А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Участь Кассандры" (страница 9)

   ТЬМАТЬМАТЬМАТЬМАТЬМАТЬМАТЬМАТЬМАТЬМАТЬМАТЬМА

   Часть 2
   Валерия

   Глава 1

   «Прохлада и тишина. Тишина и прохлада. Вот все, что я чувствую сейчас. Нет боли. Нет страха. Жгучая, едкая, как желчь, обида ушла из души. Я не вижу и не слышу, я не могу пошевелиться. Где мои руки, умевшие жарко обнимать? Ноги, легко бегавшие на свидания? Глаза, алчные до всего красивого? Слух, склоняющийся к лести? Голос, привыкший петь и шептать нежные глупости? Где я? Мне осталась только мысль – огненная искорка в прохладной серой пустоте. Что, если я умерла? Что, если это и есть смерть – безволие, бездействие, полное и окончательное «без», когда остается только живое сознание? Тогда это ужасно…»
   Девушка застонала, заворочалась, и к ней поспешили две женщины в белых халатах, примерно одного возраста, но различные во всем. Одна, худая, смуглая, с египетской челкой и небрежно скрученными на затылке темными волосами, смотрела на пациентку глазами, полными слез. Вторая, усталая, с пережженными допотопной химической завивкой кудряшками, с натруженными руками и лицом, на котором пролегли уже «складки горя» – глубокие борозды от носа к углам рта, – смотрела профессионально: с равнодушным сочувствием.
   – Да вы сядьте. Это она в забытьи. Теперь уж все хорошо будет, доктор Анатольев так сказал, а он знает. Садитесь. Как вас по имени-отчеству?
   – Марина меня зовут, – сглотнув комок в горле, ответила «египтянка».
   – Так и прикажете называть? А я Нина. Вот и хорошо, вот и познакомились. Накапать валерьянки?
   – Нет. Да. Пожалуйста, накапайте.
   Тихо звякнули пузырьки.
   – И запейте, Мариночка. Вот так. Не нужно так переживать. Нужно молиться. Вы верующая?
   Марина искоса взглянула на собеседницу и вдруг невесело рассмеялась, показав мелкие зубы и бледные десны.
   – Отвлечь меня пытаетесь? Зачем, Нина?
   – Затем, чтобы вы своим мандражом девочку не нервировали. Думаете, она этого не чувствует? Чувствует и беспокоится. А беспокойство ей сейчас может только повредить…
   – Я не знаю… Не могу вам точно сказать. Пошатнулась моя вера.
   – Вот это жаль, – спокойно ответила Нина.
   – Глядя на вас – да, об этом можно пожалеть.
   – На меня? Отчего же?
   – Вы такая спокойная, уверенная… А ведь у вас нелегкая работа и в жизни, наверное, было много испытаний…
   – Работа как работа. Уверенность – испытания как раз и дают нам уверенность. То, что не убивает, делает нас сильнее, слышали такие слова? Не знаю, кто сказал, но умный был человек. Спокойствия же во мне ни на грош нет, все жилочки так и трясутся. Ваша девочка в безопасности, выздоровеет она, все у нее в жизни сладится. И шрамы заживут, и ребеночка еще родит… А вот у меня сын пьет – горе так горе!
   – Это… Действительно… – пробормотала Марина, придвигаясь поближе к собеседнице.
   – Свадьба у него расстроилась с одной девушкой. Год назад тому было, он уж и кольца купил, и к свадьбе все… А она другого нашла. Красавица была, врать не стану, хоть и сломала она нам жизнь. Ухватился он только за голову и сказал: мама-мама, как я жить-то буду? Ничего, говорю, сына, проживем, еще не такая найдется. В тот день он впервые и напился – вино-то для свадьбы куплено было! Да так с той поры и не просох. Пошел каждый день зашибать. Другие как-то не так пьют!
   – А отец его? Тоже пил?
   – Нет, Витенька не пил, капли в рот не брал. Его, Витеньку, на заводе трубой убило, оболтус-то мой пенсию за него до сих пор получал. Сама не знаю, откуда в нем такое пристрастие. За год и ум, и силу, и здоровье пропил. Лечила его, по всем врачам таскала, даже бабку нашла! Они в один голос: «Не хочет ваш сын лечиться, не хочет бросить пить! А надо, чтоб хотел!» Вот так и мыкаемся с ним. Последнее время вроде получше стал. Даже работу нашел – сторожит чего-то по ночам, через двое суток на третьи. Сейчас уж, наверное, пришел, спать завалился…
   – Может, наладится.
   – Дай-то бог!
   Девушка на кровати снова зашевелилась, плечи ее свела болезненная судорога, покачнулась и стала крениться капельница рядом с кроватью. Медсестра кинулась к больной, ухватила прозрачную трубочку системы – и застыла, встретившись с больной глазами. Да, глаза ее были открыты. Там, на дне расширенных зрачков, Нина увидела свое отражение, она, далекая и маленькая, парила, словно в невесомости, в гулком вакууме, в безжизненном и равнодушном космосе…
   – Позвоните домой, – сказала пациентка ровно-отстраненным, слишком громким голосом, как, бывает, говорят спящие. – Ваш сын включил газ и лег спать. Он может погибнуть. Звоните, чего вы ждете?
   Космические глаза закрылись, и наступила тишина. Не гудела между рамами обалдевшая от тепла весенняя муха, не переговаривались санитарки в коридоре, не чирикали воробьи во дворе. Тихо стало, как бывает в мире перед войной, перед поветрием моровым, перед большой бедой. И только ровное, сонное дыхание забинтованной девушки слышалось в палате. Женщины переглянулись.
   – Я оставлю вас на минутку, – смятенно пробормотала Нина. – Мне и вправду нужно позвонить. У нас нет телефона, но я соседям… У них, то есть у нее, у соседки, и ключи от квартиры. Пойдет, посмотрит…
   Последние слова женщины шептала уже на бегу.
   Гудки, гудки… Иногда случается, что говорящие начинают или заканчивают разговор именно с ними – иногда короткими, порой длинными, непрерывными. Телефон хорошо умеет слушать, гудками сообщает что-то важное, не случайно же их тональность меняется в зависимости от звонка: кому посылаешь связующий сигнал, зачем. Вот и Нина Петровна теперь готова была кричать протяжному «ту-у – ту-у – ту-у» о бедовом своем сыне, спрашивать о нем снова и снова – неужели правда?
   – Да. – Обычное «да» на том конце провода. Как ответ, как неумолимое утверждение, как приговор.
   – Надь, это я. Ты вот что, глянь, ради бога, что там мой Сережа… Я, кажется, газ оставила включенным, а Сергей, он мог заснуть или не заметить… Пожалуйста, посмотри… Ключи-то у тебя?.. Хорошо, ладно, через три минуты… да, перезвоню.
   Марина не плакала больше. Она испуганно касалась бинтов, скрывающих тело девушки, и отдергивала пальцы, словно бинты были раскаленными. «Хорошо, наверное, что ты заговорила, Лерочка. Но почему так неожиданно, и таким странным голосом? Точно это и не ты сказала… Конечно, реакции могут быть самые непредсказуемые, но все должно обойтись. Вот и доктор этот, Афанасьев, что ли, нет, Анатольев, нас обнадеживает. Удар, говорят, был страшной силы… Чудом осталась жива… Лерочка, бедненькая! Что я матери-то твоей скажу, ежели что? А денек-то какой! Я чувствую, что ты меня слышишь. Самое время очнуться тебе! Дай мне только знать, и я…» В это мгновение в палату вихрем внеслась медсестра Нина. Она бросила полубезумный взгляд на больную.
   – Она, она… Правда, включил, – бормотала женщина.
   – Кого, кто включил? – Марина не сразу сообразила, в чем дело. – Что с вами, Нина?
   Медсестра вернулась другим человеком. Ее лицо уже не было лицом спокойной, усталой женщины, в нем не осталось ни капли равнодушного участия, фирменного выражения бывалого медика. Что-то в нем дрожало, вибрировали неведомые жилки, под тонкой кожей переливались темно-розовые пятна, а бледные губы шептали:
   – Что же это, Господи… Что же это… Он заснул, поставил чайник и заснул. Надя, соседка, входит, а он спит, храпит на всю квартиру, а чайник на плите выкипел и газ вовсю сифонит. Ах ты, Господи, у меня и окна-то с зимы заклеенные, газом пахнет, аж глаза дерет… Откуда же она знала? Откуда она знала?
   Откуда она знала, эта девочка? Она, которая не знала даже тех элементарных вещей, какие стоит знать девице, перешагнувшей порог двадцатилетия? В частности, что от любви мужчины и женщины могут появиться дети. А еще то, что мужчины порой воспринимают неожиданное отцовство без восторга. И то, что терпение, дипломатичность и аккуратная лесть – главное оружие женщины в борьбе за светлое будущее.
   На решающее свидание Лера шла спокойно. Это было блаженное спокойствие неведения. С Максом она встречалась уже год, он работал продавцом-консультантом в магазине компьютерной техники, был в меру хорош собой, неглуп, временами очень ласков. Девушка уже познакомилась с его родителями, правда, дело обошлось одним-единственным визитом, и мать Макса, дама в шелковом халате, расписанном черными камышами и желтыми тиграми, рассматривала ее, как особо крупного таракана. Не особо оптимистично, но все же определенный этап в отношениях!
   Свидания с Максом проходили по более-менее одинаковому сценарию: развлечения (кино, боулинг, танцы в клубе), ужин, уютненькая квартира Макса и любовь. Позволенная («нам по двадцать, мы взрослые, самостоятельные люди»), одобряемая («у меня целый год постоянный партнер»), гигиеничная («давай зайдем в аптеку, у меня кончились эти штучки»). Подруги Леры (и друзья Макса) только дивились этому прочному союзу, никто из них не встречался с кем-то целый год. Они, наверное, поженятся, ведь так? Не сразу, никто не женится так рано. Потом, попозже. А мы на свадьбе гульнем!
   Вот один из друзей Макса и пригласил будущих молодоженов к себе на дачу, имея при этом весьма невинную цель – отметить майские праздники со своей новой подружкой, но не торчать с ней круглые сутки наедине. Получилось все как нельзя лучше. Май выдался очень теплым и тихим. Остановились ветра, пьяняще сгустились цвета и запахи. Над яростной зеленью осокорей и красноталов дымились рои мошки, повторяя очертания ветвей и крон. По ночам в душных объятиях сирени захлебывались соловьи, им подтягивали вечные их музыкальные сопроводители лягушки, ритмично скрипели узкие кровати с пружинными сетками. А днем были баня и шашлыки, песни и танцы и кисловато-терпкое вино. Ну, и они с Максом забылись. Потеряли бдительность. Расслабились. Утром еще было не поздно принять кой-какие меры, но праздники-то продолжаются, неловко ломать компанию, скучно тащиться в переполненной электричке в Москву, «в лом» искать аптеку.
   – А, пронесет! – сказала Лера самой себе, а Макс и не проявлял особого беспокойства, словно наверняка знал, что пронесет.
   Не пронесло. В начале июня легкая тревога и легкая тошнота заставили девушку купить тест. Очень смешная штука, узкая полоска картона. И вот от этой полосочки зависит вся дальнейшая Лерина жизнь? Это от нее зависит, будет девочка и дальше встречаться с мальчиком, целоваться с ним в кино и прыгать в клубах ночи напролет, или эти девочка и мальчик станут молодыми мамой и папой, о клубах и кинопремьерах придется забыть и проводить ночи в бдениях у детской кроватки?
   После всех необходимых манипуляций полоска неумолимо указала на второй вариант развития событий. Итак, свершилось. Эх-х, вы, залетные!
   Мысль избавиться от ребенка Лере в голову не приходила. Времена сексуальной революции, а с ней душераздирающих беременностей и надрывных абортов прошли, так она думала. У нее будет ребенок от серьезного, самостоятельного человека, с которым ее связывают долгие, искренние отношения. Почему бы малышу не по-явиться на свет при полном комплекте любящих родителей, к тому же расписанных в установленном порядке? Конечно, они с Максом пока не обсуждали перспективы выслушать вдвоем шедевр композитора Мендельсона. Но…
   Тут мысль обрывалась. Обрывалась и запускалась снова, словно поставленная на повтор несложная шарманочная мелодийка. Хорошо, что сегодня не Лерина смена… Что б она наработала, что бы нажжужала в эфир «дорогим радиослушателям» их любимый диджей Лера Нова, в миру – Валерия Новицкая? О-хо-хо, грехи наши тяжкие!
   Она встряхнулась только около полудня, встала с дивана, позвонила Максу и назначила свидание. Тот радостно согласился, предложил посидеть где-нибудь в кафе, потом поехать к нему смотреть новые фильмы. Пока Макс со знанием дела перечислял произведения киноиндустрии, Лера тихонько усмехалась. Ей-то было понятно, что после разговора в кафе никакого просмотра не состоится. Это каким же киноманом надо быть, чтобы не начать обсуждать совместное светлое будущее, а упереться в экран? Ее Макс не таков, он человек серьезный, основательный, захочет рассмотреть все детали – от свадебного путешествия до, быть может, рождения второго, запланированного ребенка. Жилплощадь им позволяет… Разговор затянется за полночь, легкий ветерок будет колыхать занавески и пламя свечи, темное вино в бокалах… Ах нет, у Леры свежевыжатый сок. Макс держит в объятиях не просто возлюбленную, а мать своего будущего ребенка…
   Красота. К такой идиллии надо основательно подготовиться. Угнездившаяся в ее теле новая жизнь уже диктовала свои правила – так, например, у Леры перестали слушаться волосы. Тщательно уложенные феном пряди через три минуты теряли свой блеск и уныло повисали. Что-то неладное происходило и с макияжем. Например, тушь совершенно не держалась на ресницах, осыпалась вниз, придавая Лере сходство с пандой. С неухоженной и неряшливой пандой. Все эти детали следовало учесть и выглядеть на все сто процентов… Нет, на сто пятьдесят!
   В груди у нее словно кто-то жонглировал мячиками, сердце дрожало. О-хо-хо, глупость девичья! Уверена ведь была в благополучном исходе, так что ж еще? Тщательно выбрала одежду – открытый топ, белую юбку, завязала на тонких щиколотках атласные ленточки босоножек. Мама говорила, что когда она носила Леру, у нее так опухали ноги, что голенища сапог пришлось разрезать и подвязывать веревочками… «Неужели и у меня так будет? Не дай Боже!» – думала девушка. Блеск на губы, каплю духов от японского волшебника Мияки – Макс подарил! Все, пора.
   Она вышла из дома слишком рано и тут же пожурила себя за это. Приходить на место встречи первой – фи! Ничего, погуляет часок, заглянет в пару магазинов. Погода, надо сказать, к прогулкам располагала мало, ватное одеяло духоты накрыло столицу с раннего утра. Осталось положиться на кондиционированную прохладу магазинчиков, тем более что Лера наметила себе цель. По дороге попадется лавка со всякими оккультными заморочками, а Макс, как известно, от них без ума. Ароматические свечки, статуэтки пузатенького Будды, замысловатые обереги, звенящие трубочки и прочий колониальный хлам. Лера купит Максу подарок. Это будет изящный жест.
   В магазине с глубокомысленным названием «Знание» кондиционера не было. Там царил полумрак, вдоль полок двигались тени завсегдатаев. Молодые люди – лысые или с длинными волосами, экзальтированные пожилые леди, неухоженные бледные девицы. Многие задевали головами подвешенные к потолку ветерки, и тогда те жалобно звенели. От духоты Лере подурнело, она уже с трудом соображала и думала только о том, что с таким старанием уложенные пряди сейчас намокнут, прилипнут к черепу, вот будет красота! Впрочем, макияж тоже долго не продержится, надо срочно выбирать что-то и уматывать!
   – Что-то определенное ищете?
   Человек, задавший этот вопрос, обращался именно к Лере и, судя по наличию бейджа, принадлежал к числу здешних служителей. Их так и хотелось называть – служителями, а не продавцами. Продавцы работают в бутиках и гастрономах, а персонал магазинчиков типа «Знания» явно полагал себя жрецами какого-то древнего и могучего культа. Лера много повидала таких местечек, Макс таскал ее туда то в поисках тапочек из каннабиса, то за особым чаем… Приказчики «Знаний» имели одинаковый таинственный свет в глазах, были одинаково причудливо одеты и утыканы побрякушками, одинаково не говорили, а вещали. Но этот был не таков и речью, и лицом производил впечатление абсолютно вменяемого человека. Может, самые неадекватные именно так и выглядят?
   – Я ищу подарок, – доходчиво пояснила Лера.
   – Оригинальный? Необычный?
   Дурацкий все же вопрос. Интересно, что считается «необычным» в магазинчике такого типа?
   – Именно…
   – У меня есть то, что вы ищете, – скромно заверил ее продавец. – Вот!
   И вынул из-за спины предмет непонятного назначения. При ближнем рассмотрении предмет оказался высушенной тыквой-горлянкой размером с небольшой кабачок. По темной поверхности шли терракотовые узоры, кельтский какой-то орнамент. Довольно красивый.
   – Что это? – поинтересовалась Лера. – Тыква?
   – Старинный ирландский инструмент! – не обидевшись, сообщил продавец. – Посох дождя!
   Он с особым каким-то вывертом кисти потряс тыкву. Она была, как и следовало ожидать, полой, и находившиеся в ней семена, или что там еще, посыпались с легким шорохом, действительно напоминающим шум дождя. Встряхнул посильней – и дождь превратился в ливень, и послышались далекие раскаты грома. Лера даже головой завертела. Неужели там, за окнами, собралась гроза?
   – Использовался для вызывания дождя и как музыкальный инструмент, – пояснил продавец. – Ну как?
   – В Ирландии, по-моему, и так все время дожди, – сказала Лера.
   – Вот! Значит, помогает! – приободрился продавец.
   – Я его возьму.
   – Пройдемте в кассу!
   Обрадованный продавец, потрясая «посохом», понесся к началу зала, а Лера потащилась за ним, соображая, что дождя нынче не миновать. У кассы она пришла в себя – высушенная тыква стоила столько, что в старину обошлась бы ирландской деревне в годовой урожай картофеля. Но отступать было поздно. Пожилая кассирша (в павловопосадском платке на плечах, и это в такую-то духотищу!) пробила чек, продавец зачем-то начал упаковывать посох дождя в оберточную бумагу. В бумаге древний инструмент лежать не хотел, выкатывался. Лера от нечего делать глазела по сторонам и снова обратила внимание на бейдж, пришпиленный к одежде продавца.
   «Ангел» – было на нем написано. Вот так, просто. На груди у павловопосадской кассирши тоже имелся бейдж, прямо на платке. Но вопреки ожиданиям написано там было не «суккуб» или «гарпия», а просто «Ксения».
   – Это меня так зовут, – любезно просвятил ее продавец, уже справившийся с посохом. – Ангел. Отец родом из Болгарии. По-моему, меня ради имени сюда и взяли. Разве я похож на ангела?
   Нет, он не был похож. Худой, носатый. Черные вьющиеся волосы стрижены коротко, виски уже поредели. На цыганского барона похож, это да.
   – Не знаю, я их никогда не видела, – призналась Лера, запихивая посох дождя в сумочку. – До свидания.
   – Приходите к нам еще.
   Лера вышла на раскаленную, душную улицу, осилила пару шагов и зачем-то оглянулась. Сквозь затененное стекло девушка отчетливо увидела Ангела и Ксению. Приклеившись к окну, они глазели прямо на нее, и лица у них были внимательно-напряженные.
   Как будто она шла по тонкому канату, а внизу зияла пропасть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация