А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крутой мэн и железная леди" (страница 24)

   Алёна вошла туда и торопливо пересекла зал, держа путь к лестнице на галерею.
   Народу было море – электрички уходили одна за одной, вдобавок, в это время прибывали два или три южных поезда. Дачники, встречающие, провожающие… В этой толпе Алёна прошмыгнула незаметно, однако Носачева, который нервно переминался около черной рекламной «Волги», перевязанной роскошной золотой лентой, словно подарочная коробка шоколаду, она увидела сразу. Но не остановилась, а поднялась на галерею и встала чуть поодаль от перил, вглядываясь в море людских голов и придерживая сползающую каскетку.
   Она опоздала уже на пятнадцать минут, но не спешила спускаться. Выжидала, смотрела. Насторожилась, увидев внизу того самого мерзкого водилу, с которым приехала сюда. Что это он тут шляется, щипач несчастный? Не ее ли высматривает? Как бы не потащился на галерею… Нет, свернул в зал отдыха.
   Не подошел ли в это время кто-то к Носачеву? Нет. Похоже, Коля-Николай так и явился один…
   А вот почему тебя, Алёна, интересно знать, до такой степени напрягло словечко «мы», оброненное Носачевым? Мало ли в компании с кем мог он прийти на свидание с мадам Дмитриевой? К примеру, прихватил с собой какую-нибудь знакомую, которая обожает читать дамские детективы вообще и романчики этой писательницы – в частности.
   Нет, ты явно с некоторых пор переоцениваешь свою популярность. Скорее всего, Носачев и впрямь что-то узнал об отношениях Влада и Нарцисса. И, памятуя намерение Алёны проверить информацию, прежде чем выложить за нее доллары, он и притащил с собой человека, у которого эти сведения нашел. Для достоверности.
   Ну что ж, нормальное объяснение. Тогда почему этого человека рядом с Носачевым сейчас нет?
   Экая ж вы привереда, дамочка! На вас прямо-таки не угодишь, ей-богу! То вас разволновало местоимение множественного числа, то вы напряглись оттого, что Носачев явился в единственном числе…
   Нет. Он уже не в единственном. К нему подходит какой-то высокий, выше его ростом (хотя отсюда, сверху, все кажутся приземистыми, это все же видно) и очень стройный парень с пепельными волосами. На нем куртка болотного цвета, черные джинсы… великолепные ноги, надо сказать, вообще красивая фигура. Что-то знакомое в этой фигуре, в этих волосах… А лицо, какое у него лицо?
   Подошедший к Носачеву парень обернулся с нетерпеливым выражением.
   При виде его лица у Алёна зачастило сердце. Да, красивый мальчик, который обещал сделаться красивым мужчиной, обещание свое сдержал!
   Олег… Он повзрослел, но изменился мало.
   Обидно, что Нарцисс такую красоту прячет то под маской, то под боевой раскраской. А впрочем, он, наверное, заботится о своем реноме… может быть, ему было бы неприятно, если бы его начали узнавать на улицах.
   Странно… Вчера он размалевал себя самым устрашающим образом, чтобы Алёна не узнала его. Сегодня явился с открытым, так сказать, забралом.
   Почему?
   Надеется, что она его забыла и не узнает даже так, без маски?
   А зачем он пришел, кстати? И почему вместе с Носачевым? Предполагается ведь, что они враги: Носачев его шантажирует и…
   В этой фразе ключевое слово – предполагается .
   Ох и проста же ты, подруга! Бабуля в далеком детстве пела тебе такую милую песенку:

– Ваня-Ваня простота,
Купил лошадь без хвоста,
Сел задом наперед
И поехал в огород!

   А надо было петь:

– Лена-Лена простота…

   Это ты, Алёна – простота, которая села задом наперед и поехала… невесть куда. К черту в зубы! Повелась на такую дешевку! Носачев и Олег – сообщники. Письмо с угрозами и вся эта чушь, преподнесенная тебе Григорием Орловым (Модестовичем!!!), – подстава. Никто никого не шантажирует, все эти ребята в одной связке, и цель у них…
   Цель их совершенно непонятна. Особенно если вспомнить вчерашний пассаж с танго «Champagne splаsh» и всем прочим. Но если хорошенько поразмыслить, наверное, можно и загадку разгадать, и найти в цепочке необъяснимых случайностей место для «Брызг шампанского». Наверняка помогут и глюкнутые письма, пока еще оставшиеся не расшифрованными.
   Кстати, о письмах! Ты, Алёна, видимо, заспала то открытие, которое сделала, прочитав первое из этих писем? То, в котором МОН фактически признался в своем намерении убить тебя.
   И чего ты стоишь тут, на галерее? Чего высматриваешь? Очень хочешь, чтобы кто-то из этих ушлых ребяток сейчас поднял голову и увидел тебя?
   Алёна нервически отпрянула, но тут же спохватилась, что приняла вроде бы все меры, чтобы остаться неузнанной. Можно совершенно спокойно спуститься в зал и уйти незамеченной. Очень подмывает что-нибудь такое выкинуть, чтобы дать знать этим ребяткам: она их видела, видела! – но это будет очень похоже на тот трагикомический пассаж из знаменитой сказки Гаршина, когда лягушка-путешественница в поднебесье вдруг разжимает ротик, которым держалась за прутик, и возбужденно орет:
   – Это я! Это я! Это я придумала!
   Лягушке-то хоть повезло. Она плюхнулась в болото. А вот ты очень даже просто можешь плюхнуться в… могилу, к примеру.
   А что? Людей, случается, убивают.
   Но за что, за что, что она плохого сделала, чтобы открывать на нее такую охоту?!
   Ее затрясло. Прыгая через две ступеньки, придерживая каскетку, Алёна слетела по лестнице и ворвалась в зал ожидания. Так, теперь бы порезвей прошмыгнуть мимо этих…
   За то время, что она наблюдала с галереи, кое-что изменилось. Ушли электрички, и поезда южного направления ушли тоже, прихватив своих пассажиров. Зал практически опустел, поэтому не было ничего удивительного, что и Носачев, и Нарцисс повернулись к вбежавшему в зал бесполому существу в очках, нелепой каскетке и серой фланелевой кофте с надписью: «Sasquehanna University».
   Алёна вскинула руку, что поглубже натянуть каскетку, да вдруг задела очки. Они упали. Наклонилась их подобрать – ну и подлая каскетка, которая, чудилось, все время ждала именно этого мгновения, конечно, свалилась!
   Подхватив свое барахлишко, Алёна воровато повернула голову, надеясь, что Носачев и Олег ее не заметили.
   Нет, такая везуха случается только с героинями дамских детективов, а от жизни поблажки не дождешься!
   – Вот она! – изумленно сказал Носачев. – Елена Дмитриевна, что ж вы…
   Олег замер, и какое-то мгновение они смотрели друг другу в глаза. Потом он шагнул вперед.
   Алёна не стала тратить времени на переговоры. Рванулась к выходу, снова выронила каскетку, но возвращаться за ней уже не стала. Выскочила на крыльцо и понеслась через дорогу к маршрутке.
   Ой, машины с двух сторон… пропустите, стойте, осторожно!
   Да неужели это она, Алёна, которая переходит улицу только на зеленый свет светофора, только на переходе, несется через безумную привокзальную площадь, лавируя между машин?!
   Перебежала на противоположную сторону, обернулась, взмокнув от страха. Олег уже на крыльце, Носачев еще в дверях.
   Нет, маршрутка – не спасение. Они подолгу стоят на вокзале, эти двое успеют вбежать, и…
   И что?
   Ну что они с тобой сделают?
   Отчего-то Алёне не хотелось отвечать на этот вопрос. А хотелось ей одного: оказаться отсюда как можно дальше, желательно – непосредственно в кабинете начальника следственного отдела городского УВД Льва Муравьева. И потребовать заключить ее в бронированную камеру…
   Помчалась вдоль улицы, выискивая свободное такси. Вот оно!
   Рванула дверцу:
   – Свободны? До Оперного!
   Ой, нет… Не слишком ли много совпадений происходит сегодня на пространстве одного отдельно взятого вокзала?! Это же тот самый мокроглазый…
   – Двести рублей, – ухмыляясь, сказал таксист. – Плюс еще пятьдесят за прошлый раз.
   Ну что ж, бывают ситуации, когда приходится признать, что у жизни все козыри, а ты в дураках. И вообще, деньги не главное!
   – Ладно. Ладно!
   – Села, поехала! – И он тронул с места за мгновение до того, как Олег перебежал дорогу, размахивая синей каскеткой, будто бы гнался за Алёной лишь для того, чтобы эту каскетку вернуть.
   Можно подумать!
* * *
   Какое-то время они молчали. Алёна переводила дух от страха и от злости. Водитель поглядывал на нее в зеркальце и хитро улыбался.
   Радуется, небось, негодяй, что слупит-таки свое с несговорчивой дамочки!
   Честно говоря, чем дальше они ехали, тем больше Алёна злилась и тем меньше боялась. Может быть, зря она так по-заячьи улепетывала с вокзала? Ну что ей могли сделать Носачев и Олег? Ну не убили бы, наверное, несмотря на угрозы МОНа! Посреди вокзала стрелять – что за бред? Там милиция кругом, какой-никакой народ… Уж можно было найти для стрельбы местечко поукромней, вроде ее собственного, заросшего отцветшей черемухой и еще не расцветшим жасмином дворика. Правда, в современных детективах преступники сплошь да рядом шныряют уже не с револьверами, а со шприцами на изготовку. Шприцы заправлены либо наркотиком, либо и вовсе смертельным ядом… А еще, это Алёна в каком-то кино видела, у одного преступника был шприц-револьвер, стреляющий ампулами с усыпляющим средством… Она-то думала, такие штуки только в зоопарках да цирках применяют, для усмирения взбунтовавшихся зверей, а оказывается, с ними и на людей охотятся…
   Нет, это полная чушь. Если человека усыпляют, то лишь ради того, чтобы его похитить. Представить, как Нарцисс и Носачев стреляют в нее из боевого револьвера, воображения с трудом, но хватает. А вот как они волокут ее усыпленную – нет, как сказал бы Константин Сергеевич Станиславский, не верю!
   При упоминании Станиславского вспомнился заодно и ночной гость Костя Простилкин. Бедняга! Наверное, там, в той психушке, где он обретался, вполне могли применяться такие вот вакуумные пистолеты с усыпляющими ампулами. Кстати, надо будет при случае у Юрия спросить.
   Вот завтра они увидятся на передаче – Алёна и спросит.
   Как всегда, мыслительный процесс успокаивал – и успокоил-таки. Алёна откинулась на спинку сиденья, глубоко вздохнула. Впрочем, тут же перехватила в зеркальце заднего вида неотвязный взгляд шофера и снова завелась.
   – Что вы на меня уставились? – спросила вызывающе. – Лучше вон на дорогу смотрите, а то протараните какой-нибудь «мерс» – потом не расплатитесь.
   – Ничего, ты за меня не переживай, – хохотнул он. – Я приметливый! И «мерс» не пропущу, и на тебя нагляжусь. Но до чего же непостоянные нынче бабы пошли, а? Вчера она за парнем аж с милицией гонялась, а сегодня от него так бежит, что чуть под колеса не попадает!
   – Не поняла? – высокомерно вскинула брови Алёна.
   – А чего тут понимать? – ухмыльнулся он. – Вчера, на набережной Федоровского, скажешь, не ты была?
   Алёна не удержалась и тихо ахнула.
   – Что-о? Как вы могли меня видеть?
   – Легко! С балкона своего, с девятого этажа. Сначала видел, как по лестницам перелазили этот парень с раскрашенной девкой, потом…
   – Секундочку! – перебила Алёна. – Но он ведь тоже был раскрашенный!
   – А вот и нет! – довольно сообщил водитель. – То есть сначала – да, а потом мокрой тряпкой рожу вытер. И когда они на соседнем с моим балконом были, я его уже хорошо рассмотрел. А сегодня еще по вокзалу походил, пригляделся. Точно, он! Вчерашний! Смазливая такая рожа! – присовокупил завистливо. – За такими бабы ого как бегают!
   «Да уж, – не без мстительности подумала Алёна. – Ты-то этого, небось, вовек не испытал, с твоей-то рожей!»
   Впрочем, сейчас было не до сведения счетов.
   – А вы знаете, в чьей квартире они скрылись?
   – Конечно!
   – Ну?!
   – Баранки гну! Ты что за спрос, чтоб я тебе за просто так рассказывал?
   Глаза у него были, конечно, мерзкие, но достаточно выразительные. Или просто Алёнины дедуктивные способности обострились до наивысшей степени?
   – А если не за просто так – расскажете? – спросила она.
   Глаза еще больше повлажнели. Ужас…
   – Сколько дашь?
   – Оставьте себе сдачу, – высокомерно ответила Алёна. – Устраивает?
   – Не больно-то… – прокряхтел он. – Да ладно. Курочка по зернышку клюет.
   – Вот именно. Ну?!
   – Квартира в другом блоке, но от меня за стенкой. Там раньше мужик жил, типа челночник, да жена, да дочка. Потом он вроде бы к какой-то бабе свалил на сторону, но иногда к своим захаживал. После баба его померла, он вернулся. Но уже так разбогател, стал не просто торгаш, а типа бизнесмена. Ремонт шикарный сделал, Нинка у него одета как кукла.
   – Нинка? – переспросила Алёна.
   – Ну да, это дочка его. Та самая, раскрашенная. Я ее сначала не узнал – волосы черные, да сама – со страху умри, но она уже на балконе парик сняла – смотрю, точно, Нинка. У нее волосы такие тифозные, знаешь, стригутся сейчас все бабы, да еще на шее машинкой какая-то фигня выстрижена, как раньше у каторжников выстригали. Жуткая картина, я тебе скажу! Да она вообще оторва. Папаша ее уже несколько месяцев как не появляется: то ли заболел, то ли в загранку свалил, девка хахаля завела, он теперь тут и живет, на Федоровского. Сам такой… не слишком-то видный, вот разве что в желудке плечист, но тачка крутейшая. «БМВ»! Правда, он уже пожилой, что-то наших с тобой лет, понятно, что Нинка еще и молодого любовника к себе водит.
   «Пожилой?! Наших с тобой лет?!»
   Если бы можно было убивать взглядом, она б его убила. А больше ничего не оказалось под рукой. Мобильник забыла дома, а то хотя бы мобильником стукнула по башке!
   – А та квартира, из которой они по балконам лезли, тоже ихняя, Нинкина. Они ее купили, теперь сдают. Недавно как раз жильцы уехали, видимо, пока хата пустая, они там конторят почем зря, Нинка да этот ее, молодой. У вас там что, групповой секс был? На четверых?
   – Что? – тупо спросила Алёна. – Какой секс? Почему на четверых?
   – Ну как почему? Нинка с этим красавчиком, да ты, да докторишка, который с тобой был…
   Это он про Юрия? Но каким образом?..
   – Откуда вы про доктора знаете?!
   – Ты совсем глупая? – Он даже будто обиделся на Алёну за недогадливость. – Как это – откуда?! Вы с ним на балкон выбегали? Выбегали. Потом вышли из подъезда, ты чесанула на набережную, а он на «Скорой» уехал.
   Издевается, гад. Откровенно издевается!
   – Да нет, – высокомерно ответила Алёна. – Секс у нас был на восьмерых. Нинка со своим красавчиком, мы с доктором, да еще фельдшер и шофер со «Скорой». А потом милиция присоединилась… Вы же видели милиционеров! Вы, наверное, поняли, кого они ищут! Почему не сказали, что видели этих двоих?!
   – Да ты больная?! – Он так вытаращил глаза, что Алёне показалось: вот сейчас они убегут с его физиономии, будто две круглые мокрицы. – Какого черта я буду Нинку выдавать? Она тут живет! Она моя соседка! Она своего этого хахаля покличет – он меня и замочит, как, может, ее папашку замочил.
   – Замочил? Но вы же говорили, он за границей…
   – Мало что я говорил! – усмехнулся шофер. – Раньше квартира была на него записана, а теперь Нинка значится владелицей. А он, папаня ее, только прописан, вот и все. У меня жена в домоуправлении работает, она знает. Ну ладно, хватит трепаться, приехали.
   Алёна оглянулась. А ведь и в самом деле – приехали уже, такси стоит как раз напротив арки, где Алёна его и поймала.
   Черт, заболталась с ним и обо всем забыла. Надо же было заглянуть в «Барбарис», отдать Жанне деньги! А теперь тащись туда, рискуя нарваться на встречу с этим пропотевшим предателем Носачевым!
   Кроме того, Алёна собиралась доехать до «Этажей». Надо бы продуктов подкупить, в холодильнике одни огурцы да кусок засохшего сыру. Но сейчас в «Этажи» идти не с чем, в кармане остались те несчастные сто долларов. Остальное поимел этот мокроглазый. А за что? За какую такую информацию? Только то и узнала, что размалеванную Инку зовут на самом деле Нинкой!
   Она выбралась из машины и стала рядом, придерживая дверцу.
   – Между прочим, – сказала вкрадчиво, – кажется, есть такая статья: за уклонение от помощи работникам милиции при исполнении обязанностей что-то такое дают. Или берут – в форме штрафа. И мне никто не мешает позвонить в милицию и сказать, что водитель такси номер такой-то обладает информацией насчет вчерашнего покушения на врачей «Скорой помощи», но информацию эту скрывает. Понятно?
   – Иди отсюда! – взревел мокроглазый, вмиг осатанев. – Не буди во мне зверя!
   – Какого зверя? – ухмыльнулась Алёна. – Дождевого червяка, что ли?
   И, с наслаждением шарахнув дверцей, шмыгнула под арку.
   Двор был напоен запахом распускавшегося жасмина, и Алёна немножко постояла около куста, усыпанного белыми цветами.
   Все-таки у них волшебный двор! Сначала черемуха, потом жасмин, и скоро шиповник начнет цвести. Распустятся гортензии. А с другой стороны дома, на улице Ижорской, все засажено бузиной, которая тоже распустилась. И пахнет сладко-сладко! Можно вот так гулять вокруг дома и наслаждаться волшебными ароматами. Жасмин-шиповник-бузина, бузина-шиповник-жасмин…
   Вот только гулять Алёне особенно некогда. Писать надо. Писать и… звонить!
   Капины окошки по-прежнему завешены. Похоже, у Кости нет ни малейшего желания глядеть на этот тихий, прелестный дворик. А вернее всего, Капа не желает, чтобы чей-нибудь любопытствующий взгляд проник в ее окно. Вообще люди в таком состоянии не любят общения, гулять выходят только по ночам. Очень может быть, что это Костя сломал замок на парадной двери, чтобы выскальзывать на улицу, минуя двор, где рискуешь нарваться то на Галину с ее престарелым фокстерьером, то на другую Галину (из соседнего подъезда) с полубезумным ризеншнауцером Тэффи, то на Татьяну с толстенным ротвейлером по имени Малыш, то на Женю со шпицем Вадькой, то еще на кого-нибудь.
   А все-таки, зачем Капа и Костя приходили ночью к Алёне? Вот взять сейчас и спросить их…
   Да нет, неудобно.
   Открывая дверь, она твердила себе, что нужно не забыть отключить сигнализацию, но тут же вспомнила, что забыла ее включить. Господи, какой ерундой голова забита, это что-то…
   Захотелось есть, но в магазин идти было уже лень. Разогрев на сковородке несколько кусочков сыру (жуть сколько калорий, зато вкусно просто до невозможности, ладно, завтра все равно шейп, вот тогда и будем калории считать!) и сделав быстренько салат из огурцов со сметаной (сметана тоже, оказывается, осталась), Алёна заела все это яблоком (яблоки у нее никогда не переводились) и подсела к телефону с блокнотом.
   – Добрый день. Справочная 09, слушаю вас, двенадцатая…
   Сначала повезло. Сразу, без всякого спора выдали адреса трех оставшихся Владов. На последнем «двенадцатая» засбоила было:
   – Мы вообще должны только по две справки одному клиенту давать!
   – Но вы ведь уже дали три, предлагаю не останавливаться на достигнутом! – резонно заявила Алёна, и «двенадцатая», хихикнув, смилостивилась.
   Однако на этом везение кончилось. Ни один телефон не отвечал: наверное, все Влады были на работе, в том числе и первый, установленный еще вчера, но так и не вызвоненный.
   С горя съев еще одно яблоко, Алёна села за компьютер. Что делать? Расшифровать второе письмо от Олега? А не много ли чести – тратить на него время, которое следует тратить на написание романа?
   Открыла файл с «Федрой».
   Нет, сначала все-таки стоит сообщить Олегу, что она о нем думает!
   Открыла «Outlook Express», нашла адрес МОНа, создала сообщение, в котором написала только одно слово:
   Предатель!
   Нажала на «Доставить почту», однако соединения никак не происходило: что-то забастовал сервер. Ладно, немного погодя. О, надо наконец Жанне позвонить, сказать, что деньги вернет завтра, а если они нужны ей сегодня, то Алёна завезет их к ней домой. В «Барбарис» она больше ни ногой!
   Какой там телефон, в этом несчастном «Барбарисе»? 30-19-20? Да, кажется, так.
   Набрала. Долго никто не отвечал. Потом мужской голос произнес:
   – Н-да? Говорите!
   Алёна онемела…
   – Говорите! Слушают вас!
   Господи… да ведь это же голос Влада! Конечно! И его манера отвечать на звонок!
   От неожиданности Алёна нажала на кнопку сброса, но тут же стукнула себя трубкой по лбу: вот дурочка! Только что землю рыла, чтобы разыскать Влада. А услышала его – и ни тпру, ни ну. Прямо как влюбленная барышня, услышав голос предмета своих вздохов!
   Однако что делает Влад с утра пораньше в «Барбарисе»?
   Стоп-стоп… да ведь Алёна позвонила не в «Барбарис»! Телефон «Барбариса» – 30-20-19, а она набрала 30-19-20.
   Как интересно… Это называется, на ловца и зверь бежит. Смешно, конечно.
   Набрала номер опять – занято. Ну вот, здрасьте! А кстати, этого номера нет среди тех, которые выданы ей справочной. Может быть, это телефон не квартиры Влада, а его офиса? Да запросто.
   Снова набрала. Занято. Что же это все-таки за фирма?
   Подумав, вызвала программу 09, набрала интересующий ее номер, отметив рубрику «Служебный».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация