А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский хан" (страница 12)

   Тут уже насупился Карчи. Весь разговор проходил за каретой, подальше от лишних ушей. Приказав толпе не расходиться, уселись на раскладные стулья, сработанные башковитым плотником Охримом. Адъютант принес холодный квасок. Примерно через час гвардейцы доставили почти всех служивых приказа, спецназ, по моему приказу, не трогали.
   – Староста, покажи на мародеров и охальников.
   Матвей прошел вдоль шеренги и указал на шестерых. Охрана выдернула их из строя и разоружила. Кроме Игнашки-мытаря, в гоп-компании оказалось еще два русича, остальные тюрки. Объявил крестьянам:
   – Вот ваши обидчики, по закону им полагается виселица.
   Толпа зашебутилась, староста взял слово:
   – Светлый хан, ослобони самого молодшего, он при лошадях оставался и в бесчинствах не участвовал.
   Я кивнул охране:
   – Этого пока в сторону. Игнашку отдаю на ваш суд.
   И охрана выкинула мытаря в толпу. Замелькали кулаки и колья, раздался истошный вопль.
   – Всем остальным отрубить головы.
   Татары завыли и упали на колени.
   Свистнули сабли, брызнули фонтаны крови, головы преступников полетели в пыль.
   Я прошелся перед служилыми Тайного приказа.
   – Запомните, так будет с каждым, преступившим закон и нарушившим мою ханскую волю. Живите по совести и справедливости, несите добро людям – вот в чем смысл жизни. А у таких уродов, – я кивнул в сторону казненных, – один конец, на виселице или на плахе. Запомнили? Все свободны. Теперь, паря, с тобой разберемся, иди сюда.
   Охранники подтолкнули ко мне шестого участника.
   Молодой мужик побелел, как мел.
   – Не боись, вины на тебе нет, но наказать я тебя должен. Верните ему саблю и дайте съестного на дорогу. Теперь дуй из моего ханства на Русь, здесь больше не появляйся. Постарайся прожить жизнь честным человеком. Иди. Да, оставьте ему коня, – бросил я охране.
   Крестьяне бросили терзать труп мытаря, всей толпой встали на колени.
   – Чего это с ними? – спросил я у старосты.
   – Светлый хан, всем миром благодарим тебя за справедливый суд. Дай бог тебе и твоим близким здоровья.
   – Люди, встаньте, нечего пыль собирать. Матвей, вот тебе двадцать монет серебром, раздашь семьям пострадавших. У вас школа есть?
   – Нет, батюшка.
   – Тогда возьми два золотых и постройте, потом учителя пришлю. И церковь вам нужна, возьми еще три золотых, да артель плотников в городе наймите.
   По сути, ничего особенного я не сделал, однако у многих крестьян на глазах появились слезы. У Матвея подкосились ноги, я придержал его за локоть.
   – Ну, будет вам, когда церковь поставят, известите – священника пришлю.
   Провожала нас вся деревня, в карете ехали молча, каждый размышлял о чем-то своем. На ночевку встали недалеко от Волги. Охранники, испросив у меня разрешения, отправили пять человек за стерлядкой. За час они бреднем наловили бочку рыбы. Повара наварили и нажарили стрелядки вдоволь. На ужин пригласил Семена с шаманом. Стерляжья уха – особое блюда, вкуснотища великая. Под жареную рыбку выпили по чарке вина. После трапезы слуги вынесли пустую посуду, оставив кувшин с вином на столе. Усидев половину, я занялся воспитательным процессом.
   – Семен, расскажу тебе одну поучительную историю. Дело было в Башкирии, я тогда только-только организовал отряд спецназа, начальником назначил Савелия Хвата, сейчас он темник гвардейского тумена. Один их его ребят, по пьянке, сорвал с местной девчонки сережки, идиот. Мало того, он ее изнасиловать пытался, благо на крик родня прибежала. На другой день они ко мне с жалобой, я послал за охальником охрану, а он уже на березе повесился. Савелий пришел ко мне и попросил снять его с должности – не углядел за подчиненным, значит, его вина. Я стал его допытывать – оказалось, его ребята дали насильнику веревку с петлей и предложили самому исполнить себе приговор.
   – Надо же, впервые слышу, – встрепенулся Карчи.
   – Да, не все тебе ведомо, господин всезнайка, – усмехнулся я. – Спецназовцы не стали выносить сор из избы, сделали по-тихому. Семен, ты меня извини, с расстрелом я погорячился, а во всем остальном, сам понимаешь. Через полгода мытарей переведу в канцелярию, а ты сделай нужные выводы.
   – Владимир, вины с себя не снимаю, такого безобразия больше не допущу, ты уж прости меня.
   – Ладно, Семен, забыли. Давайте по последней и на боковую.
* * *
   Ночью прошел мелкий дождь, прибив вездесущую пыль. Войска после завтрака колоннами выступили в поход. Тигры трусили рядом с каретой, разминаясь после сна. Пассажиры отчаянно зевали, прикрывая рот ладонью. Из-за не застегнутой до конца рубахи я, к своему изумлению, увидел на шее шамана золотой крестик. Обратился к нему, насколько можно вежливей:
   – Карчи, извини, но некрещеный человек не должен носить православный крест.
   Реакция наступила несколько неожиданная, Карчи покраснел, а Сеня покатился со смеху.
   – Достопочтенный Карчи, поведай нам о сем казусе. Ты веру сменил, что ли?
   – Хан, он ведь жениться собрался, – захихикал Семен.
   – Отставить веселье. Колись, Карчи, как на духу.
   – Да, женюсь, но это мое лично дело, – шаман с вызовом глянул на Семена. – Очень красивая и достойная девушка.
   – Ага, спортсменка, комсомолка, – съехидничал Сеня.
   Я никак не мог въехать в тему. Видя мое недоумение, Карчи пояснил:
   – Она русская.
   Все встало на свое места.
   – Условие поставила: замуж за меня пойдет, если я крещусь в церкви, – со вздохом пояснил шаман.
   – А твои боги не будут возражать?
   – Думаю, уживутся. Люблю я ее, вот и весь сказ.
   – Не забудь нас с ханом на свадьбу пригласить, тебе пора жениться, мы-то с Владимиром давно по уши в этом самом.
   Я понимал Карчи, найти свою истинную половинку – большое счастье. Ему всего сорок, вдовец, жена умерла лет пятнадцать назад, детей у них не было. Потому рад за него, и детишек, дай Бог, нарожают, какая семья без них.
   Солнце припекало, ехать в карете становилось жарковато – пересели на лошадей. Колонны растянулись не на один километр, шли доброй рысью – к переправе надобно было успеть с запасом времени и подготовить неприятные сюрпризы монголам. На следующий день довелось на дороге встретить необычных путешественников. На обочине стояли двое ребятишек лет девяти-десяти. Как два испуганных воробышка, детишки жались друг к другу, глядя на скачущих мимо всадников. Одеты в какие-то драные одежки, на ногах разбитые опорки. Оба худющие, со следами сажи на лице. Мальчонка выглядел постарше девочки, потом выяснилось – брат и сестра.
   – Стоять! – гаркнул я и дернул кожаную петлю с ремешком, протянутым сквозь стенку кареты к вознице. Подойдя к ребятне и присев на корточки, спросил:
   – Вы чьи будете и далеко держите путь?
   Видя испуг в их глазах, добавил:
   – Не бойтесь, вас никто не обидит, это говорю вам я, хан Булгарский Владимир.
   Немного осмелев, мальчонка спросил:
   – А ты не врешь, дяденька? Охрана в седлах покатилась со смеху.
   – Не вру, я самый настоящий хан.
   – А скажи, как хана Владимира прозывают? – Мальчишка с подозрением поглядел на меня. Я, признаться, опешил от такого вопроса.
   – Светлым ханом его кличут, – вступил в разговор Семен.
   Лица у ребят посветлели, первый испуг прошел. Малец степенно протянул мне ладошку, предварительно вытерев о полу драной кацавейки.
   – Иван, сын Арефия. Я пожал ему руку.
   – Владимир, сын Михайлы. А с тобой кто?
   – Сестра моя младшая Аленка. Телохранители, наблюдавшие сцену знакомства, откровенно ржали.
   – А ну, цыть, прекратить смешки, я тут с серьезным человеком разговариваю.
   Смех унялся, но у всех улыбка до ушей.
   – А идем мы к тебе, князь-батюшка, под твою защиту. В миру говорят, у тебя люди живут хорошо и справедливый ты. Сами мы из под Нижнего Новгорода, с деревни Благовещенки, только нет теперь нашей деревни, всю половцы сожгли. Родители в погребе прятались, так с избой и сгорели. Мы с Аленкой за хворостом ходили – пересидели в кустах, вот степняки нас и не заметили. Говорили, половецкий мурза Алий-бей разорил всю округу, людей побил и многих в полон увел, – поведал Иван, понурясь.
   – Давно в дороге?
   – Третий месяц добираемся, дяденька.
   – Так, все разговоры потом. Объявляю стоянку. Развернуть походный шатер.
   Минут через двадцать наша компания сидела за столом – обедали. Детишки быстро стучали ложками, кушая теплую стерляжью уху. Карчи все подкладывал им лакомые кусочки.
   – Давно, поди, не ели? – спросил шаман.
   – Нет, дяденька, всего третий день. В лесу сейчас прожить можно – я силки ставил, а Аленка щавель собирала, да коренья разные.
   Мы с Карчи и Семеном переглянулись, видимо одни эмоции владели нами.
   – Вы, ребята, ешьте, только не переусердствуйте, а не то животы заболят. Мы пока на воздух выйдем.
   Отойдя от шатра на пару шагов, я обратился к Семену:
   – После битвы, через недельку, возьмешь спецназ, три тысячи гвардейцев с пулеметами и башкирский тумен Бахчи. Всю орду Алий-бея в расход, его родню вырезать до пятого колена. Самого живым в Казань, казнить перед всем народом. Напишу указ, его объявлять по всем улусам и кочевьям. Пусть знают: те, кто пойдет на Русь, погибнут сами и потеряют всех близких и дальних родственников. Вырублю гадов под корень. Малых детей не трогать, привезти в Казань, сами воспитаем.
   – Будет исполнено, Светлый хан. Вот, суки, что творят, – прошипел Скуратов.
   – Таких уродов на кол нужно сажать и живьем шкуру сдирать, – посоветовал Карчи.
   Я подозвал адъютанта:
   – Василий, ребят посадить в крытый фургон и отправить в город, в мой терем. Обязательно с охраной, сейчас записку напишу завхозу Митричу.
   В шатре написал бумагу и передал десятнику охраны сопровождения.
   – Продуктов в дорогу с запасом возьмите, а Митричу передашь: за детей головой отвечает. Одеть, обуть, как положено, ну в записке все написал, доставить в целости и сохранности.
   – Не сумлевайся, Светлый хан, сберегем.
   У шатра разлеглись мои зверушки, прибежавшие из леса. Вышедший на свежий воздух мальчонка, увидев их, ойкнул и спрятался за пологом шатра.
   – Ваня, не бойся тигров, они ручные, выходи, я вас познакомлю.
   Иван недоверчиво высунул головенку:
   – Побожись, что не кусаются.
   – Вот те крест, – я перекрестился. – Своих не кусают, ей-богу. Они должны тебя обнюхать и познакомиться, тогда за своего примут.
   Пацанчик стоял на пороге шатра, явно колеблясь. Я взял его за руку:
   – Идем, идем.
   Мы подошли к тиграм, Сынок, лежа, был в холке выше Ивана.
   – Звери, знакомьтесь, это Ваня, он со своей сестренкой будет у нас жить.
   Сынок поднялся, обнюхал мальчика и лизнул его в ухо. Тот от неожиданности упал на пятую точку.
   – Вот видишь, Сынок тебя признал. А тигрицу зовут Малышка.
   Зверушка прищурила глаза и замурчала.
   – Ой, какие они здоровенные – растерянно сказал Иван.
   – Ваня, сейчас с Аленкой поедете в мой терем, там о вас позаботятся, а вернемся из похода – грамоте обучу. И голодать больше не будете, – добавил я про себя.
   – Мне, Светлый хан, воином добрым надо стать и сестру поднять на ноги.
   Удивившись столь самостоятельным и взрослым задумкам на будущее, осторожно спросил:
   – С сестренкой все понятно, а воином тебе зачем?
   – Как зачем? – искренне удивился он. – Сторону родную защищать.
   Во как. Столь разумно рассуждать в детском возрасте – это что-то. Я преисполнился невольным уважением к маленькому человечку.
   – А где Аленка твоя?
   – Сомлела от обеда, заснула прямо за столом, – и махнул рукой. Девчонка, дескать, что с нее взять.
   Пригнали фургон, внутрь уложили сена и застелили овчинами. Спящую девочку уложили на шкуры, а Иван сел на облучок, рядом с возницей – скучно в фургоне ехать, мало что видно. Мы с ним душевно распрощались, мальчонка напоследок прошептал мне на ухо:
   – Ты, князь-батюшка, возвращайся скорей, как мы там одни будем?
   Я клятвенно заверил вернуться как можно быстрей.
   Фургон с охраной тронулся в путь, и вскоре они замелькали за перелесками. Я обернулся к своим соратникам, у обоих подозрительно блестели глаза.
   – Все, отдых закончился, по коням, – скомандовал я охране и мы тронулись в путь.
* * *
   Последующие два дня пролетели незаметно, обедали на ходу, спали по шесть часов. Наконец прибыли к основной переправе с юга. Встретили свой сторожевой отряд – монголы в одном дневном переходе от Волги. Разведка ушла к берегу, нельзя прозевать переправу противника. Наши воины имели заводных коней, потому войско и успело к сроку. Армия спала вповалку, только караулы объезжали периметр лагеря. Утром, вместе с темниками и тысяцкими, поехали осматривать местность, требовалось выстроить свою диспозицию. Адъютант постоянно делал пометки в карте.
   Собравшись в большом шатре и выслушав мнения всех военачальников, я принял оптимальный вариант относительно тактики и стратегии будущей битвы. Согласовали сигналы и методы взаимодействия.
   Отдал приказ по армии:
   – Пленных не брать. Бату-хана не трогать – это моя добыча.
   От переправы войско находилось километрах в пяти, за густым лесом. Воины отдохнули и занимались подготовкой к предстоящему сражению.
   Кто чинил упряжь, кто точил саблю или кинжал, каждая мелочь имела одну цену – жизнь. Пулеметчики набивали ленты патронами, половина КПВ установили на повозки, для лучшей маневренности. По флангам расположим по тумену башкир, придав каждому двадцать пулеметов.
   Семен удивился:
   – Не маловато КПВ здесь оставляешь, не сомнут ли нас монголы атакой в лоб?
   – Не суетись Семен, хочу повторить фокус-покус. Помнишь золото, подарок Владимирскому князю?
   Семен радостно оскалился, затем обеспокоенно спросил:
   – А будет работать?
   – Будет, я давеча в Казани проверил.
   – Ну, хан, ну, голова – писец монголам.
   – Ты не говори раньше времени, сначала нужно дело сделать. И сплюнь через плечо.
   Семен суеверно трижды сплюнул.
   – Василий, по рации передай всем темникам – каждому тумену заготовить четырехметровые вышки, перед началом сражения поставить и определить на них снайперов – отстреливать монгольских начальников.
   Адъютант прижал руку к груди и исчез. Подозвал телохранителя:
   – Федор, скажи воинам, пусть готовят лесины под вышку, настил и прочее. Сделать к утру.
   Карчи, стоявшему рядом, сказал:
   – Проконтролируй процесс, тебе с вышки съемкой заниматься.
   Прибежавший Василий доложил:
   – Светлый хан, задача воинам поставлена.
   – Молодец, вот тебе следующее поручение: к вечеру у моего шатра должны стоять шестьдесят повозок, кроме возничих, на каждой – вторые номера пулеметных расчетов с воином. Дальше в мой шатер доставить пулемет КПВ со снаряженной лентой и коробкой под нее. Ступай.
   После ужина прибыла разведка – монголы подошли к переправе и встали лагерем. Ясен перец, на ночь глядя переправляться не будут.
   Наше войско захоронилось за лесами, костры жечь я запретил. Утром с поставленной вышки наблюдали за переправой Орды, любопытное зрелище, надо признать. Огромные табуны лошадей плыли по реке самостоятельно, издавая недовольное ржание. Монголы преодолевали водную преграду на подручных средствах – плотах, надутых бурдюках, на всем, что плавает. Некоторые недалекие головы предлагали расстрелять монголов во время водных процедур. Объяснил умникам: утопим один-два тумена, а основная масса жива-здорова. Орда переправлялась через Волгу весь день, в том же порядке – шестью колоннами. После переправы монголы встали лагерем основательно, видимо, хотели хорошо отдохнуть перед походом.
   Поздним вечером, с синтезатором наперевес, занялся производством пулеметов – хотя срок эксплуатации ограничивался сутками, свою задачу они выполнят. К каждому КПВ клепал по сорок коробок снаряженных лент. Все шестьдесят пулеметов телохранители распределили по повозкам, вместе с боеприпасом. Минометы не делал – обучить минометный расчет долгая песня, а времени у нас нет. Повозки с КПВ отправили на передовую линию войск. Теперь – спать, вот и Сынок теребит за рукав.
* * *
   Утро выдалось ясным и безветренным, пичужки щебечут, запах молодой травы пьяняще щекочет ноздри. Как говаривал Остап Бендер: в такое утро приятно грабить города – не так устаешь.
   Монголы выслали сторожевые отряды во все стороны, пошмыгали по округе, но наши тумены не обнаружили. Пора было выдвигаться, ну и помчались гонцы к темникам. На рысях заняли позиции, за километр от Орды. Башкиры скрытно вышли на фланги, о чем темники доложили по уоки-токи. В первых рядах конницы расположились: один тумен половцев, два тумена ногайцев и два булгар. Личный тумен гвардейцев и два тумена башкир задумал приберечь и бросить в атаку в переломный момент битвы. Башкирский тумен Ильяса оставил в засаде – они укрылись в лесу. По фронтальному периметру стояли восемьдесят повозок с пулеметами, за ними, метрах в пятидесяти, тридцать повозок с 82-миллиметровыми ротными минометами – сие вооружение поставили на колеса для большей мобильности, что очень важно в бою. Нукеры установили командную вышку с широким вместительным настилом и лесенкой. Кроме нас с шаманом и Скуратовым, на ней находились адъютант, снайпер и радист по кличке Хакке. Внизу у лошадей сотня охраны и с десяток гонцов. Сводный полк русичей стоял рядом с моим туменом гвардейцев. На вышку поднялся воевода Егорий Окорот – начальник конницы русичей. Поклонившись, обратился ко мне:
   – Светлый хан Владимир, прости великодушно, но обидно нам в битве в хвосте стоять. Получается, без нас Орде окорот сделают.
   Недовольно сопя, воевода поклонился.
   – Ты, Егорий, не расстраивайся раньше времени, твои ратники пойдут в бой вместе с моими гвардейцами в самый тяжкий момент. Монголов пятнадцать туменов, сто пятьдесят тысяч – на всех хватит.
   Видно, до сей поры численность Орды Егорий не знал, вон как лицом осунулся.
   – Да уж, – крякнул он.
   – Жди, воевода, сегодня воевать придется всем, не сомневайся. Семен, я запамятовал, какое сегодня число?
   – Дык, с утра двадцать второе июня было.
   – Вот, – и я назидательно поднял палец кверху.
   – Что «вот»?
   – Сеня, у тебя память совсем отшибло? Ты забыл памятную дату? Великая Отечественная война началась, вернее, начнется через семьсот с лишним лет. А может, и не начнется.
   – Точно, ешкин кот! – Семен хлопнул себя по бокам.
   Карчи с Василием недоумевающее переглядывались.
   – Не обращайте внимания, мы с Сеней так, о своем, о девичьем.
   Карчи хохотнул.
   – Отставить смех на палубе, всем наблюдать за противником.
   Увидев нашу рать, монголы всполошились и довольно организованно, тумен за туменом, стали занимать боевые позиции.
   – Василий, колонки вперед.
   Адъютант свесился с вышки, и гонцы устремились по проходам между туменами воинов. На поле выехали три повозки с магнитофонами и колонками по триста ватт, в сопровождении бойцов спецназа. Речь я записал заранее и кое-что еще для души.
   – Карчи, начинай съемку.
   Шаман установил камеру на подставку и с торжественным видом включил аппарат – два шмеля бодро рванули вперед. Карчи, как капитан на мостике корабля, стоял, широко раздвинув ноги, приложив ладонь козырьком ко лбу.
   – Ты лучше бинокль возьми, – посоветовал Семен.
   – Кстати, Сеня, ты чего на себя напялил? Кольчужка-то хлипковатая.
   – Все путем, хан, она ведь двойного плетения.
   Я с сомнением покачал головой, сабельный удар его кольчуга выдержит, а копья вряд ли. На мне была надета бармица с зеркальными пластинами впереди.
   – Ладно, хозяин-барин.
   Нужно срочно решить вопрос с Сынком и Малышкой, не хотел я их потерять в сече. Спустился с вышки и подошел к лежащим тиграм. Говорил, убеждал, но Сынок недовольно мотал башкой, не давая пристегнуть цепь к ошейнику. Впервые на моей памяти тигр не желал подчиниться. Хорошо, тигрица не протестовала, когда я пристегивал цепь. Другой конец цепи проходил через кольцо железного штыря, глубоко забитого в землю. Я прибег к последнему аргументу:
   – Сынок, если ты погибнешь, Ванечка будет горевать и Марьяшу расстроишь.
   Тигр подошел ко мне, лизнул в щеку, а потом сел ко мне спиной.
   – Ага, вот так, да? Ваше величество недовольны, они сердятся. Дурачок, за тебя ведь беспокоюсь, вдруг убьют!
   Тигр пренебрежительно хлопнул хвостом по траве.
   – Вот упрямец. Хорошо, пойдешь со мной, но шаг влево, шаг вправо без моего ведома – сразу получишь по жопе.
   Сынок, явно все поняв, немыслимым образом извернулся и передними лапами меня обнял. Конечно, повалил, дурак здоровый. Вдобавок он на радостях принялся меня облизывать. Еле отбился.
   Два придурка на вышке ухахатывались, а Карчи вообще катался по настилу. Весь эпизод с тиграми он, оказывается, заснял на видеокамеру.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация