А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Участь Кассандры" (страница 17)

   Глава 8

   – Утро туманное, утро седое, – напевала Лера, причесываясь у зеркала. Ночь была прохладной, и утром туман в самом деле лежал на крышах питерских домов – клочковатый, тяжелый. А потом выглянуло солнце, свежий ветерок дунул с Финского залива и растрепал туманную муть. Лера проснулась поздно, но не торопилась вставать. Тщательней обычного сварила кофе – с медом и гвоздикой, со вкусом позавтракала, долго прихорашивалась, заглядывала в глаза своему отражению. Но провидческий дар, очевидно, взял отгул. Ничего в глазах не виделось, кроме радости от распогодившегося утра. В честь этого Лера решила опоздать. Ясновидящие не обязаны ходить на работу ежедневно!
   Кроме того, поток желающих знать будущее явно иссякал. Уже две недели приходило по клиентке в день, и те неохотно расставались с деньгами, долго и въедливо выспрашивали подробности видения. А какие им еще нужны подробности? Неужели у Христа, превратившего воду в вино, кто-то интересовался химической формулой? Да нет, все просто напились на радостях!
   Поймав себя на кощунственной аналогии, Лера нахмурилась. Чудо выдыхалось, как шампанское наутро после вечеринки. Может, стоило держать его закрытым, не давать выветриться волшебному флюиду, не выдавать его на потребу неблагодарному обществу?
   Только теперь Лера поняла, что хотела сказать ей Марина, когда отговаривала открывать салон, и это понимание каким-то образом пришло к ней после вчерашней истории с Мраком. Не тратить зря, не разбрасывать дорогое тебе, не продавать по дешевке. Бывало, ей не хватало денег, а так хотелось завалиться с подружками в клуб, пробежаться по магазинам. Но она же не пошла закладывать к скупщикам солонку, что когда-то подарила ей Марина, сувениры из отцовского кабинета, фамильное мамино серебро? На панель же она не вышла?
   – Я все это улажу, – сказала Лера своему отражению. – Не знаю пока – как. Чувствую, что на правильном пути, пока этого достаточно. Черт возьми, меня же учили думать, ну куда же это потом делось? Как туман какой-то спустился. А выглянуло солнышко, дунул ветерок… И все изменилось.
   Все сразу стало легко и ясно, вывелась из сердца царапающая, скулящая тоска. Лера только собралась протянуть руку к телефону, предупредить Лешечку о своем опоздании, как дрянной аппаратик сам издал душераздирающую трель, начало популярной мелодии.
   – Легок на помине, – проворчала Лера, услышав голос своего секретаря.
   – Я опоздаю сегодня, – начала она, но ее перебили. Лешечка раньше себе такого не позволял, но он явно был взволнован.
   – Вам нужно прийти поскорее.
   – Форс-мажор? – поинтересовалась Лера.
   – Да.
   Короткие ответы – самые беспокойные. Если уж болтливый секретарь не стал вдаваться в подробности… Случилось что-то важное либо он не может говорить при посторонних. Пришлось ловить такси, прогулка по солнечным улицам отменилась сама собой.
   У фасада здания, украшенного скромной вывеской «Посох дождя», был непроницаемый вид. Во всяком случае, ни пожара, ни террористического акта не наблюдалось – это утешает. Но как только Лера вошла внутрь, она поняла – лучше бы пожар.
   Человек, ожидающий Валерию в приемной, не очень-то походил на клиента, желающего знать, что будет. Мужчины вообще редко посещали ясновидящую. Выглядел посетитель как-то незначительно, таким людям, во всяком случае, не смотрят вслед.
   Давным-давно, в другой жизни, Марина повела свою подружку-соседку в Кунсткамеру. Для общего развития. Боком им обоим вышло это общее развитие! После посещения музея Лера долго не могла спать. Больше всего беспокоили ее глаза. Глаза экспонатов, сквозь прозрачность спирта глядящие на тебя из другого мира, из загробной терра инкогнита. Полуприкрыто тяжелыми веками презирающее безразличие, неживая природа бывает теплей. Ласкова поверхность камня, нежен песок, отзывчива вода. Но ничто не бывает мертвее того, что когда-то было живым. Человеческая воля, стремясь к познанию, сотворила кощунство, и жизнь обернулась смертью. Абстрактное зло. Абсолютное зло.
   У гостя салона «Посох дождя» были глаза экспоната Кунсткамеры. Но Лешечка, который уже пару раз успел принести ему кофе, минералку и даже давал прикурить, этого не заметил. Он, правда, был обеспокоен, но не напуган. Значит, это видела только Валерия. Значит, коренной сутью этого человека являлось зло.
   – Госпожа Валерия! – возвестил Лешечка, как провинциальный конферансье.
   – С кем имею честь? – сухо поинтересовалась Лера после краткого обмена приветствиями.
   – Видите ли, это не имеет значения. Моя фамилия Ковзюков, я выступаю как представитель организации… Может, мы пройдем в кабинет?
   Он был корректен и любезен, сел только после приглашения, попросил у Леры разрешения закурить и продолжил:
   – Наша организация курирует частную предпринимательскую деятельность в этом районе. Каким-то образом мы не вычислили вашего салона на стадии основания. Это только наша вина, к вам за это не будут применяться санкции. Вы женщина, вы так молоды, вам позволительно не знать каких-то вещей, хотя другому человеку пришлось бы заплатить за это нешуточный штраф. Но факт остается фактом – вам нужно внести налог за открытие салона и ежемесячно отчислять определенную сумму.
   – Ничего не понимаю, – пробормотала Валерия, потирая лоб. – Я зарегистрировала салон, я плачу налоги… Вы кто?
   Пришелец хранил ироническое молчание. Впрочем, все и так было ясно.
   – Ага, мафия! – радостно поделилась своим открытием Лера и почувствовала себя идиоткой. Может, не стоило употреблять этот термин?
   Но гость ответил легким поклоном и чуть усмехнулся. «Госпожа Валерия» пялилась на него во все глаза. Очень миленькие, кстати, глазки, и фигурка ничего. Как она смотрит! Ожидала увидеть пирата на деревянной ноге или качка в спортивном костюме, а то так и американского гангстера в плаще и шляпе? Последний образ, пожалуй, нам ближе всего. Мы ведем дела как джентльмены, пытки утюгом отошли в прошлое. Корректность, вежливость, расчет. Нет, она, похоже, чего-то не понимает.
   – Вот, возьмите бумагу. Тут кое-какие цифры. Если они покажутся вам завышенными, не отвечайте сразу, дайте себе время подумать. Мы живем не в самой спокойной стране, тут каждый день что-то случается. Многие люди, предложи им заплатить за гарантированную безопасность, были бы только рады.
   Намек был понят. Она развернула бумагу, и краски покинули ее лицо.
   Сумма оказалась астрономической. И это только первый взнос, а им придется платить каждый месяц! Так. Не падать в обморок, держать лицо. Выпроводить этого прохвоста, потом решить, что делать.
   – Спасибо, господин Ковзюков, я высоко ценю вашу любезность. Сейчас я не могу передать вам необходимую сумму, но…
   – О, мы вас не торопим!
   – …через неделю – вполне вероятно. О ежемесячных выплатах, думаю, стоит поговорить дополнительно.
   – Конечно, как вам будет угодно.
   «С ума сойти, какой этикет, он вот-вот на мазурку меня пригласит. Он весьма любезен, его даже не интересует, в самом ли деле я могу видеть будущее. Принимает на веру. Заранее считает мошенницей, авантюристкой», – заполошно подумала Лера. Она не знала, как попрощаться с гостем, но он сам не стал затягивать визита, встал и поклонился.
   – Вы разумная девушка, с вами легко работать, – отпустил он на прощание комплимент.
   – Спасибо. Итак, до встречи?
   – До встречи.
   В приемной суетился Лешечка, подслушивать под дверью он стеснялся, а любопытство одолевало.
   – Кто это, а? Чего он? Что он сказал?
   – Не суетись, Алексей. Прямо как дитя малое. Очень просто, на нас наехала мафия.
   Лешечке пришлось сесть. Ослаб, бедняжка.
   – Мафия? И что им надо?
   – Шоколада! – огрызнулась Лера. – Денег, конечно, чего ж еще? Рублей, долларов, фунтов стерлингов!
   – Много?
   – У тебя столько отроду не было. И у меня, впрочем, тоже. Будем думать, время есть. А пока свари мне, пожалуйста, кофе покрепче.
   Лера ушла к себе, прикрыла дверь. Ясно как день – салон надо закрывать. Нечего сказать, хорошенькую удачу принес ей посох дождя, старинный ирландский инструмент! Таких выплат она не потянет, даже при самом лучшем раскладе. А ведь еще налоги, и аренда помещения, и жить на что-то надо, и зарплату Лешечке платить… Куда он, кстати, запропастился, почему кофе не несет?
   В приемной никого не было. Дверь на улицу открыта, хлопает ею сквозняк. В маленькой кухне никого. Чисто вымытая турка стоит на подоконнике. Лера на всякий случай подергала даже дверь в туалет, вернулась в приемную. За стойкой ресепшена аккуратно сложены папочки, но не видно Лешиного синего пластикового портфельчика, исчез куда-то маленький никелированный мобиль, которым секретарь украсил свое рабочее место. Надо же, даже мобиль прихватил!
   Когда Лера наконец отсмеялась, она сварила себе кофе и позвонила Мраку. Не стала говорить о «наезде», зачем пугать? Потом. Все равно она закроет салон, а деньги, все, что скопила непосильным трудом ясновидящей, отдаст мафиози. Плевать. Теперь будет новая жизнь.
   – Новая, хорошая, – ласково сказала она Мраку, и в голосе ее прозвучали новые, высокие ноты. Высокое небо Петербурга, и высоколетящие, свободные птицы были в нем, и ветер надежды постучал Мраку в сердце, разогнал туман.
   – Да. И, знаешь, у меня есть для тебя сюрприз. Я пока не знаю, получится ли он… Ты не занята вечером?
   – Свободна. Мы куда-то пойдем?
   – Да.
   – Как мне одеться?
   – Как для встречи с английской королевой.
   – Ого… Но, боюсь, у меня не найдется шляпки.
   – Английская королева это переживет. Целую тебя.
   Лера не поверила своим ушам. Это он – ее – целует? Какое счастье, теплое, щекотное, пушистое! И она засобиралась, заспешила из этого места, которое недавно было любимым детищем, а теперь остыло и опостылело! Она забрала статуэтки и подсвечники, обернула их черным бархатом, запихала в пакет. Кресло и стол переедут потом, мафия не так скоро придет сжигать салон неплательщика. Самое главное – посох дождя. Зря Лера возводила на него поклеп, он ни в чем не виноват. Это просто забавная вещица.
   Вспомнив снова про Лешечкин мобиль, она фыркнула. Вышла, заперла двери. Больше ей не суждено было туда вернуться.

   Глава 9

   – Так кто же она? – допытывалась Лера. Она сидела на краю кровати, натягивала тонюсенькие чулки. Тут нужна сосредоточенность, а изволь нетерпеливо изгибаться вопросительным знаком, потому что Мрак сидит в гостиной, листает журнал и молчит как партизан!
   – Богатая дама, – терпеливо повторила жертва допроса. – Очень хорошо заплатит за пророчество. Но это не главное. У нее закрытый прием, только для своих. Она пригласила тебя.
   – В качестве клоуна? Развлекать гостей?
   – Если не хочешь, мы не пойдем. Валька, мне надоело повторять в тысячный раз! Ты скоро?
   – Скоро…
   Она купила это платье неделю назад. Первое в жизни вечернее платье – длинное, в пол, с открытыми плечами.
   – Куда ты в нем пойдешь? – смеялась Марина. – К этому платью полагается лимузин, а подолом улицу мести не годится!
   – Если есть такое платье, то и лимузин скорее появится.
   Узкое, черное, мягкая ткань облегает, как перчатка, до колен, а от колен разлетается плиссированным веером. Испанское, цыганское, страстное и печальное платье. Оно не просит украшений, оно их отрицает. Терпит только нитку жемчуга на шее, но жемчуга у Леры нет. Зато есть у Марины. Надо пойти и взять.
   В вечернем платье, в домашних тапочках, Лера перебегает через лестничную площадку, звонит в дверь. Никого. Марины нет дома, у нее еще рабочий день не кончился. Но запасной ключ хранится у Леры. Она возьмет нитку жемчуга сама, он ей необходим, а Марина не станет сердиться.
   Мрак удивлен, но покорно глядит в сторону, пока Лера шарит в горке, отыскивает ключ. Лера велела ему не смотреть, пока она не при полном параде, и его умиляет это наивное, бессознательное кокетство. Костя старательно уставился в угол, в тусклый экран телевизора, и только уголком глаза, самым уголком, замечает черную оборку и узенькую ступню под ней. Все, упорхнула.
   Марина хранила безделушки и документы в большой коробке из-под английского печенья. Гвардейцы в медвежьих шапках браво маршировали на жестяной крышке, и Лера улыбнулась, вспомнив «английскую королеву». Неужели сбудутся тайные желания ее честолюбивого сердечка и она, бедная Золушка, окажется во дворце, сделает шаг в сверкающий мир высшего общества?
   Бархатный мешочек с ожерельем лежал на самом дне. Лера достала паспорт Марины, какие-то квитанции, письма. Были там и конверты с международным штемпелем – мама писала Марине несколько раз. Поборов соблазн, Лера достала мешочек, развязала тесемки. Какой красивый, крупный жемчуг! Искусственно выращенный, но все равно дорогой. Особенно для Марины. Подруга умела обращаться с финансами, деньги у нее водились всегда. Она не тратила деньги на чепуху, бережно носила вещи, аккуратно платила за квартиру, покупала только лучшие продукты, но без шика. Одалживала Лере, когда та повисала над финансовой пропастью. Вернуть Марине долг было проблемой, она всегда отнекивалась до последнего. Разумно вести хозяйство ее научила нужда, но сейчас тяжелый дух безденежья испарился из маленькой квартиры, здесь пахло кофе, ванилью, нейтрально-свежим дезодорантом, чистотой.
   Надо поторопиться. Лера стала складывать все обратно в коробку. Белый гладкий лист скользнул по ладони, несколько бумаг разлетелись по ковру. Девушка на корточках начала их собирать, внезапно в глаза ей прыгнули буквы, слова, что из них складывались, были непонятны…
   «Голованова Марина Владимировна работала у нас домоправительницей… От сих до сих… Переезжаем на ПМЖ в Израиль, вынуждены расстаться… Зарекомендовала себя с самой лучшей стороны…» Марина? Домоправительницей? То есть домработницей? Прислугой? А как же библиотека? Нет, это какая-то чепуха. Такого не может быть.
   Лера снова пробежала по тексту рекомендательного письма. Пропущенные в первый раз даты сказали ей – Марина работает прислугой в богатом доме уже не первый год.
   Но такого просто не может быть! Правда, подруга не давала никому своего рабочего телефона, объясняла, что начальство не любит посторонних разговоров в рабочее время, но с распространением мобильников это перестало быть проблемой. Марина рассказывала Лере о библиотечных мероприятиях, приносила ей книги, жаловалась на склоки в методическом отделе и смешила анекдотами о гардеробщике по фамилии Кончик! Неужели она лгала?
   Быстро и аккуратно Валерия похоронила ожерелье под бумагами, закрыла крышку и уставилась на гвардейцев. Визит к «английской королеве» уже не радовал. Под ложечкой подсасывало, глаза щипало. Собственная кожа показалась Лере тесной и сухой, ее стянуло, как после ванны. Волосы, уложенные в парикмахерской, стали жесткими и сальными.
   – Это надо проверить, – сказала Лера королевским гвардейцам и спрятала их обратно в темный ящик.
   Удовольствие от сборов в гости было испорчено. Лишившись столь необходимого ей ожерелья, но приобретя совершенно ненужное знание, Лера не смогла сосредоточиться на макияже. В таком душевном состоянии не подведешь глаз, не накрасишь губ, не наложишь ровно тон. Пришлось ограничиться пудрой, тушью, каплей блеска для губ. Немного духов. Как руки дрожат!
   – Куда ты убегала? – спросил Костя из гостиной.
   – К Марине. Это была моя соседка и самый лучший друг.
   – Была?
   – В смысле – есть. Хотела одолжить у нее бусы из жемчуга. Они чудесно подошли бы к этому платью. Но не вышло, ее дома нет.
   – Можно, я куплю тебе бусы?
   Лера замерла с косметичкой в руках.
   – Это дорогой подарок. Я не уверена, могу ли его принять.
   – Мне очень хочется, – как-то по-детски попросил Мрак. – И потом – ты можешь мне его вернуть. Потом. Я его тебе как бы напрокат дам. На этот вечер.
   И засмеялся, закатился прямо-таки. Этот смех сказал Лере о многом, ведь ничего смешного не прозвучало! Смех означал, что Мраку приятно собираться с ней куда-то, приятно, что она одевается в соседней комнате, что он может подарить ей что-то, а она будет отказываться по всем правилам хорошего тона, но потом, конечно, примет и наденет, и будет носить с нежностью, согревая перламутровые бусины теплом своего тела…
   Лера заторопилась. Нашла палантин, сунула в сумочку косметичку. Как трудно ходить на приемы к королеве! К вечерним платьям полагаются плоские сумочки-конверты или в форме мешочка, крошечные, висящие на запястье. Туда поместится только носовой платок. А страшно выйти из дома без косметики – вдруг по дороге что-то размажется? А расческа, мобильник? Еще хочется взять с собой посох дождя. Потому что талисман.
   Мучительное противоречие разрешилось в пользу моветона. Лера вытащила из шкафа небольшой ридикюльчик и сложила туда все, что хотела. Если уж нет шляпки и перчаток, то еще одно нарушение неписаного светского кодекса пройдет незаметно.
   Мрак вызвал такси, и пожилой водитель посмотрел на Леру с удовольствием. Красавица, что и говорить, и, видно, богата. Только глаза беспокойные, испуганные. Э-эх, правду говорят, и через золото слезы льются… Он то и дело поглядывал на нее в зеркальце и догляделся…
   – А когда довезете нас до места – поезжайте домой, ладно? – сказала ему красавица-пассажирка.
   Он сначала не понял. Простоватый был мужик, балагур, жизнелюб.
   – У вас сегодня не лучший день. Поезжайте домой и не сажайте никого по дороге.
   – Да бросьте, – развеселился водитель. – Это все гороскопы, что ли, ваши, да? Экстрасенсы? Так я в них не верю, и не действуют они на меня. Еще когда Кашпировский по телику руками крутил, вся семья рассядется, а я только смеюсь. А то еще – Чумак такой был. Вот уж правда, чумовые! Говорят, шоферы – народ суеверный, а мне наплевать…
   Остановить это словоизвержение было уже невозможно. Лера только выдохнула, когда они с Мраком вышли у ювелирного магазина. Там, у таинственно освещенной витрины, Костя выбрал для Леры жемчужное ожерелье и долго застегивал его у нее на шее, не справляясь со сложным замочком, а продавщицы значительно говорили вполголоса:
   – Чудесная пара… Какая красивая пара… И вам так идет жемчуг, так идет! Вы прямо светитесь вся!
   – Мне еще нужно в одно место, – сказала Лера, вернувшись в машину. – Можно?
   – Отчего же нельзя. Куда?
   – В библиотеку. В Пушкинскую.
   – Решила почитать? – засмеялся Костя. – Восполнить пробелы в образовании?
   – Я, между прочим, музыкальное училище окончила! – гордо откинула голову Валерия.
   – О-о, а это ничего, что я с вами рядом сижу?
   – Я вот вообще без образования, – ввернул шофер и пошел, и пошел…
   В гардеробной библиотеки сидел не Кончик, а худенькая старушка с седовато-голубыми кудряшками. Она ничего не знала о Марине, и еще какие-то дамы из служащих, подошедшие на ее зов, качали головами, пока одна из них не припомнила:
   – Да, работала тут Голованова. Но это было давно… У вас, барышня, устаревшие сведения.
   – Что читала? – весело спросил Костя, когда Валерия вернулась.
   – Фантастику, – был ответ.
   Незаметно стемнело, все ниже и ниже опускались желтые сумерки. Машина затормозила у подъезда старинного особняка. Сияли окна – там ждали гостей, там был праздник.
   Высадив пассажиров, посмотрев им вслед – красиво идут по аллее, из света в тьму, из тьмы на свет, – водитель такси достал телефон, набрал номер фирмы.
   – Я свободен, но сегодня, похоже, работать не смогу. С глазами что-то, вроде как слезятся. Спасибо. До завтра.
   Он не испугался слов девчонки, еще чего не хватало! Просто устал за смену. Поехал домой, со вкусом поужинал – картошечка с мясом, пара стопок водки под соленые грибки, под копченое сальцо. Жена, правда, портила кайф, пилила ржавой пилой. Сама на диетах сидит безвылазно, и мужу плешь проела!
   – Вредно на ночь! Печень испортишь, заснуть не сможешь! Зачем тебе лишний вес?
   – Ведь это ты, Танюха, с голодухи у меня такая злобная, – реагировал любящий супруг. – А вот навернула бы со мной картошечки, отполировала рюмочкой, стала бы до-обрая!
   После ужина он прикорнул на диване. Жена сериал смотрела, а он задремал. И вдруг проснулся от совершенно чудовищного кошмара. Ему показалось, что он едет в своей машине, что на заднем сиденье пассажир, и пассажир этот, не говоря дурного слова, накидывает ему на шею удавку и принимается душить. Молча, страшно, и вот уже хрипы рвутся из груди, глаза вылезают из орбит…
   – Петя! Петя, что с тобой?
   Татьяна притащила воды и каких-то капель. Испугалась, дурында, что его кондрашка хватила!
   – Кошмар приснился. Уф-ф, дай еще воды.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация