А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шоколадная ворона" (страница 1)

   Саша Канес
   Шоколадная ворона

   Терминал

   Огромный неоновый циферблат на стене показывал девять часов тридцать минут вечера. В небольшом ресторане на втором этаже международного терминала аэропорта Шереметьево сидели и тихо беседовали два человека. Говорил в основном один, черный носатый мужчина лет сорока, одетый в дорогой темно-серый костюм. Его собеседником был молодой человек крепкого телосложения в джинсах и спортивной куртке. Широкие скулы и характерный разрез глаз не оставляли сомнения в азиатском происхождении парня. Изувеченное и испещренное шрамами лицо его нервно подергивалось, он то и дело трогал пальцами левой руки свой сломанный и вдобавок обезображенный шрамом нос – будто с недоверием проверял, на месте ли тот вообще. Разговор шел на русском языке, хотя каждый из собеседников говорил на нем с небольшим акцентом.
   Молодого человека звали Серик Гулиев, и родом он был из казахского поселка под названием Баян-аул, раскинувшегося на берегу озера Жасыбай. Два часа назад Серика привезли сюда из небольшого подмосковного городка, расположенного на живописном берегу Оки. Он уже бывал раньше в этом международном аэропорту – летал отсюда в Сирию, где целых три месяца жил и тренировался вместе с молодыми мусульманами из других стран. Именно там после встречи со стареньким белобородым шейхом, приехавшим из Саудовского королевства, Серик и выразил готовность стать шахидом. Этот внешне спокойный, благообразный старик специально проделал нелегкий для него путь, чтобы пообщаться с молодежью.
   Своего сегодняшнего нового наставника Серик знал только по имени – Рамзи. Еще вчера Серик чувствовал себя уверенно и спокойно, но сегодня с самого утра его буквально трясло, и никакими усилиями он не мог совладать с собой. Рамзи прекрасно понимал, что творится с парнем – так бывало почти всегда. Но он хорошо знал свое дело и снова и снова повторял то, что уже давно было сказано. Важно было ни на минуту не оставлять сознание Гулиева в покое и говорить с ним, говорить, говорить... Рамзи вынул из кармана что-то скрученное темно-зеленое и протянул Серику:
   – Пожуй, это бетель, мне его привезли наши братья из Пакистана. Говорят, очень приятная вещь.
   – Это что, наркотик? – испугался молодой казах.
   Он знал, что большинство его товарищей по тренировочному лагерю, особенно будущие шахиды, курят зелье. Но сам Серик все еще ощущал себя спортсменом и любому куреву противился. Бетель он также воспринял настороженно.
   – Что ты, брат! Какой там наркотик! Это так... тонизирующий листок. Его просто жуют. Многим нравится – в Индии, в Пакистане. Если невкусно, выплюнь.
   Серик быстро сунул бетель в рот и попробовал пожевать. Сладковатый вкус выделившегося сока показался ему приторным и даже гнилостным. Он выплюнул образовавшуюся массу в ладонь и глазами начал искать, куда выбросить. Но пепельниц на столиках в «некурящем» кафе не было. Рамзи пододвинул ему свой пластиковый стаканчик из-под колы:
   – Бросай сюда. Я пойду, возьму еще стаканчик. Ты, брат, что-нибудь еще – чай, сок или кока-колу – будешь?
   Серик неуверенно пожал плечами:
   – Чай принеси. Кока-колу, говорят, много пить вредно...
   Он запнулся, осознавая, что сморозил глупость. Ему теперь ничего уже вредно быть не может!
   Но Рамзи, глазом не моргнув, согласно кивнул, двинулся к стойке буфета самообслуживания и через минуту вернулся с двумя дымящимися стаканчиками в руках. Серик повернулся назад всем телом и стал смотреть, как по коридору идет экипаж одного из бесчисленных международных рейсов. Последними, громко смеясь и стрекоча на непонятном Серику языке, проследовали две молоденькие стюардессы. Они вдвоем катили за собой один голубой чемодан на маленьких прорезиненных колесиках, с длинной выдвижной ручкой. Держаться вдвоем за одну ручку было неудобно, девушки то и дело сталкивались бедрами, и пышный бюст одной из них не переставая колыхался под форменным синим кителем и белой сорочкой. На лбу Серика выступила испарина. Ему безумно захотелось увидеть, как этот бюст выглядит без всего. И еще он чувствовал, что куда-то уходит ненависть и тает, тает, тает... вера.
   Вслед за стюардессами по гулкой пустоте коридора быстрым шагом проследовала молодая темнокожая женщина. Ее лицо было европеоидным и совершенным по пропорциям. То же можно было сказать и о фигуре: длинные ноги, осиная талия, высокая грудь и безукоризненная осанка. Дыхание у Серика перехватило, и сердце сжалось, когда женщина чуть замедлила шаг и бросила на него резкий и пронзительный взгляд совершенно необычных для черной расы изумрудных глаз. Он вспомнил, что уже один раз видел эту красавицу несколько месяцев назад на маленьком полевом аэродроме на окраине Подольска. Ошибки быть не могло.
   Собеседник Серика сидел вполоборота к коридору. Он ее не увидел.
   – Главное, о чем ты должен всегда помнить, – они слабее, глупее и трусливее нас! – словно издалека услышал Серик голос Рамзи. – Американский летчик летит бомбить наших братьев в самолете-невидимке, чтобы не быть обнаруженным радаром, он окружен броней, под пилотским креслом – пиропатрон, который должен выстрелить этим креслом вверх и спасти подлую жизнь неверного, если с помощью Аллаха самолет его будет подбит. А мы с улыбкой взрываем себя в толпе врагов и, отправив их в ад, сами взлетаем в небо, где нас ждет милостивый и милосердный, где поют ангелы, где небесные девы откроют нам свои объятия.
   – А скажи, какие они? – Серик отер свой мокрый лоб тыльной стороной ладони.
   – Кто?
   – Ну, девы эти небесные, они какие? Как выглядят, что говорят, как смеются?
   – Они самые прекрасные, Серик! Их смех чист и светел, а говорят они только о том, какой ты славный герой. О чем же еще им говорить? Ведь Аллах создает их специально для тебя, чтобы наградить именно тебя. О! Он знает мысли каждого, Серик! Каждому мужчине за всю его жизнь нравится несколько женщин и каждый про себя знает несколько образов абсолютной красоты! И все они будут с тобой там, в раю!
   – Ты знаешь, а мне, по-моему, одна только нравилась! Я один знаю образ красоты! – На глазах у Серика выступили слезы.
   Честно говоря, едва произнеся эти слова, он понял, что это не совсем так. Та, ради которой он летел в Москву, – конечно, прекрасная девушка. Но и та темнокожая дива, которую он сейчас снова увидел, завораживала его своей красотой.
   – Значит, будут они все, как одна! Как та, о которой ты мечтаешь!
   – Ну, нестрашно, если кто-то из них будет чуть-чуть отличаться... – Серик попытался улыбнуться сквозь влажные ресницы.
   – Да, и все они будут ласкать тебя и отдаваться будут тебе, и только тебе!..
   – Рамзи, а что будет, если...
   – Что если, Серик?
   – Ну, если я не справлюсь... с семьюдесятью двумя... сразу...
   – Справишься с семьюдесятью одной, а семьдесят вторая постоит рядом и подождет.
   Рамзи сам понял, что допустил ошибку: молодой человек сейчас не может и не должен понимать юмора. С будущим шахидом нельзя шутить, он должен перестать быть человеком, он должен быть настроен на последний прыжок, как дрессированный зверь. А чем отличается зверь от человека? Только тремя вещами: у него нет чувства юмора, он не ведает, что сам смертен, и, наконец, ему неизвестно сослагательное наклонение – частица «бы» напрочь отсутствует во фразах, построенных по методу азбуки глухонемых, которой удалось обучить самых умных человекообразных обезьян. Так и готовый к своему последнему делу шахид должен быть предельно серьезен, осознавать, что его ждет не гибель, а встреча с небесными девами, ибо интим с семьюдесятью двумя девами проще и понятнее, чем единение с непредставимым и бесконечным Аллахом, милостивым и милосердным. И разумеется, никаких «бы» и «если», никакой попытки развеселиться! Так что сорвавшаяся с языка шутка была ошибкой, и Рамзи понимал: ошибку эту придется в ходе дальнейшей беседы сглаживать и исправлять.
   – Нет, я серьезно, Рамзи! – как и следовало ожидать, обиделся Серик.
   – Что ты, брат! Такой, как ты, герой и не справится! Конечно, справишься! Аллах даст тебе силы! – Для большей убедительности Рамзи доверительно дотронулся до шершавой ладони молодого спортсмена своей холеной рукой.
   – Я никому не говорил раньше, но... в общем, у меня проблема...
   – Какая проблема, брат? – участливо спросил Рамзи.
   – Ты же знаешь, какой я к вам избитый попал?..
   – Конечно, знаю, помню даже. И сейчас все видно, не забудешь! – Рамзи печально покачал головой. – Изувечили тебя неверные! Собаки!
   – Я не знаю, рассказывали ли тебе братья... – Серик испытующе взглянул на Рамзи и продолжил: – Я тогда к девушке ехал, с которой на Медео познакомился, когда инструктором по горным лыжам там работал. Эля ее звали.
   – Мусульманка?
   Серик неопределенно вздохнул:
   – Я только в Москву прилетел, но не сюда, а в Домодедово и сразу на электричке скоростной на Павелецкий вокзал приехал. А как на вокзал из электрички вышел, так сразу в метро спустился. Она, Эля эта, рядом со станцией метро «Фили» жила... и живет, наверное. И тут меня эти менты останавливают, прямо у эскалатора. Документы спрашивают, прописку, а я объясняю, что только прилетел, что жениться тут хочу на девушке, с которой на Медео познакомился. Они билет на самолет спросили, а я не помню даже, куда дел его. На кой мне этот билет, когда я уже прилетел по нему в Москву? Второй раз меня по этому билету уже не посадят! Правда ведь? Ну а они тут меня повалили втроем и как начали бить! То, что с лицом, с носом – это еще не самая беда, а то, что ниже, тоже сильно разбили... Я до сих пор не знаю, все ли у меня там... ну... одним словом, в порядке ли я в этом смысле. К Эле этой я потом, после больницы, не поехал уже, даже звонить не стал. Какой я ей теперь жених?! Пусть забудет... Спасибо Аллаху, что вы меня в больнице нашли, помогли мне... Если бы не вы, не знаю, как я сейчас... – Он словно поперхнулся последним словом.
   Рамзи положил свою ладонь парню на плечо:
   – Ты же знаешь, Серик, что мы всем нашим братьям и сестрам, попавшим в беду, пострадавшим от рук неверных, стараемся помочь. А ты наша гордость! Ты первый казах, пожелавший стать шахидом! Теперь можно плюнуть в лицо каждому, кто скажет, что казахи – плохие мусульмане! Казахи благодаря тебе, Серик, будут с завтрашнего дня лучшими мусульманами в мире. Плохих мусульман не бывает. Если кто плохой, он не мусульманин! Просто не мусульманин – и всё! А по поводу этого, – Рамзи простер длань к причинному месту своего подопечного, – не переживай! Ты явишься к небесным девам во всей своей мужской красе, и Аллах даст тебе столько силы, сколько ты пожелаешь!
   – И все они будут, как моя... Эля?
   – Внешность ты имеешь в виду?
   – Да, лицо, фигура и голос тоже...
   – Ну, может, только чуть-чуть будут отличаться, чтобы скучно не стало! – мягко улыбнулся Рамзи. Ему показалось, что Серик начал успокаиваться. Это очень радовало.
   – Рамзи, а что, если в самолете будут еще мусульмане? Это не грех, если они тоже погибнут?
   – Тебе это много раз объясняли, Серик! Но я сегодня буду повторять столько, сколько ты захочешь. Они тоже станут благодаря тебе шахидами, святыми! Разве это беда для верного слуги Аллаха, милостивого и милосердного, если он как можно скорее встретится со Всевышним? Ты только подумай, скольких бед и испытаний минуют эти люди: старость, болезни, немощь, кончина близких, предательство друзей! Они заплатили за билет до Нью-Йорка, но за ту же плату полетят в рай!
   Рамзи украдкой бросил взгляд на электронное табло за спиной Серика. Регистрация рейса уже началась.
   – Повторим еще раз. Ты абсолютно спокойно проходишь контроль! – Рамзи перешел на шепот. – Напоминаю, свое главное оружие ты купишь в дьюти-фри. Они такие тупые, что до сих пор сами продают его. Они идиоты, брат! Они отбирают даже ни на что не годные маникюрные ножницы и пилки, а самое сильное и грозное оружие продается внутри свободной зоны на каждом шагу. Как говорит наш имам, если Аллах хочет наказать кого-то, он лишает его разума! А я добавлю, что еще и наделяет его при этом жадностью! Им хочется продавать запрещенный Аллахом алкоголь! И они даже не задумываются, что он продается в стекле!
   На занятиях в тренировочном лагере иранские инструктора учили будущих шахидов бить противника всеми подручными средствами, в том числе и горлышком разбитой бутылки. Это страшное и сильное оружие. И это будет твое оружие сегодня!
   Молодой человек слушал своего старшего товарища и кивал. Все, что касалось силовой части операции, было многократно и досконально отработано и обсуждено.
   – А девушка уже прилетела? Как ее зовут? – Серик сам не понимал, почему он так ждет встречи со своей напарницей, которая должна была прибыть транзитом из какой-то другой страны.
   – Да, Залина уже здесь. Я получил сообщение. – Рамзи показал глазами на свой мобильный телефон.
   Серик с девушкой должны были вместе лететь в салоне бизнес-класса, и именно ей предстояло имитировать приступ, который должен был выглядеть очень серьезным и опасным для ее жизни. Уже приготовлены специальные таблетки, которые через пять минут после приема подействуют так, что у окружающих не останется никаких сомнений в состоянии молодой пассажирки. Тогда, уверял Серика Рамзи, в конце концов на помощь к пассажирке бизнес-класса выйдет второй пилот, или, по крайней мере, одна из стюардесс пройдет в кабину пилотов, чтобы посоветоваться. А это означает, что эта самая запретная дверь, хоть на мгновение, откроется и вооруженный «розочкой» могучий Серик прорвется в кабину, убьет летчиков и своими руками направит самолет на одну из предполагаемых по ходу маршрута целей. Обычно этот маршрут пролегает над Скандинавией. GPS поможет Серику определить, на какой из тихих и спокойных городов направить громадный лайнер, заполненный десятками тонн не выработанного еще топлива.
   Несколько занятий на одномоторном поршневом самолете «Як-18т», полученные им на маленьком аэродроме рядом с городком Подольском, разумеется, не позволят посадить тяжелый «Боинг-767» на аэродром, но снизиться и влупить его в любое большое здание он теперь сможет. На случай же непредвиденных затруднений была припасена еще и взрывчатка. Совсем мало – в заднем проходе у Серика размещался пятидесятиграммовый заряд субстанции, обладающей в пять раз большей мощью, чем тротил. Посторонний предмет немного мешал, но оно того стоило. Как известно, даже двадцати граммов обыкновенного тротила достаточно, чтобы насквозь пробить железнодорожный рельс, так что этой резервной бомбы уж точно хватит, чтобы разрушить стекло иллюминатора, что также сделает катастрофу неизбежной, хотя и менее эффектной, чем запланированный таран. Такую же запасную бомбу несла в себе вместо тампакса его напарница. Вероятность удачи предприятия, таким образом, практически равнялась ста процентам.
   В далеком-далеком детстве маленький мальчик из Баян-аула мечтал стать летчиком и даже космонавтом. И вот сейчас настает черед ему лететь в свой последний полет.
   Рамзи постучал ногтем по циферблату своего золотого «Патек Филиппа». Потом встал и обнял Серика за плечи: пора! – и спокойно и уверенно подвел своего друга к стойке регистрации пассажиров бизнес-класса.
   Забавно, но за стойкой сидела девушка-казашка. Она улыбнулась и поинтересовалась наличием багажа вначале по-русски, а потом на родном языке и не удивилась, что ничего, кроме небольшой спортивной сумки, у пассажира-соплеменника нет. Богатые редко таскают с собой много вещей, несмотря на то что пассажирам бизнес-класса позволяется брать в полтора раза больше багажа, чем тем, кто летит в экономе. Казахский паспорт Серика был в порядке. Там же стояла гостевая виза в США, полученная в Астане. Молодой человек получил свой посадочный талон и быстро отошел в сторону.
   – Подожди минуточку, брат! – попросил его Рамзи и быстрым шагом направился к соседней стойке, где шла регистрация на рейс, вылетающий в Париж на десять минут позже нью-йоркского.
   Через минуту Рамзи вернулся, сжимая в руке свой талон, вложенный в темно-коричневый паспорт, на обложке которого красовалась эмблема Евросоюза.
   – Ну вот и все! Теперь мы идем дальше вместе.
   Спустя три минуты Рамзи с Сериком уже подходили к кабинам пограничного контроля. Серик шел, слегка повиливая задом. Со стороны это, наверное, смотрелось даже смешно. Но что поделаешь, если природа оставила в его теле только одно интимное место для маленького, но смертоносного груза.
   Он внимательно посмотрел на посадочный талон в руках Рамзи. Париж... Шарль де Голль...
   – Говорят, в Париже музей есть большой, Лувр... – тихо проговорил Серик. – Там короли раньше жили. Я, когда в школе учился, «Три мушкетера» читал. Там, в этом Лувре, все происходило. Я с детства посмотреть на него хотел, и на Эйфелеву башню, хотя бы издали...
   На лице Рамзи отразилась озабоченность: подобным темам нельзя давать развития.
   – Эйфелева башня, брат, это груда железа, собранная неверными! – еле слышно ответил он будущему шахиду. – К чему любоваться на жалкие ворованные сокровища Лувра, когда впереди у тебя все бриллианты и милости Всевышнего!
   Рамзи со стороны пронаблюдал, как Серик проходит паспортный контроль в одном окне, а затем быстро прошел по своему английскому паспорту через другую кабинку. Встретились они уже в зоне дьюти-фри. Здесь полагалось идти на некотором отдалении друг от друга, чтобы вездесущие скрытые камеры не зафиксировали респектабельного английского бизнесмена рядом с будущим террористом-самоубийцей. У Рамзи было будущее, ему предстояло долго жить и работать.
   Серик проследовал за наставником в магазин, беспошлинный только для тех, кто вылетает из зоны ЕС. Там, как и было запланировано, он приобрел две бутылки коньяка «Otard V.S.». Эту марку богопротивного алкогольного напитка выбрали еще на ранней стадии подготовки. Бутылка «Otard» отличается самым длинным и удобным для ладони бутылочным горлышком. А категория «V.S.» дешевле, чем «V.S.O.P.», «Napoleon» и уж тем более «X.O.». К чему тратить лишние деньги, если пить коньяк все равно не придется, а бутылки совершенно одинаковые! Теперь, по правилам, все разговоры между Рамзи и Сериком должны быть прекращены.
   Ни слова не говоря, они направились в зал ожидания для пассажиров первого и бизнес-классов. Такие залы имеются во всех аэропортах мира: широкие кресла, удобные столики и огромный выбор бесплатных напитков и закусок – одна из привилегий для тех, кто заплатил за свой билет в несколько раз больше, чем большинство воздушных путешественников.
   Дверь открылась автоматически. Вначале Рамзи, а потом и Серик вручили улыбчивому молодому человеку, сидевшему на входе в VIP-зал, талоны-приглашения, полученные при регистрации на рейс.
   – Приятного вам отдыха, – говорил каждому из входящих молодой человек. – К посадке мы вас пригласим.
   Залина уже была здесь. Невысокая миловидная девушка с короткой стрижкой пила апельсиновый сок прямо из горлышка маленькой пузатой бутылочки, нервно оглядываясь по сторонам и, как и было велено, стараясь не смотреть в ту часть зала, где за чашечкой капучино сидела красивая породистая брюнетка бальзаковских лет в роскошном цветастом платке-хиджабе. Эта женщина привела восемнадцатилетнюю смертницу, а сама улетала в Париж тем же рейсом, что и Рамзи. Холеная арабка бросила полный презрения взгляд в сторону расположенного неподалеку от Залины столика. Там упорно набирался дорогим шотландским вискарем мужчина, очевидно, из новых русских. Литровую бутылку голубого «Джонни Уокера», или «Вани-пешехода», как называют этот напиток в среде российских нуворишей, он, видимо, притащил из дьюти-фри. Пассажирам привилегированных классов наливают в First & Business Class Lounge бесплатно. Но, судя по всему, его не устраивал имеющийся в бесплатном баре ассортимент. Разумеется, сверхдорогой голубой «Джонни Уокер» задарма не наливают даже здесь. Разорились бы!
   Если бы не пьяный взгляд и не безвольно отвисшая нижняя губа, новый русский мог показаться вполне симпатичным. Перед ним на столике лежал оранжевый посадочный талон, на котором Серик, прищурившись, разглядел три большие буквы JFK – код главного нью-йоркского аэропорта имени Джона Кеннеди. «Значит, летим вместе, – промелькнуло в голове у молодого казаха. – Одна у нас судьба».
   Прощание в планы Рамзи не входило. Он только кивнул в сторону ожидавшей Серика девушки и направился было в сторону бара, но Серик, едва пошевелив губами, остановил его.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация