А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский хан" (страница 8)

   – Хан, ты не поверишь, сегодня на льду я первый раз в жизни чуть портки не замочил.
   – Сегодня добрая половина половцев будет штаны менять, – тут и я заржал во весь голос.
   Когда темники с тысячниками узнали причину моего веселья, захохотали все, дрыгая ногами. Спустя некоторое время я поднял руку и в наступившей тишине сказал:
   – В конце недели два тумена пойдут по рекам в Половецкое ханство, беру его под свою руку. С вами будут две тысячи гвардейцев со стрелковым оружием. Все свободны.
   После возвращения с Волги Марьяша встретила с радостной новостью – Ванюшка сделал первые шаги по детской комнате. Я призадумался: пришло время делать сыну «прививку атлантов», а меня не покидали сомнения. Вроде плюсов очень много, да как-то боязно за него, он ведь совсем маленький. Подожду до лета, а там увидим.
   Недавно, потерзав синтезатор, обнаружил неприглядную картину: потомки оказались жлобами – денег смог сотворить с гулькин нос. Сундук золота – две тысячи монет, два сундука серебра – четыре тысячи монет и три с медяками.
   Ну не засранцы ли? Одному, конечно, за глаза, но мне-то государство поднимать, хочешь, не хочешь, придется заниматься экономикой и торговлей. А спец из меня в сих делах слабый.
   Услышав перебранку в коридоре, вышел из кабинета. Семен в своем репертуаре:
   – Хан, я нашел людей на должность мытарей, глянь сам.
   – Давай по одному в кабинет.
   Рядом со столом лежал Сынок, притворившийся спящим, у дверей замерла личная охрана – Федор с Петром.
   Скуратов завел первого претендента и ткнул его в шею – худощавый мужичонка бухнулся на колени.
   – Семен, прекращай выеживаться.
   Коротко пообщался с мужиком, что честен, увидел сразу, вдобавок грамотен и смышлен – аура чистая. Шепнул Семену – берем.
   Ввели второго, только глянул, сразу подал знак телохранителям – сжал кулак. Те скрутили его в секунду, Скуратов только лупал глазами.
   – Повесить немедля, нам душегубов в ханстве не надобно.
   Упиравшийся мужик щерился по-волчьи и сверкал глазами.
   – Семен, ты куда смотришь, мать твою? С него мытарь, как с меня балерина.
   – Владимир, ты ведь даже словом с ним не перемолвился, как татя распознал?
   – У него ореол черный, по нему давно веревка плачет.
   Из всей пятерки подошли трое.
   – Двоих отдашь Карчи, одного себе.
   – Хорошо, Светлый хан, – Семен козырнул и повел новых мытарей к месту службы. Все они в дальнейшем показали себя с хорошей стороны. После подбора кадров навестил лагерь половцев, в котором четыреста гвардейцев-унтеров обучали их воинскому делу. Гоняли кочевников по плацу с утра до вечера – до сего дня дети степей и не подозревали, что есть левая и правая нога. В половецких туменах заменил всех темников и тысяцких. Худо-бедно, они солдатскую науку усваивали, правда, со скрипом.
   Город радовал глаз новыми улицами – дома стояли как игрушки. Одуряющее пахло сосной. Умельцы возвели красивые церкви, все из дерева. Причем одним инструментом – топором. Дай бог, доживем до лета, поставят каменный собор. В городе кипела жизнь, на торгу появилось много местных товаров и изделий. Ремесленники довольно неплохо поднялись, в ханскую казну всего шло тридцать процентов от чистой прибыли.
   Народ на жительство прибывал постоянно, я редко кому отказывал. Всех новых селили во временном лагере, в зимних шатрах. Летом переберутся в нормальные избы. Крестьян расселю на земле, пусть хлеб выращивают, чего им в городе болтаться. Многие бежали от бояр и князей, не от хорошей жизни.
   Ну почему людской род такой жадный и тупой во все времена? Скупой платит дважды, если не больше. Казалось бы, все всё знают и ничего с собой поделать не могут, а может и не хотят. Я давно усвоил, за все нужно платить, за все свои плохие поступки и неблаговидные дела. Поэтому стараюсь жить в ладу со своей совестью. К сожалению, многие не хотят понимать сей простой истины, начинают каяться, да поздно.
   Беглый народ в первую очередь интересовал вопрос: не вернут ли их прежнему хозяину? Пришлось лично выступить у них в лагере с речью:
   – Из моего ханства выдачи нет.
   Специально издал указ – копия висела на главной площади, на так называемом столбе глашатая.
   В середине марта вернулись оба тумена из половецких степей. Сопротивление им мало кто оказывал, основное войско половцев здесь, в карантине. Свое дело ребята сделали, оставили в главном кочевье наместника с гарнизоном и вернулись к сроку. Пригнали очень много скота, будет чем кормить население.
   Пришла весна, близилось время нашествия Батыевой орды. Связавшись с тестем, договорились о дальнейшем взаимодействии. Где раньше появятся монголы, там и произойдет соединение наших войск. Я не забывал, что Шейбани-хан пойдет северной дорогой, мимо Южного Урала, через Башкирию. На очередном заседании Военного совета договорились усилить сторожевые отряды и посылать их в более дальние рейды. По нашим расчетам, монголы должны были появиться у нас в мае-начале июня. Пусть идут, мы их встретим, как положено – заодно и похороним.
* * *
   Снег сошел почти весь, природа просыпалась от зимней спячки, неугомонные пичуги верещали с утра до вечера. Поднималась молодая травка, земля подсохла, началось расселение крестьян по вновь строящимся деревням. Сев всяких злаков на носу, у крестьян начнется страда. Артельщики на речках и больших ручьях ставили мельницы. Каменотесам отдал в подчинение половцев: они молодцы, работали с усердием.
   Посоветовавшись с шаманом, направил в перспективные места с большой охраной две экспедиции по изысканию рудного железа и ценных металлов на Урал. Коменданту Тарасу Невдобе отдал чертежи доменных печей и прокатного стана – пора начинать строительство, чего тянуть. Вместе с ним наметили на плане города место под оружейные мастерские. При помощи компа подготовил пятерку спецов. Над станочным парком голову ломал недолго, другое дело – как запустить станки в работу? Говоря проще, где взять электричество? Нашли выход из положения: на реке Казанке поставим подобие мельничных колес с лопастями, запрудив часть реки. Через генератор создадим электроток.
   А как быть зимой? Пришла идея – ветряки ставить сейчас, определить КПД их работы. Позарез нужны пушки, и не чугунина допотопная, стреляющая ядрами, а нарезные стволы из стали. Оснащать ими буду армию и флот, городским гарнизонам тоже пригодятся. Заранее стал готовить из способных юношей будущих корабелов.
   Глобальные планы на будущее – прекрасно, а в реальной жизни любая неучтенная мелочь может развалить все.
   К примеру, я упустил из виду отношение тюрков к бане. Да-да, к обыкновенной солдатской бане. Мы, русские, исстари блюдем гигиену, для нас еженедельный поход в баню, попариться, помыться – нечто само собой разумеющееся. Поэтому, когда Семен прибежал с известием о бунте среди половцев, долго не мог понять, о чем он талдычит.
   – Хан, ну чего ты не въезжаешь? Они мыться в бане не хотят, повторяется булгарская история.
   – Епрст. – Точно, было такое кино по прибытии трех булгарских туменов в Казань. – Вот засранцы. Сеня, приказ гвардии – карантин оцепить, дальше они знают что делать.
   Сеня ответил:
   – Есть! – и умчался.
   Я хорошо помню тот недавний бунт, его подавили быстро, правда, пришлось расстрелять с сотню особенно придурковатых и упрямых булгар. Да перепороли чуть ли не половину. Мне не улыбалось командовать вшивыми нукерами, не дай бог, эпидемия тифа. У меня на руках город, случись что – население просто вымрет. Решил лично проследить за исполнением приказа. Прибыв на место, взял в руки мегафон и объяснил половецким балбесам, что с ними будет, если они не исполнят ханское повеление. Махнул рукой, поверх голов бунтовщиков рявкнули пулеметы, весь карантин живо плюхнулся на землю. Подозвал гвардейца, тысячника Афанасия:
   – Всех вояк в баню, барахло в прожарку, при сопротивлении стрелять на поражение, но только в крайнем случае. Зачинщиков выявить и выпороть.
   Афанасий козырнул и побежал к своим подчиненным. На кого можно положиться, так это на гвардию. Грамотны, вымуштрованы, проверены в боевой обстановке, по национальности все русские.
   Раздел по национальностям произошел сам собой, смешанные части себя не оправдали. То же со спецназом: пришлось разделять, потому что могли перерезать друг друга.
   На обратном пути заехали на торг, посмотреть на цены и на товары. Зацепила меня такая, на первый взгляд, мелочь: все напитки продавались в глиняных кувшинах и кувшинчиках. Стеклянная посуда была большой редкостью.
   Нужен стекольный завод, а заодно и мыловаренный – приходится мыться обыкновенной золой вместо мыла. Дома на компе подберу необходимые материалы по теме. Опять вспомнил матерным словом потомков, везде ограничения в количестве. По зиме наткнулся в перечне на швейные машинки и обнаружил, что их всего двести штук, правда, хорошей марки – «Зингер». Сорок отдал в аренду местным дамочкам, а шестьдесят в новую пошивочную мастерскую – она работает на армию. Соорудил также пару коробов ниток.
   Синтезатор не панацея, нужно налаживать свое производство, кроме ниток выпускать канаты, троса, бечевки.
   Приходится вникать во все: тяжела шапка Мономаха, а ведь это еще цветочки. Каково мне будет управлять государством? Куда я лезу? Насколько я понимаю, во всех больших делах нужна команда профессионалов, в одиночку такую махину не поднять.
   Самый жуткий дефицит – кадры, мало найти подходящего человека, его обучить нужно. Я не жалуюсь на судьбу, но иногда, кажется, что замахнулся на неподъемное дело. Семену непременно напомню: его контора постоянно должна искать энергичных и деловых людей.
   Подъехали к очередной стройке – возводили стену вокруг центра города. Поинтересовался у артельщиков: как с оплатой, с питанием? Строитель ответили: все нормально, и никаких обид им не чинят.
   Выслушав народ, отправились к себе в терем. Центральную площадь мостили булыжником, потому ехали не спеша, лошади могли покалечить ноги.

   Глава 4

   В одно пригожее утро я, как всегда, делал пробежку с Сынком, следом рысила охрана. За городом отпустил тигра поохотиться, а сам со спаринг-партнерами из телохранителей занялся рукопашным боем. Намахались и извозились от души, под конец тренировки явился гонец от шамана: Карчи ждет по неотложному делу. Пришлось заканчивать занятия, свистнул Сынка – тот выскочил из леса, облизываясь.
   Вернувшись, застал Карчи у крыльца, рядом два нукера держали связанного лохматого мужика. Мужик дико вращал глазами и что-то мычал – говорить ему мешал кляп. Мы с Карчи, пройдя в терем, зашли в кабинет.
   – Отыр, плиз – пригласил я его, указывая на стул.
   – Сэнкью, – ляпнул в ответ шаман.
   – Ни фига себе, Карчи, ты когда по-английски успел насобачиться, или, кроме «спасибо», ничего не знаешь?
   В ответ шаман закатил целую фразу на английской мове и, довольный, захихикал.
   – Так, значит, вы с Семеном на пару языки учили?
   – Йес, хан.
   – Ладно, полиглот, кончай балаган. Что за гуся ты приволок?
   – Ты что, хан, не смотрел на него своим третьим глазом?
   У меня челюсть отвалилась: я никому не рассказывал о встрече с безопасником из будущего, а о «прививке атлантов» тем более.
   – Ну-ка колись, чего ты еще обо мне знаешь?
   Шаман прикинулся дураком, мне, дескать, послышалось, ничего он такого не знает, а сам лыбится, екарный бабай.
   Карчи посерьезнел:
   – Гусь сей нехорошей магией балуется, он черный колдун.
   – Писец, приехали. Ты еще черную магию вспомни.
   Карчи поднял руки вверх:
   – Не смею спорить с тобой, Светлый хан, но все-таки глянь на него повнимательней.
   – Хорошо, приведите его.
   Нукеры притащили задержанного. Я пригляделся: интересное кино, а ведь Карчи прав на все сто. То, что я увидел, было гораздо хуже ауры любого татя и убийцы. Черный туман коконом окутывал фигуру колдуна, серые щупальца постоянно выскакивали на миг из черноты. Вмиг понял, почему шаман велел забить кляпом рот черному колдуну. Заклинания его действуют при произнесении их вслух – по-другому ничего бы у него не получилось.
   – Ну что с ним делать? Карчи пожал плечами:
   – Сжечь, конечно.
   – Не пойдет, Карчи, мы ведь не в Испании, а я не инквизитор. Расстрелять немедля, а затем сжечь и оповестить народ, за что, пусть все знают, какое наказание ждет последователей черной магии.
   – О, мудрейший… – Я погрозил шаману кулаком. – Прости, Светлый хан, сорвалось. Твое желание – закон для подданных! – и подмигнул мне, стервец, левым глазом.
   Карчи рявкнул на нукеров и выкатился вслед за ними вон. Вот зараза какая, они с моим тестем – два сапога пара, оба с большим чувством юмора, иногда ехидные до изжоги, правда, грань не переходят.
   Зашел к Марьяше, в ее кабинет, жена штудировала толстые тома учебников – ударилась в медицину и, как мне кажется, серьезно. Ванюшка, оседлав лежащего Сынка, тянул его за уши – хотел покататься, но тигр только фыркал и щурил свои желто-зеленые глаза. Жена тут же пошла в наступление: где обещанная больница? Я был полностью с ней согласен и в свою очередь обязал ее готовить медкадры. С компом она давно освоилась и разбиралась в обучающих программах. Обратил ее внимание на острейшую нужду армии в хирургах и санитарах. Полевые лазареты нужны как воздух, потери среди раненых превышали все мыслимые пределы. Марьяша, довольная моим согласием, чмокнула меня в щеку и уткнулась в толстый фолиант.
   Я взял на руки сына, вышел на двор. Посадил на коня и, придерживая за рубашку, сделал с ним несколько кругов, пусть привыкает. Его каждодневная езда по комнатам на Сынке в зачет не идет. Солнце припекало совсем по-летнему – красота, но расслабляться некогда.
   «А где наш начальник транспортного це ха?» – как говаривал великий Жванецкий. Не видно Семена последнее время. Пробовал вызвать по уоки-токи, нет отзыва, молчит абонент. Послал за ним в Тайный приказ – не нашли начальника. Как сие понимать? Пошел сам, благо недалеко. Телохранители предложили сесть на коняшку: мол, не ханское дело ходить пешком. Сделал им последнее китайское предупреждение – если впредь услышу что-то в таком духе – поставлю в угол, на горох. Телохранители знали – угроза нешуточная, я всегда держу слово.
   В Тайном приказе Скуратова действительно не было. Как сообщил его заместитель, начальник с отрядом спецназа из тридцати человек убыл три дня назад на поимку шайки разбойников. Шайка грабила караваны купцов, идущих по Волге в Казань. Убивали всех, о чем поведал случайно спасшийся купец из Рязани. Скуратов сделал все правильно – разбой нужно пресекать в корне. Но по возвращении получил от меня по ушам за явный промах по службе.
   Во-первых, не дело начальника Тайного приказа самому гоняться за разбойниками. Во-вторых, не предупредил меня об отлучке. Видя, что мои слова до него не доходят, пригрозил отправить на работу в канцелярию. Тут Сеня и спекся.
   – Командир, извини, конечно, но как мне было удержаться? Я хоть в поле душу отвел. Кстати, главаря захватили живьем.
   – Сеня, я тебя предупредил последний раз. Если что, будешь в канцелярии бумажки перебирать. Татя повесить прилюдно, глашатай должен объявить, кого и за что, пусть все знают, что в моем ханстве за такие делишки казнить буду беспощадно. Да, где твой купец-перс?
   – Прости, Владимир, замотался с разбойниками. Перс с обозом прибыл вчера.
   – Давай его сюда, послушаем, как задание выполнил.
   Через пять минут доставили персиянина, тот с цветистыми восточными отступлениями поведал о смерти янкесов. Рассказал купец занимательную историю.
   По прибытии в Орду он сразу направился на доклад к Саймуру. Тот одобрительно выслушал заготовленную нами дезинформацию. Купец преподнес янкесу с напарником две дюжины греческого вина. На небольшом банкете купца заставили выпить первым – подозрительные гады. Перс не стал отказываться, он заранее принял противоядие. Понятное дело, вино-то было отравленное. У меня, естественно, возник вопрос: почему купца с приказчиком сразу не повязали? Оказывается, купец применил редкий яд – отравление наступало через месяц. Диагноз – острая сердечная недостаточность, и все концы в воду. После застолья купец дважды принимал противоядие, настолько сильная отрава. Он нам ее показал – несколько бесцветных кристалликов под камнем перстня. Купца отпустил с приказом не покидать город. Наградить обещал позже, когда подтвердятся факты.
   – Семен, купца взять под наблюдение, днем и ночью. Отпустим после прихода Орды.
   – Все верно, хан, придержим перса на всякий случай.
   – Сеня, девятого мая приглашаю к себе на двойной праздник.
   Семен вопросительно глянул на меня.
   – Ты чего, ешкин кот, забыл? День победы и день рождения моего сына.
   Сеня хлопнул себя по лбу:
   – Точно, командир, у меня из головы вылетело, такие даты. Буду непременно.
   – Гостей особых не будет, только ты и Карчи. Давай больше не теряйся, а я пойду пройдусь.
   Сегодня хотел осмотреть кузни и строящуюся оружейную мастерскую. Со своим бывшим телохранителем, а ныне адъютантом Василием, в сопровождении Сынка отправились в сторону «оружейки». Народ, шедший навстречу, кланялся и приветствовал меня радостными возгласами.
   – Что с ними, Василий?
   Раньше не замечал такого радушного отношения.
   Правда передвигался по городу в основном верхом и в окружении охраны.
   – Светлый хан, зайдем в любой дом, и ты все поймешь, – ответил адъютант с непонятной улыбкой.
   Я пожал плечами – ну веди, Сусанин. Зашли в первый попавшийся дом, вкусно пахло свежесрубленным деревом. У крыльца нас встретила хозяйка. Поднесла ковшик медовухи и от волнения не могла произнести ни слова.
   – Успокойся, хозяюшка, мы ненадолго, хотим взглянуть, как вы поживаете, не имеете ли в чем нужду.
   Хозяйка поклонилась в пояс и жестом пригласила зайти.
   Дом был просторный, о четырех комнатах, с залой и большой кухней. Мебель и убранство говорили о среднем достатке семьи. В зале играли два мальчугана лет пяти-шести. Мать шикнула было на них, выгоняя из комнаты, но я ее остановил.
   – Нам они не помешают, не гони ребятишек, хозяйка.
   Спросил старшего:
   – В школу ходишь?
   Он утвердительно кивнул головой.
   В школу ходили оба, и учиться им очень нравилось. Посетовали – книжек мало, читать уже научились, сейчас осваивают арифметику.
   – Василий, запиши: строительство общественной библиотеки, потом мне напомнишь.
   Хозяин Охрим работал плотником в артели и был на работе. Хозяйку звали Дусей, она с гордостью показывала мебель, сделанную мужем. Мастер знатный, ничего не скажешь, нужно ему сделать заказ, так сказать, личный. Хозяйка извинилась и, несмотря на наши протесты, умчалась на кухню.
   – Светлый хан, посмотри внимательно по углам, – шепнул Василий.
   Я прошелся по залу, в красном углу, как положено – лампадка и две иконы. Пригляделся, мать честная – одна с изображением святого, а на второй – я, собственной персоной. Я обалдело уставился на адъютанта.
   – Это что такое, как прикажешь понимать?
   – Хан Владимир, ты лучше у хозяйки спроси.
   Я хлопнулся на лавку в полном недоумении, Сынок, лежавший у моих ног, вопросительно поднял голову. Махнул ему рукой, все нормально.
   – Василий, поди, покличь Дусю, мы не пировать пришли, кроме кваса ничего не надо.
   Он умчался, на кухне возникла короткая перебранка. Наконец уселись за стол, для начала угостились медовухой, затем стали дегустировать холодный ядреный квас. Хозяйка от медовухи пришла в себя и довольно связно ответила на мои вопросы. Оказывается, у простого народа я в очень большом авторитете и уважении. Мой портрет, считай, в каждой избе висит в красном углу.
   – За что мне такие почести, хозяйка?
   – Светлый хан Владимир, народ ведь только при тебе стал жить хорошо, о детишках наших заботишься – школы открыл. Нам ведь есть с чем сравнивать, на Руси под князьями людям как тяжело. Мне, вот, от тебя швейную машинку передали, да шить на ней научили, большая подмога в хозяйстве.
   Посидев немного, одарив хозяйку золотым и поблагодарив за гостеприимство, покинули дом.
   Выйдя на улицу, обнаружили небольшую толпу – человек пятьдесят. Поклоны, приветствия и слова благодарности посыпались со всех сторон. Шепнул пару слов Василию – тот принялся раздавать медяки.
   В некоторой задумчивости пребывал всю дорогу до «оружейки». Не ожидал, честно говоря, такой народной любви. И ведь специально ничего не делал, просто старался быть справедливым и жить по совести. Конечно, мне было приятно, чего скрывать, но как-то и дискомфортно. Народ должен жить хорошо, а как иначе? Да и что за правитель, у которого люди живут в нищете? По моим внутренним убеждениям, таким деятелям во власти делать нечего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация