А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский хан" (страница 30)

   Девушка посчитала мое высказывание за неудачный прикол и негодующе фыркнула.
   Голод сорвал нас с пляжа, понеслись домой. У ворот лежал смешной песик, черно-белого окраса: небольшого росточка дворняга с умными глазами.
   – Заходи в гости.
   – Ты его знаешь, Наташа?
   – Конечно, соседская собачка, зовут Жучок.
   – И у нас в деревне собака жила с такой кличкой, славный был песик, жаль, погиб после нашего отъезда. Хватит о грустном. Девушки, на кухню – готовьте ужин, продукты в холодильник.
   – А что будут делать мужчины? – с невинным видом поинтересовалась Эля.
   – У мужчин другая тяжелая работа, они займутся рассуждениями о бренности бытия и будут думать, как облегчить жизнь вам, дорогим женщинам.
   Эля расхохоталась и убежала.
   – Ну, командир, ты даешь, тебе политруком в армии служить.
   – Думай, что говоришь, пойдем лучше по «соточке» примем. Гитару взял из машины?
   – Нет.
   – Тогда я в гараж, а ты на кухню, за коньяком.
   Когда за нами пришли девушки, то они застали интересное зрелище. Мы с Семеном пели под гитару, а Жучок, забравшись на стул и закрыв глаза, самозабвенно нам подвывал. Девчонки ухахатались – потом весь вечер подкалывали нас по поводу хорового пения.
   Ужинали при свечах, девушки пили вино, мы налегали на коньяк, но в меру. Снова попели под гитару, неожиданно сложился прекрасный дуэт – Семен с Элей. У нее оказался красивый и сильный голос. Посидев пару часиков, разошлись по комнатам.
   Наташа, лежа в постели, спросила:
   – А мне нельзя с тобой?
   – Миленькая моя, там, где мы окажемся, наверняка идут боевые действия. Рисковать тобой и будущим ребенком не собираюсь. У меня в тринадцатом веке, кроме семьи, государство на шее и куча нерешенных проблем. Я не могу в одночасье бросить все на произвол судьбы. Но Родина моя здесь, и когда-нибудь я вернусь сюда окончательно.
   – Странные вещи ты говоришь, Володя.
   – Сейчас и не то услышишь. В силу некоторых обстоятельств у меня появились паранормальные способности. Они передаются по наследству. Не удивляйся, если наш ребенок в годовалом возрасте начнет читать и писать, а в школу его придется отдать в четыре года. Твоя задача дать ему хорошее образование – кто знает, может ему придется изменить судьбу России.
   – Ты меня пугаешь, Володечка.
   – Ничего не бойся. Разве я похож на монстра? Наоборот, я к людям всегда с добром. – «К хорошим людям», – уточнил я про себя. – Давай тебя посмотрим, – и откинул одеяло.
   Глянул особым зрение: биополе чистое, равномерно полыхает золотом.
   – Теперь посмотрим на весь организм. Вроде все в норме. А тут что? Наташа, у тебя аппендицит удаляли?
   – Да, два года назад, такой уродливый шрам остался – перед тобой неудобно.
   – Ерунда, сейчас от него избавимся.
   Напрягся, ладони засветились золотисто-оранжевым цветом. Девушка от неожиданности охнула.
   После пяти минут бесконтактной терапии от шрама осталась чуть заметная белая ниточка. Вижу: внутренний шов тоже рассосался, к утру вообще никаких следов не останется.
   – Все, можешь оценить мою работу.
   Девушка включила свет и подошла к зеркалу.
   Повертелась, пытаясь найти шрам – бесполезно.
   – Так не бывает, ты колдун и волшебник, – заявила Наташа.
   – Ага, ты еще стариком Хоттабычем обзови. Иди ко мне.
   Она прыгнула ко мне в постель, и я поймал ее в полете, сжал в объятиях.
   Ночь опять выдалась бурная, никогда не думал, что блондинки столь темпераментны. Заснули под утро, я отрубился мгновенно. И снова идиотский сон – война, будь она неладна. Утром проснулся в паршивом настроении.
   Градус подняла Наташа: пришлось уделить ей внимание два раза – на большее не оставалось времени.
   Наскоро перекусив, прыгнули в «Волгу» и понеслись в город – девчонки опаздывали на работу.
   Доставив их в Управление, поехали домой и проспали до обеда. Проснулись, привели себя в порядок, позавтракали и поехали на встречу с поставщиком оружия. По пути заехали в хозяйственный магазин, где я купил пятиметровый капроновый шнур. В соседней аптеке приобрели рулончник лейкопластыря.
   – Пленных брать будем? – деловито поинтересовался Скуратов.
   – Обязательно.
   В центре, в магазине «Турист», приобрели двухместную палатку, пять упаковок сухого спирта и маленький керогаз, удобная вещь в полевых условиях, особая конструкция позволяла в качестве топлива применять не только керосин, но и древесные щепки. Хочешь, чай готовь, хочешь кашу вари. Заодно купили две пары резиновых сапог, два туристических топорика и двухместную резиновую лодку с насосом.
   Барахло загрузили на заднее сиденье.
   – Сеня, предваряя твой вопрос, отвечу – купили на всякий случай, в кулацком хозяйстве все сгодится.
   – Если берем походное снаряжение, в комплекте не хватает спальных мешков.
   – Точно, молодец, Зоркий Сокол.
   – А я такой, – ощерился Скуратов.
   Вернулись в «Турист» – взяли три спальника, один про запас.
   – Семен, плати, у меня наличка кончилась.
   По дороге в Карьер наставлял его:
   – Приедем на место, не стой с открытым хлебальником, не желаю повторения московской истории. Если сегодня оконфузишься, оставлю без сладкого и поставлю в угол коленями на патроны к АПС. И рожу не криви, нас реально могут кинуть – цепляй кобуру с пистолетом на пояс, но помни – главаря надо взять живым. С остальными разберусь сам.
   – Хан, ну что ты право, только один раз накосарезил.
   – Не подведи, расслабляться нельзя – нас в Казани ждут, поди, все глаза проглядели.
   Мы приехали в карьер за полчаса до встречи. Место выбрано уединенное, до ближайших дач не менее пятисот метров. От бывших выработок остались большие и глубокие кратеры, заполненные водой.
   В некоторых расплодилась рыба – появились небольшие карасики, ребятня с удочками частенько сидела на берегах водоемов. Сегодня, слава богу, малолетних рыбаков не наблюдалось: погода стояла не та, накрапывал мелкий дождик.
   Мы шустро обежали округу на предмет снайпера – вроде чисто.
   Послышался шум двигателя, на дороге показалась белая двадцать первая «Волга». Автомобиль, переваливаясь, подъехал и остановился в десяти метрах от нас. Из «Волги» вылезли два типичных кавказца и двинулись в нашу сторону. Поздоровавшись, обменялись общими фразами. Пригляделся к торговцу оружием – неприятный тип.
   А что у него в мозгах? Оба-на – так я и думал, он с самого начала решил нас кинуть. Что ж, парень, каждый сам выбирает свою судьбу.
   Шепнул Семену:
   – В машине три урода, помимо этих двух клоунов. Сделаю всех, твой – барыга.
   Повернулся к торговцу:
   – Что с нашим заказом?
   – Всо привезли, дарагой. Дэнги ест?
   – Ест, – и показал ему тощую пачку валюты. – В долларах возьмешь?
   – Канэчна вазму.
   – Кроме патронов нужно два автомата.
   – А долляр ест?
   – Ест, ест, – передразнил я барыгу.
   Он что-то пробухтел второму абреку, заросшему щетиной до ушей, тот направился к машине.
   – Сеня, ахтунг.
   Обросший абрек не успел сделать и двух шагов – дверки белой «Волги» стали открываться. Бросив Скуратову:
   – Работаем, – я понесся вперед.
   АПС доставать не стал – будем экономить патроны. Может, у этого козла их в наличии отродясь не было.
   Руку за спину – клинок в ножнах на месте, рукоять удобно легла в ладонь. Пробегая мимо щетинистого абрека, полоснул его по шее. Вот и чужая машина. Выдернул всех из салона, каждому засадил нож в сердце.
   Отбой – вышел из боевого режима. Кавказцы повалились на мокрую от дождя дорогу.
   Обернулся – Скуратов заканчивал пеленать барыгу. Щетинистый бандит стучал пятками по земле, под головой расплывалась лужа крови.
   Не рой яму другому – сам в нее попадешь.
   В лучшем случае нас бы просто ограбили, но вряд ли. Им свидетели не нужны, хлопнули и концы в воду, а воды здесь хватает – легко можно экскаватор утопить.
   Осмотрел чужую машину: типичный бандитский набор – три ножа, пара кастетов, два пистолета «ПМ» с парой магазинов, в багажнике улов получше – три автомата «АК-74» и десяток набитых рожков.
   Автоматы уволок в нашу «Волгу» и замотал в палатку.
   – Семен, в темпе обыщем уродов, грузим в авто и в воду.
   В результате экспроприировали двадцать три тысячи рублей – гопота голимая. Трупы и барахло, кроме «АК-74», забросили в белый автомобиль и, включив нейтралку, скатили все в воду. С бульканьем и пузырями «Волга» ушла на дно. Хорошо, не забыл опустить стекла в дверках – быстрее утонула.
   – Семен, приводи клиента в чувство. Нам патроны к «Стечкину» нужны, а он, понимаешь, разлегся – симулирует, поди.
   Скуратов набрал в пустую консервную банку воды из лужи и плеснул пленнику в лицо. Тот пришел в себя, задергался и заскрежетал зубами.
   – Ты на кого, падаль, зубами скрипишь?
   Семен пнул абрека ногой в бок.
   – Хочешь жить, патроны давай. Говори, куда ехать. Не скажешь, башку отрежу и свиньям скормлю.
   Скуратов приставил к шее барыги свой нож, заточенный до бритвенной остроты.
   – Говори, у меня друг нервный – рука дрогнет и кирдык тебе.
   Барыга тут же назвал адрес.
   – Склад весь там?
   Утвердительно закивал головой.
   Я вынул из кармана лейкопластырь и залепил ему рот. Закинув клиента в багажник, поехали.
   – Куда едем, хан?
   – На Левый Берег, там сплошь частные дома – наверное, в сарае арсенал устроил.
   Почти угадал – склад находился не в самом сарае, а в большом подвале под ним. Спустили пленника, прихватив трофейный «ПМ». Семен выстрелил абреку в висок. Затем развязал, сорвал лейкопластырь и, тщательно вытерев пистолет, вложил его в правую руку мертвого бандита.
   Патронов к АПС оказалось не густо – всего двести штук, на десять магазинов. Ну, с паршивой овцы и то хорошо. Осмотрели подвал на предмет поживиться чем полезным.
   Выбор не ахти. Единственное ценное приобретение – снайперская винтовка СВД с глушителем и двенадцать полных обойм к ней. Ну, и два гранатомета с десятком зарядов к каждому.
   – Жаль, ручного пулемета нет, – вздохнул я.
   – Командир, ты что, на войну собрался?
   – У тебя, Сеня, с памятью плохо стало, совсем старый стал. Забыл про мои видения?
   – Да все я помню. Может, ты ошибся? Авось пронесет стороной.
   – Твои слова, да Богу в уши.
   Замотали трофеи в какие-то тряпки и прошли в дом. Огляделись, грязища, ети их мать.
   – Будем шмон наводить или как?
   – Или что. Валим отсюда, Сеня, и побыстрей.
   Покидали стволы в машину и рванули в Нефтяники.
   В дороге Семен посмурнел.
   – Ты сего, насяльник? – я попытался его растормошить.
   – Да вот вспоминаю своих ребят. Между прочим, среди наших давно сложилась мнение – война ислама с христианством неизбежна. И что бы ни верещали о толерантности лживые политики, рано или поздно это случится. Ты, хан, не видел, что они творили в Афгане и Чечне.
   – Не видел, от тебя слышал. Вопрос весьма спорный, наверное, только время рассудит. – Опять же война сорок первого – сорок пятого годов: немцы-христиане, а какие зверства творили на оккупированных территориях. И я не вижу особой разницы между отморозками-исламистами и фашистами-христианами.
   Помолчали.
   – Семен, а если мы все-таки влипнем в Отечественную войну – твои семьдесят пять тысяч гринов тю-тю.
   – Будем костры ими запаливать.
   – Не жалко?
   – А что делать? – пригорюнился Скуратов.
   – Как что? Я же тебе предлагал – отдать Наташкиному отцу, он их в дело пристроит, когда время придет.
   – Наверное ты прав, но вернемся мы сюда или нет, вот вопрос.
   – Уверен, вернемся, если нас гансы не уконтрапупят.
   – Чего ты все о войне? Накаркаешь, сплюнь.
   – Считаешь, поможет? Пожалуйста, – и я трижды сплюнул через левое плечо.
   Приехав, загнали машину в гараж и вытащили из нее все лишнее. Мама уже вернулась с работы, готовила ужин, а я завел Скуратова в комнату и достал его чемодан.
   – Отсчитывай двадцать пять штук, а остальные отвезу отцу Натальи. Скоро приеду. Завтра отдохнем в Чернолучье, а послезавтра повезем мотоцикл в деревню.
   Взял чемодан с баксами и отчалил.
   По дороге купил два букета цветов и торт. Приткнув машину у Наташкиного подъезда, пожалел, что нет третьей руки, нести поклажу.
   Дверь открыла Ольга Петровна, поздоровавшись, пригласила Войти.
   – Юрий Степанович дома?
   – Все дома, проходи.
   С чемоданом поперся в кабинет, где застал хозяина за чтением газет.
   – О, кто к нам пришел. Садись.
   – Юрий Степанович, здесь семьдесят штук долларов, да плюс те триста семьдесят, всего у вас четыре сорок тысяч – правильно?
   – Совершенно верно – согласился Юрий Степанович. – Володя, может расписку дать?
   – Не стоит, я свои деньги по-любому получу, но мы отвлеклись. Валюту запустите в дело, после Павловского обмена денег в восемьдесят девятом году. И не забудьте в дефолте девяносто первого года – запишите у себя, а то можете прогореть.
   – Кто предупрежден, тот не сгорит и не утонет. Все помню, Володя, спасибо.
   Он полез в бар:
   – Давай по пять капель.
   По пять, так по пять, где пять там и сто грамм – в общем, усидели бутылку коньяка. Выгнала нас из кабинета Ольга Петровна:
   – Идите пить чай.
   Наташка, видимо, спала – в зал вошла зевая.
   Увидев меня, взвизгнула и кинулась на шею.
   – Наташа, веди себя прилично, – заметила Ольга Петровна.
   Кое-как усадил девушку за стол. Попили чай с тортиком, обсудили последние новости, и я стал собираться. Наташа хотела оставить меня на ночь, но я воспротивился.
   – Не обижайся, нужно домой, маму не хочу обидеть.
   – Извини, не подумала.
   – Наташенька, завтра поедем в Чернолучье, мы отвальную устраиваем. Послезавтра уезжаем в командировку. Элю приглашаем, само собой.
   – Надолго, Володя?
   – Не знаю, на месяц или на год – не от нас зависит. Завтра, заберем вас от Управления, подъедем к пяти вечера.
   Поцеловал девушку, простился с ее родителями и уехал.
   Дома слегка перекусил, посмотрел с мамой и Семеном «Иронию судьбы…» Классный фильм, ничего не скажешь. Уникальных актеров подобрал режиссер. Затем – отбой.
   На следующий день встали поздно, позавтракали и пошли в гараж. Нашли масло в небольшой канистре, занялись протиркой стволов. Пересмотрели патроны в магазинах – подозрительные отложили, потом выкинем. Арсенал довели до ума, завернули в ветошь и закатали в палатку – при себе оставили лишь АПС. «Стечкин» хоть и тяжелая дура, зато надежен. Конечно, не всем нравится кило с лишним таскать, но на вкус и цвет и т. д.
   – Семен, прикинь, что нам нужно в немецком тылу?
   – Хан, к чему с утра всякие гадости говорить?
   – Ты с голой задницей воевать собрался? Короче, едем к воякам за снаряжением, потом – по магазинам.
   Учебный центр ВДВ «Белый медведь» и одноименная войсковая часть находились в десяти километрах от города. По пути прихватили литр водки и пару блоков болгарских сигарет.
   Прибыв на место, выяснил в караулке фамилию начальника мат. обеспечения, дозвонился. Нам оформили разовые пропуска, салага в колом стоящей форме проводил в штаб. Начальником оказался дюжий хохол в звании майора – Дубенко Павло.
   Хитер, что тот змей. Изложили ему нашу нужду. Семен выставил водку на стол и блок сигарет.
   – Павло Иванович, выручай, нам предстоит серьезная командировка.
   – В горячую точку, – добавил Сеня.
   Я достал из кармана три тысячи деревянных и положил перед майором. Тот неуловимым воровским движением смахнул деньги в ящик стола. Такому в цирке выступать, а не воинскую лямку тянуть. Он внимательно посмотрел на нас, затем скорчил хитрую морду:
   – Шо конкрэтно трэба, хлопцы?
   – Вот, пожалуйста, список:
   1. Аптечки – 6 шт. Промедол – 30 ед.
   2. Бушлат – 2 шт. 60 разм.
   3. Свитер – 2 шт. 58 разм.
   4. Обмундирование
   5. Камуфл. весна-лето —//—
   6. Обмундирование зимнее —//—
   7 Шапки – 2 шт. 58 разм.
   8. Кепи —//-9. Ремень – 2 шт.
   10. Футболки – 2 шт. 58 разм.
   11 Носки х/б – 4 пары, 43 разм.
   12. Носки шерст. – 4 пары —//—
   13. Берцы летн. – 2 пары – 43 разм.
   14. Берцы зимн. – 2 пары – 44 разм.
   15. Валенки —//—//—
   16. Палатка зимн. 2-х местная – 1 шт.
   17. Спирт – 10 л.
   18. Тушенка – 100 б.
   19. Сгущенное молоко – 40 б.
   20. Сухой паек – 100 ед.
   Павло Иванович тихо спросил:
   – С матобеспечением вопросов нет, а вооружение?
   Я достал вторую бумажку.
   1. Патроны к АК-74 – 3 тыс. шт.
   2. Магазины к автомату – 30 шт.
   3. Нож десантный – 2 шт.
   4. Патроны к АПС – 1 тыс. шт.
   5. Прибор ночного видения – 2 шт.
   6. Кобура под «ПМ» поясная – 2 шт.
   7. Патроны к «ПМ» – 1 тыс. шт.
   8. Бинокль – 2 шт.
   – БТР вам не нужен?
   Вместо ответа Скуратов положил перед майором пять тысяч долларов в сотенных купюрах. Миг – и валюта испарилась.
   – Вы на машине?
   – Да, стоит у ворот.
   – Загоняйте и подъезжайте сюда. Что мы и сделали. Машину солдатики забили под завязку, за ударный труд были премированы блоком сигарет.
   – Отоварились, конечно, неплохо, но неужели нам до зимы воевать?
   – Откуда я знаю? Неизвестно, в какое время года попадем. Слабая надежда снова попасть в тринадцатый век. Меня, Семен, тревожит другое: пройдем ли хронопереход без потерь – перегруз небольшой присутствует.
   – Да, нагребли барахла.
   – На обратной дороге из деревни сложим в прицеп вещи, без которых можно обойтись на первое время.
   – И это правильно – скопировал какого-то политического деятеля Скуратов.
   Приехав, выгрузили багаж в гараже, затем пошли к нам обедать. Немного отдохнув, поехали в маме на работу. Тормознул машину у универмага, купил ей подарок.
   У больничных ворот оставил Семена в машине, а сам поскакал в мамино отделение. Нашел ее в кабинете, поцеловал, подарил купленное кольцо с бриллиантом.
   – Мам, я попрощаться заехал.
   – Когда приедешь, сынок?
   – Точно не знаю, через год-два, но вернусь точно. Все будет хорошо, не переживай. Ты поддержи Наташу – она хорошая девушка, может, тебе внука родит.
   – Зачем в таком случае уезжать?
   – Что делать, мама. Меня ждут люди и незавершенные дела.
   Мы расцеловались, я вышел, а в кабинет заскочил Семен – попрощаться.
   – Наши дальнейшие планы?
   – Поедем отовариваться дефицитом и за девчонками. Кстати, какой сегодня день?
   – С утра была среда, командир. Двадцать второе июня тысяча девятьсот восьмидесятого года.
   – Знаменательная дата.
   Больше о неясном будущем в этот день разговор не вели.
   Приехав в центр, предложил Скуратову самому заняться гипновнушением в магазинах. Тот протестующе замахал руками.
   – Ну хватит придуриваться, сконцентрируешься, и алга.
   – На кого алга?
   – На объект, балда. Тебе пора начинать овладевать гипнозом.
   Объяснил ему азы гипновнушения.
   – Да, ты чужие мысли уже слышишь или нет?
   Семен вытаращился на меня.
   – Чего ты глазки выпучил? Получил «прививку атлантов» – так соответствуй. Пошли в магазин, и не мучь дитю – начинай, хватит мне одному на манеже крутиться.
   Первая попытка – облом.
   – Возьми себя в руки, ты же воин.
   Во втором универсаме дело пошло – Семен взял в оборот директора.
   Закупили то, что нужно, хотя могли и даром забрать, но нельзя переступать черту: иначе сам себя перестанешь уважать. Мы люди честные, уголовный и моральный кодекс чтим: мы им деньги, они нам товар.
   Я тратил трофейную наличку без сожаления – в скором времени она превратятся в макулатуру.
   Отоварились по полной программе: два ящика коньяка «Арарат», десять бутылок полусладкого шампанского из подвалов Абрау-Дюрсо, сорок палок сырокопченой колбасы, двадцать банок черной икры, десять кило апельсин, четыре пятьсотграммовых набора шоколадных конфет фабрики «Рот-Фронт» и пятьдесят плиток горького шоколада.
   Часть на банкет, часть – с собой, а остальное поделим на три части и отдадим Наташе, Эле и моей маме.
   По приезде домой мамину часть продуктов забил в холодильник, туда же – три бутылки коньяка и пару бутылок шампанского.
   В гараже выгрузили лишние напитки и дефицит и поехали за девушками. Забрали их с работы, покатили за город.
   – Мальчики, сегодня Эля нас сфотографирует на память, она очень хороший фотограф.
   – Перестань, – засмущалась Эльвира.
   Семен принялся травить армейские байки, слабый пол хихикал до самого Чернолучья. Приехав, сполоснулись в душе, Эля схватилась за фотоаппарат. С полчаса изводили пленку – щелкали друг друга. Напоследок Наташа сняла меня одного.
   – Закажу в фотоателье большой портрет и повешу напротив своей кровати, ты будешь всегда со мной.
   Она печально улыбнулась.
   – Девушки, отдыхайте, сегодня ужин готовим мы.
   Эля не удержалась:
   – Герои, как есть герои.
   – Семен, гордись, ты герой, – подмигнул я ему.
   Через час сели за стол. Ужин состоял из закусок, горячего, в общем, не было – упустили сей момент, зато взяли количеством.
   Мы умудрились соорудить салат – набрали разной зелени на огороде, покромсали и залили солнечным маслом. На здоровенном блюде торжественно водрузили свой кулинарный изыск на стол.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация