А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский хан" (страница 4)

   Опять отвлекся. Лекарь стрелу выдернул, рану присыпал серым порошком. Во булгары дают, стрелой двойную кольчугу пробили! Плечо мне забинтовали холстиной, а то я устал отпихивать тигра – он все норовил зализать мою рану. Между тем, преследование противника продолжалось около трех часов. Согласно приказу, пленных не трогали, им предстоит сражаться в наших рядах. Эмир Махмуд с парой тысяч воинов сорвался с крючка – ушел в Болгар. Будем брать столицу. Окружили город по всем правилам – дали отдохнуть войску. Рана моя чесалась, снял повязку посмотреть, в чем дело. Раны нет, один след – розовое пятно. Ничего себе струя, выше подоконника. Такой быстрой регенерации не ожидал. Можно становиться в строй. Осада велась весьма лениво – минометы сделали по выстрелу, и все. Город разрушать не было смысла, самим пригодится. Штурмовать пока тоже не стоило, воинов беречь нужно. Стали думать с тестем, как взять Болгар с минимальными потерями. Приемлемого варианта с ходу найти не удалось. Долго не мог заснуть в своем шатре, крутил проблему с разных сторон, заснул под утро. Проснулся поздно: я «сова» по натуре. Сынок посапывал рядом. Вышел наружу – слуга уже ждал с ковшом воды для умывания. Во время утреннего туалета пришло озарение. Так все просто. За свою тупость хотелось самому себе дать в морду. Поскакал к тестю, тот на радостях приказал подать айран, но я отказался. Сначала дело нужно сделать – обмыть всегда успеем. Вечером привезли из обоза два ящика пехотных мин и с десяток гранат РГД. В сумерках четверо гвардейцев приперли ящики с гранатами к передовой линии. Главное, лопаты не забыли. Все действия я согласовал с темниками днем. В два часа ночи наша пятерка по-пластунски двинулась к главным воротам. В целях маскировки оделись во все темное. Ориентир приметил заранее: убитая лошадь лежала метрах в двухстах от нашей цели. Доползли удачно, стража на стенах нас не заметила. В нескольких словах объяснил гвардейцам, какое укрытие нужно выкопать. Только тихо. За час окоп был готов. Осмотрел связку гранат, к кольцу одной из них привязал тонкий ремень. Несколько длинных ремней заранее связал вместе до нужной длины. Аккуратно сложил гранаты в заплечный мешок. На поясе – «Стечкин» в кобуре и мой надежный нож. Взял в руки по ящику с минами, приготовился и прыгнул из окопа. Давненько я так не бегал. Ворота передо мной – мины к створкам, из мешка достал связку гранат и закрепил их между ящиками. Обратный путь – ползком, иначе никак. Бегом можно подорваться раньше времени. А оно мне надо? Вот и мои орлы.
   – Хан, все в порядке?
   – Нормально, скоро начнем. Стало светлее, утро постепенно вступало в свои права.
   – Пора, – и рванул ремень.
   Труп лошади на бруствере принял на себя осколки и камни. Хорошо рвануло, сквозь рассеивающийся дым увидел – ворота исчезли. В момент взрыва мы притаились на дне окопа, никого не зацепило.
   – Сигнал! – я толкнул гвардейца с луком.
   Дымя паклей, стрела по крутой траектории полетела к стенам город. Дрогнула земля – пошли наши тумены. К нам прискакала моя охранная сотня. Сев на коней, отправились в тыл – мы свое дело сделали. Между тем, наши воины рубились уже на улице Болгара. Тумены, один за другим исчезали в главных воротах. Участь столицы Булгарского ханства была решена.
* * *
   При штурме наши потери составили более пяти тысяч воинов. Булгары бились до последнего, за что и поплатились. Эмира Махмуда вместе с охраной изрубили на куски. Невзирая на приказ уничтожать только вооруженного противника, озверевшие от сопротивления воины стали стрелять и рубить всех подряд. В город срочно ввели мою гвардию с пулеметами – остудить горячие головы.
   К вечеру сопротивление булгар прекратилось, город пал.
   Позже, проезжая по улицам города и любуясь красивыми зданиями, высокими минаретами, я удивлялся, как можно руками рабов построить такую красоту. Особых разрушений и пожаров не было. Мы заставили местных жителей вывезти за стены все трупы и сжечь. Освободили около тридцати тысяч рабов. Рабства больше двух-трех лет никто не выдерживал. С рабами здесь обращались жестоко, били постоянно. Оставшемуся в живых населению был зачитан глашатаем указ: если булгары сделают хоть один набег за территорию ханства, то их вычеркнут из списков живых. Кирдык тогда всем участникам. В этом же указе я отменил рабство по всему ханству. За неповиновение – высшая мера. Пусть учатся сами работать, а то привыкли разбоем жить. На тему рабства имел с тестем очень серьезный разговор. Все-таки выбил из него уговор – русичей в рабство не брать. Вот ведь феодал недобитый. Ладно, начало положено. Кстати, когда тесть прочитал мой указ, долго кривился, потом выдал:
   – Не хотел бы я быть твоим врагом. Не перегибаешь палку?
   – Нормально, в самый раз.
   Его, видимо, зацепила концовка указа. Она гласила: оружие может иметь только стража и охранники важных лиц, количество оных будет оговорено в специальном уложении. Наказание за нарушение указа одно – смерть.
   Тесть долго не мог въехать в смысл сего выражения. А когда понял шутку – хохотал до икоты и дрыгал ногами, валяясь по ковру. Свою главную ставку мы устроили на берегу речки Бездны – подальше от стен.
   Толгат-хан по случаю победы устроил пиршество. Достали они меня своими банкетами. Нет, повод действительно был, но не мог я уже смотреть на хмельные молочные напитки. Скулы сводило – их пить только с похмелья.
   Чувство юмора у моего тестя иногда зашкаливает. Он ведь что отмочил – отдал мне во владение Булгарское ханство. Поначалу я отказывался: на хрена мне такой геморрой. Позже, подумав хорошо – согласился. Найду толкового наместника, пусть заправляет делами. А пока придется самому разгребать. Один полк гвардейцев и спецназ сейчас шуруют по всему ханству. У них две задачи: подавление всех очагов сопротивления и освобождения пленных. Попутно: оглашение моих первых указов. Для начала решил вдвое снизить налоги. Спецназ по списку ликвидировал ханов и прочую знать, всех, кто засветился в набегах на Русь. К моему удивлению, в Болгаре жило некоторое количество русичей – купцы, ремесленники. И, чего я не ожидал, имелась православная церковь. В вопросы веры я не лез: у каждого свой бог. Охрану к русской слободе на всякий случай поставил.
   Ну, хан подсуропил – столько всего навалилось, кручусь как белка в колесе.
   А он щерится да подкалывает, зараза. Все, ставлю наместника – из меня администратор никакой. На эту должность своим указом назначил своего темника Тахира, из башкир. Мужик справедливый, но суровый. Он их научит свободу любить и с какой стороны репку есть. Такие указания ему и дал, главное – геноцид не устраивать. Он должен создать три тумена из пленных булгар. Особое внимание обратил на развитие торговли и ремесел. Таможенную пошлину уменьшил вдвое. Пока на год, а там посмотрим. Под его началом оставил один тумен ногайцев. За три недели, что стояли у Болгара, мои орлы прошли ханство вдоль и поперек. От булгарской знати осталась меньше трети. Двадцать тысяч бывших рабов привели мои воины, а сколько погибло и продано на крымских базарах да на базарах Кафы!.. По всем кочевьям и стойбищам шла конфискация оружия, в основном плохого качества. Металлолома приперли много, больше трех десятков возов. Оружие получше лежало отдельно. Мне гвардейцы презентовали пару сабель из дамасской стали и золоченую кольчугу с зеркалами на груди. Также из степи пригнали четыре воза с золотом и украшениями. С тестем и его сыном все поделили по-честному, не забыли и нукеров. У меня многовато золотишка образовалось, но я знал: впереди большие траты. С моими «наполеоновскими» планами и этого может не хватить. Небольшую часть оставил Тахиру в казну, на первое время. Наконец отбыли в кочевье, стоявшее на берегу Камы. Я ехал в конфискованной карете – ее нашли в главном эмирском дворце. Откуда ее булгары сперли, ума не приложу. В ногах, свернувшись в клубок, спал Сынок. И неудобно ему и тесно, но нет, нужно быть рядом со мной. Сильно привязались мы друг к другу.
   Он меня в очередной раз от смерти спас. Самым натуральным образом. С неделю назад я решил осмотреть эмирский дворец, хорошо, Сынок меня сопровождал. Когда сзади, из-за колонны кинулся ка кой-то хмырь с кинжалом, вовремя отреагировал только тигр. Я не видел нападавшего, а охрана просто лопухнулась. Героем дня стал Сынок: булгарина убил мгновенно. Удар лапой – и голова тюрка покатилась по мозаичному полу, оставляя кровавый след. И ведь не первый случай, получается, тигр – лучший телохранитель. Четверку охранников я сразу разжаловал и отправил служить простыми нукерами. Неудавшийся убийца оказался третьим сыном эмира Махмуда, во дворец проник через потайной ход. Я приказал замуровать все подвалы во дворце наглухо, на всякий случай.
   Войско неспешно двигалось в направлении стойбища. К чему трудно привыкнуть здесь – к скорости лошадей. Двигаются так медленно, сил никаких нет. Быстрей на велосипеде, ей-богу. Этот мир еще долго будет зависеть от коняшек. Потому и отношение к ним особое, а у кочевников тем более.
* * *
   Встречало нас все кочевье: сегодня у всех праздник, ну, почти у всех. У кого-то погиб муж или брат. Плач, слезы, у людей горе. В Орде царят законы, созданные дедом Толгат-хана. Один из них гласит: семья, потерявшая воина, получает не только добытые в бою трофеи, но и существенную помощь хана. Вот тебе и дикие тюрки. Выводы, как говорится, делайте сами. Встреча с женой и сыном после разлуки всегда радостная. Как говаривал басмач Абдула, что еще нужно человеку, чтобы встретить старость. Сынишка заметно подрос, глазенки стали более осмысленные. Сынок все норовил облизать Ванечку – Марьяша хлопнула тигра по заду и выгнала его из шатра. Пару дней мы из постели не вылезали. Соскучились. При всем своем воображении я не мог представить, что найду свою половину в дремучем и жестоком тринадцатом веке. К тому же дочь главного башкирского хана. А она вот – спит у меня под боком, счастливая и удовлетворенная. Мать моего сына, сопящего в своей кроватке, за зеленой шелковой ширмой. Все хорошо, но дело прежде всего.
   Послал к тестю гвардейца – предупредить о своем приходе. Через час пил с Толгат-ханом чай, ждали шамана Карчи, его присутствие было необходимо, он мужик умный и может дать дельный совет. Пришедший Карчи присоединился к чаепитию, потом поговорили о здоровье родственников и т. д. Закончили быстро, предстоял серьезный разговор. По моей просьбе собрались впервые.
   – Так вот, уважаемые, – начал я, – повод, по которому мы собрались – монголы. Только вы знаете, что я прибыл из будущего. То, что я вам скажу, вряд ли вас обрадует, но, как у нас говорят – кто предупрежден, тот вооружен. Следующим летом, то есть в тысяча двести тридцать шестой год от Рождества Христова. Бату-хан с ордой вторгнется на ваши земли. Войско у него приблизительно пятнадцать-шестнадцать туменов. Покорит Башкирию, булгар, половцев, затем нападет на Русь. Погибнут десятки тысяч людей, многих уведут в полон, разграбят и сожгут города. Все будут под монгольским сапогом. И будет длиться татаро-монгольское иго больше двухсот лет. Таковы наши исторические хроники.
   Наступило тягостное молчание. То, что они услышали, их ошеломило, тем более, тесть с шаманом знали – я говорю правду.
   – Что ты предлагаешь? – осведомился хан.
   – Нам удалось осуществить наши задумки. Булгарию и ногайцев мы завоевали, теперь в тыл никто не ударит. Осталось главное: разгромить орду Батухана. Причем не просто победить, а истребить полностью.
   – Почему? – вырвалось из них одновременно.
   – Да потому, что если мы этого не сделаем, они через некоторое время припрутся снова и устроят «детский крик на лужайке», в общем, всем плохо будет. Вы что, хотите двести пятьдесят лет дань платить? – разозлился я. – Мне выпала редкая возможность помочь Руси, а заодно и всем вам. Значит, нужно повернуть ход истории в нужном направлении.
   Долго длилась наша беседа. Их интересовало все, что и как там, в будущем. Как мог, рассказал, конечно. Многое они не поняли, но, главное, ход моей мысли уловили. Любому государству нужно развиваться. Всякое торможение прогресса худо скажется на его будущем. Правда, до конца, свой план не открыл – рановато. Наши затянувшиеся посиделки закончились с положительным результатом – я заручился их поддержкой в войне с монголами. Продолжить разговор решили завтра. Утром я более детально обрисовал будущее нападение монголов.
   – Летом орда придет с двух сторон. С юга заявится сам Бату-хан, он начнет с Булгарского ханства. На Башкирию пойдет Шейбани-хан со своими туменами.
   Нужно подумать, с кого начинать. Я думаю, с весны наша разведка должна патрулировать границы нашей территории. Дорога с юга нам известна, она упирается в Итиль-Волгу. Если на Русь нападут зимой, значит, монголы пойдут по замершим рекам по льду. В другом месте лошади по снегу не пройдут.
   – Да, хитро придумано, – одобрил хан.
   – У булгар уже была с ними битва шесть зим назад, и они победили монголов, – заметил Карчи.
   – Сколько туменов у Шейбани-хана? – спросил тесть.
   – Точно не помню, но не меньше пяти-шести туменов.
   – Я думаю, мы можем значительно увеличить наше войско. У булгар и ногайцев с монголами старые счеты.
   – Верно говоришь, Толгат-хан, три-четыре тумена можно организовать.
   – Владимир, ты займись булгарами, с тебя три тумена, а я – ногайцами. Двадцать тысяч воинов из них точно наберу. Сейчас придут темники, будем держать совет.
   Совещались до вечера, прикидывали различные варианты предстоящих военных действий. Всем жестко приказали держать язык за зубами. Началась подготовка к большой войне. С тестем стали встречаться гораздо чаще – решали насущные дела. Как-то, засидевшись за большой картой, подкинул тестю идею построить столицу ханства. Показал на автомобильном атласе расположение Уфы, на слиянии трех рек.
   – Хан, ставь здесь город-крепость, не прогадаешь. Да и другие города и села нужно строить. Сразу будет видно, что у тебя государство, а не толпа кочевников в юртах.
   – Ты сначала свою столицу построй, – парировал хан.
   У, холера ехидная. Я больше не заикался о столице и забыл про этот разговор. Но через пару недель тесть сам напомнил:
   – Ты был прав, Владимир, я много думал, с Карчи советовался. Он тебя поддержал во всем. Мне раньше и мысли такие в голову не приходили, видимо, пришло время менять старые порядки и обычаи.
   – Я рад, хан, что ты все правильно понял. Ты достойный правитель своего народа. Но ответь на один вопрос: наши историки не упоминают о крупном войске башкир. Расскажи о своем народе.
   – Мой народ называется башджары. В нем много племен: карагат-кипчаки, гирей-кипчаки, каратабынцы, сыгинцы, бурзянцы. Раньше все кочевали, сейчас много оседлых.
   – А чем промышляют?
   – Да кто чем – охота, рыбалка, бортничество. Ну и воюют, само собой.
   – А войско большое откуда взялось?
   – Мой дед пришел в эти края с неполным туменом и взял под свою руку большинство племен. Он ввел закон: с каждой семьи один сын хану, ну, и рабы, конечно. Ай, хватит языки чесать, пойдем кататься! – предложил хан.
   Достал он меня с мотоциклом.
   – Извини, Толгат-хан, не могу, дел много.
   Мы вышли из шатра, здесь его поджидал личный экипаж – лошадка, запряженная в мотоцикл. Бензин-то кончился. Уморительное зрелище.
   – Чисто дети, – пробормотал я и отвалил в свой шатер.
   Там я застал своеобразную картинку. Ванюшка оседлал лежащего тигра и, ухватившись за его ухо, что-то лопотал. Сынок в ответ мурчал и щурился.
   – Ты, Марьяша, никак Сынка в няньки определила?
   – Да пусть играются, – беспечно махнула она рукой.
   Я прилег на кошму, нужно было кое-что обмозговать. Во-первых, послать гонца в Болгар, пусть Тахир срочно комплектует три тумена. Уверен, мой наместник справится. Во-вторых, я хотел съездить во Владимир, своими глазами глянуть на княжество, пообщаться кое с кем. Добраться проще всего водным путем, сначала до Камы, затем Волгой по Оке до самого Владимира. Придется строить большой речной струг, да не один.
* * *
   Задумал я, конечно, неплохо, да только в результате полный облом. Строить некому. Придется переправляться на плотах, а там на лошадках. Устал я от верховой езды, задница болит до сих пор. Хорошо, есть трофейная карета, но езда в ней не комфортная. В свое посольство беру три сотни гвардейцев, сотню спецназа и десятку охраны. Выпросил у тестя Карчи с толмачем и писарем. По прибытии во Владимир решил походить в простых гвардейцах, до определенного момента. Лично занялся отбором даров для владимирского князя, его супруги и двух сыновей, подарков епископу Серапиону и пожертвований церкви. Даров набралось две повозки, одна из них с пушниной. Для князя приготовил скакуна арабских кровей. Марьяша хотела составить мне компанию в поездке, пришлось добавить металла в голосе. Рисковать женой и сыном не собирался, мало ли, как все повернется. Не на пикник еду. На повозки велел поставить пару замаскированных пулеметов, всем воинам карабины упрятать в закрытые чехлы, а пистолеты – под полой кафтана. Халатов мои гвардейцы не носили.
   Сынка беру с собой, он последнее время от меня не отходит. Интуиция у него, воистину, звериная. Наконец, в середине августа, наше посольство тронулось в путь. Перед отъездом тесть предупредил: кочевье уйдет к слиянию Белой и Уфы. Там оно и будет нас ждать. Попрощался с семьей, поцеловал Марьяшу и сына. Вскочил на коня и махнул своим гвардейцам: вперед! Рядом со мной трусил Сынок, мой конь опасливо косился на него – никак не привыкнет к тигру. Дошли до реки Вятки, переправились и двинулись вдоль Волги до Ветлуги. Через Ветлугу переправились вечером. Не отходя от реки, встали на ночевку. Слуги, раскинув шатер, готовили ужин. Я, расстелив на кошме карту, принялся размышлять. После Владимира неплохо было бы заглянуть в Рязань, но, боюсь, не получится. Пойдут осенние дожди, фиг выберешься. Вышел из шатра, у входа чавкал Сынок, сегодня ему выделили полбарана, значит, ночная охота отменяется. Подоспел ужин, на него я пригласил Карчи, он интересный собеседник. Наблюдателен и умен от природы.
   За чаем я поинтересовался:
   – Карчи, я заметил, у вас нет своей письменности. Занялся бы ты на досуге, а я помогу. Даже моя ханская грамота написана писарем-уйгуром.
   – Ты прав, хан, как ты выражаешься, на все сто. Мы раньше никогда не задумывались о своем письме, жили по старым обычаям, как наши предки. Ты правильно говоришь, народ должен идти вперед к знаниям. Я, между прочим, второй месяц составляю башкирский алфавит.
   – Ну, вы с ханом даете, вот тихушники!
   – Что такое «тихушник»?
   – А, потом объясню.
   Допил чай и решил прогуляться на берег реки.
   Уселся на принесенное телохранителем седло, стал смотреть на звезды и слушать тишину ночи.
   Здесь и произошла знаменательная встреча с весьма интересным субъектом, много объяснившая в случившемся со мной провале во времени. Где-то через полчаса слева от меня, шагах в десяти, я заметил голубоватую дымку, переливающуюся в свете костра. Уже больно знакомой она мне показалась. Мелькнула неяркая вспышка, и появился человек. Он прошел сквозь завесу дымки и неспешно направился ко мне. Я понял, кто передо мной, ведь я сам год назад пришел через эту дымку, прежде чем очутился в тринадцатом веке. Свистнул телохранителю, велел принести седло и предложил незнакомцу сесть. Тот поздоровался и, сев, представился:
   – Меня зовут Станислав, можно – Стас.
   – Владимир.
   – Мы знаем, – мягко улыбнулся гость.
   – Кто «мы»? И вообще, откель будете? Из каких времен?
   – Две тысячи триста двадцатый год, – лаконично ответил собеседник.
   – Ну, ешкин кот, турист, значит, отдыхаете по разным векам?
   – Нет, у нас такой туризм запрещен. Все походы во времени, в любую сторону, закрыты сто лет назад.
   – О как! – я пригляделся к потомку.
   Высокий, под два метра, обычное европеоидное лицо, короткая стрижка, на вид лет сорок. Фигура атлетическая, в остальном – ничего особенного, человек как человек. Одно отличие – глаза. Знакомое выражение, иногда в них мелькавшее, заставило спросить напрямую.
   – Вы безопасник?
   Он удивленно-уважительно глянул на меня.
   – Совершенно верно, я начальник безопасности института времени. Здесь появился по решению Главного управления имперской безопасности.
   – Так, значит, я вас должен материть за мой провал в прошлое?
   – Вы ошибаетесь, мы здесь абсолютно ни при чем. Вы случайно попали в белую дыру, где происходит перенос во времени. Черные дыры – перенос в иные измерения, но лучше в них не попадать. Кстати, и тех, и других на нашей планете довольно много. Над данной тематикой и работает наш институт.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация