А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крутой мэн и железная леди" (страница 26)

   Много чести!
   Его кресло стоит у самой двери. Не проскочить – перехватит! Так что теперь тебе остается одно: тешить свою гордость, которая и не дала тебе удрать.
   Ну как же! Это ведь ниже твоего достоинства!
   А ведь ты успела бы, успела! И в квартиру его могла бы не впустить – вытолкнула бы за дверь, захлопнула бы ее, подняла крик…
   Если бы да кабы, во рту бы выросли грибы, и был бы это не рот, а целый огород!
   Правильно говорил тот противный таксист: будь проще…
   Буду. Если повезет.
   – Ну, я вижу, ты всё знаешь… – протянул Юрий, указав легким кивком на компьютер.
   – Не всё, но кое-что, – сказала Алёна тихо. Боялась, что голос задрожит, если она заговорит хотя бы самую чуточку громче.
   – А что… – Он прищелкнул пальцами. – Что тебя навело на мысль?
   – Ну конечно, упоминание о красном свете! – честно призналась она. – Я никогда не иду на красный. У меня фобия какая-то, честное слово. И улицу где попало не перехожу. А ты… – Она запнулась, но тут же продолжила: – А ты меня в тот вечер, когда мы шли с передачи, дважды на красный тащил. Ты не дальтоник, случайно?
   – А, так мы все-таки перешли на «ты»? – Светлые, холодные глаза его откровенно смеялись. – И правильно, это сближает. Нет, я не дальтоник, я вполне нормальный. Но какой смысл ждать зеленого света, если дорога пуста и никто не мешает? И, главное, никто не увидит, как ты перейдешь ее на красный свет…
   – Ага, – кивнула Алёна. – Я так понимаю, это принцип жизни «Робеспьера»? В том смысле что если можно что-то устроить безнаказанно, то это нужно устроить? И плевать на правила и на людей?
   – А ты на котором письме остановилась, на втором? Или прочла третье и четвертое? – весело спросил он.
   – Только два первых.
   – Ну-у… – разочарованно протянул Юрий. – Так ты, значит, ничего не знаешь, только предполагаешь! Я в последних двух письмах вообще всё рассказал и по полочкам разложил, даже думать не надо!
   – Так это ты их посылал, да? У меня мелькнула такая мысль… А МОН, ну, Олег, знал об этом?
   – А зачем ему лишние проблемы? – пожал плечами Юрий. – Я просто воспользовался его электронным адресом, чтобы тебя посильнее запутать.
   – Да-да, – согласилась Алёна. – Правильно ты тогда, после радиопередачи, говорил, что делать нечего – отправить письмо с чужого электронного адреса. Нужно только знать этот адрес и – главное! – пароль. Так что вся хитрость в том, чтобы сей пароль добыть. А потом… Входишь в чужой почтовый ящик через любую поисковую систему, например, через mail.ru, и отправляешь что хочешь и куда хочешь будто от его имени.
   – Догадливая барышня, – радостно сказал Юрий. – Общаться с тобой – одно удовольствие! Не зря я так хотел тебя в лучший мир утянуть! Помнишь, как в песенке:


Слушай, там, далеко-далеко, есть земля –
Там Новый год, ты не поверишь,
Там Новый год два раза в год.
Вот!
Там снег, там столько снега,
Что, если б я там не был сам,
Я б не поверил, что бывает столько снега,
Что земля не видит неба,
И звездам не видать с вершин,
Как посреди огней вечерних и гудков машин
Мчится тихий огонек моей души!


   – Кстати, в какой это мир я должна была уйти с тобой? – прервала Алёна его речитатив, от которого вдруг стало по-настоящему страшно. – Ты что, от общения со своими пациентами и впрямь шизанулся и решил, что мы с тобой – посланцы какого-то иного мира? Страдальцы, затерянные в чужой реальности? Как это там у тебя… искры подлинности? Чушь какая!
   На лице Юрия мелькнуло откровенное удовольствие:
   – А что? Ты не веришь, что я стал жить метафорами моих пациентов? Что у меня произошел перекос в сознании? Что я спятил и искренне поверил в параллельные миры, где нам с тобой будет гораздо лучше?
   – Не верю! – Алёна опять вспомнила Станиславского. – Не верю!
   – Почему?
   – Потому что ты – нищий врач. – Она с презрением указала на его обшарпанные джинсы. – Ты нищий врач и «Робеспьер» по психотипу! Тебе наплевать на высшие идеалы – тебе нужно переменить мир только ради соображений собственной выгоды. Чтобы выбраться из поденщины и… купить новые штаны и башмаки, условно выражаясь! Все революции происходят только из зависти, все экспроприации экспроприаторов – только ради того, чтобы материальные ценности сменили владельцев. Санкюлотам захотелось надеть чужие штаны! [18] Бытие определяет сознание, а «Робеспьеры» создают теории социальных революций.
   – Интересно… – Юрий сел ровно, ногу опустил и некоторое время в замешательстве елозил своими стоптанными башмаками по полу, как будто сильно желал убрать их, да и мятые джинсы, с глаз въедливого «Достоевского», но решил махнуть рукой на бытовые мелочи и спросил с искренней тревогой:
   – Ты точно не читала двух последних писем?
   – Клянусь! – вскинула руку Алёна.
   – Тогда мне тем более интересно будет тебя послушать. Пока ты не ошибаешься. Неужели только упоминание о красном свете навело тебя на догадку?..
   – Нет. Бузина, и номер Нинкиного телефона, и пропавшая записка, и… Много чего! А еще ты писал о знаниях, которые были тебе даны и с помощью которых ты пытался изгнать из чудесной страны тех, кому там не место, для кого это губительно. Чудесная страна – это безумие. Знания – это профессионализм. Понятно же, что речь идет о враче, который работает с психбольными. Они в эту страну рвутся, а ты не пускаешь. Типа, лечишь. Зато охотно затаскиваешь в эту самую страну других… против их воли. Как, например, Простилкина.
   Он тяжело сглотнул.
   – Ага… Значит, ты его уже видела?
   – Конечно. Но именно видела. Он мне ни слова не сказал. Честно признаюсь: если бы не видела, не догадалась бы о смысле твоего письма, о том, что речь идет именно о психиатрии, о психопатологии. Все это осталось бы на уровне домыслов. Именно встреча с ним помогла мне разгадать смысл письма и понять, кому мне не следует доверять. То есть доверять вообще никому не следует, но сначала я думала, что ты… что ты… – Она покачала головой. – А ведь я сразу против тебя была очень сильно настроена, с первой минуты!
   – Почему это? – обиженно спросил Юрий.
   – Да потому что ты слишком на моего бывшего мужа похож, который меня предал. И «Достоевский» во мне против тебя восставал не знаю как. Прав он был! Ты и есть предатель. Не зря он кричал…
   – А кто кричал-то? – спросил Юрий. – «Достоевский»? Или все же кто-то другой?
   – Я не знаю, не уверена, – честно призналась она. – Ты об этом написал в своих письмах?
   – Конечно.
   – Ну, значит, я всё узнаю в свое время, – сказала она с уверенностью, которой, если честно, совершенно не испытывала.
   – Ню-ню… – протянул Юрий с легкой улыбкой.
   – Меня, конечно, знаешь, что очень сильно сбило? – спросила она с улыбкой, которую с великим трудом выдавила на губах.
   Как бы умудриться заставить его встать с кресла и отойти от двери? Может, удастся проскочить? Входной-то дверью он хлопнул, да что проку? Там не английский замок, там щеколда. Дверь не заперта…
   А чего ты так боишься? Ты что, думаешь, он пришел тебя убивать, что ли?
   Может быть, и нет. Но почему так страшно, так безумно страшно? Не дай мне бог сойти с ума…
   Держись, держись, держись!
   – Что тебя сбило? – Юрий улыбнулся. – Конечно, знаю. Телефонный звонок во время передачи. Этот шепот… А ведь я в то время сидел рядом с тобой.
   – Ага. И крутил часы.
   Этого он не ждал!
   – Часы?..
   – Ну конечно.
   – А что с ними такое?
   Он вытянул руку.
   – С этими – ничего, – сказала Алёна, смерив взглядом его худое запястье, поросшее черными волосками.
   Нелепость какая. Сам блондин, а волосы на теле черные. Бр-р!
   – Это другие часы. Обычные. А те были толстые такие, как бочоночек, с наворотами. Кнопка мгновенной связи, включения мотора…
   – Какого мотора?
   – Мотора машины Влада, которая стояла под аркой. Ты ведь ее угнал, верно? И те часы были, наверное, Влада? Сомневаюсь, что твои, они совершенно не в твоем стиле и вряд ли по карману, – не удержалась злоехидная писательница. – Он тебе их на время давал. Чтобы ты мог ему сигналить, когда мне звонить, когда меня пугать. Чтобы не ошибиться по времени.
   – Владу?! Не говоря уже о том, что я о пресловутом Владе знаю только с твоих слов…
   – Ой, не надо! – отмахнулась Алёна. – Если ты о Владе знаешь только с моих слов, почему на твоем мобильнике телефон 30-20-19?
   – Впервые слышу о таком телефоне, – высокомерно проговорил Юрий. – Жизнью клянусь!
   – Нет, Шуйский, не клянись, – ехидно ответила Алёна. – Кстати, давай я тебя буду Шуйским звать? Очень тебе это имечко подходит. Он ведь был такой же предатель, как и ты. Тоже хотел… экспроприировать экспроприатора Дмитрия Самозванца. Но оставим исторические аналогии. Верю, что ты впервые слышишь этот номер. Я просто перепутала: 30-20-19 и 30-19-20, телефон ресторана «Барбарис» и телефон Нинки Простилкиной, улица Федоровского, пять «а», квартира девяносто четыре… куда вчера смылись Инка-Нинка с Нарциссом. Кстати, как твоя голова? Надеюсь, не болит? Не сильно он тебя приложил? А впрочем, это у вас было заранее рассчитано, конечно? Сила удара, то да сё… Выстроены мизансцены, как в театре. Это ведь ты Ваню по голове приложил? Не жалко было товарища по работе? А если он узнает?
   – Да каким образом он узнает? – спросил Юрий с откровенным удовольствием. – Ваня парень недогадливый. А вот ты и я… Теперь погоди, дай я сам догадаюсь насчет телефона. Откуда ты могла его взять? Ты подобрала мой мобильник и в нем подсмотрела последний вызов, так? Нехорошо, ну как же нехорошо! Интеллигентка, «Достоевский», манеры настоящей леди, а по чужим мобильникам лазит!
   – Во-первых, это произошло нечаянно. А во-вторых, нечего мобильники терять где попало.
   Что-то такое мелькнуло в его глазах…
   – Ага, – сказала Алёна, – так ты его не терял! Ты его нарочно спрятал. Чтобы я не могла помощь вызвать. Правильно, мой телефон у меня Нарцисс сразу отобрал. А на твоем так и осталась тревожная кнопка, быстрый вызов… Что ж ты его не убрал, а?
   – Да, – с сожалением сморщился Юрий. – Тут я прокололся! Но кто же знал, что ты в эту полынь полезешь?! Ох господи, какой у нас идет бессвязный разговор! В огороде бузина, а в Киеве дядька. А почему, кстати, ты упомянула, что тебя навели на догадки бузина, Нинкин номер и пропавшая записка? С Нинкиным номером все ясно, а бузина?
   – Я ж тебе сказала, бузина со стороны Ижорской растет, – улыбнулась Алёна. – А во дворе жасмин и черемуха. То есть ты не через двор шел, а через парадную дверь с Ижорской. Но она ведь до вчерашнего дня была заперта. Ты сломал замок, да? Чтобы не идти через дворовое крыльцо, на которое выходят Капины окна? Ты боялся, что Простилкин тебя увидит и еще дальше смоется, куда-то, где вы его уже и найти не сможете?
   – Это ж надо – на какой-то бузине… – пробормотал Юрий. – Вот так и сыпались разведчики! Я ее по жизни никогда не отличал от сирени, пахнет да и пахнет, я только недавно узнал, в чем между ними разница – и немедленно на ней прокололся. Меньше знаешь – лучше спишь. А что насчет пропавшей записки?
   – А… ну, это просто. Записку мне Простилкин написал в одно слово: «Берегись!» Я тебе ее показала и отдала, а вернуть ты мне ее не вернул. Ты сразу понял, что Костя где-то здесь! Сопоставил это с тем криком: «Предатель!» Ты почерк-то его знал… это ведь и был тот самый твой пациент, который писал письма в правительство и с помощью игры в слова пытался переустроить мир, да? Рассудок – суд срока. Предатель = дать тел(о). Лечили рабов – врачи болели
   Помнится, в одном из любимых романов Алёны «Хождение по мукам» (кстати, написал его Алексей Николаевич Толстой – это если кто снова станет колебаться между Гоголем и Шевченко) у красного командира Ивана Горы от великого потрясения «рот самостоятельно открылся, как у глупого». Вот совершенно такое же мимическое приключение произошло с лицом Юрия Литвиненко.
   – Откуда ты знаешь? – пробормотал он. – Ну уж этого ты никак не могла знать, если только… если только не… Но то письмо к тебе никак не могло попасть, оба экземпляра я забрал у милиционеров! Откуда ты знаешь?.. Понял! Я понял! Неужели он повторил это в другой записке?! Ты нашла ее? Ты ее не выбросила тогда? «Девочка, я твоя мама…» Ты нашла и прочла?
   – Ага, так вот почему вы ко мне привязались! – покачала головой Алёна. – Кто-то видел, как он мне что-то передал?
   – Видели, но не знали, кто ты такая. Я пытался тебя догнать, но не смог. Шубку заметил, но таких шубок, знаешь… Однако Простилкин твое имя шифровал и в других письмах.
   – Что в имени тебе моем, оно умрет, как шум печальный! – зло сказала Алёна. – Почему вас так напрягло мое имя?!
   Юрий ткнул пальцем в компьютер:
   – Все ответы на все вопросы – вон в том ящике. В двух других письмах… А что до имени твоего… Простилкин слишком много на него зациклил, на это имя. Почему – надо у него спрашивать, чем ты ему так приглянулась. Но мы его все-таки прочли, ведь этот шифр я знал.
   – Значит, он его и правда сам придумал?
   – Ну да. А я разгадал. Шифр-то простой… как всё гениальное. Вот и ты его поняла. Интересно, каким образом? Путем длительных мыслительных усилий или случайно?
   Очень хотелось соврать, но Алёна не стала пачкаться и призналась:
   – Совершенно случайно.
   – Ну и отлично, – кивнул Юрий. – В принципе, я всегда старался себя от случайностей обезопасить. Не люблю случайностей, потому что они могут выйти из-под контроля. Я люблю ситуации распланированные. Ну, к примеру, уговориться, чтобы тебе вовремя позвонили и пошептали всякую чушь. Нанять актера, чтобы в точности повторил прошлогоднюю ситуацию, о которой мне разболтал твой глупенький бойфренд. Организовать этот спектакль с мальчишкой, который считает, что ты искалечила всю его жизнь… союзник он оказался просто никакой! Нас на бабу променял.
   Алёна вздрогнула.
   Олег…
   – Да, это мне непонятно. Сначала стрелял в меня, потом вдруг пожалел…
   – Кто в тебя стре…? – начал было Юрий и осекся. Но было уже поздно.
   Да, детективщица… Тупа же ты, однако. Интуитивистка несчастная! Ты не «Достоевский», а… Никифор Ляпис-Трубецкой! Нет, Ляпсус-Трубецкой, именно Ляпсус!
   Значит, это не Олег. Не Олег! Слава те, господи! Камень с души, честное слово.
   Ага, значит, зря она сегодня бежала с Московского вокзала быстрее лани, быстрей, чем заяц от орла? И зря, получается, отдала мокроглазому таксисту такую кучу денег?
   Черт с ними, с деньгами. Деньги – это средство, а не цель. Главное, что Олег в нее не стрелял! И он не ненавидит ее!
   – Ладно, хватит ужасных признаний. Впрочем, когда сойдутся два интуитивиста, разговоры между ними могут длиться до бесконечности. А между тем время не ждет. – Юрий взялся за подлокотники кресла, приподнимаясь. – Еще одно, последнее сказанье, и… Вернее, еще один, последний вопрос. Девочка, ты записку своей мамы поняла? Или еще нет?
   – У меня такое ощущение, что лучше мне на этот вопрос не отвечать, – криво усмехнулась Алёна.
   – А придется, – сказал Юрий. Потом он выпрямился, откинул полу куртки и совершенно обычным, лишенным всякой показушности движением вытащил из-за ремня джинсов пистолет.
* * *
   Из истории
   блужданий моей души

   Итак, Алёна, в прошлом письме я обещал тебе кое-что рассказать. А именно – историю этого замечательного преступления.
   Вот она.
   Жили два друга-товарища в маленьком городе N., в большом городе Нижнем Новгороде. Вернее, они были не друзьями, они были компаньонами и владели небольшой фирмой. Один из компаньонов – назовем его условно литерой П. – составил состояние рабским, каторжным трудом челнока. На заре российского капитализма возил тряпки из Турции, Италии, даже из Китая и малость разбогател. Этот П. был вдовцом, но имел дочку, которую он от пошлостей жизни всяко оберегал, мечтал, чтобы она сделалась, например, художницей или писательницей – ха-ха! Но девушка стала бухгалтером, и папа взял ее на работу в свою фирму – ту самую, которую организовал на пару с компаньоном.
   Компаньона мы назовем литерой С. Это был человек в своем роде гениальный. Кто-то когда-то сказал, что все великие изобретения совершены либо от лени (человеку, условно говоря, лень шить руками – и он изобретает швейную машину), либо от желания подчинить себе других (точно по расхожему выражению: «Господь создал людей равными, мистер Кольт сделал их сильными», или что-то в этом роде. Впрочем, ты понимаешь, что я имею в виду!). Наш друг С. ленился самостоятельно зарабатывать деньги, но очень хотел подчинить себе других. И однажды он придумал неслабый трюк: раззвонил где только мог о своей смертельной болезни и начал клянчить у друзей деньги на операцию, которую надо непременно делать в Америке. Клянчил он по-умному: больших сумм не просил, а просил сущую безделицу, кто сколько даст. Курочка по зернышку клюет, и С. наклевал таким образом около восьмидесяти тысяч долларов. На эти деньги он не только купил маленький хорошенький коттедж с видом на Волгу, но и смог начать собственное дело – в компании с этим самым П. Все началось совершенно безоблачно, однако П. никак не мог ожидать, что его дочь – назовем ее Н. – влюбится в С. и станет врагом своего отца.
   Отдадим дань справедливости – вовсе не С. сделал ее этим врагом, а сам П.! Дочь винила его всего-навсего в том, что он загнал в гроб ее мать… Следует сказать, что в пору первоначального накопления капитала наш П. жил с другой женщиной. И семье помогал лишь постольку, поскольку взял свою жену к себе продавцом – торговать на рынке тем, что он там начелночит. На этом боевом посту жена П. простудилась, лечиться было некогда, и в одночасье сгорела от воспаления легких. Пока болела, просила мужа вернуться, но любовница его не отпустила. Убедила П., что врет жена, притворяется… короче, он спохватился только на похоронах. Дочка рыдала, проклинала папашку – это его проняло. Любовницу свою он бросил – ну, ты понимаешь, мужику удобно, когда кто-то другой виноват в том, что он сам же по натуре своей сволочной начудесит, – а может быть, она просто успела ему надоесть. Такое тоже бывает! Короче, наш П. заделался образцовым папашей и законопослушным бизнесменом в компании с этим господином С., в которого влюбилась Н. Дочка П.
   Эта Н. – в своем роде тоже экземпляр прелюбопытнейший! Она из тех женщин, для которых мир вращается вокруг любимого мужчины. Понятия добра и зла у таких женщин весьма условны и субъективны: что на пользу милому другу, то и хорошо. И наконец Н. влюбилась в С. до такой степени, что стала помогать ему обирать своего отца. Не стану посвящать тебя в скучные финансовые подробности, в которых я и сам толком ничего не понимаю. С. открыл какую-то левую фирму, Н. помогала ему сплавлять туда деньги… Таких историй миллион! Но нет ничего тайного, что не стало бы явным. П. начал кое-что подозревать. Однако он знал, что дочь к нему относится враждебно и любовника своего не выдаст, а потому решил потрясти этого самого любовника. Действовал он незамысловато: напоил С. и выкачал из него все, что хотел. Сделать это ему было тем более легко, что С. очень странно реагировал на шампанское: оно просто сбивало его с ног и делало неудержимо болтливым. Именно поэтому он шампанского не пил никогда, хотя в принципе газированные напитки обожал и от пепси-колы его невозможно было оторвать. П. смешал пепси с шампанским… конечно, не с «Дом Периньон» и не с «Вдовой Клико», а с «Советским» нижегородским… потом шлифанул это водочкой и пивом – и С. поплыл, далеко поплыл, да все компаньону и выболтал. Однако гремучая смесь выпитого его, ко всему прочему, еще и перевозбудила. Он полез драться с П., сильно его побил, сделался просто не в себе. И тут П. позвонил по телефончику и вызвал «Скорую» – бригаду психологической поддержки.
   Приехал доктор… обозначим его как Л. Нормальный мужик, нормальный доктор – не хуже и не лучше других, но, может быть, избыточно проницательный и так и норовящий сунуть свой нос в тонкости человеческих отношений.
   Л. моментально просек, что в отношениях П. с буйным С. все не так просто. При драке вызывают обычно милицию… Ясно, рассудил наш проницательный Л.: П. нарочно хочет сплавить С. в психушку хотя бы на денек, чтобы потом на это можно было ссылаться – компаньон-де мой неадекватен, ему доверять нельзя, он и сам не ведает, что творит.
   Вне себя от злости, П., который тоже был в подпитии, а значит, тоже страдал некоторым недержанием речи, взял да и выболтал Л., каким образом С. свое состояние сколотил. Мол, это такое дерьмо, что ему место только в психушке, а с нормальными людьми делать нечего!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация