А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Штурмы Великой Отечественной. Городской бой, он трудный самый" (страница 4)

   В конце июля 1941 года немецкие войска подошли к Смоленску. Советские войска также не стали оборонять этот город и отошли в восточном направлении, организовав артиллерийский обстрел Смоленска. Свидетель этого, генерал Гудериан, пишет: «Вечером под артиллерийским огнем противника я пробрался через Смоленск на командный пункт группы в Хохлово, расположенное юго-западнее города… Город Смоленск мало пострадал в результате боевых действий. Захватив старую часть города на южном берегу Днепра, 29-я мотодивизия, имея задачу установить связь с Готом (3-я танковая группа. – Авт.), перешла реку Днепр и овладела промышленным районом города, расположенным на северном берегу реки».
   В начале сентября 1941 года, продолжая наступление на правом крыле советско-германского фронта, немецкие войска развернули боевые действия за Днепропетровск, который обороняли части 15-й и 261-й стрелковых дивизий. Наличие каменных заводских построек и каменных зданий в пригородах Днепропетровска, а также глубокая река Самара, перпендикулярно делившая полосу боевых действий, – все эти обстоятельства определили сложный позиционный характер боев как борьбу за отдельные небольшие тактические пункты. В этих условиях обе стороны, проявляя упорство, вели кровопролитные и затяжные бои с большими потерями. Но и Днепропетровск был оставлен советскими войсками без ведения уличных боев.
   Затем без боя 19 сентября был оставлен советскими войсками город Киев. Правда, центральная часть этого города, состоявшая из каменных зданий, предварительно советскими войсками была подготовлена к взрыву, который унес жизни многих немецких солдат и офицеров, оказавшихся в это время в Киеве.
   Долгое время советское руководство не решалось пропагандировать оборону Киева как достижение советского военного искусства. Но прошли годы, и мнение начало постепенно меняться. В 1961 году городу Киеву было присвоено почетное звание «Город-герой» и учреждена специальная медаль «За оборону Киева». Этой медалью было награждено свыше 102 тысяч человек.
   4 октября 4-я танковая дивизия 2-й танковой группы захватила Орел, который являлся важным железнодорожным узлом и узлом шоссейных дорог. Советские войска не смогли организовать оборону этого города. Командующий 2-й танковой группой генерал Гудериан пишет: «Захват города произошел для противника настолько неожиданно, что, когда наши танки вступили в Орел, в городе еще ходили трамваи. Эвакуация промышленных предприятий, которая обычно тщательно подготавливалась русскими, не могла быть осуществлена. Начиная от фабрик и заводов до самой железнодорожной станции на улицах повсюду лежали станки и ящики с заводским оборудованием и сырьем».
   Но попытки командования группы армий «Центр» с ходу овладеть Тулой успеха не имели. Генерал Гудериан пишет: «29 октября наши головные танковые подразделения достигли пункта, отстоявшего в 4 км от Тулы. Попытка захвата города с ходу натолкнулась на сильную противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причем мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе…
   Ввиду невозможности взять Тулу с фронта, генерал барон фон Гейер предложил обойти город с востока. Я согласился с этим предложением».
   В последующем бои велись в окрестностях Тулы. Попытки овладеть самим городом предпринимались незначительными силами и в общей картине боевых действий особого значения не имели.
   Долгое время подвиг обороны Тулы советским руководством оставался без внимания. Только в 80-е годы этому городу было присвоено почетное звание «Город-герой».
   В последующем месяце советские войска без боя оставили большое количество городов и крупных населенных пунктов. Основные силы группы армий «Север» вышли на подступы к Ленинграду, группы армий «Центр» – устремились к Москве, группы армий «Юг» – двигались через Донбасс в направлении Ростова-на-Дону.
   12 октября 1941 года поступила секретная директива командующему группой армий «Центр» за подписью А. Гитлера, в которой, в частности, указывалось:
   «Фюрер решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, если даже она будет предложена противником. Моральное обоснование этого мероприятия совершенно ясно в глазах всего мира. Так же, как и в Киеве, для наших войск могут возникнуть чрезвычайные опасности от мин замедленного действия. Поэтому необходимо считаться в еще большей степени с аналогичным положением в Москве и Ленинграде… Необходимо иметь в виду серьезную опасность эпидемий. Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города.
   Всякий, кто попытается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно. Небольшие незакрытые проходы, предоставляющие возможность для массового ухода населения во внутреннюю Россию, можно лишь приветствовать. И для других городов должно действовать правило, что до захвата их следует громить артиллерийским обстрелом и воздушными налетами, а население обращать в бегство.
   Совершенно безответственно было бы рисковать жизнью немецких солдат для спасения русских городов от пожаров или кормить их население за счет Германии. Чем больше населения советских городов устремится во внутреннюю Россию, тем сильнее увеличится хаос в России и тем легче будет управлять оккупированными восточными районами и использовать их…»
   От своих принципов А. Гитлер отступил, когда его войска подошли к крупному волжскому городу и промышленному центру Сталинграду. Этот город фюрер приказал взять штурмом. И. В. Сталин, в свою очередь, приказал всеми силами защищать город, носящий его имя. Был издан известный приказ Народного Комиссара Обороны Союза ССР № 227, более известный как приказ «Ни шагу назад», грозивший за отступление расстрелом. Началась грандиозная битва за Сталинград, ставшая одной из самых ярких страниц Великой Отечественной и всей Второй мировой войны.
   О Сталинграде написано очень много. Различные авторы красочно описывают отдельные бои, им посвящены разделы из мемуаров многих видных военачальников. В свет вышла книга историка Энтони Бивора, ставшая бестселлером в США, Великобритании и в других странах Западной Европы.
   10 сентября 62-я армия с боями отошла в город. Обороняющиеся советские войска закрепились в каменных и бетонных строениях, которые представлялись им хорошими укрытиями от огня противника.
   Одним из таких очагов сопротивления стал элеватор. Описывая бой за элеватор, Э. Бивор, в частности, пишет:
   «Ожесточенное сражение развернулось на огромном зернохранилище, ниже по течению реки. Быстрое продвижение танкового корпуса генерала Гота отрезало эту естественную крепость русских от основных сил. Защищали хранилище солдаты 35-й гвардейской дивизии, силы которых были уже на исходе… Германская артиллерия стала крушить бетонное сооружение…
   К вечеру 20 сентября у русских кончились все боеприпасы, оба пулемета были уничтожены. Немцы же, напротив, получили танковое подкрепление. Из-за пыли и дыма внутри элеватора ничего не было видно, защитники могли только перекрикиваться. Ворвавшись в хранилище, немцы стреляли на голос…»
   И несколько ниже:
   «Упорная оборона русскими центра города стоила немцам немало потерь. Гарнизоны Красной Армии, состоявшие из солдат разных дивизий, стояли насмерть, несмотря на голод и жажду. Ожесточенное сражение развернулось в здании универмага на Красной площади, служившем штабом 1-му батальону 40-го гвардейского полка. Еще одним редутом стал небольшой склад. В находившемся неподалеку от склада трехэтажном здании красноармейцы держались пятеро суток…
   Самым серьезным достижением немцев стал прорыв к центральному причалу. Теперь германская артиллерия могла обстреливать основные переправы через Волгу… Главная железнодорожная станция за пять дней пятнадцать раз переходила из рук в руки. В итоге германским солдатам достались лишь жалкие развалины…
   В самом Сталинграде зародился новый вид боя – в развалинах жилых домов. Обгоревшие танки, цистерны, проволока, ящики из-под снарядов смешались с кроватями, лампами, прочей домашней утварью… Бои велись в полуразрушенных, полузасыпанных комнатах и коридорах многоквартирных домов, где еще можно было увидеть горшки с цветами или раскрытую тетрадь с домашним заданием, оставленную ребенком на столе.
   Заняв наблюдательный пост где-нибудь на верхнем этаже, артиллерист-наводчик устраивался на взятом из кухни табурете и при помощи перископа принимался искать цели. В отличие от артиллеристов, немецкие пехотинцы стремились уклониться от боев в развалинах. Они считали, что ближний бой противоречит всем правилам военного искусства…
   В конце сентября ожесточенное сражение развернулось за развалины большого кирпичного дома на берегу Волги. Дом имел четыре этажа на стороне, обращенной к реке, и три – на противоположной. Можно сказать, что он представлял собой слоеный пирог: на верхнем этаже – немцы, этажом ниже – русские, на первом – опять немцы. Зачастую противники даже не могли распознать друг друга, так как их форма была сплошь покрыта серовато-коричневой пылью.
   Немецкие генералы, конечно, не могли предугадать, что ждет их дивизии в разрушенном городе… И все же 6-я армия нашла возможность еще больше усилить натиск на русских, возродив штурмовые отряды, впервые примененные в январе 1918 года. Эти отряды представляли собой группы из десяти человек, которые были вооружены пулеметами, огнеметами и имели запас негашеной извести для «очистки» бункеров, подвалов и колодцев канализации».
   Немецкое наступление на северный промышленный район города, начатое 27 сентября, встретило ожесточенное сопротивление. Заводы «Красный Октябрь», «Тракторный» и «Баррикады» превратились в неприступные крепости, штурм которых приводил к огромным потерям.
   10 октября немецкие войска начали атаки против защитников заводов «Тракторный» и «Баррикады». Ожесточенные бои разгорелись 14 октября. В 8 часов утра, после мощной артиллерийской и авиационной подготовки, на фронте около 4 километров в наступление перешли две пехотные и две танковые дивизии.
   Главный удар немецкие войска нанесли в направлении тракторного завода, который оборонялся войсками трех стрелковых дивизий (112-й, 37-й гвардейской и 308-й). В 11 часов пехота противника с 50 танками прорвали оборону советских войск на стыке 112-й и 37-й гвардейских стрелковых дивизий. На следующий день бои велись уже на территории тракторного завода. Несмотря на ожесточенное сопротивление советских войск, к исходу 11 октября немецким войскам удалось овладеть тракторным заводом и в полосе примерно 2,5 километра выйти на этом направлении к Волге.
   Таким образом, обстановка в районе заводов «Тракторный», «Баррикады» и «Красный Октябрь» для советских войск создалась крайне неблагоприятная. Советское командование было вынуждено направить в район завода «Баррикады» дополнительно 138-ю стрелковую дивизию полковника И. И. Людникова, части которой прибыли туда в течение 16 и 17 сентября и сразу же подключились к обороне.
   Дивизия вела упорные оборонительные бои на занимаемых рубежах до 20 октября. Германское командование также продолжало атаки, усилив группировку своих войск. Наконец-то ударами в южном и восточном направлениях немецким войскам удалось вклиниться в оборону дивизии и продвинуться на 200–300 километров. Но этот успех им достался дорогой ценой: на поле боя осталось свыше 800 трупов солдат и офицеров и 12 сожженных танков.
   11 и 12 ноября немецкие войска развернули наступление по всей полосе обороны 62-й армии. Особенно ожесточенные бои развернулись в районе завода «Баррикады». К концу 11 ноября им удалось преодолеть оборону советских частей и на участке шириной в 500 метров прорваться к Волге. В последующие дни атаки продолжались на разных направлениях, но ни одна из них не достигла поставленных целей. Плацдарм 138-й стрелковой дивизии полковника И. И. Родимцева, размеры которого сократились до 700 метров по фронту и 400 метров в глубину, ликвидировать так и не удалось.
   Во время боев в Сталинграде обеими сторонами была развернута настоящая снайперская война. Сегодня трудно сказать, кто ее начал и кто был победителем. Перед фронтом наступления немецких войск действовали сотни советских снайперов. Охота за головами стала своеобразным хобби. За каждых 40 убитых немцев советский снайпер получал медаль «За отвагу». Самым известным сталинградским снайпером стал Зайцев, который к 7 ноября убил 149 немцев.
   Наступление немецких войск на Сталинград провалилось. Причин этому было несколько.
   Во-первых, огромные потери в рядах войск, ведущих наступление. К середине ноября 1942 года штаб 6-й армии с горечью констатировал, что батальоны понесли потери более чем на 40 %, а большинство рот насчитывает не более 50 человек. Огромными были потери немецких войск в танках и другой боевой технике. Потери советских войск также были значительными, но с поразительным упорством они восполнялись за счет резервов, которые сосредотачивались на восточном берегу Волги.
   Во-вторых, сказалось несовершенство немецкой тактики уличных боев. Немецкое командование пришло к тому, что нужно действовать штурмовыми группами, в состав которых включали пехоту, огнеметчиков и саперов. Танки, как правило, действовали самостоятельно, полевая артиллерия в город не вводилась, ведя огонь с закрытых огневых позиций, расположенных на его окраинах. Все это нередко приводило к нарушению взаимодействия сил и средств, низкой эффективности артиллерийского огня и снижению темпов наступления.
   В-третьих, в лучшем виде было представлено оборонительное упорство советских войск, готовность солдат и офицеров вести бой в любых условиях, несмотря на огромные потери. Приказ оборонять город Сталина до последнего действовал в самой прямой и жесткой форме. Ветераны говорили, что люди, направляемые в Сталинград с левого берега Волги, мысленно прощались с жизнью, ставя задачу продать ее как можно дороже. Поэтому, оказавшись в городе, бойцы и командиры думали не о том, как выжить, а о бое, о нанесении потерь противнику. В штыковые атаки поднимались даже люди, до того практически не бывавшие в бою. Немецкие солдаты называли защитников Сталинграда сумасшедшими фанатиками и, как правило, отступали прежде, чем доходило до рукопашной схватки.
   В целом оборона Сталинграда впервые остро поставила перед обеими сторонами вопрос о подготовке и ведении уличных боев. Немецкому командованию не удалось решить эту проблему положительно. Оборонявшаяся советская сторона смогла выдержать яростный удар противника и устоять в условиях, не поддающихся соотношению с человеческими силами. Не зря в память об этих событиях и для отличия советских воинов уже в конце декабря 1942 года Президиумом Верховного Совета СССР была учреждена специальная медаль «За оборону Сталинграда», которой было награждено более 750 тысяч человек. 1 мая 1945 года Сталинграду было присвоено почетное звание «Город-герой».
   Таким образом, в начале Второй мировой и Великой Отечественной войн немецкое командование получило достаточно богатый опыт штурма крупных городов и определенный опыт ведения уличных боев. Однако этот опыт отчасти был односторонним. Ряд городов сдались противнику без боя. Другие – после массированных ударов авиации и обстрела артиллерией. Третьи – после установления жесткой блокады и развития наступления в глубину. Лобовые штурмы городов в это время практически не проводились.
   Первый опыт лобового штурма города и ведения уличных боев был получен немецкими войсками в Сталинграде. Но эти бои показали в целом неготовность вермахта к организации и ведению боев такого рода. Учиться пришлось уже на месте и ценой больших потерь. Были сделаны определенные положительные шаги в совершенствовании тактики уличного боя, войска перешли к действиям штурмовыми группами смешанного состава, широко развернулись снайперская и минная война. Появились инструкции ведения боя в городе и специальные новые средства вооруженной борьбы. Но все это не обеспечило германскому командованию достижения желаемого результата.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация