А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крутой мэн и железная леди" (страница 13)

   – Ну, она вас с кем-то перепутала, это же ясно, – сказала Алёна. – С каким-то вашим тезкой.
   – Конечно, я так и подумал, – согласился Григорий. – Ладно, кое-как от нее отвязался, кое-как ей внушил, что я другой Орлов, не тот. А она говорит так обиженно: ну вот, а Жанна меня уверяла, что вы уникум! Я ничего не понял, но вспомнил, как однажды мне звонила какая-то барышня, хихикала, называла Нарциссом, чушь какую-то порола… Я с ней сначала похохмил, потом говорю: вы номером ошиблись! Она: этот номер мне в справочной дали. Вы ведь – Григорий Модестович Орлов? Я говорю – да, но, наверное, не тот, который вам нужен. Еле-еле ее убедил не звонить больше по этому номеру: а вдруг Катя трубку возьмет?!
   У него сделалось такое смешное, такое детски испуганное выражение лица, которое восхитило бы Алёну, обожавшую всякие такие физиогномические приколы, порою яснее всяких слов и даже поступков дающие представление об отношениях людей, однако сейчас ей было не до того.
   Жанна? Нарцисс? «Барбарис»? Очень любопытно… «Барбарис»… в самом деле, в пору Алёниного детства были такие «сосательные» конфетки, очень вкусные. Были они и в пору детства Григория Модестовича, и теперь еще существуют, пусть даже и в других фантиках, чем прежде. Есть вечные ценности, и как же это здорово! А еще «Барбарисом» зовется ночной клуб, в котором директорствует хорошо знакомая Алёне Жанна Сергеевна, и в этом клубе выступает стриптизер по имени Нарцисс, он же – «Робкий монстр», он же – «Пионер – всем ребятам пример» et cetera. «Кривляка», как непочтительно назвал его шантажист.
   Ну точно! Жанна же называла фамилию этого кривляки! Орлов! И еще сказала: «Он не Орлов, а Ослов!» Это было в тот жуткий вечер, когда они с Владом…
   – Ну вот, я, конечно, обо всем об этом забыл, – перебил ее мысли рыжий Орлов, – о том звонке и о той дамочке. Но теперь, после этого письма… Опять путаница, вы понимаете? Опять меня перепутали с тем же самым парнем! И я хотел его найти, ведь у него серьезные проблемы.
   – Ну да, в самом деле – серьезные. Он вроде бы кого-то мочканул, – сказала Алёна. – Вы что решили-то сделать, я не поняла? Оказать помощь следствию или наоборот?
   – Да ничего я не решил, – уныло сообщил Григорий Орлов. – Может, мне это письмо нужно в милицию отнести? Но вы понимаете… Оно так гнусно написано! Этот шантажист – такая, кажется, сволочь! Так и видишь его мерзкую, хитрую, ехидную рожу с маленькими глазками!
   С этим Алёна согласилась бы на все сто, когда б не гнездилось в глубине души некое сомнение, что глазки у шантажиста отнюдь не маленькие и вовсе не столь уж бесцветные, вот уж нет!.. Но она отогнала пакостные мысли и спросила:
   – Ну а у Жанны-то вы что делали?
   – Как что? – удивился Григорий ее непонятливости. – Искал этого парня, Орлова. А она говорит, что у нее нет никаких его координат, кроме электронного адреса. Пожалуйста, говорит, если хотите – дам. А зачем мне электронный адрес? У меня и компьютера-то нет. Спросил телефон – не говорит. Мол, он просил никому не давать номер.
   – А вы ей про письмо рассказали? – с любопытством спросила Алёна.
   – Сказал, что пришло письмо, но не показал. Я его вообще даже Кате не показал, только вам.
   Алёна молча приложила руку к груди в знак признательности за особое доверие.
   – Жанна Сергеевна просила письмо оставить, мол, она сама передаст его тому Орлову, но я не стал оставлять. Мне показалось… – У Григория сделался сконфуженный вид. – Мне показалось, она его непременно прочитает. А там все-таки… Ну, это не то письмо, которое можно читать всем. Может, там и вправду речь идет о жизни и смерти!
   Алёна даже головой покачала. Ну надо же, а? Принимала этого парня за вульгарного шантажиста, а он оказался просто образцом рыцарских качеств! Повезло Кате Савельевой, однако!
   – Да… – протянула она. – И что же вы теперь будете делать с этим письмом?
   – Даже не знаю! Даже не знаю!
   – Ну вообще-то передать его адресату – не такая уж большая проблема, – пожала она плечами. – Надо элементарно позвонить в «Барбарис», узнать, когда в шоу будет участвовать этот самый Нарцисс, и прийти на его программу. Кстати, а почему бы и нет? Я видела его выступление, правда, всего один номер, но это очень недурно.
   При этих словах она невольно поежилась, вспомнив, как прохаживались по ее шее ледяные, скользкие пальцы.
   – Да вы понимаете… – протянул Гриша. – Я как-то не слишком часто по ресторанам хожу. Не по моим деньгам. Ну, в «Гудок» завернуть – это еще туда-сюда, а «Барбарис» не для меня. Да и сессия сейчас в институте, и одновременно экзамены в школе вождения. Я уж сегодня выбрался, раз такое дело, а ходить по вечерам искать этого парня… некогда мне. Может, я вам письмо отдам? А вы ему как-нибудь передадите?
   Алёна от неожиданности почему-то кивнула, и тотчас письмо в рваном, испачканном ржавчиной конверте само собой оказалось в ее руках, словно бы вползло в них, как некогда сама вползла в руки Никифора Иваныча Босого пачечка долларов. И она еще продолжала его разглядывать, а между тем Григорий Орлов, расправивший плечи, будто с них упала огромная тяжесть, спрыгнул с крыльца и крикнул:
   – Большое спасибо! До свиданья! Побегу скорей Катьке скажу, с кем я познакомился! Она от зависти умрет! До свиданья!
   И он со всех ног помчался через сквер на автобусную остановку: торопить Катькину безвременную кончину.
* * *
   Из полета моих мыслей
   вокруг моего тела

   Дежурному врачу
   психиатрической больницы
   на улице Ульянова
   от пациента 1-го отделения
   Простилкина К.
   Не жалоба, не просьба, а предложение сыграть
   в лотерею, где не проигрывают в любом случае. Конкретно при общении.

Я предлагаю Вам Лото
Сейчас Вы врач совсем никто
А завтра станете звездой
Побыв в общении со мной
Конкретно нужен мне звонок


Чтоб ясность вышла на Порог
Давно открыл я к богу дверь
Ключом лингвистики поверь


И ждут меня друзья мои
Один я с ними по крови
Один и тот же генокод
А значит всех победа ждёт


   И так далее нету у меня бумаги показываю немного и жду: одни и те же буквы
   лечили рабов = врачи болели
   рассудок = суд срока
   предатель = дать тел(о)
   работа абсурда = от раба суд раба
   завещание = вещь низа
   Неужели не ясно?! Это Ваша Судьба стать Звездой в этом Мире первой.
   Я опять повторяю: «Всё, то есть творящаяся жизнь на Земле, – Спектакль, задуманный Создателем от бог знает какого Времени. Я уже знаю почти всё, об остальном догадываюсь, то есть варианты вижу.
   вижу = живу
   смотри = строим
   слово = волос ослов
   логика = иголка
   биоклетка = токи белка
   На этом, я думаю, надо остановиться, чтобы не возник Хаос в Вашей голове. Никому про это не говорите, кроме нее, и то – когда она Сама к Вам придет. Вы мне это обещали, что Она придет.
   Сейчас главное – зафиксировать в Сознании следующее:
   всё прекрасно
   я умный
   я спокойный
   всё идет по графику
   32 декабря 2003 года
   Нули лишние, тогда получается 32 = 23
   Я прав!
* * *
   Алёна проводила Григория Орлова взглядом и пожала плечами. Ну вот, мало ей разборок со своими собственными загадочными письмами, теперь еще и чужое навязали! Она вновь вынула листок из конверта и перечитала некоторые фразы:

   «Я кое-что о тебе знаю, и вряд ли тебе понравится, если об этом узнают другие… ты – убийца… Что ты с ним не поделил, с этим типом? Я еще и до этого докопаюсь, если не заплатишь! Я хочу десять тысяч баксов… Я человек честный, потому буду молчать как рыба об лед, но если задумаешь словчить – пеняй на себя! Потому что мой кореш, которому я это рассказал, знаком с начальником следственного отдела из городского УВД, так что сам знаешь, как и куда вся твоя история попадет, если попытаешься меня мочкануть… Придешь к нам в ресторан, будто за делом, найдешь меня и передашь, понял? Первый срок тебе – пять дней, считая с 11 мая, когда ты это сделал…»

   Очень интересно! В первый раз Алёна прочла это письмо слишком эмоционально, а ведь в нем сосредоточено, как выяснилось, множество интереснейшей информации. Оказывается, у нее с шантажистом есть общие знакомые! Ведь занудный и неприятный тип по имени Лев Муравьев, друг детства ее соседа Сан Саныча, – именно что начальник следственного отдела из городского УВД! И хоть шантажист не лично с ним знаком, а всего лишь через какого-то «кореша», он не сомневается, что этот начальник в случае чего защитит его. Хотя правильно сказал благородный рыцарь Гриша Орлов: шантаж – это тоже уголовно наказуемое деяние. То есть у товарища Муравьева есть привычка обходить некоторые законы в угоду своим друзьям? Недаром, недаром он так не понравился Алёне!
   Информация номер два – шантажист работает в ресторане, куда Нарцисс может прийти запросто – «будто за делом». Можно не сомневаться, что речь идет о «Барбарисе». Значит, тот противный тип, который звонил в кабинет Жанны, и тот, кто писал это письмо, определенно одно и то же лицо. Да, все-таки жаль, что он не пришел… но, может быть, еще придет? Кто же он, кто же он?
   Думай, детективщица! На что тебе бог голову на плечи посадил? Не только же чтобы шляпки носить… хотя ты их, строго говоря, и не носишь, потому что они тебе клинически не идут. Вот и не носи, а думай. А прежде чем начать, обрати внимание вот на эту строчку: «…считая с 11 мая, когда ты это сделал…»
   11 мая – это ж было на днях! И что происходило 11 мая? Вечеринка в «Барбарисе», на которой присутствовала и Алёна! В тот же день Нарцисс стрелял в какого-то человека. Тогда же неизвестный человек стрелял во Влада Сурикова. Конечно, с официальной статистикой Алёна незнакома, поэтому очень может статься, что за день в Нижнем совершается как минимум десяток покушений на убийство, а всё же, даже при всей великой любви детективщицы Дмитриевой к совпадениям (на что ей неоднократно сурово указывалось издателями ее книжулек!), трудно представить, что речь идет о двух разных случаях.
   Нарцисс напихал за воротник Влада бумажных салфеток. Странные шутки с человеком, которого ты потом попытаешься убить… А впрочем, в тот сюрреалистический вечер все было возможно. Но когда Нарцисс успел это устроить, как он попал во двор Алёны?
   Стоп, да ведь Жанна говорила, будто стриптизер («Ослов он, а не Орлов!») забыл диск с музыкой для своего выступления и поехал его разыскивать по ночным клубам. Она называла «Пикассо», «Гудок» и «Алекс» – все три клуба около Оперного театра, практически рядом с домом Алёны! А сегодня Жанна упоминала, что номер «Пионер – всем ребятам пример» Нарцисс так и не работал, потому что музыку не нашел.
   Конечно, не нашел. Он ничего и не искал! Он сразу пристроился за машиной Влада, чтобы…
   Минуточку. На чем пристроился? Не трусцой же следом бежал! Да, Жанна говорила, что пришлось дать ему ресторанную машину. Стало быть, Нарцисс попросил или подкупил шофера ехать в хвосте «БМВ» Влада, так они и добрались до Алёниного дома, потом Нарцисс проскользнул во двор, выстрелил… а шофер, значит, не дремал за рулем, видел его!
   Ну и глупо же, ну до чего же не повезло парню! Видимо, он только начинающий убийца, если, во-первых, не убил свою жертву (ну, это не его вина – Влад был готов к нападению и напялил свой пуленепробиваемый жилет), во-вторых, позволил за собой проследить и сделался объектом шантажа.
   Ага, ну, теперь с личностью шантажиста все ясно. Это не кто иной, как шофер из «Барбариса». Алёна его не знает, но узнать труда не составит.
   Ишь ты какой поборник справедливости выискался! Прямо-таки жаждет наказания убийцы-неумехи! А ведь даже сама жертва не пожелала искать убийцу. Интересно знать – почему, собственно, не пожелала? С чего бы это Влад оказался таким добреньким к человеку, от которого в любую минуту ждал пули? Ждал, ждал… иначе не таскал бы на себе эту тяжеленную штуку – спасительный жилет.
   Почему Влад наврал в милиции, что имел место какой-то спор? Почему фактически отмазал убийцу? Не потому ли, что признавал – постигшая его кара правомерная, заслуженная? Или просто побоялся, что расследование вытащит на свет Божий какие-то страшные грехи, – куда более страшные, чем даже покушение на его жизнь?
   Загадочно… более чем загадочно!
   И вот еще фразочка в письме: «Да ведь еще и машина того мужика пропала, так или нет? Так-так, знаешь, небось?»
   Влад уверял, что машину перегнал куда-то тот же его приятель, с которым они устроили их странный спор и который стрелял в него. А на самом деле куда она делась? Ее угнал шантажист? Или Нарцисс?
   Зачем? Продать? Укрыть? Найти то, что могло быть спрятано в этом «БМВ», как в последнем из двенадцати стульев?
   То есть во Влада стреляли, чтобы завладеть его автомобилем? А что, вполне обычное дело!
   Конечно. Только если бы все обстояло так просто, то он уж точно не стал бы прикрывать стрелка! Алёна нетерпеливо огляделась. Ну где он, где он, где он, этот мерзкий тип, этот шантажист? Вообще редкостно бесчестная тварь, конечно: ждал денег от Нарцисса спустя пять дней после случившегося, а сегодня-то как раз только пятый день и идет. Нет, даже четвертый! И он уже готов продать тайну первому же, кто ее пожелает купить за несчастные сто долларов!
   Почему? Думает, что синица в руках лучше, чем журавль в небе? Не знает, что письмо не дошло до адресата, и решил, что Нарцисс уже не придет?
   Или так уж приспичило с деньгами?
   Вот уже целая куча вопросов накопилась к этому типу, а его все нет и нет! Ну не свинство ли?
   Вдруг не придет?
   Ладно. Если не гора к Магомету, то…
   Алёна достала мобильник, нашла в «Справочнике» телефон «Барбариса» и вызвала номер.
   Так, а если трубку возьмет Жанна? Она Алёнин голос сразу узнает!
   Детективщица выхватила из сумки платочек и прикрыла микрофон. Один в один как в каком-то кино!
   – Алло, ресторан «Барбарис»!
   Отлично, это не Жанна. До чего приятный, приветливый мужской голос!
   Алёна убрала свое предохранительное устройство с микрофона:
   – Добрый день. Пожалуйста, извините, могу я попросить к телефону вашего шофера?
   – Шофера? – Приятный, приветливый голос мгновенно построжал. – А по какому вопросу?
   – Понимаете, – мгновенно сымпровизировала Алёна, которой всегда было соврать – раз плюнуть (с другой стороны, ведь и работа у нее такая – врать напропалую!), – он меня вчера подвозил, и я забыла в машине книжку. А книжка библиотечная, мне ее стоимость придется в пятикратном размере возмещать. Да и вообще – ну зачем ему «Пособие по соционике»?
   Очень кстати вывалилась из гиперпространства эта самая соционика! Спасибо Юрию Литвиненко!
   – Подвозил?! – Голос сделался просто-таки сварливым, и Алёна поняла, что она крепко подвела водилу-шантажиста под монастырь. Видимо, правилами «Барбариса» калымить возбранялось.
   А вот так тебе и надо!
   – Ой, ну вы позовите его, а? Пожалуйста… – проканючила она и услышала чуть вдали, словно говоривший с нею отвернулся от трубки: – Николай! Носачев! Игорь, ты Кольку не видел?
   Алёна на миг перестала дышать, услышав имя своего несговорчивого идола. На счастье, голос его расслышать не удалось, а то, небось, вовсе задохнулась бы от чувств-с, глупая баба!
   Впрочем, смысл ответа Игоря разгадался очень скоро, потому что голос в трубке сказал:
   – Нет его. Машина тут, а самого его нету. Вышел куда-то. Так что лучше вам за своей книжкой самой подойти.
   – Хорошо, спасибо, – пробормотала Алёна и нажала на сброс.
   Как все просто! Значит, шантажиста зовут Николай Носачев. И нет никаких трудностей угадать, куда же это он «вышел». Куда-то по направлению к адресному бюро.
   Алёна огляделась. Рождественка вообще не бог весть какая многолюдная улица, а сейчас здесь и вовсе пусто-пусто. И все же Носачев где-то поблизости, наверняка следит за ней. Может быть, он видел, что она разговаривала с Григорием Орловым, вот и поостерегся подойти. А сейчас выжидает. И можно не сомневаться, что он вот-вот появится, этот вымогатель!
   Вот странная штука – законы человеческого восприятия, а? Нарцисс, предположительно, покушался на убийство, однако у Алёны нет к нему никакого отвращения, или, во всяком случае, его гораздо меньше, чем к Носачеву, который ни в кого не стрелял, ни на чью жизнь не посягал, а всего-навсего хочет слупить с нее сто баксов!
   А может, ей просто денег жаль? Бытие определяет сознание, как всегда?
   Алёна поежилась. Довольно противно стоять вот так на виду и знать, что на тебя пялится чей-то расчетливый, неприятный глаз, словно на какую-то добычу. Ладно, хватит ждать – нужно выманить охотника из засады.
   Она открыла дверь и вошла в адресное бюро.
   Это оказалась крошечная комнатенка невыносимо зачуханного вида. Даже странно, что областное адресное бюро выглядит столь непрезентабельно. Обшарпанный стол в углу, рядом стул, на который ни в коем разе нельзя садиться, если хочешь дожить до пенсии. Над столом висят какие-то допотопные правила заполнения бланков, в одной из стен – большое зарешеченное окно, в котором для общения с посетителями оставлена крошечная, чуть больше ладони, фортка.
   Как только Алёна вошла, в форточке блеснул чей-то напряженный глаз, и пронзительный женский голос неприветливо вопросил:
   – Вам что?
   Вопрос показался Алёне настолько любопытным, что она даже онемела. То есть в адресное бюро приходят не только за тем, чтобы получить адрес? А еще зачем, интересно? Впрочем, пришла же она неведомо за чем, просто время провести!
   – Говорите быстро, а то я сейчас уйду на технический перерыв! – грозно прозвучало из фортки.
   – Мне адрес нужен, – испуганно сказала Алёна.
   – Бланк на столе берите и заполняйте! – скомандовал сердитый голос.
   Алёна взяла бланк. Что бы такое на нем написать?
   Как это – что?!
   Фамилия : Суриков.
   Имя : Владислав или Владимир.
   Отчество : ?
   Год рождения … Сколько Владу лет? Около сорока, плюс-минут… Так и напишем: предположительно 1964 .
   Место рождения : прочерк, ибо оно неизвестно.
   Не бог весть, конечно, но…
   Уже подавая бланк в окошко, Алёна вспомнила о компьютерной адресной программе, которая имелась у ее подруги Инны. Лучше б она Инке позвонила! Хотя у той стоит в компьютере программа 09, где по номеру телефона можно узнать фамилию, а не наоборот.
   – Это что вы тут понаписали – Владислав или Владимир? – раздался из фортки возмущенный голос.
   – Дело в том, что я не знаю полного имени этого человека, – пояснила Алёна то, что и так было вполне очевидным.
   – Ну и кого я вам буду искать?! – презрительно вопросил голос, а листок вылетел из окошечка, свалился с барьерчика и неприкаянно спланировал на пол. – Владимир или Владислав, главное! Мне имя-отчество нужно, год и место рождения, а она понаставила вопросов!
   От таких интонаций и повадок Алёна обычно мгновенно выходила из себя. Именно это и произошло в данную минуту.
   – А может быть, вам еще и адрес домашний этого человека указать? – съехидничала она. – Чтобы не перетрудиться, а?
   – Адрес мне не нужен, адрес искать – это мое дело! – почему-то очень обиженно воскликнула обитательница фортки.
   – Ну и ищите, раз ваше, – приказала Алёна.
   – Так их, может, пять Владимиров и десять Владиславов будет! – донеслось из амбразуры испуганно.
   – Владиславов десять вряд ли будет, это имя достаточно редкое, – успокоительно сказала Алёна. – И вообще, чего вы волнуетесь? У вас услуга платная? Ну и возьмите с меня деньги за каждую справку, которую вы мне дадите, за каждого Владислава и за каждого Владимира. Какие проблемы, я не понимаю?!
   – Да такие проблемы, что у меня технический перерыв начинается! А я с этими вашими Суриковыми не меньше чем пятнадцать минут провожусь! – выкрикнула владычица адресов.
   Опыт жизни научил Алёну, что технический перерыв – это официальный эвфемизм элементарного чаепития. Почему в адресном бюро, где отнюдь не стоит очередь из десяти, пяти и даже двух человек, нельзя попить чайку между делом, не устраивая для этого перерыв, ей было непонятно. Однако тот же опыт гласил, что нет ничего более безнадежного, чем пытаться ломать официальное расписание. Именно такие вот ситуации фольклор и обобщил под рубрикой: «Против лома нет приема!»
   Видимо, чай там, за решеткой, уже налит и стынет. И подсыхает булочка… может быть, даже с маком, в шоколадной глазури…
   – Ну найдите мне эти адреса после перерыва, – сказала она, отчаянно жалея несчастную, которая так стремится загрузить в себя одномоментно как минимум пятьсот калорий. – Или через час, или к вечеру, или завтра. Когда зайти?
   – Сначала толком узнайте имя вашего Сурикова! И отчество желательно! А теперь выйдите! – непримиримо отозвалась любительница глазированных булочек. И, выставив табличку: «Технический перерыв 15 минут», захлопнула форточку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация