А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "«Шестисотая» улика" (страница 25)

   – Ну и чего он? – угрюмо спросил Пупа.
   Бугор махнул рукой.
   – Да ну его, на хер. У него семь пятниц на недели. Теперь уже говорит, что не надо было угонять тачку. Говорит, надо было оставить ее там и того мужика в ней.
   Пупа плюнул на земляной пол мастерской.
   – Тьфу ты, мать его. Чего он в дурь попер? Это же его была идея с «Мерседесом». А теперь на попятную прет.
   – Прет, потому что видать на него надавили. Пожадничал он с этим «Мерседесом». Хотел толкнуть подороже. А теперь уже раздумал. Сказал, что продаст кому-нибудь из своих. Но это уже его дела. Нас они не касаются. Мы его приведем в божеский вид, а дальше уж пусть он решает сам, – закончил Бугор, принимаясь свинчивать с иномарки номера.
   – Проклятущая машина, – сказал Пупа, когда Бугор ушел.
   Кесарь хмыкнул на это. Он не понимал, почему приятель недоволен. За ночь они перебили на «Мерседесе» номера. Документы на него уже были готовы. Причем, подлинные с печатями. К тому же, машина стоящая. О такой только можно мечтать. Теперь все дело за Викентием, чтобы он поскорее толкнул «Мерс». И тогда можно денежки делить.
   Пупа посмотрел на него пристально и произнес:
   – Ты разве не знаешь, кому принадлежит этот «Мерседес»? – спросил он, пытливо заглядывая Кесарю в глаза.
   – Нет, – откровенно признался Кесарь.
   – Ну и хорошо, что не знаешь, – сказал на это Пупа, решив не вдаваться в подробности и не раскрывать все карты.
   На следующий вечер к ним приехал сам Викентий и забрал «Мерседес», тут же расплатившись за него. Кесарю досталось шесть тысяч баксов. Сколько получили Пупа с Бугром, Кесарь не знал. Хотя и предполагал, что наверняка приятель Пупа огреб намного побольше, а про Бугра и говорить не стоит. Но Кесарь не жадный, чужих денег не считал. Он уже стал забывать про этот черный «Мерседес», который приятель Пупа считал проклятущим, как вдруг однажды, приехав в мастерскую, застал там приятеля Пупу с Бугром в невеселом настроение. Глядя в их лица, нетрудно было догадаться, что за то время, пока Кесаря не было с ними, что-то произошло. И в своей догадке Кесарь не ошибся.
   – Олег, – впервые назвав Кесаря по имени, Бугор проговорил: – настало время, проверить тебя в настоящем деле. До этого вы с Пупой неплохо угоняли машины. Но обстоятельства складываются таким образом, что мы должны друг другу доверять, потому что вляпались в неприятную историю.
   – Это из-за того «Мерседеса»? – догадался Кесарь.
   Оба, Бугор и Пупа уставились на него. Наверное, не ожидали, что он такой сообразительный.
   Бугор согласно кивнул, сказав:
   – Из-за него, родимого, – кажется, он собирался проговорить это весело, даже шутливо, но получилось, не совсем весело. И уж совсем не шутливо.
   – Да, – вздохнул Кесарь, припоминая, что еще, когда в первый раз он только увидел этого черного монстра, в его душу закралось нехорошее предчувствие. И теперь, похоже, следует ждать неприятностей.
   – Так что с этим «Мерседесом»? – спросил Кесарь.
   Пупа вздохнул, стараясь не встречаться взглядом с ним. Налил в стакан водки, выпил, зажевав куском колбасы.
   – Викентий задвинул этот «Мерс» своему заместителю. Но что-то там у них не заладилось.
   – Разосрались они, одним словом. Зам его гнидой оказался, – добавил Пупа. Бугор посмотрел на него осуждающе.
   – Не нам решать, что промеж них вышло, – сказал он Пупе, сурово сдвинув брови, потом повернулся к Кесарю и продолжил: – В общем, он позвонил нам и велел «Мерс» угнать.
   Кесаря эта новость не расстроила. Подумаешь, делов-то, угнать машину. Но Бугор его остановил, положив тяжелую ладонь на плечо.
   – Погоди, парень. Не гони. Угонять машину тебе не придется. Викентий хочет, чтобы никто из наших не засветился перед его замом. На этот раз машину угонит другой человек.
   – Другой? – переспросил Кесарь, при этом не испытав ни капли облегчения. Зная натуру Бугра, не сомневался в том, что ничего хорошего от такого человека ждать не стоит.
   – Есть у меня на примете один паренек, мать его так. Тоже специалист по машинам. Давно просится к нам в бригаду, – хохотнул Бугор, выставив напоказ крепкие широкие зубы.
   Кесарь выказал готовность, все оставить на откуп Бугру. Да и какой смысл оспаривать его решения, раз он здесь старший.
   – Смотри сам. Если стоящий пацан, можно и взять, – сказал Кесарь.
   Но Бугор отрицательно покачал своей башкой, которая прочно покоилась на могучей, как у атлета, шее.
   – Нельзя, – сказал он и тут же добавил: – Потому что у меня имеются насчет его сомнения. Парень снюхался с местным участковым. И к нам в бригаду он просится не просто так, а по конкретному заданию того мента. В Москве сейчас много угоняют машин. И раскрыть такую устойчивую группу, как наша, для ментов за счастье. Поэтому, как только он пригонит тебе «Мерс», ты его уложишь там. Зачем он нам?
   – Я?! – Кесарь изо всех сил старался не показать, что он струсил от предстоящей мокрухи. Угонять машины, это одно дело. А убить человека, это совершенно другое. На такое он не подписывался.
   Но Бугор ткнув пальцем ему в грудь, упрямо сказал:
   – Ты. А кто кроме тебя это сделает? Пупа? Так он уже мочканул одного. Мне и вовсе нельзя. Если меня зацапают за этого пацана, то острова «Огненный» мне не избежать. А мне на свободе пожить охота. Баб пощупать. – Он хотел засмеяться, но, заметив на лице Кесаря нерешительность, зло сверкнул белками глаз. – Что, сучонок, струхнул? Ручонки задрожали? А денежки любишь. Когда берешь денежки, ручки не дрожат?
   – Да у меня и сейчас они не дрожат, – проговорил Кесарь, чувствуя, что руки у него и в самом деле подрагивают, но не настолько, что Бугор мог это заметить. Скорее всего, проговорил он это просто так. Решил подловить Кесаря.
   – Ладно. Если надо, я его сделаю, – согласился Кесарь, хотя на самом деле, хотел сейчас другого: развернуться и сломя голову бежать отсюда. Пацан тот, может и в самом деле, просится к ним с целью, чтобы потом выдать их своему участковому. Но Кесарь понял и кое-что еще, о чем наверняка, подумывал хитрющий Бугор. Посылая его на мокруху, он знает, что после уже Кесарь с ними будет повязан кровью. Вот только что с этого самому Кесарю?
   Пупа достал пакет. Тот самый, в котором, завернутый в газету, лежал пистолет «ТТ». Положил пакет перед Кесарем.
   – Забирай, – сказал он и добавил: – Сейчас мы с тобой сгоняем в одно местечко. Там у этого пацана гараж. Я тебя с ним познакомлю и отвалю. Ты уж сам с ним договоришься, где вам потом встретиться, когда он угонит «Мерседес». Но я думаю, что лучше всего, это тебе сделать у гаражей. Местечко там тихое. А потом, окраина. Ни одной живой души вечером там нет.
   – В таком случаи, я постараюсь воспользоваться твоим советом. – Прозвучало не совсем дружелюбно. Но по-другому отвечать Кесарь и не собирался. Если Пупа такой умный и все-то знает, то почему бы ему самому не уложить того парня и зачем подпрягать его, Кесаря.
   – Ну смотри сам, – проговорил Пупа, когда они садились в машину. Опять за руль «девятки» пришлось сесть Кесарю. – Я водочки выпил, – объяснил Пупа, давая понять, что не собирается иметь неприятностей с ментами.

   Кушнарь, как называл парня Пупа, Кесарю сразу не понравился. Было в его поведение что-то подхалимское. Разговаривая с Пупой, он вел себя так, словно всячески пытался втереться к нему в доверие, хотя виделись они всего пару раз и не больше. С Кесарем вообще увиделись только сейчас, но Кушнарев запросто называл его Олежкой. Глядя в его улыбающуюся, слащавую мордочку, похожую на мордочку мышонка, Кесарю хотелось хорошенько врезать по ней. Уж слишком она не внушала доверия. И пули на него, он уж точно не пожалеет.
   Кушнарь оказался проворным пацаном, и с «Мерседесом» их не обманул. Все сделал, как и обещал. Деньги за угнанную иномарку, согласно уговору, он должен был получить от Кесаря. Но вместо денег, получил пулю.
   На выезде из гаражей, дорогу «Мерседесу», преградила «девятка». За рулем в ней сидел Пупа, а рядом с ним какой-то человек, лицо которого показалось Кесарю отдаленно знакомым. И только приглядевшись более внимательно, он признал в нем того мента, который тогда сидел перед перекрестком в зеленой «десятке». Только на этот раз он был не в форме гаишника, а в модном джинсовом костюме.
   – Покатался, а теперь вылазь, – сказал он Кесарю, быстро занимая его место за рулем угнанного «Мерседеса».
   Пупа сидел в своей «девятке» и безучастным взглядом наблюдал за тем, как мент садится за руль иномарки. И только когда он уехал, выплюнув в открытое окно окурок сигареты, сказал с недовольством:
   – Вот гнида, ментовская. – Потом, уставившись на Кесаря, рыкнул: – А ты чего стоишь? Садись в машину. Надо линять отсюда поскорее.
   Кесарь сел рядом.
   – Пистолет все еще у тебя? – спросил Пупа. – Надо избавиться от него. Двойная кровь на нем. Застукают менты и хана нам.
   Кесарь не возражал. Он и сам подумывал об этом же.
   Проезжая мимо огромной лужи, вытекающей из полуоткрытого канализационного колодца, Пупа остановился и велел Кесарю выкинуть пистолет.
   – Будем считать это подарком для дигеров, – усмехнулся он, когда пистолет бултыхнулся в отверстие колодца, и до отказа надавил ногой на педаль газа.
   Мотор «девятки» взревел, набирая обороты.
   – Куда он погнал «Мерседес»? – спросил Кесарь, вглядываясь в удаляющиеся красные огни иномарки.
   Пупа скроил недовольную рожу.
   – А чего ты так об этом беспокоишься?
   Кесарь посчитал, что после того, как он пришил Кушнаря, теперь имеет право на большее. Раньше в его присутствие Бугор с Пупой старались о многом не говорить. Наверное, не доверяли. Но теперь-то, какой смысл от него таится, когда он с ними замаран кровью.
   – Жаль машину. Классная тачка, – сказал Кесарь. В его голосе слышалась зависть, которая не осталась не замеченной Пупой. Тот вздохнул и сказал:
   – И мне жаль. Я бы не против поменять свою старушку, – хлопнул он ладонью по рулю, – на этот «Мерс».
   Вопреки ожиданиям, Пупа привез Кесаря не домой, а в мастерскую. Там уже их ждал Бугор. Встретил Кесаря с улыбкой, как своего. Тепло пожал руку и сказал:
   – Вот теперь ты, парень, для меня свой в доску.
   Расспрашивать он ни о чем не стал, и это навело Кесаря на мысль, что Бугор обо всем в курсе, даже о малейших деталях. Удивило, откуда он мог узнать, ведь Пупа не звонил ему. И если никто не следил из темноты за Кесарем, как он убил Кушнаря, то остается мент. Его работа. Кроме него, некому.
   В мастерской Кесарь увидел новенький темно-зеленый «Мерседес». Глянул удивленно на Пупу с Бугром.
   Те улыбнулись.
   – Как видишь, пока тебя не было, мы не теряли времени даром, – похвалился Бугор, погладив ладонью по капоту иномарки. – Новенький. Ему нет еще и года.
   Кесарь вспомнил, что чаще всего такие дорогие иномарки они угоняли под заказ. Викентий говорил им, что есть клиент, желающий приобрести дорогую иномарку, говорил название машины, а остальное уже было их дело. Как потом Кесарь узнал, с документами на угнанные машины им помогал тот самый гаишник, владелец зеленой «десятки».
   – А что есть клиент на это чудо технического прогресса? – спросил Кесарь, кивком головы указав на «Мерс».
   На этот раз за Бугра ответил Пупа:
   – Викентий сказал, что эта тачка пойдет его заму, взамен той, угнанный.
   Кесарь уставился на него удивленно.
   – Не понял. За каким тогда надо было угонять у него тот «Мерс»? Пусть бы ездил на нем. А эту ведь можно толкнуть кому-нибудь другому, – проговорил Кесарь, находя свое предложение довольно дельным. Но Бугор упрямо покачал головой.
   – Знаешь, Олег, не обижайся, но это не наше с тобой дело. Нам Викентий сказал, сделать так, мы и делаем. Понимаешь, заместитель его успел застраховать «Мерс». А как только Кушнарь угнал его, побежал в ментовку с заявой. А ты правильно сделал, что замочил Кушнаря. Засветился он, когда угонял машину. Заместитель Викентия в ментовке дал его приметы.
   С этим темно-зеленым «Мерседесом» пришлось изрядно повозиться. Бугор перебил номера. Теперь они стали такими, какие были на «Мерседесе», когда заместитель Викентия его купил. Потом они перекрасили его в черный цвет. А уже через день Кесарь пригнал машину по тому адресу, какой ему указал Бугор. Он не знал, в каком из домов проживает заместитель председателя общества автомобилистов, но машину оставил там, где велел ее оставить Бугор. Даже барсетку с документами и ключами от квартиры они положили на сиденье так, как она лежала до того момента, как Кушнарь угнал «Мерседес».
   Но уже через три дня они узнали, что заместитель председателя общества автомобилистов погиб.
   – Во, как. Зря только с этим «Мерсом» возились, – сказал Кесарь. На что Бугор счел нужным возразить:
   – И ничего не зря. Викентий толкнет его кому-нибудь другому. А вообще, нам до этого всего дела нет. Мы свою работу выполнили. Денежки получили.
   Кесарь вспомнил, что за этот другой «Мерседес» Викентий с ними расплатился по минимуму. По крайней мере, самому Кесарю за него перепало всего две тысячи баксов. Разве это цена за такой новенький «Мерс». Тем более, Викентий пока запретил им угонять машины, передав, что со смертью его заместителя к нему проявляет интерес сыщик по фамилии Туманов.
   Лично Кесарь от этого запрета испытал только некоторое облегчение. Угонять машины, дело все-таки рисковое даже для таких специалистов, какими были они с Пупой. Но вот уж чего он никак не ожидал, так этого того, что им предстоит убрать сразу троих ментов.
   Бугор сказал им с Пупой об этом. Причем, тут же дал понять, что деваться им некуда.
   – Мент этот, Туманов, подбирается к Викентию…
   – Так может, лучше самого Викентия убрать? – предложил Пупа хорошенько не подумавши, за что чуть не схлопотал от Бугра по роже.
   – Ты, парень, думай, прежде, чем ляпнуть, – предупредил он.
   Пупа тут же решил поправить положение, сказал виновато:
   – Да это я просто так.
   – А за просто так, можно и головы лишиться. В общем, ментов положим здесь. Викентий их направит сюда, к Киселю. Этот майор Туманов упорный гад, оказался. Цепляется к Викентию. Ищет «Мерседес», который угнали у заместителя Викентия. Видно, что-то разнюхал, сыскарь гребанный. Вот и роет яму под Викентия. А мы тут выроем для него самого. Нам главное, только бы они в дом вошли. Внезапность на нашей стороне. Грохнем их, как собак поганых, и закопаем тут. И никто не узнает, где могилка легавых. Так что ли, Кесарь? – хохотнул он, хлопнув Кесаря по плечу.
   Кесарь ответил согласием. Да и что, собственно, изменилось бы, если б он не согласился. Тогда бы Бугор его закопал первого в яму, в которой бы потом прибавилось еще три трупа. Нет, такое соседство не для Кесаря. Не будет ему на том свете покоя, рядом с легавыми. Они не дадут.
   – В общем, так, хлопцы, – заговорил Бугор тише, хотя опасаться, что старик, хозяин дома, подслушает, не стоило. Последнее время он не просыхал от пьянства.
   – Ментов постараемся убрать по-тихому. Как зайдут в дом, приколим их ножами. Ну а если ножами не получится, вот вам с Пупой обрез, – достал Бугор пакет, в котором лежал обрез двуствольного ружья и пачка патронов шестнадцатого калибра. Себе он оставил пистолет, «Вальтер».
   – Сначала валим майора. Потом двоих его ментов. – Тут же Бугор придумал план, каким образом им заманить сыщиков в дом. Понимая, что все сразу они не зайдут, кто-то да обязательно останется на улице, он предложил майора сначала обезоружить и, приставив к горлу нож, заставить позвать своих помощников.
   – Когда увидят, что к виску их майора приставлен ствол, сами бросят свои пушки, – со знанием дела, проговорил он и улыбнулся. – А вот тут-то они и наши. Чего они нам сделают без стволов?
   – Ничего, – согласился Пупа. Кесарь ничего не сказал, только кивком головы давая понять, что он на такой вариант согласен.
   Но завалить сыщиков по-тихому, не получилось. Увидев, что Пупа убит, Кесарь не стал ждать, пока майор прикончит и его. На улице возле дома слышалась ожесточенная стрельба. Бугор отстреливался от ментов. А Кесарь бросился в дальний конец коридора. Там имелось небольшое окно, которое он еще утром предусмотрительно оставил приоткрытым. Теперь не пришлось терять драгоценные секунды на то, чтобы открыть шпингалеты на раме. Стоило только легонько толкнуть ее, как рама раскрылась, и Кесарь выпрыгнул на улицу.
   Убегал огородами и садами, не выбегая на открытые места, где его могли заметить. Бежал, сколько хватало сил, лишь бы поскорей очутиться как можно дальше отсюда. Он даже не задумывался о том, жив ли Бугор. Скорее всего, нет. Да и теперь для Кесаря это было не важно. Собственная жизнь дороже, чем жизнь Пупы и Бугра вместе взятых. Только бы убраться отсюда, а потом бежать из ненавистного города.

   Попался Кесарь на удивление просто. Видно, от отчаянья, совсем потерял смекалку. Наблюдая за окнами своей квартиры, он увидел мать, выходящую из подъезда. Странно, но те двое парней, сидящие в «шестерке» возле другого подъезда, казалось, не обращали внимания на мать Кесаря. И Кесарь уже засомневался, может, ни какие они не наблюдатели, раз не поехали за ней. Она пошла с сумкой, видно в магазин, а они так и остались сидеть в машине у соседнего подъезда.
   Ну и пусть. Это даже хорошо, если они не менты. Теперь надо передать матери, чтобы вынесла ему деньги. Сам он домой и шагу не ступит. Вдруг менты сидят в соседней квартире и только и ждут, когда он появится. Но они не дождутся его.
   Оглядываясь по сторонам, Кесарь направился по тротуару следом за матерью, стараясь не потерять ее из виду. Увидел, как она входит в магазин, немного подождал, а потом вошел тоже. Не заметил, как почти следом за ним к дверям магазина подкатила та самая «шестерка». Из нее вылезли двое рослых, крепких парней. Один остался у дверей магазина, а другой вошел внутрь, отыскивая мать Кесаря.
   Сам же Кесарь, увидел мать, стоящую в очереди возле прилавка мясного отдела. Сделал вид, будто тоже выбирает мясо, и, подойдя поближе, тихонько позвал:
   – Ма…
   Мать обернулась, испуганно всплеснула руками, но произнести ничего не успела. Кесарь почувствовал, как в спину ему уперся ствол пистолета, и спокойный голос произнес почти на самое ухо:
   – Руки за голову и пошел к выходу.
   Кесарь знал, что тот, кто приставил ствол к его спине, блефует. Ни один мент не станет стрелять, когда кругом столько полно народу. И этим он решил воспользоваться. В левом рукаве у него был спрятан нож. Сделав вид, как будто собирается поднять руки, Кесарь выхватил его и с разворота ударил того, кто стоял позади него.
   Это был парень. Тот самый, которого Кесарь видел сидящим в «шестерке». Стрелять он и в самом деле не стал, но успел откинуться назад, и лезвие ножа только слегка задело ему грудь.
   Кто-то закричал в толпе, но Кесарь этого уже не слышал. Воспользовавшись замешательством, он бросился к выходу, на бегу расталкивая толпившихся людей. И уже когда до желанной свободы оставалось всего только лишь раскрыть двери и очутиться на улице, перед ним как из-под земли, появился второй парень, держа в вытянутых руках пистолет.
   Кесарь остановился, чуть не ткнувшись в ствол пистолета грудью. Услышал позади себя торопливый топот. Это бежал тот парень, которого он пытался ударить ножом.
   – Брось нож, если не хочешь схлопотать пулю, – посоветовал парень, стоящий возле дверей, готовый в случаи отказа и в самом деле выстрелить. Это Кесарь понял по его ожесточенному, решительному взгляду и не стал еще раз испытывать судьбу. Хватит. Он бросил нож и тот, ударившись о кафельный пол, издал неприятный металлический звук.
   Подбежавший сзади парень, заломил Кесарю руки, застегнув на них наручники.
   – Все, парень. Отбегал ты свое, – с самодовольной улыбкой на лице, сказал один из парней Кесарю, заметив, что тот обернулся, и старается отыскать взглядом в толпе мать.
   – Олег! Сынок! – кричала мать, пробираясь к нему сквозь толпу.
   Его вывели на улицу и усадили на заднее сиденье «шестерки». А когда поехали, один из парней сказал второму:
   – Надо доложить майору Туманову, что мы взяли этого козла.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация