А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обручальное кольцо" (страница 4)

   – Дорогая, мы не должны этого делать, – хрипло выдохнул Алекос, в то же время легонько скользя губами по шее Келли.
   – Ты прав. Не должны.
   – Ты злишься.
   – Я просто в ярости.
   – Это я в ярости из-за того, что ты продала кольцо.
   – А я злюсь, потому что ты собираешься подарить его другой женщине.
   – Это не так!
   Алекос запрокинул голову Келли назад, вглядываясь в ее глаза, и сказал:
   – Я не собираюсь дарить его другой женщине.
   – Я ненавижу ее. Ненавижу тебя.
   Он глубоко вздохнул:
   – Вероятно, я это заслужил.
   – Ты совершенно точно заслужил это, – ответила Келли, в то время как ее руки обхватили его талию, а затем опустились ниже, заставив Алекоса задержать дыхание.
   – Если мы это сделаем, ты возненавидишь меня еще сильнее.
   – Поверь, это невозможно.
   Рука Алекоса скользнула по бедру Келли.
   – В таком случае не вижу причин останавливаться.
   Он застонал, когда его пальцы дотронулись до ее кожи.
   – На тебе чулки? – изумленно спросил он.
   – Я всегда надеваю чулки на работу.
   А та женщина носит чулки, Алекос? Ощущаешь ли ты то же самое, находясь рядом с ней?
   – Хм, чулки под строгой юбкой, – пробормотал он, тут же избавляясь от ненужного предмета гардероба. – Этот наряд учительницы заводит меня. – Алекос вытащил заколку из волос Келли, заставив ее поморщиться от боли. – Прости. Прости. Я не хотел сделать тебе больно.
   – Ты всегда причиняешь мне боль. – Она чувствовала, как он ласково перебирает ее локоны. – Так что ничего страшного.
   – Знаю, я был настоящим подонком.
   – Да, ты был и остаешься подонком. А теперь, не мог бы ты просто?..
   Прижавшись к Алекосу, Келли слегка прикусила его губу, на что тот ответил очередным страстным поцелуем.
   – Ни с одной женщиной я не чувствовал себя так, как с тобой.
   Эти слова заставили Келли вздрогнуть от удовольствия.
   – Уверена, что ты не переставал искать.
   Алекос зарылся лицом в ее волосы:
   – Четыре года назад ты не была такой неукротимой.
   Келли закрыла глаза:
   – Помолчи…
   Алекос снова завладел ее губами:
   – Келли…
   – Замолчи.
   Она не хотела говорить о том, чем они занимались. Сжав зубы, Келли нетерпеливо расстегнула рубашку Алекоса, чтобы иметь возможность ласкать его грудь.
   Заниматься сексом с Алекосом значило понять, для чего она была создана.
   Он наблюдал за Келли из-под полуопущенных век. Его взгляд был столь полон первобытной сексуальной энергии, что у нее мурашки побежали по спине.
   «Позже, – думала она, – я пожалею об этом».
   Но сейчас ей было все равно.
   Вполне вероятно, что он лгал насчет кольца. Возможно, Алекос собирался подарить его другой женщине, но, по крайней мере, она позаботится о том, чтобы он никогда не забыл ее.
   Тело Келли буквально болело от охватившего ее возбуждения, и она лишь одобрительно застонала, когда Алекос усадил ее на стол, позволив ей наконец добраться до его твердой, упругой плоти.
   – Алекос…
   – Мне необходимо ощутить твой вкус, просто необходимо…
   Бормоча что-то по-гречески, он сорвал с Келли блузку и бюстгальтер и тут же прильнул губами к ее груди.
   Она запрокинула голову, наслаждаясь жаром его ласк.
   – Сейчас! – Келли схватилась за галстук, притягивая его ближе.
   Отодвинув в сторону ее трусики, Алекос вошел в нее одним мощным движением. Келли так долго была одна, что ей понадобилось время, чтобы привыкнуть к внушительному размеру его мужского достоинства, которое было таким твердым, горячим и требовательным, что она на миг замерла, боясь даже вздохнуть или пошевелиться. Но тут Алекос снова поцеловал ее, и с этого мгновения она полностью отдалась процессу, каждое движение заставляло Келли забывать, как сильно она ненавидела своего любовника. Она обвила ногами его бедра, впуская Алекоса еще глубже, и впилась ногтями в его спину.
   Секс был так потрясающе хорош, что, когда зазвонил телефон Алекоса, последний и не подумал отвечать; никто из них сейчас не замечал ничего, кроме партнера. Одной рукой перебирая волосы Келли, другой поддерживая ее за бедра, он совершал мощные толчки. Келли не могла долго сдерживаться, и вскоре она ощутила, как первые волны наслаждения накатывают на нее. Ее удовольствие граничило с болью, но Алекос продолжил движения, возносящие их обоих на пик блаженства.
   Любовники слились в поцелуе, когда сильнейший оргазм настиг их. Волна за волной наслаждение накатывало на них, не давая им ни секунды передышки.
   Затем Келли лежала, ощущая на себе тяжесть тела Алекоса.
   Придя в себя, она с ужасом заметила, что кольцо все это время болталось у нее на шее. Запаниковав, она поспешно спрятала украшение под воротом блузки, трясущимися руками пытаясь застегнуть ее.
   Заметил ли он?
   Нет, они были слишком поглощены друг другом. Даже если бы кольцо ударило его по лицу, то Алекос вряд ли бы обратил на него внимание.
   – Я принесу кольцо, – хрипло произнесла Келли, направляясь к двери. Ее ноги дрожали, тело горело.
   Оказавшись в спальне, она сняла с шеи золотую цепочку с кольцом. Казалось, оно подмигивало ей, и она почувствовала, как к горлу подступил комок. Келли носила кольцо у сердца на протяжении нескольких лет, оно было свидетелем ее боли и последующего медленного восстановления.
   Услышав шум, доносящийся из прихожей, Келли быстро вытерла глаза и направилась к лестнице.
   Входная дверь была открытой.
   – Алекос? – позвала она, удивленно заглядывая на кухню, но тут до нее донесся рев мотора.
   Все еще сжимая кольцо в руке, Келли подскочила к двери и увидела удаляющийся черный автомобиль.

   Глава 4

   – Ладно, дыши, дыши… Я каждый раз тебе это повторяю; как так получилось, что у тебя в жизни столько проблем? Я считаю день захватывающим, если моя карточка не срабатывает в магазине, – говорила Вивьен, сидя на диване рядом с Келли и держа в руках наполовину съеденный батончик мороженого и коробку бумажных салфеток. – Как ты можешь быть беременной? Ты же не занималась сексом четыре года.
   Келли попыталась подавить панику.
   – У меня был секс три недели назад.
   Мороженое выпало из рук изумленной Вивьен.
   – У тебя был секс три недели назад? Но ты… то есть с кем? Ты же не ходишь по клубам, не любишь отношения на одну ночь. А три недели назад приезжал Алекос… – Тут улыбка Вивьен погасла, и Келли обхватила себя руками, чувствуя, как горит ее лицо.
   – Да, ты все правильно поняла.
   – Алекос?
   – Ты можешь не произносить при мне его имя? Кажется, ты была вполне довольна, когда он целовал меня в школе.
   – Это был только поцелуй! Я где-то читала, что от поцелуя нельзя забеременеть! Алекос?! Ты же ненавидела его за то, что он разрушил твою жизнь! – ошеломленно воскликнула Вивьен, салфеткой вытирая мороженое с пола. – Какой беспорядок.
   – Я знаю.
   – Это я о ковре, а не о твоей жизни, хотя она тоже оставляет желать лучшего. – Вивьен облизала испачканные шоколадом пальцы. – Итак, он уехал без кольца именно поэтому?
   – Понятия не имею. Я так предполагаю, но не могу сказать точно. Он просто испарился. Как всегда, – взволнованно воскликнула Келли, шагая по маленькой гостиной Вивьен.
   – Кел, – твердо произнесла ее подруга. – Не подумай, что я тебя не люблю или что я не переживаю по поводу сложившейся ситуации, но не могла бы ты не наступать туда, где размазано мороженое? Ты разнесешь его по всей квартире, а мои арендаторы выкинут меня на улицу за шоколадные отпечатки по всему жилью.
   – Извини, – пробормотала Келли.
   – Забудь об этом. Завтра утром я чем-нибудь ототру это пятно. Итак, ты не разговариваешь с мужчиной четыре года, а потом вдруг занимаешься с ним страстным сексом. Эту сторону твоей натуры я раньше не замечала. Я никогда раньше не думала, что ты такая…
   – Помешанная на сексе? Возможно, это случается, когда слишком долго стараешься держаться подальше от мужчин. О боже, о чем я тогда думала, Вив? Он бросил меня… – Голос Келли набрал силу. – И что же я делаю? Я вознаграждаю его сексом. Что со мной? Я больна?
   Вивьен устало смотрела на подругу:
   – Надеюсь, что нет, потому что мой ковер уже достаточно пострадал. Сколько лет?
   – Что?
   – Ты сказала, что такое случается, когда долгое время избегаешь мужчин. Так сколько времени прошло с тех пор, как ты в последний раз занималась сексом?
   Келли погрузилась в воспоминания:
   – Думаю, где-то около четырех лет. С того момента, как… в общем, воздержание стало частью моей программы по излечению от Алекоса.
   – Похоже, она не сработала.
   Келли медленно, глубоко дышала, пытаясь успокоиться и думать логически.
   – У тебя когда-нибудь были отношения, когда ты просто не могла устоять перед мужчиной? – спросила она. – Ты знаешь, что это плохо для тебя, что ты будешь мучиться, но что-то неизменно притягивает вас друг к другу.
   – Нет. Но моя невестка – алкоголичка, и твое описание очень похоже на ее тягу к бутылке.
   – Не слишком утешительная аналогия. Если бы она прожила четыре года без водки, она бы все так же желала ее?
   – О да. По ее словам, это чувство не покидает ее никогда. Вопрос только в том, чтобы держаться от бутылки подальше.
   – В моей ситуации водка отвезла меня домой и ворвалась в мое жилище.
   Вивьен недоуменно моргнула:
   – Наш разговор становится слишком запутанным для меня. Но водка кажется хорошей идеей в сложившейся ситуации. У меня где-то есть немного, для особых случаев.
   – Я беременна, – напомнила Келли. – Я не могу пить алкоголь.
   – Зато я могу. Я выпью за двоих, пока ты будешь решать, что тебе дальше делать.
   Пару мгновений спустя Вивьен снова появилась в комнате с бутылкой водки, бледная как полотно.
   – Забудь об этом. Тебе не надо думать, что делать дальше. Похоже, за тебя уже все решили. Во дворе дома припаркован огромный лимузин, а я не знаю ни одного человека, у которого он есть.
   – Что?!
   – Это Алекос. Я уверена в этом.
   – Нет! – Запаниковав, Келли вскочила. – Это не может быть он. Зачем ему быть здесь? Он не может знать, что я беременна.
   – Ну, он же присутствовал в момент зачатия, – услужливо подсказала Вивьен. – И он явно обладает незаурядным умом, так что вполне возможно, что он предвидел такое развитие событий.
   Прерывисто дыша, Келли прижала руку к груди:
   – Нет. Нет…
   – С другой стороны, мужчины иногда не понимают всей ситуации, так что он, возможно, просто приехал за кольцом, – успокаивающе произнесла Вивьен. – В этом случае он уедет отсюда с еще большим долгом, как только ты добавишь к списку плату за подгузники, одежду, компьютер для ребенка. Потом еще плата за университет и…
   – Замолчи, Вивьен! Не впускай его в квартиру. Я еще не решила, что мне делать, – продолжала паниковать Келли. – Мне нужно время.
   – Не будь смешной! Время не изменит ничего, кроме твоего возраста. – Вивьен подскочила к двери. – Но я обещаю не говорить ему: «Привет, папуля!» или «Ты привез подгузники?».
   Келли обессиленно опустилась на диван и, прислонив руку ко лбу, застонала. Как вообще этот кошмар мог произойти с ней?
   Ей нужно было время подумать. Келли не была готова сделать это сейчас.
   Дверь в квартиру Вивьен захлопнулась.
   – Расслабься, это не он, а лишь один из его рабов. – Подруга вернулась в комнату, волоча за собой небольшой чемодан, и бросила Келли конверт. – А вот и я. Можешь дать мне чаевые, если хочешь.
   – Что это? И где ты взяла чемодан?
   Келли незамедлительно раскрыла конверт и тут же узнала уверенный почерк Алекоса. Прочитав письмо, она нервно сглотнула.
   – Что теперь? – Вивьен отняла у нее листок.
   «Мой личный самолет ожидает тебя в аэропорту.
   Джаннис отвезет тебя. Увидимся на Корфу».
   – Кел, я готова ткнуть тебе в глаз чем-нибудь острым. Кольца, которые стоят целое состояние, лимузины, личные самолеты – назови мне хоть одну причину, по которой я не должна умирать от зависти?
   Зубы Келли нервно стучали.
   – Он бросил меня в день свадьбы.
   – Да, это так. Но, Келли, личный самолет, – слабым голосом говорила Вивьен. – Это значит удобные сиденья, хорошее обслуживание, вкусная еда. Как быстро я могу вставить себе имплантаты в грудь? Я бы могла отправиться вместо тебя.
   – Ты можешь лететь, если желаешь, потому что я никуда не еду, – упрямо произнесла Келли, и тут ее взгляд упал на чемодан. – А это что?
   – Джаннис сказала, что это для тебя.
   – Джаннис? Вы с ней на «ты»? Как быстро вы подружились.
   Келли опустилась на колени и открыла чемодан.
   – О мой бог, это запакованная одежда. – Голос Вивьен напоминал писк, когда она заглянула в чемодан через плечо подруги. – Он купил тебе гардероб?
   – Вероятно, он не хотел, чтобы я опозорила его, выйдя из самолета в своей простой черной юбке, – сухо произнесла Келли, разрывая упаковку и доставая из нее платье. – О! Оно же…
   – Великолепно, – закончила за нее Вивьен. – Это шелк?
   Келли задумчиво погладила ткань, а затем запихнула платье обратно в чемодан.
   – Понятия не имею. Отошли его обратно Джаннис.
   – Что? Келли, он приглашает тебя на Корфу. Ты должна поехать.
   – Он просто хочет, чтобы я привезла ему кольцо! Платье – лишь плата за доставку.
   Вивьен все еще рассматривала содержимое чемодана.
   – И очень хорошая плата: эти туфли от Кристиана Лабутена. Ты вообще знаешь, сколько они стоят?
   Келли недоверчиво рассматривала высочайшие шпильки.
   – Не знаю. Но зато я могу представить, во сколько мне обойдется операция на сломанной лодыжке, не говоря уже о вещах, которые я разнесу, падая с таких высоченных туфель. Вивьен, я не поеду.
   Подруга сложила руки на груди и недовольно взглянула на Келли:
   – Если ты беспокоишься о той женщине, с которой Алекос встречался, то они расстались. Все газеты только об этом и пишут. И теперь я знаю причину их разрыва. После секса с тобой Алекос понял, что ты его единственная.
   – Если ты хотела сказать что-нибудь романтичное, то тебе надо больше стараться.
   – Ты беременна. У него есть право знать об этом.
   Ладони Келли внезапно покрылись липким потом.
   – Я расскажу ему.
   – Сейчас самое лучшее время.
   – Я думаю, что мне будет трудно вернуться на Корфу.
   Все случилось именно там. Там она влюбилась. Там ей разбили сердце.
   – Жизнь – непростая штука, – философски заметила Вивьен. – Но она кажется гораздо легче, когда у тебя есть четыре миллиона долларов за душой. К тому же ты выйдешь в свет в туфлях от Лабутена.

   Ошибка, ошибка, ошибка…
   Келли сидела на заднем сиденье автомобиля, который вез ее через шумный центр Корфу.
   Когда она попала в Грецию в первый раз, то просто влюбилась в эту страну, ее ароматы, звуки и насыщенные цвета. А потом Келли встретила Алекоса.
   Они не виделись с того самого времени, когда он заявился к ней домой.
   Облизнув пересохшие от волнения губы, Келли посмотрела в окно. Зачем он попросил привезти ему кольцо лично? Что за мысли возникли у него в голове? О чем он думал?
   У нее внутри все сжалось от возбуждения и страха из-за предстоящей встречи.
   Наконец лимузин заехал на огромный двор, в центре которого располагался фонтан. Когда Келли впервые увидела дом Алекоса, она застыла от изумления и восхищения элегантностью постройки. Как человек, выросший в небольшом доме, она нашла роскошное убранство средиземноморского жилища Алекоса несколько пугающим.
   С тех пор ее отношение не изменилось.
   Келли неуверенно выбралась из автомобиля.
   – Мистер Загоракис попросил меня сообщить вам, что он встретит вас на веранде, как только закончит деловой разговор.
   Джаннис проводила Келли в особняк.
   Полы были выложены гладким полированным мрамором, вокруг было расставлено множество антикварных вещей.
   Келли держала руки плотно прижатыми к телу, боясь задеть и разбить какое-нибудь произведение искусства. Все в особняке находилось на своих местах: не было никаких старых журналов, наполовину прочитанных книг, неоткрытых писем, недопитых чашек с чаем.
   Чувствуя себя как в музее, она поминутно оглядывалась, почувствовав облегчение лишь тогда, когда
   Джаннис провела ее через арку, ведущую на веранду. Не имело значения, сколько раз до этого Келли видела открывшийся взгляду пейзаж, он все еще заставлял ее замирать в восхищении.
   Прекрасный сад расстилался перед ее взором, мягко спускаясь к золотистому пляжу.
   Келли часто заморгала, ослепленная ярким полуденным солнцем.
   – Как прошло путешествие? – раздался позади глубокий, хрипловатый голос Алекоса, и она застыла. Волна сексуального возбуждения накатила на Келли.
   Воздух был наэлектризован до предела. Если хоть один из них коснется партнера, то все повторится, как в прошлый раз. Увидев желание в блестящих глазах Алекоса, Келли почувствовала, как ее тело наливается приятной тяжестью и томлением.
   – Путешествие прошло прекрасно. Я никогда раньше не летала на личном самолете. Это был… мм… очень интересный опыт. – Она поморщилась, услышав собственный ответ. – Было немного странно, честно говоря.
   Брови Алекоса вопросительно изогнулись.
   – Странно?
   Келли неловко пожала плечами:
   – Мне было одиноко. Сопровождающая меня женщина оказалась не очень общительна.
   Улыбка тронула уголки его рта.
   – Ей платят не за разговоры.
   – А мне нужно было с кем-то поделиться.
   Алекос глубоко вздохнул:
   – Я попрошу ее быть немного более… э… разговорчивой.
   – Нет, не надо, я не хочу причинять кому-то неудобства. В чем смысл полетов на личном самолете, если в пути даже не с кем посмеяться?
   На красивом лице Алекоса отразилось недоумение. Было очевидно, что он никогда не задавался этим вопросом.
   – Смысл в том, – протянул он, – чтобы делать то, что захочешь.
   – Но в одиночестве, – произнесла Келли, но, поняв, что это звучит неблагодарно, попыталась спасти ситуацию: – Зато нам не пришлось стоять в очереди, и весь полет я могла провести на диване.
   – Ты лежала на диване все время?
   – Это для того, чтобы не помять платье, – объяснила Келли, разглаживая ткань наряда и задаваясь вопросом, почему такая простая вещь, как платье, может так сильно улучшить настроение. – Оно льняное, а я не хотела выглядеть так, словно я только что вытащила его из стиральной машинки. Кстати, одежда, которую ты прислал, великолепна, спасибо. Как ты узнал, что мне нечего надеть?
   – Это была всего лишь догадка.
   Келли рассмеялась:
   – Хорошая догадка. Мой гардероб полон вещей, которые мне не подходят, но я их не выбрасываю, надеясь, что когда-нибудь приобрету модельную фигуру.
   Алекос окинул Келли оценивающим взглядом.
   – Надеюсь, этого никогда не произойдет, – задумчиво произнес он.
   Взгляд Алекоса обжигал. В тот же миг ее соски напряглись и затвердели, слегка просвечивая через ткань платья, несмотря на тщетные попытки Келли держать свои эмоции под контролем. Не желая привлекать излишнее внимание к тому, что произошло, она открыла сумочку и вынула кольцо.
   – Вот. Оно твое, – начала Келли, протягивая ему драгоценность, однако Алекос даже не шелохнулся. – Ну? Возьми его. Оно твое.
   – Я подарил его тебе.
   – Не совсем так. То есть ты подарил его мне, но оно должно было быть надето на свадьбе, – напомнила Келли. – В любом случае ты купил его у меня. За четыре миллиона долларов. Если ты надеешься, что я предпочту кольцо деньгам, то ты заблуждаешься. Я уже вложила часть этой суммы в проект по строительству новой игровой площадки для детей. Я не могу вернуть эти деньги, так что забери кольцо. Хороший человек, возможно, не стал бы брать ни кольцо, ни деньги, но я не такая. Роскошная жизнь, очевидно, развратила меня.
   Алекос с любопытством изучал ее:
   – Ты нежданно получаешь четыре миллиона долларов и первым делом тратишь средства на новую игровую площадку? Думаю, тебе нужно несколько занятий по настоящей мотивации золотоискателя, дорогая моя.
   Ее сердце радостно затрепетало от слов Алекоса. Ей вдруг страстно захотелось дотронуться до него, и она сцепила руки за спиной, чтобы не поддаться искушению.
   – Разумеется, я потратила не все деньги. Какой смысл строить позолоченную игровую площадку? Но я нашла замечательную конструкцию для лазания и к ней еще вещь, похожую на дом на дереве. – Занервничав, Келли сбилась с мысли и замолчала. – Не важно. Поверь мне, это будет хорошая площадка. Мы также приобрели специальную поверхность, чтобы при падении дети ничего себе не сломали… – Она пожала плечами. – Только не говори им ничего. Я назвалась анонимным меценатом.
   – Так они не знают, что деньги от тебя?
   – Нет. – Широкая улыбка осветила лицо Келли, когда она вспомнила лица своих коллег на последнем собрании. – Они все делали предположения. Приятно делать добрые дела, не так ли? От этого появляется такое теплое чувство в сердце. Ты, наверное, ощущаешь это постоянно, ведь ты так много отдаешь.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация