее сиденье. Сам запрыгнул на переднее. – Грек, ты номер машины этого подонка запомнил? – спросил майор.
   – Запомнил, – шепеляво произнес Грек. Утрата зуба сказалась на его дикции, и теперь что бы он ни говорил, это было поводом для насмешки лейтенанта Ваняшина. Он и сейчас, узнав в чем дело, не упустил подколоть Грека:
   – Ну все, Грек, теперь твоя Анютка тебя беззубого бросит. А на что ты ей такой сдался?
   Грек на это рассвирепел, грозя в очередной раз когда-нибудь непременно расправиться с языкастым летехой Ваняшиным. Хотя тут же майор ему запретил отвлекать Ваняшина, сделав заодно и тому приличное внушение.
   – Если потеряешь из виду этот зеленый «Опель», то смотри у меня, – пригрозил майор. Ваняшин поклялся, что такого с ним не произойдет и опять не упустил съязвить над Греком, заявив, что он не такой разиня, как капитан.
   И в этом лейтенант не подвел. Изрядно помотавшись по городу, сыщики увидели, как «Опель» въезжает во двор пятиэтажного дома. Оперативники въехали туда же почти следом, но водителя в машине уже не оказалось.
   – Все. Мы его потеряли, – в сердцах, Грек пнул ногой по колесу стоящей иномарки. А Федор посмотрел по сторонам. Слишком уж знакомым показался ему этот двор.
   – Нет, Сан Саныч, ты не прав. Мы его не потеряли. Я знаю, где нам его искать. За мной, – проговорил Туманов и быстрыми шагами направился к подъезду.
   В подъезд сыщики вошли так, что даже входная дверь не скрипнула. Прислушались и услышали на площадке пятого этажа продолжительные звонки в дверь. Потом дверь едва слышно открылась и также тихо закрылась. И все опять стихло.
   Туманов с Ваняшиным и Греком быстро поднялись по лестнице на пятый этаж и прислушались. За тремя из дверей было тихо, видно жильцы уже спали, и только за четвертой, Федор услышал, что кто-то там разговаривает. Показал пальцем на эту дверь.
   Лейтенант Ваняшин своего старшего понял с полуслова. Молчком они с майором отошли на несколько шагов, и когда Грек махнул рукой, оба резко рванулись вперед и со всей силы, ударили ногами в дверь, вышибив ее внутрь прихожей вместе с косяком. Очутившись в коридоре, сразу прижались к стенкам. Туманов к одной. Ваняшин к другой. Оружие на изготовку, но стрелять на этот раз сыщикам не пришлось.
   На кухне за столом сидел бывший подполковник Пономарев и парень, который в подворотне пытался прикончить майора кинжалом. Видно не тот не другой, не ожидали в столь поздний час появления сыщиков, да еще здесь в квартире Пономарева. Поэтому выглядели растерянными. А когда первоначальный шок прошел, обоим ничего не оставалось, как подставить руки, на которые опера тут же защелкнули им наручники. Причем, Пономарев никак не мог понять, как такое могло произойти. Уверен был, что его квартира вне всяких подозрений. И обескуражено глядя в глаза Федору Туманову, проговорил:
   – Выходит ты, майор, ко мне не просто так приходил?
   – Конечно, не просто так, – согласился Туманов. – Я слишком хорошо ознакомился с вашим личным делом. Не скрою, у меня возникло подозрение, человек, у которого в перспективе повышение по службе, вдруг ни с того ни с сего уходит из органов. И только потом я узнал, что в действительности уволили вас за халатное отношение к должностным обязанностям. Шестеро тех омоновцев погибли по вашей вине, подполковник. Да и жена ваша, – обвел взглядом майор комнату, словно находя, что в ней чего-то не хватает.
   – А что вам моя жена? Какое вам, майор, до моей жены дело? И не вплетайте ее, пожалуйста, сюда, – потребовал бывший подполковник.
   Федор улыбнулся.
   – Да, вы правы. Вплетать сюда вашу супругу не стоит. С ней вы уже разведены лет этак десять. К тому же год назад ваша бывшая жена скончалась.
   – Уже и справки навели? – съязвил Пономарев. И Туманов отрицать не стал. Сказал:
   – Признаюсь, было, дело. Навел. Жена ваша действительно тут не при делах. А вот любовница?… Ее ведь Кариной звать? Не так ли, господин подполковник?
   Бывший подполковник вздрогнул, когда Туманов упомянул про любовницу.
   – По-моему, в прошлый раз, когда я к вам заходил, вот тут на серванте стояла фотография девушки, – показал Федор место, где точно видел фотографию, под которой внизу было написано имя девушки. – Где она? Хотелось бы на нее взглянуть еще раз.
   – Пошел к черту, майор, – проговорил Пономарев, отворачиваясь к окну. – Я тебе ничего не скажу. А ты, – покосился он на парня. – Оказался тупицей. Зря я связался с тобой. Ты привел сюда хвоста.
   Обоих задержанных привезли в управление и поместили в одиночные камеры. Наутро, Грек с Ваняшиным приступили к допросу, а майора Туманова срочно вызвал к себе полковник Васильков.

   Когда Федор вошел, «батяня» озабоченно спросил:
   – Как успехи, майор. Говорят, вы ночью произвели задержание?
   – Было дело, – Туманов не любил раньше времени распространяться по ведению уголовных дел, и даже, кое-что скрывал и от самого Василькова. Но видно на этот раз от подробностей было не уйти.
   Полковник улыбнулся.
   – Ладно, майор, давай колись. Говори, кого притащили?
   Туманов притворно вздохнул, понимая, что под нажимом начальника ему некуда отступать. Сказал:
   – Задержали двоих. Оба бывшие сотрудники милиции, в составе сводного отряда воевали в Чечне. Мы провели обыск на квартире у Пономарева, нашли оружие, которое принадлежало погибшим бойцам отряда. Вместе с молодым своим помощником, лейтенантом Рожковым, они привезли его сюда. Правда, пока не совсем ясно, какое отношение имеет Пономарев к Савинской и Бабенко. Судя по опросам многочисленных знакомых Савинской, Пономарев не входил в ближайшее окружение руководителя альянса и его гражданской супруги. С Рожковым намного ясней.
   – Это он напал на тебя с кинжалом? – спросил Васильков, слегка нахмурившись.
   – Он, – кивнул Федор. – Я не знаю, при каких обстоятельствах они познакомились с Бабенко. Скорее всего, узнав о том, что он бывший спецназовец, Бабенко взял его к себе в личную охрану. Но парень оказался не промах.
   – Это, в каком смысле? – не понял Васильков. Федор поспешил объяснить.
   – По-моему, он теперь стал любовником Савинской. Вчера вечером мы с Ваняшиным вели наблюдение за квартирой Бабенко. После его внезапного исчезновения, Савинская теперь проживает в ней одна. Так вот вчера мы стали свидетелями ее любовной связи с Рожковым. Думаю, если нам его удастся разговорить, то у нас появится кое-что новенькое о внезапном исчезновении Бабенко.
   Полковник призадумался.
   – Да, пожалуй, ты прав, Федор Николаич, – положил он тяжелую ладонь на стол, давая понять, что разговор закончен, но не упустил добавить: – Ладно, майор. Только не забывай докладывать, а то из тебя слово клещами не вытянешь. А я, как начальник отдела, должен быть в курсе всех событий. Да ты не беспокойся, на совещаниях у генерала, я ведь не обо всем докладываю, – улыбнулся Васильков. – Кое о чем умалчиваю до поры до времени. Поэтому, о подробностях, можешь мне не говорить, но суть, я знать обязан, чтобы не выглядеть белой вороной у шефа на ковре. Так что не взыщи, майор, но кое-что я с тебя требовать буду. А сейчас иди и работай.
   Выйдя из кабинета полковника Василькова, Федор Туманов поспешил в криминалистический отдел. Еще с утра попросил Семина откатать пальчики Рожкова и сличить их с теми отпечатками, которые были обнаружены на ванне, в которой сожительница Домедова обнаружила его тело. И нисколько не удивился, когда Семин заявил, что отпечатки полностью совпадают.
   – Один к одному, – сказал главный криминалист, подозрительно глянув на майора. Даже не удержался от вопроса и спросил, откуда у Туманова была такая уверенность. На что сам майор заявил с улыбкой:
   – Интуиция сыщика подсказала.
   Не известно, поверил ли главный криминалист сыщику, но он скроил замысловатую физиономию, размышляя по поводу сказанного Тумановым. А Федор подождал пока, Семин напишет ему заключение по отпечаткам пальцев, потом схватил его и поспешил в свой кабинет.
   Бывший лейтенант отряда милиции специального назначения пытался хитрить с оперативниками, выдавая себя не за того, за кого они его принимают. Когда Грек задал вопрос, с какой целью Рожков следил за Тумановым, а потом напал на него, бывший лейтенант, не моргнув глазом, придумал легенду о том, будто бы их майор уж очень похож на одного типа, который занял у него полторы тысячи долларов и решил не отдавать. А по поводу нападения, Рожков и вовсе заявил, что пустил вход кинжал для самообороны и убивать майора никак не собирался, а всего лишь хотел попугать.
   – Вон он, какой у вас кабан, ваш майор, – глядя в глаза капитану Греку, произнес бывший лейтенант. – С таким разве на кулаках сладишь. – Говоря так, Рожков был уверен, что у сыщиков нет на него ничего более существенного, за что бы он мог получить приличный срок.
   Причем, еще с момента первого допроса, у Туманова закралось подозрение, что бывший лейтенант, проявляя готовность сотрудничать с оперативниками, на самом деле, пытается что-то скрыть, не договаривает. Знакомство с Пономаревым он не отрицает. Да и смешно было бы утверждать, будто они не знакомы. Командир спецотряда и его бывший подчиненный. Только у Федора появилось устойчивое мнение, что и после, уйдя на гражданку, для этих двоих ничего не изменилось. По крайней мере, для Рожкова. Он по-прежнему, подчиненный подполковника Пономарева. Только вот пока не ясно, что их так крепко связывает, объединяет.
   – Может, то, что воевали вместе? – высказал предположение капитан Грек. Ваняшин на эту тему решил вообще не высказываться. И правильно сделал, потому что Федор Туманов тут же отверг предположение капитана:
   – Нет, Саня. Думаю, ты не прав. Память тут не при чем. Сдается мне, тут у них совсем другой интерес. Корыстный. Для чего ночью Рожков сразу же после встречи с Савинской, поехал к Пономареву домой?
   Грек на это не ответил. Признаться, капитан и сам мучился этим вопросом, особенно, когда из уст Рожкова прозвучала нелепица, будто ему захотелось выпить.
   – И стоило из-за этого тащиться полгорода? – недоверчиво спросил тогда Грек у бывшего лейтенанта. На что тот ответил с улыбкой:
   – А мне приятней пропустить по стаканчику с бывшим командиром.
   Прозвучало вполне логично и, в общем-то, обоснованно. Грек и сам не любил пить в одиночку. И водочка бы намного приятней пошла, если б компанию разделить с майором Тумановым или же с лейтенантом Ваняшиным.
   – Ерунда это все, что он сказал, – махнул рукой майор, прослушав запись. – Тут что-то другое.
   – А что? – в один голос спросили усатый капитан Грек с лейтенантом Ваняшиным.
   Федор посмотрел на Грека, потом на Ваняшина. Но спросил у Грека:
   – Скажи, Грек, как ты думаешь, зачем молодой девушке, дарить свою фотографию уже немолодому любовнику?
   – Ты про фотографию любовницы Пономарева? – поспешил уточнить Грек.
   Туманов утвердительно кивнул.
   – Именно, про нее.
   Грек скроил задумчивую физиономию.
   – Ну знаешь, Николаич, извини, но ты не прав. Может, у них настоящая любовь. Вот мне Анютка, тоже подарила свою фотографию… – проговорив это, усатый капитан покосился на Ваняшина и заметил, что тот улыбается. – Чего ты щеришься? – напустился на него Грек.
   Ваняшин махнул рукой и отвернулся, сказав:
   – Ладно, усатый Ромео. Тоже мне любовничек.
   – А что я и полюбить никого не могу, по-твоему? Или меня не могут?
   – Грек, – остановил Федор капитана, видя, что тот разошелся и вот-вот закипит, как самовар. – В случаи с Пономаревым совершенно другое…
   Грек уставился на майора.
   – Девушка та с фотографии, не любовница его, а дочь.
   – Дочь? – переспросил Грек, удивленный таким открытием майора.
   Ваняшин деликатно промолчал, хотя был удивлен не меньше Грека, и во все глаза таращился на майора, ожидая услышать от него чего-нибудь еще такое, словно открытие. И тут же услышал.
   – Я ее хорошо разглядел, – сказал Федор.
   – Где, это ты мог ее разглядеть? – поспешил узнать бесцеремонный Грек, ни за что не желающий пропустить такую подробность. Хотя Туманов и сам собирался рассказать приятелям, где и как это произошло. Сказал:
   – Я ее видел в кабинете у Филатова, начальника службы безопасности общества автомобилистов. – Прозвучало коротко и вполне доходчиво, что в свою очередь навело Грека на мысль, которой он не пожадничал поделиться с майором и лейтенантом Ваняшиным.
   – Постой, выходит, тортик Филатову в ИВС принесла дочура Пономарева? – Сказано было с таким восхищением, будто усатый капитан до этого дошел своей головой без подсказки Туманова, и теперь не возражал бы, если эти двое, сидящие рядом с ним, поддержали восторг Грека бурными аплодисментами.
   Аплодисментов не последовало. Федор Туманов сдержанно кивнул и сказал коротко:
   – Точно. Молодец, что допер.
   Грек улыбнулся.
   – А чего тут не допереть, когда все ясно, как божий день. Ну негодяй этот подпол. Родную дочь подставил. Отнесла красная шапочка дяде тортик, дядя скушал и тютю, – сокрушенно произнес Грек, при этом, скрестив руки на груди и закрыв глаза, изобразив, что стало с Филатовым.
   Федор на это возразил, сказав:.
   – Да скорее всего, она и не знала, что торт пропитан ядом.
   – Не знала? – уж с чем-чем, а с этим Грек не мог согласиться и заявил настойчиво: – Херня, это все, Николаич. Все она стервоза знала, потому как из одной шайки лейки с папашей. Вот возьмем эту зассыху, и все прояснится.
   Туманов призадумался, находя, что Грек отчасти прав, а именно в том, что надо найти эту девушку с именем Карина. Тогда действительно кое-что станет ясным. Хотя бы кто уговорил ее отнести торт Филатову.
   – Знаете, я, кажется, догадываюсь, зачем так срочно Рожков приехал домой к Пономареву, – вдруг сказал Федор.
   Грек посмотрел на него с завистью и пробубнил:
   – У нас сегодня, прямо вечер отгадок. Ладно, майор, не тяни кота за хвост. Давай, без выпендрежа. Знаешь, так говори. Чтоб и мы с Лешкой знали.
   Федор не возражал против такого расклада.
   – У меня подозрения, а что, если Рожков должен был убить девушку? – майор посмотрел на Грека с Ваняшиным. Те, в свою очередь, уставились на своего старшего.
   – А почему он должен убивать ее? – Греку сказанное майором, показалось не совсем обоснованным. Хотя, безусловно, это всего лишь предположение, а их можно строить много и как угодно, чтобы, в конце концов, придти к логическому заключению. А заключением в этом деле мог бы стать только господин Бабенко, бывший руководитель автомобильного альянса. Об этом Грек и не упустил напомнить майору.
   – Вот именно, – охотно подхватил майор. – Правильно, Бабенко. И я нисколько не сомневаюсь, что Рожков знает, или хотя бы догадывается, где он. А из этого следует что? – Туманов опять поглядел в мрачные лица своих верных помощников, которые как видно, решили отмолчаться в очередной раз, и сказал: – А то, что нам надо работать с Рожковым и добиться от него, во что бы то ни стало, признания.
   Этот разговор у Федора Туманова с операми произошел вчера, а сегодня, майор вошел в кабинет, увидел сидящего на стуле бывшего спецназовца Рожкова с надменной улыбкой. Сразу видно, что парень он тертый и вполне уже сумел освоиться с резкой переменой в его достаточно молодой жизни.
   – Жизнь и не такому научит, – сказал он Федору, когда тот заметил по поводу его приспособляемости. Так или иначе, но одиночка, показалась ему даже очень комфортной камерой.
   В какой-то мере этот нагловатый парень был по-своему прав. И майор сказал, кивнув:
   – Да. Жизнь многому научит. – Причем, прозвучало это так, что парень напрягся. Улыбка слетела с его лица, и он, глянув подозрительно на Туманова, спросил:
   – Вы это к чему?
   Туманов сел на свой стул. Достал из папки заключение криминалиста Семина. Подвинул его по столу поближе к Рожкову.
   – А к тому, что в случаи с тобой, произошло обратное. Как раз тебя-то жизнь ничему и не научила. Знаешь, Рожков, я тебе ничего не стану обещать…
   Бывший лейтенант улыбнулся. Но улыбка получилась через силу, и это стало слишком заметно по его лицу.
   – Да я и не прошу ни о чем, – сказал он, по-прежнему, настороженно глядя на майора, который ему казался совсем не таким, как эти двое, которые теряли с ним время на допросах. Майор не многословен, конкретен и жесток. А еще эта проклятая уверенность. Каждое произнесенное им слово, звучит так, словно майор уже наперед знает его вину. И говорит так, будто не требует признания, а просто доводит до сведения, чтобы у Рожкова не возникало сомнения в своем задержании.
   – Ты даже можешь ничего не говорить, если хочешь, – прозвучало как совет, от которого Рожкову стало не по себе. – Вот у меня на столе лежит заключение криминалистов о том, что твои отпечатки пальцев обнаружены на ванне, в которой лежало тело Домедова. А через пару дней мы возьмем того, кто заказал тебе его убийство. И для тебя все закончится. Получишь на всю катушку. Плюс сюда, нападение на сотрудника милиции. То бишь, на меня. Как видишь, я тебя не призываю к сотрудничеству со следствием. За тебя это сделают другие, – многозначительно намекнул майор и не упустил заметить: – Только знай, что сейчас ты уже бывший мент. Поэтому в спецтюрьму не надейся попасть. Так что, – развел майор руками, – извини, но камера с уголовниками тебе гарантирована. – Заключение криминалистов Федор Туманов положил так, чтобы Рожков мог его хорошо прочитать. Теперь же увидев, что он читает, сыщик с улыбкой сказал: – Да ты возьми его в руки. Знаешь, тебе как бывшему коллеге, даже могу позволить взять его в камеру и там хорошенько прочитать на ночь.
   Рожков кисло улыбнулся.
   – Да зачем, гражданин майор, я и тут прочитаю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация